Welcome to Scribd, the world's digital library. Read, publish, and share books and documents. See more
Download
Standard view
Full view
of .
Look up keyword
Like this
0Activity
0 of .
Results for:
No results containing your search query
P. 1
1057759

1057759

Ratings: (0)|Views: 0 |Likes:
Published by neizvestniygeniy

More info:

Published by: neizvestniygeniy on Nov 11, 2013
Copyright:Attribution Non-commercial

Availability:

Read on Scribd mobile: iPhone, iPad and Android.
download as DOCX, PDF, TXT or read online from Scribd
See more
See less

11/11/2013

pdf

text

original

 
Друзья
 
Святая пятница
 
Она любила его до немого умиления, так, что когда думала, что где
-
то там, далеко, он обнимает другую и ласково шепчет ей, другой: любимая моя— 
 
в сильной боли замирало сердце и немели пальцы левой руки. Она любила его и точно знала, что на самом деле так оно и есть: другой красавице он пишет длинные бессмысленные письма, единственная цель которых—напоминание о себе. Другую он обнимает, ласково шепчет то, что не успел, да, наверное, и не захотел сказать ей самой. Она любила его и точно знала только одно: ее любовь, без которой она не видела своей жизни, не имеет продолжения. Тому, кого она так хотела видеть, кому в мечтах наговорила самых  разных слов,
 
эта любовь не нужна. Если только развлечься.
 
Он пришел так неожиданно, что она, даже увидев ее у своей двери, не поверила. Он стоял, такой похожий и такой непохожий на того, кого она знала и видела так давно!
 
Она улыбнулась, он протянул руку и прикоснулся
 
к ее щеке, а потом ущипнул за нос.  —Добрый день,— 
 
ей нужно было подтверждение, что этот высокий, такой красивый, такой  родной человек на сомом деле сейчас рядом с ней, а не придуманный образ. Она дотронулась до  рукава его куртки.—Я и не думала ,что ты придешь.
 
 —Почему?
 
 —Просто… Ты столько раз обещал— 
 
и не приходил…
 
Он немного растерялся, это было не очень приятное напоминание. Но на что он  рассчитывал! Он же хорошо знал, что она всегда помнит даже самые незначительные мелочи. А уже то, что так часто обманывал ее надежды, она не забудет точно! И кроме того… Наивный, эта девушка ангельского вида с золотыми волосам и блестящими даже в темноте, зелеными, как у лесной колдуньи, глазами, не такой уж и безобидный человечек. Она
-
то умеет напомнить об ошибках и изменах так, что не рад будешь, что затронул.
 
Они вышли в темноту заброшенной лестницы— 
 
самый уютный и тихий уголок этого дома. Стали подниматься по ступенькам. И как только за их спинами сомкнулась стена темноты, она почувствовала, как его ладони прикоснулись к ее шее. Она, как котенок, приласкалась щекой к этим  рукам.
 
Эта была неожиданная, такая незнакомая от нее нежность. Она удивила и смутила его. На какое
-
то мгновение он даже усомнился, что это она, его Ирина. Но… Никогда же и не было такого, чтобы они вот так, наедине, без свидетелей, где
-
нибудь встречались. Было один только раз, когда она пришла к нему домой, но тогда она так быстро выпорхнула из квартиры, что показалась мотыльком, который случайно залетел в дом на свет ночника— 
 
и сейчас же исчез. И он, конечно, и не мог знать, какая она на самом деле, особенно при таких обстоятельствах, как сейчас. Всегда сильная и неприступная, она была нежной, как летний ветер.
 
 —Кажется, так и задушил бы тебя,— 
 
прозвучал его голос, и ладони сильнее сжались на шее.—Он провел ладонями по ее коже, по плечам, повернул к себе лицом, обнял. По ее коже, от головы до самых пяток быстро
-
быстро бежали мурашки, и она сжалась и замерла, стараясь, чтобы он не ощутил ее состояния.
 
Он наклонился, чтобы поцеловать ее, но она вывернулась из объятий, отошла к широкому подоконнику и села, подтянув колени.
 
 —Не нужно.
 
Он стоял перед нею, положив ладони по обе стороны от ее бедер, смотрел в глаза, прямо в огромные, расширившиеся зрачки.
 
 —Почему?
 
 —Потому что… Ты уедешь завтра. А я… Останусь
 
здесь. Что мне потом делать с этими воспоминаниями?
 
Ей не сиделось. Батарея под ногами была неожиданно такой горячей, что невозможно было к ней прикасаться.
 
Она соскочила на пол, повернулась к окну и прикоснулась лбом к холодному стеклу.
 
 —Глупенькая,— 
 
тихо сказал он у нее за спиной и снова обнял, привлек к себе. Сильные руки обхватили ее плечи, широкая ладонь легла не сердце.
 
 
Она стояла и почти не дышала. Эти прикосновения были невыносимыми, такими желанными и такими… чужими. Как будто украденными.
 
 —И ты хочешь меня обмануть?
 
 —Почему «обмануть»?
 
 —Не притворяйся, у тебя все равно ничего не получится. Я чувствую, как бьется твое сердце.
 
 —И что с того?
 
 —Ты плохая актриса, но все равно у тебя ничего бы не получилось. Ты меня любишь. Если бы тебе на самом деле было плевать, как ты пытаешься мне доказать, твое сердце не билось бы так. А оно… выпрыгнуть готово. Ты меня любишь.
 
Странное было чувство. Он ведь и пришел, чтобы убедиться, что все по
-
прежнему, да по сути и был в этом уверен, а теперь все равно удивился.
 
 —И нужно было мне связаться с врачом,—вздохнула она.
 
 —Наверное, нужно было.
 
 —Пусти меня, мне больно,—попросила она.
 
 —Не пущу!—Он еще сильнее обнял ее, руки провели по плечам, груди, сомкнулись на талии, спустились по бедру к ноге. Близко
-
близко от нее были
 
его губы и темно
-
шоколадные глаза, но она снова отвернулась, попробовала убрать его руки, но он снова перехватил ее ладони и прижал к себе.
 
 —Я прошу тебя, не нужно. Даже не начинай. Не прикасайся ко мне. Ты же скоро уедешь… к своей Саше… Насколько? Снова на полгода? Чтобы потом вот так опять появиться? А я останусь здесь. Ты спросил меня, что мне потом делать с этими воспоминаниями?
 
С неожиданным страхом он понял, что она сейчас заплачет. Только не это! Ни один мужчина на свете не умеет справляться с женскими слезами. И он не исключение. И он не нашел лучшего способа, как насмешливо сказать:
 
 —Смотри, еще сейчас заплачешь.
 
 —Не дождешься,—жестко и уже совсем спокойно сказал она.
 
Он вдруг повернул ее к себе лицом, снова руки его, пробежавшись по ее телу, сомкнулись на ее шее.  —Как же мне иногда хочется тебя задушить, ты бы знала!
 
 —За что?—тихо спросила она, улыбаясь. Так хорошо, как сейчас, ей не было никогда. И то, что он сейчас говорит, что ему иногда хочется ее убить, только радовало ее.
 
 —За что?— 
 
повторила она. —Что я тебе сделала?
 
 —Что ты мне писала? Что это было?
 
 —Когда? Я много чего тебе писала.
 
 —Когда? Твои длинные письма…
 
 —Пусти меня…
 
Это были длинные письма о том, что она не хочет его видеть, что ничего не связывает ее с человеком, который не сдерживает своего слова, разбрасывается обещаниями. Длинные
-
длинные письма, в которых она запретила ему писать и звонить ей. Длинные
-
длинные письма, пронизанные ненавистью и болью. Она даже не думала, что он так поймет и запомнит их, что они вообще хоть как
-
то тронут этого ядовитого скорпиона.
 
Он разжал руки, и она повернулась, стала рядом. Стало холодно. Но вернуться, позволить его рукам держать ее так, как будто она была его лично собственностью, было невыносимо. Завтра утром он поедет к той, про которую сейчас даже боится заговорить. А если речь все
-
таки и заходит, испуганно озирается, боясь увидеть ее реакцию.
 
 —И все
-
таки ты нисколько не изменилась. И никого у тебя не было.—Он заметил вопросительный взгляд.—Ты меня любишь, а ты не из тех женщин, которые обманывают любимых.
 
Она грустно улыбнулась.
 
 —Люблю.
 
 —Я и говорю,— 
 
независимо пожал плечами.
 

You're Reading a Free Preview

Download
/*********** DO NOT ALTER ANYTHING BELOW THIS LINE ! ************/ var s_code=s.t();if(s_code)document.write(s_code)//-->