You are on page 1of 305

Главный редактор «Еврейской Старины» Евгений Беркович

Компьютерная верстка и техническое
редактирование Изабеллы Побединой

© Евгений Беркович (редактирование)
© Лея Алон (Гринберг), Вильям Баткин
(хранители архива П. Гольдштейна)
© Дорота Белас (оформление)

изд-во «Общества любителей еврейской старины»
Ганновер 2010

Библиотека "Еврейской Старины"

Павел Гольдштейн

Мир судится добром
Том 1

Изд-во «Общества любителей еврейской старины»
Ганновер 2010

Содержание
От редакции
Автобиография
Мир судится добром
Часть первая
Часть вторая
Часть третья
Часть четвёртая
Часть пятая
Часть шестая
Памяти Леи Мучник-Гольдштейн

4
8
11
12
133
172
181
198
233
277

От редакции

едакция издательства ОЛЕС (Общества
любителей еврейской старины) рада предложить вниманию
читателей три тома из литературного наследия своего
давнего автора Павла Гольдштейна: Первый том – «Мир
судится добром». Второй том – «Точка опоры». Третий –
«Дом Поэта». Название третьему тому дала книга
воспоминаний Павла Гольдштейна о его работе старшим
научным сотрудником и главным экспозиционером
Государственного Литературного музея после возвращения
из лагерей и переписка с вдовой поэта и художника
Максимилиана Волошина – Марией Степановной
Волошиной. В тот же том входит его исследование «Роман
Л.Н. Толстого "Анна Каренина" в свете эпиграфа из
Моисеева Второзакония». Впервые публикуется его
научный труд: «Проявление еврейских понятий и мотивов в
русской культуре
ХХ
столетия»,
но
судя по
подготовленному автором тематическому плану, он остался
незавершённым, как и другая работа П. Гольдштейна «Читая
Пушкина в Иерусалиме».
В письме от 15 апреля 1975 года он писал вдове
М. Волошина:
«Со мной моя жена, самый любимый теперь человек
– Лея – мужественная и добрейшая, и ее сын и мой самый
близкий друг – Шмуэль – художник и молодой воин,
защищавший наш Дом в войну Судного дня».
Это благодаря её, Леи Мучник-Гольдштейн,
публикациям читатели нашего альманаха «Еврейская
Старина» впервые познакомились со взглядами и
размышлениями П. Гольдштейна.
Лея всегда мечтала, чтобы все книги Павла были
опубликованы. Один из авторов журнала «Менора»
профессор Михаил Гольдштейн в письме Лее от 16 января
1983 г. писал: «Я вижу необходимость переиздания этой
книги на английском языке. Также попробую ее показать и в

4

От редакции

Германии разным лицам». Перед публикацией некоторых
работ П. Гольдштейна в альманахе «Еврейская Старина»
Лея говорила: «Никто не знает судьбу книги». Настоящее
издание
подтверждает,
что
её
слова
оказались
пророческими, и составители трёхтомника посчитали своим
долгом включить в первый том подборку воспоминаний её
друзей о ней.
Лее
принадлежит
и
самая
основательная
характеристика творчества Павла Гольдштейна:
«Павел – уникальный человек. С гордостью
определяя себя как еврея, сиониста, израильтянина, позже –
религиозного, он глубоко разбирался в русской культуре, –
ощущал ее не как противоречащую, а дополняющую его
еврейскую сущность, и – как и все остальное в мире –
подлежащую анализу на основе фундаментальных
принципов иудаизма и Торы».
Приговорённый
Архангельским
военным
трибуналом к высшей мере наказания – расстрелу – Павел
Гольдштейн, которому исполнилось 24 года, летом 1941
года оказывается в камере смертников. Позже приговор был
изменён. Семнадцать лагерных лет не сломили его, и эта
сила духа, особый взгляд на мир – в его статьях и книгах,
написанных и изданных в Израиле, куда он репатриировался
из Москвы в 1971 году.
Десять отпущенных ему судьбой израильских лет
жизни он посвятил созданному им религиознофилософскому и литературному журналу «Менора»,
главным редактором которого был. П. Гольдштейн
определил направление журнала, открыв поколению
репатриантов
семидесятых-восьмидесятых
годов
сокровищницу еврейского духа. «Менора», в соответствии
со своим названием, подарила репатрианту свет еврейской
духовности, мудрость и красоту наших источников.
Литературное наследие Павла Гольдштейна, избранное из
которого включено в настоящее трехтомное издание,
актуально и сегодня для евреев Израиля и всего мира.
Все три тома подготовлены и изданы на основании
прижизненных публикаций Павла Гольдштейна, а также
разбора его литературного архива, который, за несколько

5

Павел Гольдштейн

недель до ухода из жизни, Лея Мучник-Гольдштейн
передала своим друзьям, иерусалимским писателям Лее
Алон (Гринберг) и Вильяму Баткину, нашим авторам.
Фотоматериалы частично предоставлены её сыном –
художником Шмуэлем Мучником, а отчасти взяты из архива
автора.
«Мир судится добром» – так названа книга
избранных статей Гольдштейна, и в этих трёх словах суть
его творчества – писателя, философа, публициста. О чём
говорят уже сами названия статей: «Мир судится добром»,
«Жизнь в духе Торы», «Зло и добро», «Тревога совести»,
«Израиль пребывает вечно», «Чудо возрождённого
Израиля», «Корни», «Менора» и другие.
Особый раздел этого тома представляют статьи
памяти духовных наставников нашего народа в пору
гонений и преследований иудаизма: раввина З. Минора,
Давида Баазова и его сыновей, адвоката и редактора
Александра Эйзера, Рахель Марголиной, Иеошуа Ратнера,
Розы Этингер.
В разделе «Поэтическое измерение» представлены
поэты и прозаики: Ури-Цви Гринберг, Леонид Иоффе,
Довид Кнут, Франц Кафка, Людвик Ашкенази…
Духовную биографию П. Гольдштейна дополняют
его статьи о возвышающей силе еврейской философии,
мысли о русских философах В. Розанове, В. Соловьёве,
переписка со многими деятелями еврейской и русской
культуры: профессором Глебом Струве. Ицхаком Маором.
Открытое письмо Фредерику Феллини.
«Точка опоры» – трилогия: «В Бутырской тюрьме
1938 года»; «В Бутырской и Лефортовской тюрьмах 19381939 года»; последняя часть «17 лет в лагерях жизни и
смерти» – осталась незавершённой. Книга Павла
Гольдштейна – не очередное произведение о Гулаге. Это
рассказ о том, как во тьме сталинских лагерей еврей,
лишённый своих национальных корней, приходит к
иудаизму. Из тюремных застенков и лагерных казематов
начинается путь его духовного восхождения.

6

От редакции Из письма Олегу Сергеевичу Прокофьеву (т. гордостью им и его непреходящими духовными ценностями. 7 . дописать – но эта Неоконченная книга осталась в редчайшем ряду завершённых неоконченных произведений. с её великой любовью к еврейскому народу. а в нём – часть себя. 3) следует. Нескромно говоря. Павел Гольдштейн умер 10 марта 1982 года. это всё будет нечто иное. своей души. Эти части будут публиковаться в журнале. но он оставил нам своё литературное наследие. Гольдштейн собирался продолжить свою летопись. в то время как предмет её совершенно иной: факты человеческой души. полагающего. Лишь об этом следует. предупредить читателя. что П. Публикацию книги «Точка опоры» предваряли слова Оскара Минца: «Смерть не дала Павлу Гольдштейну договорить. по-видимому. чем произведение Солженицына и других документалистов-бытописателей». а на днях выйдет отдельным изданием вторая часть "В Бутырской и Лефортовской тюрьмах 1938-1939 годов" и я её пришлю Вам. «…четвёртая часть: "В советской стране после смерти Сталина" и пятая: "Исход". Ибо в ней недосказаны лишь факты человеческой жизни. что перед ним очередное картографическое исследование Гулаговского архипелага».

Отец. скончалась в Москве в 1961 году. В 1926 году уехал в Китай (г. профессор музыки. С 1925 года наша семья переехала из города Баку в Москву. был свободный художник.Автобиография . где мой отец был директором театра-студии им. урождённая Розалия Дунаевская. В 1937 году он переехал с новой семьёй в Тель-Авив. из которой не вернулся в Советский Союз. Ури Гольдштейн. дочь оперного режиссёра. родился в 1917 году 24 августа по старому стилю – 6 сентября по новому стилю в городе Ессентуках Терской области бывшего Российского Государства. преподавательница вокального искусства. В 1938 я окончил полный курс историкофилологического факультета Московского педагогического 8 . Павел Гольдштейн. Мать. В 1964 скончался в Нью-Йорке. Харбин) в концертную поездку. Шаляпина.

Ещё будучи студентом. с 1958 и по 1971 год. Освобождён я был из заключения после смерти Сталина 10 декабря 1955 года. выставка Шолом-Алейхема. музей Ф. адресованное Сталину в защиту Мейерхольда. автором и создателем ряда экспозиций и музеев (в Ясной Поляне – выставка «Л. 13 лет.М. музей Есенина в Константиновке. Толстой и народ». Достоевского в Москве. Я был консультантом ряда московских музеев и музеев других городов Советского Союза. за моё письмо. я преподавал на рабфаке Московского государственного университета русскую историю ХIХ века и вёл занятия с актёрами театра Мейерхольда по изучению поэзии Маяковского и поэтов авангардизма. я работал старшим научным сотрудником и главным экспозиционером Государственного Литературного музея.Автобиография института. выставка Вл. Маяковского. После моей реабилитации. Я 9 . е. Уриэль Гольдштейн 5 ноября 1938 года я был арестован органами МВД по обвинению в контрреволюционной деятельности. выставка Шекспира). в частности. т.

В сентябре 1971 г. 10 . В ноябре месяце этого же года я прибыл в Израиль. я был уволен с работы за подачу документов и за борьбу за выезд в Израиль.Павел Гольдштейн читал лекции по истории литературы и писал статьи в журнале «Театр».

Мир судится добром Посвящается моей жене Лее 11 .

Часть первая Розалия и Уриэль Гольдштейны с сыном Павлом 12 .

и поэтому поведение людей. подобными мне людьми. что я выступаю в Иерусалиме – духовном центре еврейского народа. 13 . важаемые господа! Прежде всего. где в концентрационных лагерях находился долгие годы вместе со многими другими. и за тот разговор о культуре и духовном подъеме русского еврейства. обращаясь к вам с этой трибуны. Советский концентрационный лагерь – это миниатюра. о чем говорили в эти дни симпозиума.Духовный подъём русского еврейства Выступление на симпозиуме. который является темой моего выступления. не всегда было героическим. Существует упрощенческое представление о героизме. В том числе и мое. В этом отношении мне будет больно. я должен сказать вам. переходя ежедневно от надежды к страху и отчаянью. и он. если я не смогу живым словом передать свои мысли и всю меру ответственности. и силы его не безграничны. так и не дождавшись торжественного момента лавровых венков и рукоплесканий. посвященном борьбе за сохранение еврейской культуры в Советском Союзе Иерусалим. Все это общество – было один большой лагерь. Человек – не Бог. Я не отклонюсь от темы. они снова были у самого начала горя и страданий. Слишком глубоко сознание того. как он стоит сейчас. Нью-Йорке и Париже в защиту сидевших в советских лагерях смерти людей никто не делал. даже таких людей. эмбрион всего советского общества. если брошу взгляд в прошлое и вспомню далекий северо-восточный край России. что я очень волнуюсь. В то время вопрос о героизме не стоял так. Демонстраций в Лондоне. которую я чувствую за все то. которые кажутся героическими страдальцами. 30-31 января 1972 г. Люди были в заколдованном кругу: дойдя до конца.

Думаю. что захват этих мудрых слов по-иудейски очень широк и глубок и очень отличен от категорических императивов двухтысячелетней культуры совершенно другого образа мышления. – и. роднейшего человека. и там ответственность за поведение свое иная. который был гораздо старше меня и много мудрее. повторяя известные слова Талмуда: «Все предвидено. как вести себя?» – он отвечал. тем не менее. и нас везли на разные работы. сидевшие на этих машинах. и мир судится добром. говорят нам. был еврей маленького роста и очень специфический еврей.Павел Гольдштейн подчас не в силах справиться со всеми неимоверными тягостями и муками. живя в таких условиях. естественно. неспецифическим евреям: «Ты знаешь. с лицом для меня родного. литовцы. Специфические евреи у неевреев вызывают обыкновенно чувство отвращения. – вот эти самые 14 . то его поведение не может быть всё время героическим. когда мы все проходили через открытый шлагбаум и садились в машины. я имел счастье встретить человека мудрого. они не любили и не любят специфического еврея. – бандеровцы. латыши. которого уже давно нет в живых. так сказать». и оценка поступкам иная». человека глубоко религиозного. со всеми специфическими чертами: с пейсами. Этот человек – фамилия его была Марон – еще сказал мне: «В этих страшных условиях советской действительности все прощается в поведении человека. И вот. и поступки. идущими ему навстречу. Но если когда-либо придется тебе попасть на Святую землю. И. и этим делали как бы известный комплимент: «У тебя нет этой провинциальности. которые он непроизвольно совершает. а не по поступкам. – говорили они мне. Мой друг Марон. – там ничего не прощается. А в Мароне ее было очень много. вызывают впоследствии у него самого тяжелое внутреннее чувство боли и угрызений совести. то люди. И когда я его спрашивал: «Что же мне делать. и свобода дана. (принимается во внимание большинство поступков)». – ты же не похож на еврея совсем». Когда человек находится в течение 17 лет в таком месте. настоящего еврея.

потому что вот так нарушается связь мира. Было слияние Бога и человека через чувственную любовь. вместе. и возникает тирания честолюбцев. Чувствуя любовь Яакова. где братья должны были поклониться его снопу. Его терзало. что его персона не признана еще миром. а это был тот еврей. мечтах. и семя единое – себя самое – развивающее.Часть первая люди. людей эгоистических и жестоких. он скользил по поверхности. Именно на это обратил внимание величайший писатель XX столетия Томас Манн. и луна. вот здесь. И был у них еще один брат. то есть эти его сны. свой особый жизненный уклад. со всеми евреями мира. на котором держится – перефразируя Солженицына. добрый. в сплаве нашей культуры. с каждой страной рассеяния. у них разные были качества. написавший «Иосиф и 15 . потому что дети Яакова были тоже провинциальны. Иосиф. и солнце. которая все оживляет. потому что все они были простыми пастухами. – держался и будет держаться мир. который был интеллектуален. и эта история для нас сейчас имеет огромное значение. все это естественно кончилось колодцем. это не был Платон Каратаев. и которая своими кровными нитями связана с Россией. И этот интеллектуализм. в котором существует семья. к нам в машину!» То есть его любили абсолютно все. Это было очень одиозно. но они не были оскоплены. лжепророков. в беде. между ними была та кровная связь. через крайнюю плоть. Здесь стоит вопрос о провинциализме. который очень глубок. во всех машинах кричали этому маленькому еврею с сумкой лекаряпомощника: «Марончик. в другой обстановке. то есть отец и мать должны были тоже поклониться ему. у которой свой особый климат. – да. Это не была Матрена солженицынская. которые перед нами всеми стоят в нашем возрождении. в который попал он. Мы должны сейчас говорить о тех желаниях. в Израиле. провинциализм. которая сплавляется на нашей духовной родине. Францией. Америкой. и была тайна начала из ничего начатого.

противопоказан конформизм. что я. которые между собой соприкасаются. и Аз воздам» – взят как раз из Второзакония. но и 16 . Блестящий и замечательный философ Владимир Соловьев рассуждал несколько иначе о еврействе. что мне не нужен Достоевский. что мне не нужен Гоголь и что мне не нужен Толстой. глубоким взглядом увидевшим невидимое и самое страшное. кто умышленно проходит мимо живого человека с его тайнами: «новый деспот. как никто другой. которые враги наши». который дан в этом романе – «Мне отмщенье. Это значит. – нет. действительно. наше мышление идет далее их ограничений. где схема антропоморфического фетишизма господствует надо всем. что самое благословеннейшее зерно – домашний очаг. что да. то есть песок. то есть. – что такое идеал человеческой жизни и что такое еврейская семья. причем не могут не встать в отрицательное отношение друг к другу.Павел Гольдштейн его братья». почему исчезли все подробности обо всех..» именно тот Толстой доказывает своим гениальным художественным откровением. когда же ты выпустишь из своих когтей истину?» Это вовсе не означает. что не вечно. Но нам приходится жить бок о бок с этим ложным восприятием Сущего. который давно начался и который весьма своеобразно подготовил атеистическую революцию проповедью безличных пассивных состояний. как доска. ибо мы не можем не спросить того. Семье евреев противопоказана скудная фраза о «домашних. что мир не хочет быть плоским. – потому. промыт. ответившим на гитлеризм. который писал Страхову: «Для нас из христианства все человеческие унижающие реалистические подробности исчезли потому же. как говорил Жаботинский.. что тот Толстой. живших когда-нибудь жидах и др. Он предстает перед нами художником. который не нужен. и что тот эпиграф. почему все исчезает. Это две культуры. – теперь могу посмотреть как равный и даже сверху вниз и сказать о том. что Анна Каренина – это самый величайший факт того.

который. как тот четвертый сын. потому что иначе здание бы рушилось. а рыданий. ни орнаментальности. которая называется на языке русском – домострой и очень шокирует некоторых. И она пела совершенно замечательно. Я говорю обо всем этом потому. Русское еврейство не говорит на языке иврит еще. Но когда. – при наличии у него глубочайшего сверх психологического плана. Невозможно проникнуть в эту глубину. и. казалось бы. нет ни фольклора. и уже не говорит на языке идиш. хотя и не понимал иврита. а весь зал. так все мы на этом концерте сидели и всячески старались.Часть первая Толстой вынужден был взять эпиграф «Мне отмщение и Аз воздам». так сказать. но не могли удержать не слез. а по добру. он понимал одно: у него была 17 . эмансипаторов и ассимиляторов. Оно не проявляет свою национальную индивидуальность в одежде. которая здесь. Таким образом. открывается способность мыслить. которая создала ту живую ткань. и не вызывает такого восторга. познавать и оценивать в наибольшем радиусе мышления. где чувство добра есть основной оплот против собственной безмерности. имел возможность мыслить глубже в своем знаменитом романе «Преступление и наказание». приехала в Россию Геула Гил. не по поступкам судил Раскольникова Достоевский. чем Марон: то есть. может быть. Вот так со слезами и рыданиями весь концерт и прошел. является последним свидетельством эмоциональных чувств народа. той. Надо было прийти к этой простой и ясной мысли о еврейской семье. И вместе с тем пример великого писателя Достоевского. Оно говорит на русском языке. в нравах. а с беспредельной бездонностью души человеческой. например. что. что сегодня национальный подъем русского еврейства сопровождается приближением к Книге книг на высокой интеллектуальной основе. установить границы человеческого поступка иным образом. и поэтому этот глубочайший роман связан вовсе не с евангельским искуплением. тем не менее. в танцах.

– нет. ибо без вины и без страстей не происходило бы вообще ничего». так что же из этого? «Неужели. перед которой они. то в течение двух с половиной часов беседы с этим Альбертом Ивановым и другими чиновниками разговор шел о еврейской семье. – Великое чудо существования вечной Души. и вот эта душа и есть руководитель русского еврейства. на некоторое время можно приручить. – спрашивал Томас Манн.» Я говорил: «Да. И если не так все будет розово. и вот поэтому. ровный. Эти дни нелегки. И если я и несовершенен и греховен. Так же какой-то старичок. Ленина и говорил мне: «А где?. думается мне. согласный? – Увы. я приехал в свою семью. мы не вправе проклинать страсти. 18 . – отвечал он. но в этой семье. «Ясно. и три раза свет тушили – все равно не уходили. который никогда не интересовался спортом. ясно. И вот что удивительно: это семья – для них некая тайна. Я приехал сюда. и ему было все ясно. и первое время не обойдется без драматических и даже очень глубоких конфликтов. все равно. которые все вершат. и так как мы не можем предпочесть. должны сегодня сливаться все оттенки различий в одну безграничную эмоциональную силу. Это – еврейство. а люди не расходились. и невозможен иной ход событий – спокойный. – и он шел на этот баскетбол. всё». а это евреи – благословенные за свою любовь к земному. Происходящее в мире величественно. как это казалось издалека. оказывается.Павел Гольдштейн еврейская душа. там баскетбол». чтобы ничего не происходило. потому что это и есть тот Великий исход. подобно египетскому фараону постепенно отступают. Так же проходили концерты израильской пианистки Пнины Зальцман: уже кончился концерт. когда мне пришлось в числе других людей быть принятым в ЦК партии и беседовать с чиновниками этого фараонского здания. да. – неужели в Яаковом племени не могли царить безмятежность и мир.. Это не категория строительства Вавилонской башни. приходил на большой стадион им. И диких зверей.

– любить. и забота об этой культуре – это. где вероятность незначительна. предполагает общество. и где статистическое различие между индивидуумами равно нулю». мы не можем строить свою культуру только на каком-то. через великую идею иудаизма и его духовные традиции. Нет. что никак не может укладываться в плоскость рационалистического современного мировоззрения. не велика вещь. – да. мы тем самым как бы сможем открыть подлинную новую отчизну возрожденной в еврействе мировой культуры. со всем тем. Мы ее должны любить 19 . – писал один философ. его литературно-художественной экспозиции. Таким образом. так сказать. а подобная экспозиция есть одна из преимущественно нерациональных форм самовыражения нашего народа и его культуры. забота о настоящем и будущем нашего народа. мы должны здесь. Создавая в Иерусалиме израильский центр мировой культуры в виде музея. Жизнь человека не исчерпывается рациональными понятиями и категориями. достигшее последней ступени возрастающей энтропии. – и тут я подонкихотствую – создать совершенно новый институт. если условно говорить. в этом институте. – в котором реализуется разнообразие путей духовного слияния различных культур и языков беспредельной диаспоры. отделов изучения литератур всех народов.Часть первая В свое время д-р Герцль говорил о русском еврействе. «Счастливую и великую родину. Книга Книг генетически связуется такой экспозицией со всем гениальным и высоким. И в этом здании. ибо Израиль – вот духовный центр. что оно никогда не страдало самообожанием. прежде всего. как утверждал покойный Норберт Винер. и никому кроме нас до этого нет дела. что оно не отворачивалось от чужих культур. чувстве национального пренебрежения к чему-то другому. Этот институт должен быть чем-то вроде Британского музея – и. который излучает свет свободной национальной культуры во все углы далекой диаспоры. в анфиладах главного музейного павильона должна быть обозреваема вся мировая культура с высоты Книги книг. «где господство машины.

люди такие. хрестоматийно изложил нашу Библию. чем живет русское еврейство и что такое духовный подъем советского еврейства. Как известно. Голда Меир получила одно из этих писем – первое письмо из Грузии. и до лагеря дошли. и Голда. И по силе чувства и по его подлинности – языком Торы говорят эти письма сегодня. И более того. где люди в течение долгого времени размножали «Элеф миллим» и «Мори». это действительно письма Великого Исхода. Меира Баазова. всей своей душой именно когда она слаба и унижена». когда они в условиях сталинского режима хранили самую верную любовь к святому языку и Святой Земле. о том. То же самое можно было бы сказать о самиздате еврейском. которое мы читали с огромным волнением. который в сжатом виде. потрясенных страшным жизненным опытом советской действительности. – «Библейскими сказаниями» он это назвал – за два часа не стало их в продаже. и вышли из него. – и после этого письма возникло много – целая серия этих писем. духовный подъем. английского – все крупицы того. Если же еще спросить себя. в чем еще состоит духовное возрождение. которые когда-нибудь будут собраны вместе и изданы. то когда в Москве был издан Косидовский. обновилось кровное чувство родства с собственным народом и со своей Святой Землей. В душах. Цви Плоткина. И тут же другие бескорыстные евреи перепечатывали это и разносили. как мне известно. 20 . Это тоже является прямым свидетельством того. И в этом отношении для нас важно сегодня вспомнить Цви Прейгерзона.Павел Гольдштейн всем своим сердцем. тоже читала со слезами. И вот эти письма. в которых – судьбы людей. который говорит о многом. А это есть пример такого прекрасного человеческого свойства. Есть такое явление как письма евреев. А письмо от 9 Ава приближается буквально к молитве. и чем дальше. как они. и каждое письмо написано кровью сердца. что могло дать представление о еврействе. сидели ночами и переводили с французского. тем ближе к Библии эти письма.

но я знаю. Они находятся как раз на той любопытной грани. Они вполне искренни. товарищ Ворошилов. с духовной родины. ибо это имело малое отношение к еврейству. тот единственный. как в других странах: русский язык. но важно. и надо думать о духовной жизни этого еврейства. на которой все заблуждения страстей обыкновенно получают свое самое сильное и яркое выражение. что два с половиной миллиона евреев вот так сразу вдруг не приедут сюда. Надо думать о том. Нечего дискутировать о том. нам здесь. Нам надо сегодня понимать одну простую вещь: не надо крайностей. Весь вопрос в духовной связи нашей с диаспорой.Часть первая Ответы на вопросы полне естественны все эти разгоревшиеся страсти. что такое идиш для еврейства. Надо понять. Пускай это будет так. что когда поэт писал на языке идиш «Климу Ворошилову письмо я написал. чтобы душа еврея не была запятнана чужими помыслами. отсюда. то это с таким же успехом могло быть написано по-татарски. в которой живут наши братья. Важно такое духовное 21 . на котором сейчас говорят русские евреи. страстей в ту или другую сторону. допустим. народный комиссар». что там еще остаются два с половиной миллиона евреев и конструктивно решать эти вопросы нельзя.

обретают они безграничную духовную силу.Павел Гольдштейн возрождение. Поэтому очевидно. к которой все больше приближается еврейство Советского Союза. И только возвратившись к ним и следуя вперед вместе с ними.. И здесь над этим надо работать. когда бдительное око следует за ним. «Нефеш» сказал Господь: «Увидел Я бедствия народа Моего. самоопределительное. так. когда самый осторожный шёпот подслушивается. Это иное свое. которые с 1917 года не говорят на этом языке. евреев. которое приблизило бы полуассимилированное еврейство к иудаизму наперекор всевозможным притеснениям. И мы не можем снова искусственно что-то создать в этом плане. Вот о чем идет речь. наша духовная жизнь. если земля и небо абсолютно различны. и невольно проступают чудесные и фантастические ростки. – вот основа все разрастающегося Великого Исхода. когда некуда деться от стыда и беспомощности. когда каждый день и каждую минуту является возможность скатиться к животному. . когда готов провалиться сквозь землю от угрызений совести. Но в ответственный час одного голого «нет» еще мало.. внутренносамотождественное. что знаю его страдания». куда бы он ни двинулся. Когда даже в помыслах он перестал быть собою. 22 . что наш Танах. Независимо друг от друга – все они протягиваются в священную страну воспоминаний – к непреходящим первозданным ценностям. Но мы должны понять. единое.5 млн. ибо нет моста с земли на небо. придумываемым людской злобой в более утонченно иезуитском виде. Само отрицание уже предполагает иное. Но вот все выше и выше поднимается небо. и услышал вопль его от притеснителей его. что теперь уже не ввести идиш на 2.

– пишет он 27 апреля 1903 года. как Толстой и Достоевский. сына рабби Йосе Галилейского. кто твои предки. И непреодолимость эта так сильна. в который и тебе предстоит отправиться. что от меня требуется деятельность публициста. «Все требуют от меня. Мои братья и Мои сестры. и если я только для себя. кто для меня. Моя мать. Недоразумение состоит в том. отправляющегося в путь. пользующегося некоторой известностью».Часть первая – Это Я. «Нефеш» – значит «душа». Этому даже не удивляешься. «Нефеш» – значит душа. Первичное грехопадение мысли. что Я? И если не теперь. как Толстой. но вокруг души высокий забор и поэтому мы должны вспоминать рабби Элиэзера. В первых четырех стихах V главы книги Левитов повторяется три раза слово «Нефеш». ибо какое должно быть бесстрастие и равнодушие. чтобы так. Но вокруг души высокий забор – Душа повернута во враждебно-чужую среду. и вы же не станете упрекать забор в недостатке чувств. что «домашние – враги ваши» и у вас не будет никакого желания опровергать подобный абсурд небытия. кто ты. Мой отец. тогда как я человек весь занятый одним очень определенным вопросом. не имеющим ничего общего с оценкой современных событий: именно вопросом религиозным и его приложением к жизни. когда тебе дано решить. что если ты видишь праведника. И если не я для себя. не в силах были преодолеть чувственно-ограниченную обусловленность. Требовать от меня публичного выражения мнения о современных событиях так же неосновательно. какова твоя кровная связь с миром. что даже такие всеобъемлющие умы. 23 . влекущее за собою целую вереницу абсурдов – это нечто чудовищно-непреодолимое. Забор есть забор. – чтобы я высказал свое мнение о Кишиневском событии. вы только услышите. то ускорь свой выход. когда же? Вот он час решения. как требовать этого от какого бы то ни было специалиста. прореагировать на Кишиневский погром. который говорил. дабы ты вышел вместе с ним.

о которой думалось и мечталось давно и упорно. исходивший из культа "священной народности" и "спасительной крови". наш собственный взгляд на все. пишет. Навстречу душе высокий свод неба. В речи израильского генерального прокурора на процессе Эйхмана сказано: «Дабы очернить евреев. И как же олицетворяется в этом семья Яакова. в какой он роли выступает. о котором сказано. это наша Любовь. когда же? Ведь сказано же: «Насажду их на земле сей твердо от всего сердца Моего и от всей души Моей. они как бы посажены передо Мной поистине от всего сердца и от всей души. как закон свыше. Неизмеримы выси и глубины той книги. которую мы называем Книгой Книг. обращаясь в газете «Русская Мысль» с письмом к христианам и евреям. разъяснять такому человеку. когда их нет на ней. Легко очернить святость. по глубокому существу своему юдаистичен». что сильно будет на земле семя его и что обратит Бог сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их. что «националсоциалистический расизм. наконец. Покуда они на ней. Найден пульс. когда. если она тебе недоступна и ни к чему. ни от всей души». в целомудренно-чувственной святости данной людям. предстала в живом ощущении стихийной простоты. сбылось! – Мы припали к земле и мы взошли на гору.Павел Гольдштейн «Ибо Ангелам своим заповедает о тебе – охранять тебя на всех путях твоих». Для этой цели поносили и оскверняли гордость 24 . И вот. Следовательно. Сердце пронзило ощущение бытия Божия и целесообразность бытия земного. Это наша мера всего. бесконечный и неисчерпаемый в своей звездности для человека жизни и конечный и исчерпаемый в своей завершенной бесконечности для самого себя. надо было также порочить их творения. они как бы не посажены передо Мной ни от всего сердца. очевидно. если не теперь. Во всяком случае. и та связь вещей. как Архиепископу Иоанну Сан-францисскому.

приспособленные к тому. Современный мир слишком привык рассматривать человека отвлеченно от его предков.Часть первая еврейского творчества – Библию». Есть у нежности этой глубина необъяснимых ощущений – чудесных в зерне и религиозных в обетовании. на горе Синае чрез Моше. наперекор силам враждебным и чудовищным. чтобы стать орудием злой воли тоталитарно-революционных режимов. от его наследственных традиций и навыков. какую питают только к очень близким. воспитанный этим строем жизни. непоколебимы святые законы еврейской семейной жизни. предался вымыслам. Благословенно имя Превечного вовеки. слепой. овеянным духом космополитизма и наивной веры во всемогущество научной технологии. всегда и беспрестанно! Народ Израиля сть особая нежность. с их изначальным бытием на Святой Земле. И это чувство давало еврейству силы для новых ожиданий чудесного возрождения на земле праотцев. безжалостный строй жизни понял в человеке только потребности «житейской пользы». и человек. наперекор всем неправдам. которые поставил Господь между собою и между сынами Израилевыми. Но наперекор всем наветам. 25 . в клетках его существа. в которой начинают возникать существа. У нее есть свой захват через века и народы. с их заветами. Национальное сознание еврейского народа очаровывает именно этим мудрым и справедливым чувством неразрывной связи с предками. Машинообразный. Такое миросозерцание вырабатывает некую зону моральной пустоты. в возможность которого мало кто поверил бы. живущих в его крови. если бы оно не предстало во всей своей чудесной реальности перед глазами всего мира. кровным людям. от столетий и тысячелетий.

Для нашего времени характерен человек. для которого бы духовное рабство стало бы нормальным состоянием. Эти светильники обращены к миру. он должен был завоевать и внутреннюю свободу. содействуя водворению рабства. – все эти черты сливаются в одну общую картину современности. от которого надо избавиться. которую он воспринял через Промысел Божий и под Моисеевым руководством. Какое редкостное наслаждение должен испытывать 26 . государственная регламентация быта. кошмар неприкаянной свободы. освободившийся от всех привязанностей и тем самым не живущий. складывающейся на основе утилитаризма в форме социальных стандартов. В противовес этой лже-жизни. а лишь симулирующий жизнь.Павел Гольдштейн стремящихся создать «нового человека». достаточное для всех своих тягот. – Они словно несут в себе примирение всех противоречий и терпение. от неспособности понять и разрешить цель своей жизни. что такое историческое прошлое народа – это не груз. Лучшие годы жизни безнадежно и непоправимо разрушаются. любовное послушание Божественному Завету и требованию Идеала. Сегодня уже многим ясно. подготовляющий почву для возможной ее утери. а не низвергла свет. что после той внешней свободы. а потому. насильственная стандартизация умов. Светильники Израиля должны охраняться. чтобы тьма приобщилась к свету. Духовная пустота проистекает от духовного невежества. требуется внутренний мир духовного и нравственного существования. С одной стороны – карательные учреждения. культ делячества и «бизнеса». Израиль был призван к нравственному очищению и возвышению не из-за природных преимуществ. Но фантасмагория фикций рассеивается. с другой стороны – не менее страшный культ эгоизма и эгоцентризма. а величайшая ценность. которую надо сохранять и развивать. обнаруживая на своем дне пустоту. «обобществленные личные судьбы людей». Революционные перевороты и войны ведут к распаду устоев жизни. который ведет к духовному единству. концентрационные лагеря. погоня за материальными благами. и влияют на распад национальных характеров.

В этой жизни. что Авраам назван «Иври» – ‫ העברי‬по имени Эйвера. Эта жизнь. даже и в самом глухом местечке «черты оседлости». правнука Шема (Сима) – «отца всех сынов Эйвера» (Быт. невидимая для поверхностного взгляда. но необычайно значительная и необходимая. а возник путем особого самозарождения. сплошной. должно быть переведено на язык ясных понятий и облечено в простую словесную форму. и исследователю приходится обобщать все судьбы народа за четыре тысячи лет во всех долготах и широтах земли. Священная книга рассказывает. что народ этот не народился обычным путем – путем зарождения этнических групп народов. ни с чем не сравнимой единичностью. мало рассуждать. чутким чувством уловить и малейшее веяние духа: ведь то. одну общую тайну. ничего не было случайно. все имело одну душу. что история еврейского народа началась около 4000 лет назад. что движет сердце народа тысячелетия. Потребность к познанию святых истин восходит к самым древним временам истории еврейского народа. как чаяние и идеальное томление. шла и идет. обретает свою цельность и обнаруживает такую свободу и высоту универсально-человеческого образа мыслей. и как бы там ни было. ничего не миновало. вновь и вновь возносясь к высочайшим творениям духа. Достоверность следующая: в Книге Бытия 14. существует между всеми поколениями еврейского народа.Часть первая еврей. когда душа его. надо вдуматься. Народ неподобный и в этом смысле преподобный. какая и по сей день лишь очень редко проявляется в какой-нибудь общине народов. При этом мы не упускаем из виду. иметь дар проникновения. вероятно. надо еще.21). в которой все бодрствует. Связь глубочайшая. Энергия римской и западной цивилизации всегда была 27 . способна сохранить силу и юность. и чтобы понимать это. мало думать. началась. Здесь нужно прислушаться к затаеннейшим движениям народного сознания. надо понять. ничего не забывшая. черпая силы в Торе.10. Только такая жизнь. познает себя.13 впервые сказано: «Авраам – Еврей». Жизнь еврейского народа остается чудом.

так поразила мальчика. – «Это – несомненно. в соответствии с радостью его сердца. и одинаково непостижимое. Еще в юности редкостной одаренности мальчик вышел из жилища своего отца и увидел восходящее среди чудесной природы солнце. вот это. Смена дневного светила луной во всей ее нежной красоте. и исчезла луна. где бы он смог спасти свою самобытность. Защищая Иерусалим от римлян. Так осенило его душу чудо. Народ уже думал о духовном центре будущего рассеяния своего и этим навеки слил эти два здания. что ни солнце. и засияла луна и звезды. ему я хочу поклоняться!» В прозрачной тишине слышны были малейшие звуки. имея национальный дом. чистая юная душа Авраама поднялась на такую высоту. Зашло солнце. и он как бы уподобился человеку рано проснувшемуся. должно быть. словно вздыхая. здесь творилась совершенно иная история. что он преклонился и пред нею и сказал: «Нет. Наступало снова свершающееся. еврейский народ думал об академии в Явне. а все звезды -– ее слуги: ей я буду молиться». царица вселенной. Какое бесконечное счастье ощущал этот мальчик с большим любящим сердцем! Он готов был преклониться пред солнцем и почитать его как божество. Утром опять засверкало солнце. С юных лет обнаружилась в нем личность чистейшая. на которой доверчиво и просто. С благоговением смотрел он 28 .Павел Гольдштейн устремлена на внешнее. а управляются из подлинного центра Всемогущим Творцом. Нет. этим подготовил уже заботу о будущем возрождении национального дома. когда все еще спят. ни луна. бог вселенной. энергия Израиля всегда устремлялась в глубину. при созерцании этого высшего явления. иное откровение. Но каким-то путем. Как великолепна была эта созерцательность души в «прародителе нации» Аврааме. окруженной блестящими звездами. Слабый ветер чуть-чуть тянул. ибо оно для еврейского народа единственно возможное и единственно дорогое откровение его собственной души. стало ему ясно. в достоверности которого не усомнишься. ни звезды не могут быть самостоятельны. проникнутая в своих стремлениях добром. А между тем тихий день постепенно догорал.

пророки. и все запылало глубоко кровным. предложенное ему Всевышним. и нет никого кроме Его» (Второзаконие 4. Есть мужественная вера во всякой неизвращенной душе. чтобы она не затерялась и не исчезла в человеческом обществе. Около Шхема явился Аврааму Всевышний и сказал: «Потомству твоему отдам Я сию землю» (Быт. честному и богобоязненному человеку сошло откровение Божье: «Я – Господь. что потомство его будет подобно звездам небесным и песку на берегу морском и что в его лице народы мира получат благословение. на том месте. тем сильнее подвергал Господь испытаниям крепость веры Авраама. Яаков. И Я положу завет Мой между Мною и тобой. 17. И построил Авраам жертвенник Предвечному в роще Море.39). где явился ему Господь. Величайшим испытанием в жизни Авраама было едва не совершившееся жертвоприношение сына его Ицхака. еще раз повторившим Аврааму. любить и познать высшую правду. Открылась Аврааму и его непосредственным наследникам – Ицхаку (сыну его) и Яакову (внуку его) – истина вечности. Подобное созерцание выпадает на долю лишь немногих. занесенная над сыном рука Авраама была остановлена ангелом Божьим.Часть первая всю жизнь свою на это высокое зрелище мира Божьего. Моше. глубоко человечным личным интересом. что другие не видели. Они вздымали взор свой ввысь и видели там то. В последний момент. им обладали Авраам. что «Господь есть Бог на небе вверху и на земле – внизу. и сынам Израиля вменяется в обязанность проникать разумом сквозь средний термин игры сил к истинной скрытой основе вещей. 29 . К великодушному. и она до последней минуты не должна и не может сдаваться. Единым взглядом взглянул Авраам на мир.12). весьма размножу тебя» (Быт. Личное бытие народа Израиля есть чистая установленность через нечто иное. чтобы видеть. и открылось ему. Всемогущий. шествуй предо Мной и будь праведен. 12. Тонкая личная струя вводит в понимание совершившегося. И чем дальше шло время. Они пришли в мир. и весьма. и его душа училась узнавать себя в этом мире.7).

что есть в их содержании для их поколения и для всех будущих поколений. При таких благоприятных условиях жизни они быстро размножились и превратились в народ. Они обязались «ходить пред Господом». освобождение от египетского рабства и принятие Торы на горе Синай. Память о рабстве в Египте. оставались жить в Египте несколько сот лет. Внешние условия их жизни сначала были весьма благоприятными. который разделялся на «колена». Они прибыли в Египет во время сильного голода в Ханаане. не терпящее одиночества сердце Яакова – внука Авраама. которые Яаков-Израиль переносил с мужеством и из которых вышел победителем. занимаясь земледелием и ремеслами. в страну внуков.Павел Гольдштейн Нежное. – сказано в этом докладе. 30 . ибо они выражают то. и было их семьдесят человек. произнесенного им 7 ноября 1942 года в Вашингтонской библиотеке Конгресса США: «Путь из земли Ханаанской в Новое Египетское царство. Они не свернули все «шатры Яковлевы» и не смешались с египтянами. от праотцев. Они жили в плодородной и обильной пастбищами области Гошен. которому Превечный велел впредь называться Израилем (в слове ‫ ישראל‬есть частица божественного ‫)אל‬. обладают всеобщим содержанием. исполнять те законы и нормы поведения. – это путь от благочестивой примитивности. Потомки Яакова. ибо Всевышний связал их договором. страдало от многочисленных ударов судьбы. с одной стороны. к высокой ступени цивилизации с ее приманками и доходящим до абсурда снобизмом. О метафорическом характере судьбы Яакова и его сыновей хорошо говорят несколько строк из доклада великого писателя-гуманиста Томаса Манна. созерцавших Бога. где Иосифу именно потому так хорошо и дышится. что он сам – один из внуков. Здесь они имели обширные пастбища для своих стад и могли свободно кочевать по всей стране. из которых каждое вело свое происхождение от одного из 12 сыновей Израиля. которому Превечный велел называться Израилем. с другой. Многие из них стали жить в домах вместо шатров. и душа его открыта для будущего». нарушить который они не могли.

столкнулось с ярким светом чужого. и эта отличительная черта народа Божьего уводит нас за пределы рационального. Спустя долгое время после переселения «сынов Израиля» в Египет в этой стране воцарился новый фараон. что. что рано или поздно. Он сказал своему народу: «Вот племя израильское размножается и может стать сильнее нас.Часть первая которые были им предписаны. Угнетаемые как 31 . который забыл о заслугах Иосифа – сына Яакова. признаками идолопоклоннической божественности для поддержания своих злодеяний. фараон для обоснования преследования «сынов Израиля» подыскивает для этого причинно-следственную связь. Даже просто дружеского сближения между египтянами и сынами Израилевыми («Бней-Исраэль») не было и не могло быть. Поклонение идолам в образе животных и распущенность нравов внушали отвращение большинству израильтян. то израильтяне могут соединиться с нашим неприятелем и воевать против нас. но подлинно жизненного духовного бытия. и смысл этой еврейской обособленности расширяется до своеобразного символа. но непременно должно было случиться: неистово безумное самомнение египетского деспота. сохранившему чистоту нравов и веру в Единого Превечного Творца. Случилось то. религией и обычаями. отличавшийся от них своим характером. элементов времени над внешним. Именно эта отличительная духовная суть еврейства предстает перед нами как конфликт нравственного самосознания избранного в духовном смысле народа с бессознательной природой других народов. как щитом. чтобы это племя не усилилось». Если случится у нас война с другими государствами. чтобы сыны Израиля не размножались. и Превечный в меру исполнения этих условий обязался благоустроить их жизнь на земле. И весьма знаменательно. всецело характеризует дух еврейства всех времен. вовлекая себя в борьбу с Божественной предопределенностью. над элементами пространства. Постараемся же. Преобладание внутреннего чувства. К каким только средствам не прибегал фараон и его приспешники. старающегося прикрыться. Египтяне с презрением смотрели на чужой им еврейский народ.

Неизбежность повторений делает эти факты истории в высшей степени поучительными. повинуясь призванию. В эти дни Освобождения все в доме очищается и моется. Необыкновенная праздничность чувствуется уже за месяц до наступления Песаха в каждом еврейском доме. Но как их ни мучили. Добру и злу свои положены судьбою пределы. они все-таки. Нет в эти дни места гнилому. Исполняя виды высшей воли фараона. куда он идет. Сколько раз в жизни каждый еврей вспоминает испытанное его народом в давние времена. Все тогдашние мысли и чувства времени Исхода из Египта приходят в эти дни не только в форме прошедшего времени. оставляя в живых только девочек. назначенные надсмотрщики всяческими жестокостями принуждали израильтян работать сверх сил. нечистому. закисшему. исключительным во всей истории человечества. освободившегося через Моисея из-под египетского ига и возвратившегося на Обетованную Землю. что зверю проделать возможно. должен был дать пример борьбы за свободу. 32 . Тогда был отдан приказ топить всех без исключения новорожденных израильских мальчиков. Исход из Египта был тем первоначальным и исключительным историческим событием. Бывают моменты. продолжали размножаться. Человек-зверь сумел проделать все. которые включают в себя века. к великой досаде египтян. но веря в любовную благость Божьего веления. Есть что-то особенно возвышенное в душе каждого в ожидании наступления этого праздника Исхода из рабства в Землю обетованную. первым пришел Авраам. по воле Божьей. Исход евреев из Египта совершился 15 Нисана 2448 года после сотворения мира. Еврейский народ. С тех пор. куда верою. не зная. которое послужило основанием для возникновения народа с особым нравственным призванием. еврейский народ в своем постоянном обращении в глубь веков видит абсолютную цель внутренней нравственной духовной свободы. Все человеческие поступки такого рода рано или поздно влекут за собой возмездие.Павел Гольдштейн рабы израильтяне еще больше стали сбиваться в кучу и жаться друг к другу. празднуя ежегодно Песах – праздник Исхода.

Моисей. все героическое и возвышенное говорит о прекрасных и благородных свойствах человеческой души. каких не мало было среди евреев и в те времена. о страданиях и о священных днях Высочайшего осуществления. Величайший из сынов еврейского народа Моисей представляется нам в отношении к своему народу горячо любящим свое детище отцом. людей особой внутренней сложности и душевной сокровенности. На людей же слабых. когда Яаков с сыновьями перебрался в Египет и вплоть до освобождения народа из рабства и принятия Торы на горе Синай. ибо оно еще не вскисло. что предки его «испекли тесто. 39). в соответствии с предписанием Торы: «И расскажи в тот день сыну твоему» (Исход 13. Моисей слышал 33 .Часть первая Вновь и вновь бесконечно ощутительно переживается далекое и таинственное прошлое. Призыв Моисея к величайшим общим событиям и к участию в них возводит всех евреев на высшую человеческую ступень. где рассказывается об Исходе из Египта. Разновременные события давней жизни древних времен. когда египтяне хватали еврейских младенцев и бросали их из колыбели в реку. Все горькое и страшное из пережитого. Все семь дней праздника евреи не едят хлеба. а для того. что человек рожден не для кнута и ярма. свидетельствует о людской низости и жестокости. где есть ожидание и желание общего добра и ничего эгоистического. 8). и брат его Аарон – происходили из колена Левитова. Чувство торжества и светлой радости в первую ночь праздника переполняет души людей особого племени. кастового. а только мацу. и даже припасов не приготовили себе» (Исход 12. так как они выгнаны были из Египта и не могли медлить. в руках которого сосредоточилось руководство еврейским народом. не забывая о рабстве. складываются в одну картину. чтобы показать величие Превечного. которое вынесли из Египта лепешками пресными. Зримо. Глава семьи раскрывает Божественную Книгу в том месте. сильно действовало чувство местности и привычки долгого рабского существования. когда ясно стало. явственно и непреложно живет в памяти народа.

который ломает деревья и 34 . от которой падает скот. И тогда сказали жрецы египетские фараону: «Тут видна рука Бога». который весь состоял из фетиша «мелочей» и у которого «мелочи» были его «богами». ибо. Они знают. на полях. Возвратиться к старому трудно. во всем и всегда. Но фараон был глух к этим предупреждениям. все-таки беспредельна от тех времен и до наших дней. фараон снова не захотел отпустить израильтян на волю. тем не менее.Павел Гольдштейн голос Творца и по Его внушению решил устрашить египетского деспота. Но опасность кары Божьей все растет. что Он всемогущ и может освободить свой народ от рабства чудесным путем и жестоко покарать египтян. идет сильный град. в реках и болотах завелись жабы. и Моисею грустно было от этого. Но всему есть предел. Чем больше человек узнал. но тираны очень мало знают и слишком много гордятся. чтобы Он удалил жаб от меня и народа моего. тогда я отпущу израильтян». и это своеволие должно было быть сломлено. стоял на том. Но когда эта просьба была исполнена. что Владыка Вселенной – везде. даже и подлости фараонов. и что-то жуткое в виде чумы. Через некоторое время во всех домах египетских. которая. и египтяне не имели воды для питья. Предупреждения величайшего пророка сынов Израиля сбылись. не желал он никакого зла народу египетскому. В стране появляются вредные насекомые и саранча. И перешагивая какую-то последнюю черту. что не отпустит народ. истребляющие все посевы на полях. и жабы исчезли. вернее. остается одно: призвать Моисея и Аарона и сказать им: «Молите Бога. избранный Всевышним. несмотря на то. даже и в силу этого. рыба в реке вымерла. тем он ближе к Превечному. что имеют власть над людьми и владеют всеми дарами природы. Нужно было показать язычнику-фараону. что народ его подвергался беспрерывным гонениям или. Но фараон продолжал упорствовать. И тогда произошло следующее: вся страна покрылась мошками. и ужасная развязка приближается. и они не могут даже понять. Сначала вся вода в реке Нил превратилась в кровь. которые кусали людей и животных. в чем им раскаиваться и чего им бояться.

с неба до низу поглотилось все тьмой. что препятствует их непреложному торжественному шествию по начертанному свыше для них направлению. И когда с небес постигла упорствующих еще одна – десятая. очень для многих странное явление. особенно поразивших всех. у кого ограничен разум осмыслить первопричину и действительное основание того. было еще одно. что в его судьбе и в его внутреннем существе проявляется 35 . повинуются ли они заповедям Господним. По мировоззрению Моисея. есть и будет. объяснялось и объясняется по сей день тем. И в числе явлений. они сметают со своего пути все то. Это чудо небес стало для сынов Израиля чудом историческим. и в течение трех дней не видал никто друг друга и не вставал со своих мест. – сказано в 3-й главе книги Судей. – которых оставил Господь. чтобы искушать ими Израильтян и узнать. Быть может. избранному Богом проводником Его предначертаний. Божественные предначертания непреодолимы: они не терпят сопротивления.Часть первая побивает много скота и людей. и невероятно тяжелая неизлечимая проказа покрывает тела египтян язвами и нарывами. то есть только при сохранении этих Божественных предначертаний мыслима для человечества правильная естественная жизнь. И чтобы ощутил языческий народ страх пред гневом Божьим. над каждым народом. которые Он заповедовал отцам их через Моисея» (Книга Судей 3. постоянно висит вопрос: «Быть или не быть».4). что было. ангел смерти «пролетел мимо» еврейских домов. «Вот те народы. и сохраняет народ право на жизнь только под условием строгого следования по начертанному Высшим Промыслом закону. самая страшная кара – смерть всех первенцев (старших сыновей) египтян. отовсюду оказываемое народу. которому не могли и не могут они найти объяснение: все несчастья постигли только египтян и «прошли мимо» евреев. в том числе и наследника фараона. и только в полном согласии с ними создается закон общежития.1. сопротивление. как и отдельным человеческим существом.

– царством священников и народом святых» (Исход . как олицетворение всех зол. – сказано в книге Исхода. так это было с потомком Амалейка – Ѓаманом. который. сам приготовил себе виселицу. В соответствии с этим звучит и призвание Израильского народа. Но так или иначе.Павел Гольдштейн то. Так было с коварно напавшими на измученный народ Амалейком. Так произошло с огромным египетским войском. были ли они с виду особо заметными людьми. принятым на горе Синай. 1973 г. но по всем вероятиям. ходили и думали.6). Его единство и задачу народа Израиля – обратиться в народ пророков. Кара. как введение к Законам. степень их внутреннего потрясения от всевозможного зла. очищение и восстановление составляют существенные элементы израильского пророчества. провозгласивший величие и силу Превечного. что поражает своей необыкновенностью. преследуя во главе с фараоном освободившихся от рабства сынов Израиля. степень их человеческой боли не могла не остаться в памяти поколений. Уже на пороге истории народа Израиля стоит величайший из ее пророков – Моисей. преследование сынов Израиля всегда вызывало гнев и кару Божью. Не знаю. ибо слишком большая глубина была затронута в 36 . и между тем. как на народе израильском они проявляются конкретноидеально. Всевышний приказал Моисею записать это предательское нападение Амалейкитов на вечную память. и размышляли про себя. которое. так это происходит и по сей день. расположенном в самом сердце страны. ходили мудрецы веков. готовя гибель еврейскому народу.19. затонуло в водах «Ям Суф» – Красного моря. «Вы будете у Меня. Мир судится добром этом городе вечности. они остаются присущи всему человечеству.

Но трагедия порождает истину. и всякий. увидев. 37 . когда тот сказал Господу: «Велика вина моя. ч. изд. идущими ему навстречу. мне. и от внимания Твоего буду сокрыт. когда воля и разум оставляют человека. непростительна. возводимого категорическим мышлением в абсолют. Час с Богом был кончен. за мой грех Господь посылает тьму в мир». «Человек. если он сам согрешил»1 неповторимое. кто встретит меня. слишком глубоко сидели в каждом из них доброта и милосердие. Поистине ужасно зло. 1 Мишна и Тосефета. Многое. поистине ужасно зло. том четвертый.. и силы его не безграничны. – только тогда имеет несчастие слышать. и сказал: «Увы. Но его. трепет или гнетущее сознание внешних впечатлений. Ты сгоняешь меня теперь с лица этой земли. и это тоже доказательство иного постижения идеи греха. что мир освещается и солнце на востоке. – говорится в Талмуде. Не тут ли мы подходим к настоящей черте иудаизма: почти отсутствию идеи греха. что в мире темнеет. совершаемое в таком состоянии духа. Вот. и они делаются рабами всего того. когда он увидел. Человек – не Бог. и шатающимся скитальцем буду на земле. С. Каина. что ими было пережито. чтобы не убил его всякий. Явилась мысль о нашей связи с Каином и о страшном толчке человеческой природы. черных и непреодолимых. при котором в одно мгновение разум и воля оставляют человека. кто бы ни встретил его. слишком многое свидетельствует о силах враждебных. – Господь дал Каину знамение. Что это было у Адама – внутреннее сознание греховности. и он подчас не может справиться с всякими тягостями.-П.. 1 Талмуд. а сплошь и рядом мутится разум целых народов.Часть первая каждом из них. он возрадовался великой радостью? Что это было у его сына Каина. а наутро. из беспросветной тьмы совершаемое. убьет меня»? Как видим.

или когда «при захождении солнца сон нападал на него и от великого мрака ужас охватывал его»? Так совершилось первое восхождение народа нашего на первую ступень в жизни человеческой. но мимолетные побуждения уживаются у иных людей с мелочным резонерством. которые не хотят знать прозы жизни и не знают ее. и устоял во всех: дабы показать. с безграничной самоуверенностью. 469. Прекрасные. Бывают дети до седых волос. жаждет умом сердца проникнуть в самую Его глубь и узреть Единое в полном его космическом величии. Есть взгляд ввысь – в звезды. и стал свет». пока мы двигаемся в чисто логической сфере маленького учебника скудной логики? Не так ли совершилось возвышение от земли к духу великого отца нашего Авраама. когда на просторе полей «смотрел он на небо и считал звезды». 2 Талмуд. связывающей нас. Жизнь есть чудо из чудес.Павел Гольдштейн Самые нелепые. сколь велика была любовь Авраама2. то с какой осторожностью надо полагаться на суждения и впечатления относительно явлений более глубокого свойства. (или: любовь к Аврааму. отец наш. «Десятью испытаниями был испытан Авраам. отца нашего. Не так ли впервые постигается Бог? Не так ли и мы выходим. за тесные пределы альтернативы. V. гл. наконец. стр. ч. 38 . неисправимые и благородные идеалисты. Трактат Авот. «И сказал Бог: да будет свет. 1 Мишна и Тосефета. Слабые люди стараются закрыться повседневными заботами и маленькими радостями от организованных сил зла. Если нужны постоянные усилия разума для правильного суждения о самых простых житейских фактах. запутанные и бессмысленные страницы жизни становятся категорическим императивом духа времени. основанной на желании первенствовать перед людьми. и нет возможности малым разумом понять этот изначально в вечности загорающийся Божественный свет. отцу нашему». возвышенные. Жадно тянется познающий дух к Сущему. несмотря ни на какой житейский опыт.

к братьям своим: упреки. что кровь есть душа. А вот та же мысль. так властно. И в их ужасе перед возможностью пролить кровь брата было что-то такое. что кровь брата в пульсе их Бытия. когда он писал. и вот Иуда говорит братьям своим: «Что пользы. Пойдем. Но вот проблема: в болевом чувстве не постулируется ли неизбежно трагичность? Любовь? Обида? Страх? Ведь так часто мы готовы верить всему худому. Нация всегда стремится к нетленности. Истина водила рукой русского философа Николая Бердяева. еще и еще раз напрягается одно огромное чувство человеческого родства. совершенно необъяснимая рационально. жалобы. она не может допустить исключительного торжества будущего над прошлым. начало преданности Высшей Воле. продадим его измаильтянам. и это даже по отношению к самым близким. Вот почему в национальном бытие и 39 .Часть первая Болевое в любви принадлежит теперь всем нам: – кончаются размышления. что «именно историческая судьба еврейского народа. Так. а рука наша да не будет на нем. чего они не знали. Так совершался переход на следующую ступень в жизни человеческой. ибо он наш брат. к победе над смертью. конец отъединенности. точно из-под земли. начатый полстолетия назад спор Бердяева с его недругами по социальной философии остается в силе и теперь. вырастает такая неприязнь. начинаются действия. если убьем брата нашего и скроем кровь его. Но так ли на деле? Нет. – чудо великого доверия. высказанная еще яснее: «Национальное бытие побеждает время. далеко не так. а потом. Пределы нам даны. историческую реальность». Он писал. если это не касается лично нас. но что было в них: факт того. МОЛИТВА. наша плоть». дает нам исключительное чувство истории. что вынести уже окончательно нет сил. что «Еврейский народ глубоко чувствует единство исторической судьбы и что в судьбе этой кровь играет огромную роль». И послушались его братья.

. что «образование исторических национальностей не есть переплетение явлений биологического характера с явлениями характера социологического. все сцеплено и все шире вход в ее космический смысл.. и сегодня. мистическая личность. 1923. 3 Н. а не феномен исторического процесса. Царь вселенной. он взволнованным голосом громко и торжественно произносит благословение: "Благословен. единое и неповторимое. ноумен. мы уже в состоянии бросить ретроспективный взгляд в безграничную даль прошлого и ощутить живую связь между исходом из Египта. По залу проходит дрожь. Берлин. и великим фактом Божественного Промысла наших дней. обретает человек эту связь... Москва. несмотря на пропагандные заклинания и кощунственные улыбки. У многих глаза наполняются слезами. – писал он. 40 . всю свою силу полагаем теперь на то. казалось бы. Нет. «Обелиск». Ты Господи. – есть мистический организм.. Неся в себе исконные черты Божественной и индивидуальной отчизны. и всякая попытка оторвать национальность от этой религиозной глубины выбрасывает ее на поверхность и подвергает ее распылению3. чтобы выразить свое. «На трибуну всходит старый доктор Липпе из Ясс. Бердяев подчеркивает.. Но что будет и что возможно в будущем? Мысль переносится к тем дням Первого конгресса. Сафрут. сборник «Сафрут». Религия есть установление связи и родства. Философия неравенства (письма к недругам по социальной философии).Павел Гольдштейн национальном сознании есть религиозная основа. религиозная глубина». И. Герцль и Первый конгресс. накрыв седовласую голову шляпой. и в родине. жизнь все-таки очень мудра: – все связано. существовать и достигнуть до настоящего времени". изд. давший нам жить. Позади кто-то тихо рыдает4». и. когда в Базель со всех концов земли собралась вместе по всему земному шару разбросанная семья Иакова. прежде всего. 4 Бен-Ами. преодоление чужого инобытия. что нельзя сделать более достойного выбора.» «Нация. 1918. совершившимся волей Всевышнего. Бердяев.

– Ты пишешь мне. не научившись новому. На самом же деле этой страны они не знали. окружающих людей. когда душа возмущается спорами. что тебе хочется как-то полнее представить себе мою жизнь. убеждениями. в который мы окутываемся во время молитвы – это еврейский символ. Чему же мы теперь больше поверим: принципиально простенькому рациональному скептицизму. чтобы такие моменты не входили в кричащее разногласие с верованиями и совестью людей. Вот именно – взаимоотношения людей. – когда старое забывают. 41 . Важно. текущее млеком и медом.. знамя. они только мечтали о ней. эксцессам душевной раздвоенности и меркантильной расчетливости или царственному чувству судьбы и вечности? – Дорогой друг! – отвечаю я близкому мне человеку. Есть моменты.. – что там есть что-то.Часть первая «В наши дни. По поручению нашего вождя Герцля прибыл я в Базель с целью подготовить все к Конгрессу. чтобы у врагов не было оснований для нападок. как предки наши знали. природу. события и. взаимоотношения людей. бело-голубое. бесспорно заслуживает похвалы мысль вызвать в памяти первые дни сионизма. Между вопросами. с которыми познакомился здесь. но не незначительный – в нем было нечто от великой еврейской проблемы. живя в Египте. Всеми силами души хочется. Думаю о многих людях. которые меня тогда занимали. мои ощущения. что иные люди создали в своем воображении иной идеал и поэтому их не удовлетворяет действительность. Вполне возможно. которое лежит в футляре для Талиса. шутками. Каким флагом украсить зал Конгресса? Какого цвета он должен быть? У нас нет знамени. Не всегда то. – вспоминает Давид Вольфсон. про обетованную страну. мука будет». был один небольшой. Какие цвета нам выбрать? Различает ли цвета наш народ. Талис. сплетнями. мы должны его вынуть и развернуть перед лицом Израиля и всего мира». пошлостью. во все стороны. пишешь ты. чей глаз отвык от образов и красок? Но тут блеснула мысль: у нас есть знамя. заботы и волнения. правильно воспринять этот мир. Про дом наш многие знали так. что «все перемелется. главное. чтобы он прошел достойно и. Хочется видеть далеко вокруг.

с кем сблизился. то я. что любое обобщение личных ощущений рискует быть ошибочным. Тот ответил: «Я этого не сделаю». Пока я буду говорить о тех. умирая. ты нашел во мне какой-нибудь недостаток?» Он ответил: «Нет. Адам делает себе деревянное возвышение. ч. кого ты любил. Меня не беспокоит мысль. а малой веры и узко практического ума и что это нечто такое. Сын сказал ему: «Отец мой. Положа руку на сердце. доброта которых так естественна. может показаться напыщенным. сказал сыну своему: «Сын мой. а не к тем «праведникам». Но гораздо важнее и больнее. знаю. которые никогда счастья не приносят. и они слышали от многих. рассказ о котором всех должен изумлять. том четвертый. поэтому лучше отложить слова одного и держаться слов многих». Сын спросил его: «Почему же ты сам не отступился?» Тот ответил ему: «Я слышал от многих. приводит зачастую к противоречивым заключениям. у меня к ним доверие. ты же слышал от одного и от многих. Только Бог видит сокровенные глубины наших душ. что самые трагические ошибки и поступки человека. 1. о тех людях. можно сказать. ибо я уверен. Вот такие люди мне нравятся.Павел Гольдштейн что важно для тебя. – это результат совсем не злой воли. Акавия. И вот 5 Талмуд. что я пишу тебе. что даже не ощущается. отступись от переданных тебе мною четырех правил». 42 . Что касается меня. даже не сознают ее в себе. что человек где-то в самом начале замкнулся. Иной раз создается такое впечатление. что ты всегда поймешь меня. слава Богу. за что в последнем счете дьявол платит черпаками. твои дела приблизят тебя. поэтому я стоял на своем предании. что то. замолви обо мне слово своим товарищам». Сын сказал: «Может быть. чтобы сидеть на нем и судить обо всем вкривь и вкось. кажется. обязательно важно для другого. люди эти никогда не хвастали передо мной своей добротой и. и твои дела удалят тебя5». которые как будто сами удивляются своим подвигам и считают доброе дело таким чудом. если ты не сможешь узнать и вспомнить.

например. – например. «Может быть. старики. 43 . – Наш народ – и это решает все». уравнять. Розанов. На днях я разговаривал со знакомым раввином. что это. то есть любовью. спор Кораха и скопища его». а только Тора и добрые дела. – но он наш. ни драгоценные камни. которым я дышал. то она никогда не исчезает. научиться так жить. В час смерти Человека не провожают ни серебро. будь склонен к оправданию. очень добрым и очень умным человеком. Лучшее средство взаимного понимания – это взаимное доверие. Воздух. среди безмолвной тишины на кладбище Иерусалима. и он ответил. я слушал молитву о восхождении на Небеса многих погибших душ. «Каков спор во имя Неба?» – спросил я его. людям. исчезает и любовь. – «А это. спор Гиллеля с Шаммаем. но я дома. девушки. не вменяй себе в заслугу добродетели свои. что спор во имя Неба когда-нибудь приведет к цели. а если любовь не зависит от вещи. Мы знаем только то. Рядом со мной со склоненными головами стояли дети. (то есть. что любим. люби людей». был воздухом величайшей трагедии.В. В Талмуде сказано. Из глубочайшей глубины вспомнились мне в эти мгновения слова из Талмуда: «Будь доволен уделом своим. не радуйся праву решать. «А не во имя Неба?» – спросил я его. Вживаться в новую жизнь – не просто. ни жемчуга. А настоящее познание жизни дается только сердцем. – ответил он. обезличить. не гордись ученостью своей. И мера мира как-то сама собой уже не любовь доверия. чтобы всегда радоваться счастью других людей. что если любовь зависит от вещи. то как только исчезает вещь. юноши. народ наш и плох. Как бы это нам. а спор не во имя Неба к цели не приведет. ни золото. Это дом моей души. кто умеет любить. Он сказал мне. цитируя Талмуд. а бесконечно узкое поле около собственного носа. – писал о своем народе русский философ В. обесцветить.Часть первая жалкое чувство сомнения и недоверия и завистливое желание обличать. 4 Ияра – в день Памяти. если она корыстна). как хорошо жить тому и жить с тем. Я не перестаю думать о том.

служит живым объяснением того. Много веков тому назад на вершину одной из гор Синая взошел Моисей. Если и не было в каждом из нас разумения и вытекающего из него ясного сознания несоответствия нашей жизни с тем. Истина есть то. Но далеко не все. и в этом новом духовном состоянии он уже не может осуждать или презирать того. наполняющий мир. полного надежд и смутных стремлений. буквальное и вместе с тем более глубокое значение. почему неизбежна Вера теперь. восприняли сразу же бессмертные заповеди. Этот образ народа. ибо так говорит Господь дому Израилеву: «Ищите Меня и будете живы6». кто все еще продолжает поклоняться пустоте. На этих высотах Человек видит весь свет солнца. кто в своем идоле видит только один луч того же света. У подошвы горы стоял потрясенный народ. Таким образом. Она проходила через свет последнего раздвоения и соединения. Человек совершает восхождение на гору. – на какой таможне по дороге в 6 Книга пророка Амоса (V. 4). От ощущения своих самостоятельных сил растет. что познается усилиями. почему неизбежен Великий Исход. то есть искра Божия. кто следовал за Моисеем из египетского рабства. дух Божий. Его собственная мысль об исходе также рождалась в запутаннейших переплетениях с другими. Среди рокота громов и сверкания молний он услышал божественные откровения веры. Но слово оле имеет и другое. то в каждом из нас есть «ницоц Элоким». чем она должна быть. иными проявлениями жизни и духа. которые стали краеугольными камнями воздвигнутого впоследствии здания иудаизма. – говорит один из сыновей дома Израилева. Леалот – значит взойти. крепнет и ширится любовь и понимание. это не только исход. пожалуйста. «Но объясните мне. 44 .Павел Гольдштейн Оле хадаш – это новоприбывший. добра и справедливости. необычайно точно символизирует все 20 веков трагических скитаний его в атмосфере неописуемой ненависти и жестокости. и ничем другим познаваться не может.

– писал Норберт Винер. дабы жив был ты и потомство твое». Среди вещей он замечает некоторые. Все выглядит очень просто и понятно. Он благосклонно отнесется к недосягаемой ловкости полученных машиной решений. и этот выбор может привести к служению дьяволу или. обладает очень малым знанием. – заключает Норберт Винер. – сколько бы у него ни было "знаний. «следовательно. иначе говоря. какие имеет он». – и выбор между добром и злом у нашего порога». но его чувств. трагедия тысячелетней борьбы добра и зла. желаний. – приходит к выводу человек. «Современный человек. «Смотри. Целая трагедия заключается в этом вопросе. смерть и зло. не слишком задумываясь над побуждениями и принципами.. "что делать". Однако стоит только несколько внимательнее присмотреться ко всему этому «наивному» миру. чтобы сразу натолкнуться на крупные затруднения: я могу анализировать тело моего ближнего. представлений и восприятий я там никогда не «увижу» и не найду. для нас все ясно. – они должны сопровождаться такими же переживаниями. сколько мне угодно. то колеблются сами корни нашей веры. Только при таких условиях можно сделать важный выбор между Богом и Сатаной. (книга V. каким образом мир может быть дан «мне» и воспринят «мною». является ли наблюдаемое нами явление делом рук Бога или Сатаны.. Тора называется учением жизни ‫תורה חיים‬.30. Час уже пробил. Трагедия открывает истину. которые в своих внешних проявлениях обнаруживают полную аналогию с его телом. предлагаю тебе сегодня жизнь и добро.15. он спрашивает. где греческие боги могли стать предметом пластики. к колдовству. и существуют именно такими. Существуют вещи. какими они нам представляются: наглядно существующими и пространственно определенными. скрывающимися за ними. избери же жизнь. как делать".Часть первая Израиль простой советский еврей распрощался со своим традиционным скептицизмом?» Другими словами.19). Ведь пока мы остаемся в сфере обычного наивного мышления. Тора сама называется «жизнью и добром». Когда мы не знаем. Человек узнает себя во всем окружающем. «Когда мудрецы вошли 45 .

но чего же я мог пожелать ему при этом? Я сказал ему. «Надо отдаваться. Господь Бог. мы сели с ним. имеющий память и прилежание. Молодой человек старался казаться немножко равнодушным ко всем этим помыслам.Павел Гольдштейн в Амнийский вертоград. когда человек будет искать слова Торы и не найдет. что предчувствует заранее полный успех. И он добавил при этом. что почти не встречал человека. стр. полную победу на избранном им поприще. когда я пошлю на землю голод. он мне сообщил. который не обладал бы каким-нибудь талантом. но жажду слышания слов Господних7"». и я стал размышлять о возможности в человеке иных требований. но под конец. ибо сказано (Ам. – сказал он. и платье. не жажду воды. то сказали: будет время. Прошло некоторое время. 46 . 1. 381. улыбаясь. любой человек. способен усвоить это выгодное в житейском смысле мастерство. ибо есть и такая суета на земле. 7 8 Талмуд. что только после окончания доктората и получения звания доктора. Как-то утром я ходил с одним молодым человеком далеко в горы. Есть час Души – как час струны Давидовой сквозь сны8. Цветаевой «Час души». – и удовольствиям: и белье. но. пожалуй. разумеется. 8. Ведь от своих желаний все равно нельзя убежать». чем общедоступного арифметически простенького материализма. Трактат Эдуиот. Из стихотворения М. Молодой человек. – А что называют наукой? – насмешливо спросил он меня. и мебель покупать самые дорогие. Такая откровенность не была для меня чем-то неожиданным. что. он будет иметь возможность пожить в полной мере в свое удовольствие. Кругом не было ни души. том четвертый. гл.11-12): "Вот наступают дни говорит. потирая руки. в известных пределах. – не голод хлеба. которое ошибочно называют наукой. весело взглянул на меня.

когда человек будет искать слова Торы и не найдет». – Поговорите лучше обо всем этом с моим папой. «Когда мудрецы вошли в Ямнийский вертоград. но для всех людей была хороша. И он действительно. не рассчитывающей в человеке на большое. где не требуется ни слишком большого напряжения ума. Душа жаждет высшего. – что как для неба и земли потребовались творения и созидания. что я говорил ему. может особенно не беспокоиться. – сказал я ему. говоря все это.Часть первая – Ты бы должен знать.. право? Нечего цепляться попусту за выдающиеся на нашем пути уступы и рвать свои когти. Тот. человек почтенного возраста. – сказал он мне. что обращено к ней самой. – и многие из нас помнят эти идеалистические времена. А я подумал про себя: чем же можно оборониться от этой страшной чиновничьей психологии. Есть нечто неотразимое и прекрасное и прямо таки сладостное в том. Его папа – старожил страны. и явно не придавал моим словам никакого значения. иного основания для того. 47 . был совершенно спокоен. ни колебаний совести. Чем оборониться от этой спекуляции на понижение? «Верою».. того. а только улыбался на все то. – сказал он мне на прощание. а рассчитывающей в нем на самое маленькое. Но жизнь есть жизнь. эту горячую волну светлых снов и золотых альтруистических надежд. то сказали: будет время. и притом совершенно бескорыстно. – подсказывает сердце. – Все мы были молоды. так и для человека потребны творения и созидания. на кого работает время. чтобы отдавать все для всех. Молодой человек не оспаривал и не возражал. чтобы жизнь не для себя одного. и именно поэтому истинная наука всегда побуждает искать. весьма дорожащий своим научным реноме и притом чувствовавший щекотливую ответственность в таком разговоре. с большой эрудицией изложил свой взгляд на этот чисто жизненный и практический вопрос. и чего же беспокоиться.

нет богобоязни – нет учености. кто раз познает добро. том четвертый. Но едва ли тот. к своей семье. от чего страдает. и очень часто его ждет иное человеческое решение. две ноги. – нет добрых нравов. что самый близкий себе самому – он сам. – нет Торы. но пусть преступит и не даст себя убить10». а ты говоришь: научи меня всей Торе сразу. а если нет понимания – нет разума9». кровью принадлежит к своей земле. стр. кто для меня?». очень подчеркивающее: «Если я только для себя. В этом освобожденном полете трансцендентной души видна вторая возможность пути. к своей нации. вот правило Торы: что ненавистно тебе самому. интересы которого ему ближе всего. людьми. Такое требование исполняется людьми. два глаза и один нос. сын мой. Было бы ошибкой думать. и где его слабость. говорил: если нет изучения Торы. и тогда он вспоминает иные слова из книги нашей судьбы: «При всех запретах Торы мы не говорим человеку. когда один входит в душу другого и вслушивается в другого.Павел Гольдштейн «Рабби Элазар. Его задача определена очень ясно: «если не я для себя. 9 Талмуд. любя его неустанно и зная. пусть он даст себя убить. нет разума – нет понимания. ответ дается очень определенный и основное чувство. научи меня всей Торе сразу. Санѓeдрин 74-А. Захват этих слов очень широк: – «Один пришел к рабби Акиве и сказал ему: рабби. и в чем его сила. у которого две руки. 10 48 . Каждый в отдельности замкнут в своем «Я». уверенными в возможности познания в понятиях огромных полей жизни. не сосредоточит себя на другом. пока выучил ее. нет изучения нравов. чему тот радуется. и не преступит закона. Человек органически. для которых человек не арифметическая фикция. Тот ответил: сын мой. сын Азарии.453-464. что я». Нет надобности доказывать существование человечности. что человек не знает. Но. того не делай другому». учитель наш Моисей должен был пробыть на горе сорок дней и сорок ночей.

когда упадет враг твой. но также и продолжающаяся борьба и теперь и бесконечно: с мамоной. всех этих обманов и лжи. такое. неспособную на преступление. говорится в Талмуде. вера в возможность другого единения с людьми. Ведь «Всемилостивейший требует сердца12». есть какая-то сочувственная боль к судьбе их. что преодолеть летаргию «свободного мира». пытается опрокинуть все светильники и погасить с таким трудом и мукой добытый свет веры. принимается во внимание большинство поступков. 11 12 Талмуд. которая в одно мгновение перехватывает этот меч. а вы видите чистую руку. поможет сама жизнь. и есть уверенность. Можно сказать. что это преодоление. том четвертый. он. или. при котором не может быть всей этой вражды.Часть первая Когда точат меч. что готовы были погубить народ наш до стариков и детей включительно. У нее в запасе всегда есть какойнибудь сюрприз. Удивительно ли. с пакидством. со всем миром. что как только человек познает добро. не имея для этого никакого рассудочного объяснения. стр.3. ибо в этом отношении характерна безмерность нашей боли. Наш народ научился лучше защищать себя. когда он споткнется». Но мало и этого: есть сосредоточенность на боли и тех людей.463. тогда ответ рабби Акивы будет такой: «Все предвидено. все взятые барьеры розни. делает все для добра. в сердце которого заповеди Божьи. которая ни для кого не была сенсационным событием и которая является нашим состоянием. гл. И это для нас не ново. «Не радуйся. и да не веселится сердце твое. это не просто альтруизм. 49 . которое опрокидывает. который изменяет угол мирового зрения. Вероятно. мир судится добром (а не по поступкам)11. что холодные понятия тоталитарного мира великих и малых инквизиторов должны столкнуться с новым поколением народа нашего. пытающегося стать по отношению к нам по ту сторону добра и зла. ибо за всем этим бездушием сплошное НЕТ. и свобода дана. Несомненно. вернее. Санѓeдрин 106-В. Трактат Авот. а скорее напряженнейшее проникновение в другое. победа. борьба с бездушием.

как следствие этого смелого миросозерцания и Небо. Вы – от Кораха с его скопищем и до новых левых наших дней всегда впадали и впадаете в какой-то восторженный цинизм от нестерпимого желания насиловать природу вещей. живем. в десять раз беднее прежнего. Бога нашего. раздавленные сапогом. а солнечная система может и не двигаться вокруг солнца. Но пусть каждый думает. и земля. и весь мир свободны и произвольны в своих действиях. «Как это не слушается?. что не было и Начала творчества. – когда в Израиле есть богатые и бедные. чтобы сжечь дом. которые в своих претензиях на власти всегда рвались сами к власти. и в котором жили еще наши предки. 50 .Павел Гольдштейн Чтобы видеть настоящее. да вот не слушается природа нашего «надо». – и тогда. то. в котором теперь. нужно видеть душу настоящего. Превечного. Будьте же великодушны. могут и не падать на землю. произвольными и не перед кем не ответственными. тряхануть всех этих господ с Дизенгофа!» Ах. кто. во имя понятного и малого. – слышится тревожный голос. и звезды. Надо. будучи брошены. и земля может не вертеться вокруг своей оси. то нечего рассуждать о Боге. получается по вашей железной логике. под флагом защиты униженных и оскорбленных вполне позволено вашим внутренним социологическим убеждением вскрыть и тряхануть всех этих господ с Дизенгофа. надо сначала ликвидировать бедность». и не ищите фраз. кружка чаю и миска супу в виде одолжения. милосердие и добро. Действительно! Если нет внутри вас чувства Сущего. а вам. как хочет. ниспровергателям всех основ. и бедные. наконец. «Позвольте. а в моем воображении. еще с допотопных времен. еще от Каина. Привет ниспровергателям. превращенный в Лубянку. идеал ненависти. при одной только мысли об этой угрозе рисуется давно знакомая картина: – ложь и ложь. Единого. Надо бы вскрыть. Раббанут. вот оно что! Знакомая тема. пожалуйста. Вы же не ищете смысла в воле Божьей. предметы. Вы считаете себя свободными.. но есть страсти души совсем иные. энергия может и не сохраняться.

обрадуй спасением Своим и очисти сердце наше для искреннего служения Тебе. в наследие священную субботу Твою: пусть находит в ней успокоение Израиль. К этому движущемуся на эскалаторе метро муравейнику. неприложимо было никакое качественное определение в том смысле. насыти нас благом. в вас бы не проявлялась какая-то патологическая самоненависть. 51 . Божественный дар творческой свободы тоя на ступеньках эскалатора московского метро. дай нам удел в учении Своем. Но тут совсем не в йецере дело. как мне казалось в те секунды. в каком каждый человек несет в себе образ Божий. являясь тем самым малым океаном мировой жизни. или это все для людей. добра и милосердия сохранил в своем сердце Израиль? – Боже наш и Боже отцов наших. Истинны ли вы перед своей совестью. прежде всего. благоволи к нашему отдохновению. возможности спасти людей от дурных наклонностей и привычек. для того. С любовью и благоволением дай нам. Январь 1973 г. я всегда испытывал какое-то особое чувство смущения и стыда при виде движущегося одновременно в двух направлениях (вверх и вниз) человеческого муравейника. если бы вы искали. злой йецер и человеконенавистничество изводят человека из мира».Часть первая Если бы вы были не фразеры. святящий имя Твое. Боже наш. чтобы похвалиться перед ними? В Талмуде сказано. освяти нас заповедями Своими. Слыхали ль вы голос Того. что «злой глаз. Однако часто в общий план врывались очень живые кадры внутренних состояний подсознательного бытия или интенсивности цвета и формы: приклеенные ресницы или взлохмаченные волосы. Господи. Чей прообраз любви.

масса). как благодаря такой форме нашей 13 «Стал он. но которые укрепляли душу чем-то необыкновенно теплым и родным и – неизвестно как – моментально снимали людские перегородки и расстояния. Авраам. До Книги Бытия 17. вставку ‫ה‬. Есть объяснение имени Авраама через ‫רואה המון אב‬. 17) сказано. и был он. 46. или содержание содержания.. то есть: «отец. так как он не был господином над оставшимися ему непокорными пятью членами (по талмудическому воззрению тело человека состоит из 248 частей). Из этого следует..И пришел беженец и сказал Авраму – еврею. 5 имя это постоянно встречается в первой форме (‫)אברם‬. также Танхума к Книге Бытия. выражавшее субъективную реальность саму по себе. Нужна была человечность. Последняя объяснялась как ингредиент слова ‫( המון‬шум. То есть. мы находим в имени патриарха изменение. в Торе имя Авраам встречается в двух формах: первоначально ‫« – אברם‬Авраам» и позже – ‫« – אברהם‬Авраам». что до обрезания Авраам еще не мог обуздать все свои страсти. а именно. Эти-то лица должны были иметь для меня уже особое (частное) содержание. 32 б. стал он. Авраам. раб. я вдруг уцеплялся глазами то за одно. освобождение от безличности. Авраам. Как известно. – над обоими 52 . что он еврей – ‫«( ויבא הפליט ויגיד לאברם העברי‬. Береш. с тех пор перед собой объектом13. которой недоставало главы». Под словом «Я» понималось освобождение от закованности природой..Павел Гольдштейн или что-либо иное. В порыве зачарованности живо вставал передо мною образ отца нашего Аврама. богатое какими-то иными оттенками. и вызывавшее странные.») (Бытие. где впервые было сказано про Авраама. а затем. с тех пор перед собой объектом». И с тех пор. см. и отчетливо постигалось значение того места в Книге Бытия. в которых было нечто горькое и грустное. в Мидр.б сказано: ‫ המון גוים והיית לאב דהוה חסר ריש לאברהם‬то есть: «Будь отцом народной массы. нашим руслом. 13). что числовое значение слова ‫ אברם‬равно 243. Так например. нашей формой человечности с тех самых пор. видящий многих потомков». В Талмуде (Недар. то за другое лицо. XIV. как сказал про себя «Я». после обещания Господа Бога даровать Авраму многочисленное потомство. давно знакомые ассоциации и ощущения. Приглядываясь.

так как он нес в себе истинное отношение к самому себе. этнографическим и всякого рода другим соображениям. душой и плотью семейно связанного с Богом. избранного Богом для провозглашения всему миру веры в единого Бога и как в прототипе народа. свободный выбирать между добром и злом и нести ответственность за свой выбор. 15 В христианском переводе на русский язык «Древнего Завета» и в переводе на русский язык Пятикнижия Моисеева О. и в силу этого самодовлеюще-целостного. детски упрощавшим Божественную действительность. приближаясь к которому человеческая сущность становилась все оживленнее и прекраснее. обоими ушами и половыми органами (числовое значение буквы ‫ ה‬действительно. Есть и другая форма существования. Штейнбергом слово. глубоко личных и куда более реальных. Нельзя было сводить понятие нашего еврейского единства лишь к историко-социологическим. к своему «Я». 53 . вызывает представление о каком-то чудовищном насилии над способностью восприятия глазами. Человек во всей его совокупности и сложности в плане физической жизни и в плане чувств. – 5).Н. Этот центр был. чем то. то есть в Аврааме как в прототипе народа. 3) – ‫ונברכו בך כל משפחות האדמה‬ Да. то есть «семьи» переведено неправильно как «племена». явился выражением не только нашего семейного единства. 14 В тебе. к своему горю и радости. ибо «благословятся в тебе14 все семьи15 земли» (Бытие XII. и в один необыкновенный день был открыт мировой центр. могут благословиться все семьи земли в Аврааме. что обыкновенно принято считать жизненной реальностью. о человеческом стаде при всякого рода пастырях. Была тут необыкновенная полнота духа – синтез земного и небесного. которая невольно вызывала и вызывает представление о человеческом муравейнике. но всеобщей связи человеческой. – единства. есть и будет Вечно Сущий Бог. должно было образоваться из этой формы понятие единства этих связанных в центре содержаний. Все было исполнено потрясающих таинств. в себе замкнутого.Часть первая души содержания ее связались в одном центре.

. ни в ком нет такой глубочайшей прозорливости и такого обилия задатков. это страстное желание дорасти до соответствия высшему Добру. Тот. и никто не поймет лучше нас. иной раз. Таким образом появляется стадное сознание. евреях. Но ведь это не просто «некто» а это ведь мы сами. Наша избранность это не только свобода от рабства: наша избранность – это творческое. что вся сущность мира заключается в стадном социализированном миропорядке. «Самое прекрасное. это выбор и очищение чувств. но и конечную недостижимость и непостижимость Сущего. но и ни в ком нет и такого обилия препятствий.. Наш поэтический портрет и наша 54 . что мы можем испытать. которому служишь всем своим творчеством.Павел Гольдштейн подлинной сущности жизни. Она-то и есть источник всякого подлинного искусства и всей науки. прорвать центрирование содержаний вокруг нашего «Я». мыслей. – писал Альберт Эйнштейн. Содержания жизненного уклада еврейской семьи. кто не умеет остановиться и задуматься. Быть может. тот. тенденций даны нам откуда-то идеально извне. охваченный робким восторгом. и оно неизбежно приходит к выводу. евреев. – это ощущение тайны. оформить их сообразно своим рабским запросам. тот подобен мертвому и глаза его закрыты». что значит быть своим собственным искушением. как в нас. кто никогда не испытал этого чувства. – с целью погубить его самостоятельность. которые поднимали нас до вершин высочайших обобщений. и они явно не совпадают с квадратно-гнездовой гармонией коллективизированных душ и стандартизированных умов. деятельности. Вся ползучая натура стадного мира ведет наступление на наше «Я». Здесь уже не может быть места для другого. Творящий всегда чувствует не только данный нам Богом дар творческой свободы. на путях нашей многовековой нелегкой жизни ощущение тайны приводило и приводит некоторых из нас к уничтожающим самообвинениям с переворачиванием на все лады каждого своего поступка и действия. с полным самозабвением служение Сущему.

3. невозможным. Все мы люди. А мы смотрели на свой поэтический портрет как сквозь перевернутый бинокль. трансцендентном плане. и мы видели себя сквозь него на очень далеком расстоянии. и душа наша представлялась нам на таком расстоянии совершенно не запятнанной земными помыслами. кажется. Он стал столь же Богом земли. Еврей-спиритуалист никогда не пренебрегал земными благами. так как Он приблизил Себя к человеку16». для того чтобы ощутительно вновь пережить совсем иное. Страшно и ужасно было долгое прошлое нашего галута. Поэтому изображение нашего человеческого характера становилось совсем плоскостным. а с того момента. как и неба. – что многим кажется невероятным. все мы смертны и каждый из нас подвержен всевозможным колебаниям то в ту. «До появления Авраама Господь Бог был известен лишь как Бог неба. претворить его в свою фантастику или даже более того. перепутавшее взгляды. делает нас все более грубыми и материальными по мере того. а нежелание быть тем. 55 . 24. За внешними явлениями всегда скрывалось переплетение двух начал. сбившее с толку немало еврейских душ. он всегда готов был пожертвовать ими высшим целям. и. А между тем. – чтобы это фантастическое пережить сейчас как свое. а именно. но этим земным благам он никогда не отводил первого места. раб. то в другую сторону. как Он явился Аврааму.Часть первая жизнеспособная натура не суть две различные субстанции. как мы удаляемся от своего чистого духовного Божественного первоисточника. далекое и таинственное наше прошлое. 16 Вегеsch. что усложняло понимание еврейского характера и вместе с тем позволяло связать его с окружающей его действительностью в возможно более иррациональном. соединяющим его с Богом. житейское мужество и многое другое. что мы есть. что евреи благословенны за свою любовь к земному. Наше стремление от худшего к лучшему вселяет в нас энергию. нужно глубокое человеческое понимание того факта. а только две модификации одного и того же характера. близкое и несомненное.

однако. под власть которого их отдавала судьба. под влиянием какого-то «наваждения» он окончательно переставал понимать все наиболее простое. заложенный в их душе Богом. изуродованное существо. что евреи никогда не могли получить удовлетворения ни от одного жизнеустройства. без этого ощущения Святости ничего путного не сделаешь. ибо. как бы ни были противоположно настроены струны его души.Павел Гольдштейн Для каждого. так как идеал совершенной справедливой жизни. как человек. Никто не может быть чем-нибудь или достигнуть чего-нибудь. кто родился евреем. 56 . что и сам начинал верить. не быв сначала самим собой. при котором очень часто еврей как «ахер». Он изумлял окружавшую его среду. как ненормальное. что невесть какой свет его осенил. великий незабвенный идеал. был в нашей подлинной древней отчизне с незапамятных времен. Но изводящие душу условия галута создавали такое состояние. что может. начинал строить из себя нечто такое. почти всегда в своей таинственной внутренней неудовлетворенности он чувствовал данную ему свыше призванность к служению. ни чуточки не связанную с ним никакими родственными узами. нигде еще не был осуществлен. чем на самом деле вовсе не являлся. Нельзя у подобного еврея отнять его субъективной правдивости. такими фантазиями. уже существовавшее задолго до его рождения. усиленную до ощущения Святости. Он был здесь осуществлен в слиянии Бога и человека через чувственную любовь. А между тем. не могли быть довольны ни одним правительством. быть евреем означает состояние. Поистине есть что-то трагическое и великое в том. он был. Великая вещь – чувство этой связи с Богом. Во всем этом было что-то судорожное и жалкое. ибо благородные и добрые намерения разбивались о прозу муравьиного существования окружавшей его среды. потерявший свой естественный облик. Без него будет лишь полная потеря чувства Божественной действительности. облекшееся в несвойственное ему одеяние. И. привести лишь к конформизму и духовному рабству. ясное и неопровержимое. в свою очередь.

Таким образом.В. то кто же для меня? Если же я только для себя. Положение Гиллеля: «Если не я для себя. и сам должен отозваться всей чистотой своих душевных сил на зов свыше и ощутить его. Человеческое существо во всей своей сложности находит в иудаизме высшее примирение и «egо» и «аltеr». которая кончается только со смертью». наша духовная творческая свобода идет в глубину. чтобы в этой области человек развивал в себе как можно шире способность служения другим. Твой взгляд. как своей. снимает чувство ненужности и пустоты своего эгоистического существования в осознании ответственности за другого. Мораль иудаизма заключается во взаимном служении людей. живую связь душ. что находится перед тобой. на которые только способен один человек по отношению к другому. но с тем. Розанов. которыми мы обладаем. что я значу? И если не теперь. то. мы имеем в виду отношение одного человека к другому. как протянутую ему руку. что обладаем возможностью ощущения чужой боли. твоя душа должны быть сосредоточены на том. Но мы обманули бы себя. например. – это возможно. Точной и раз навсегда установленной меры возложенного на нас служения миру нет. твой ум. а не жвачное равнодушие пошлых нормативов. нежности и заботы. если бы возомнили. то когда же?» – уничтожает противоречие между «своим» и «чужим». как утверждал русский философ В. в проявлении любви. при 57 . Эгоизму предоставлена его законная область. надо через многое пройти. все-таки есть и нормально должна быть радостью. Говоря. но свобода воли предоставлена человеку: он сам должен быть господином и самого себя и своих качеств. Она есть борьба в душе между ее двумя сторонами – трансцендентным зерном и эмпирической пеленой. Человек может не любить другого человека. Но чтобы приобрести эту радость. и своих собственных сил.Часть первая Среди всяческих мечтаний блаженного бытия в будущей жизни «наша жизнь. «человек и человек». Мера эта находится в зависимости от тех сил и способностей. По словам рабби Акивы все предвидено Богом.

что Соломон не просил для себя ни долголетия. что. а просил только сердечного разума. рабу Божьему. ни душ врагов своих. а что есть зло. И царь Соломон просит даровать ему. За то. постепенно приобретая опыт. которое чутьем могло бы различить. стараясь осуществить вечные и глубокие принципы жизни. кто считают или собираются считать себя руководителями всякого рода объединений человеческих.. Сторона 58 . обрел он великую справедливость и мудрейшее равновесие перед лицом мира сего. что есть добро.. в которых было что-то бесконечно доброе и нежное. и все ему кажется необыкновенно просто.Павел Гольдштейн котором последнее слово принадлежит плановику и бюрократу. в котором явился ему Господь Бог и сказал: «Проси. человек в то же время утрачивает свою молодость. В юности он зачастую бросает вызов этим принципам. И вот он. Зло и добро ак один из сокровеннейших моментов Сущего воспринимается сон царя Соломона. высится среди людей. что выходило бы из сферы его личного опыта. Как жаль. что дать тебе». социально-чванливо. пока не погрязнет сам в скверне людского хамелеонства. ни богатства. В мире есть много великого: небо. земля. любовь. что может только придавливать и обезличивать? Человек рождается для любви. мудрейший. такое разумное сердце. Неужели же так окончательно безнадежноплоско. ясно и несомненно. Душа его впервые расправляет крылья. естественном понятии о мире он не находит ничего загадочного. как пример для подражания всем тем. уныло-утилитарно наше время. дабы творить суд народу Божьему. ибо в первоначальном. В своих размышлениях он не допускает ничего такого. и он еще в ладу с ней до той поры. и как самые значительные минуты в жизни припоминаются человеческие лица. вера.

через внешне завлекательные активные жесты. что думаете. ибо хотя в побуждении и лежит причина зла. вообразив себя призванным и способным переделать все. а в оправдание человека. передать ее. А правда ведь «где-то тут». и он невольно. он в окружающем его обществе видит только слепое производное тех или иных условий. Иудаизм уже изначала рядом с ‫ יהד‬отвел место ‫ יצר טוב‬и – доброму побуждению. и лишь из рук в руки можно. Именно поэтому совратители масс находят столько друзей и слушателей и послушников среди юных неокрепших душ. Слово это означает более широкое поле возможностей жизнесохраняющей и жизнетворящей силы. Но изречено это Богом не в обвинение. активные речи и позы. созданное до его появления на свет Божий. но все же дерзко. к которому принадлежит. Соломон просил даровать ему такое разумное сердце. «Помышление сердца человеческого зло от молодости его17». и он постигает чувства окружающих его людей через их внешние проявления. а у входа грех 17 Бытие. начинает сам попирать уставы и развитие того общества. вызывающему в воображении тревожный призрак Каина. не потеряв. Да. но побуждение не только ‫רע‬. Есть хитрость делать из всех дураков: говорить не о том. Нужно быть на очень большой высоте. не желая больше быть «избранным» и настаивая на своем праве быть как все. которые его возбуждают и враждебно настраивают и отчуждают от всего. влечению к добру. зато себе всегда оставляет неограниченную свободу произвольных действий.Часть первая внутренняя ему не видима. Нисколь не опасаясь впасть в ошибку. из чего рождается злая воля толпы. чтобы осмотреться и уяснить себе. ‫א‬ 59 . Но как противостоять неизбежному помышлению к злу. через оживление и пыл. Она всегда недалеко от нас. что просветляет душу. когда один брат перестает понимать другого. не только зло. Но только чуткая интуиция может уловить ее. которое могло бы чутьем отличить правду от неправды. которые людям так свойственно вносить в пустые споры.

К этому мнению в разные эпохи присоединялись и другие еврейские мыслители. не сетованиями и не минутными волнениями чувств могут быть преодолены муки мира сего. самый смысл добра осмысливается. В этом смысле надлежит преисполниться самым глубоким пониманием сущности Божественного промысла над миром и отчетливо чувствовать присутствие тайны и в себе и в других людях. что дало бы ему изведать и измерить бездны зла и высоту добра. не на почве общего невежества и не из корысти честолюбия совершится истинное. Повидимому. С глубоким пониманием человеческой природы наши вероучители ставили кающегося выше невинного. и в бесстыдной спеси влечение к нему? Конечно. И чем более вникаем мы в природу вещей. освобождающего человека от всякого влечения к злу. которое выпадает ему на долю. как ради него самого. Душа овладевает в это время содержанием таких глубинных эмоций и ощущений. знак которых сохраняют навсегда». Ответственность личности так велика. которые никогда не выходят на поверхность и которые становятся определителями чувств в бытие души. тем очевиднее нравственное воздействие Божественного Закона. и мужественно переносящего зло в себе и вокруг себя с твердым намерением положить ему предел. бескорыстно-приемлющего мир Божий. 60 . глубокое и тревожащее дух раскаяние. возлагавшие все свои надежды на умаление зла в этом мире. Один писатель вкладывает в уста своего героя замечательную фразу: «Все лицемеры начинали с добродетелей. лелеющего то добро. Конечно. Но есть существа. 18 Берах. 17а. что добро никогда не должно быть исполняемо иначе. тому лучше не родиться18». а не ради него самого. когда рядом с возвышающими душу образами добра стоят предупреждающие и отталкивающие примеры зла. Эта мысль в эпоху вавилонского Талмуда наиболее резко формулировалась в изречении амора Рабба: «Кто делает добро по другому побуждению. Существует искренность сердца совершенно открытого. никогда не переживавшего того.Павел Гольдштейн лежит.

История старая и гениально описанная Достоевским в его пророческом романе «Бесы»: «В смутное время колебания и перехода. когда любое переживание превращается в муку. так называемых "передовых" говорю. что будем ли мы озираться кругом. гневы. кроме жажды личной пользы в самом грубом ее выражении. Только нужно ли нам все это на Святой земле? Вот в чем вопрос! Неизбежно ли все это? Неужели нам всем не понять друг друга? Жажда видеть идеальное. «Все эти "мелочные лавочки". при которой они считают вправе все остальное. тоже случается». что. и та направляет их. или заглянем поглубже в себя. Перед реальной действительностью практической 61 . сплетней. которые есть в каждом обществе. куда ей угодно. Однако. зло со всех сторон бросается нам в глаза. Во всякое переходное время подымаются эти люди. впрочем. обстоятельства самые-самые будничные. У них есть своя особая логика. самолюбия – грош им цена и минута времени». почти всегда попадают под команду той малой кучки "передовых". но даже и. и уже не только без всякой цели. Я не про тех. считать анекдотом. которые всегда спешат прежде всех (главная забота) и хотя очень часто с глупейшею. своя игра. – всегда и везде появляются разные люди. не имея и признака мысли. если только сама не состоит из совершенных идиотов. – писал 60 лет назад русский философ Розанов. кроме их хитрейших целей. Между тем они. – из душ не вытрешь: все какие-то досады. правдивое – вечна в человеке. опыт всего человечества свидетельствует. жаждущие как можно поскорее произойти и залезть на самый верх и потому выискивающие кратчайшие и легчайшие для того пути. рыночным товаром.Часть первая которые за всю жизнь не испытали ни одного подлинного чувства. а лишь выражая собою изо всех сил беспокойство и нетерпение. сами не зная того. Тут-то и является ловкач перед общим мнением в маске и требует аплодисментов себе и даже более того. – пишет он. К успешному осуществлению их целей приводит сама жизнь. существа. Есть такая степень чувствительности. которые действуют с определенной целью. но не менее важно истинное отношение каждого к самому себе. но все же с определенною более или менее целью.

чем зла. Механическая сила послужит еще какое-то время.. тем более что по несчастью. но еще не решится оно обратиться и примкнуть к источнику своего существования. в своей отдаленности так. что меры гения и страсти друг другу соответствуют. тускл он там. о котором рабби Авраам Ицхак Кук писал. а с ним грянет отчаяние и отвращение к жизни и действительности. и Бог снова и снова напоминает ему об этом. тогда потеряет и общее свою окраску.. «что свет Бога. если вздумает оно продолжать свое жизнепрохождение при этом тусклом свете. будет еще подталкивать артельную машину. Личные запросы и потребности одного поднимут голову более чем это гармонически оправдано. ни Бога на земле19"».Павел Гольдштейн жизни стушёвываются приятные фикции оптимизма. Тогда обернется национальное назад. Думается. доходя до произвола. "ни истины. но тук жизни будет истощаться. что лишь темноты и пропасти повстречает отлаженное общество со всеми его широчайшими приспособлениями и богатыми культурными запросами. на желание видеть друг в друге сограждан Святой земли. Мы должны здесь понять факт совершающегося чуда Исхода нашего на Святую землю нашу. гораздо легче не видеть добра. 62 . а не обособленных людей некоего технического «мосада». Где-то приходилось слышать или читать. и будут непомерно расти. Сам Израиль не всегда понимал свое предназначение. досвечивающийся до общества. ощутить дыхание силы Божьей. ни милости. а энергия есть условие человеческого величия. Эта энергия должна быть направлена на истинное внутреннее сплочение. что их правильнее рассматривать как патологическое явление. Тут-то и столкнется оно впервые с признаками слабости и старения. сходя на нет и иссякая. к Божественной идее. Чувства и страсти так тесно связаны с низшею природой. искаженность в мыслительном порядке и. А когда духовное восхождение обесценится. что разумнее – и вернее было бы сказать: не страсть. желая обстроиться в своей особой идее. 19 «Менора» № 2 1973 г. Рабби Кук «Идея Божественная и идея национальная в человеке».

Сейчас. Попытка постояльцев Бедлама закрыть глаза перед чудовищной реальностью зла оказалась не столь успешной и ослабила до основания связи того целого. восседающий на горе. К кому же еще мы можем обращаться за помощью? «Что нам сказать Тебе. но и перед всем человечеством.» Тут руки протягиваются к вечности.. в том числе и перед миллионами тех людей. чувствуешь. что то. глядя на небо. не жажду воды. как «Один из вас прогоняет тысячу..Часть первая Велика наша ответственность не только друг перед другом. что есть. не голод хлеба. Как бы трудно нам ни было в нашем горе от невозвратимой утраты родных нам людей. Сигнал тревоги в Судный день 5734 года ашу Святую землю окружает мир. – говорит Господь Бог. что есть – это Святая земля и небо над ней. И эта мысль так страшна. сигнал тревоги в Судный день все перед нами расширил. То. в котором дозволено жить роду человеческому. какую бы радость мы ни переживали от нашей победы над неисчислимыми силами зла. гл. это с нами. ибо Господь Бог ваш Сам сражается за вас. – когда Я пошлю на землю голод. мы должны видеть одно: каждая линия нашей судьбы. свободный от ответственности перед Богом. Поистине. Ведь вы видели все. давно уже не кажется невероятным. Мир. обитающий в небесах? Ведь все явное и тайное ведомо Тебе!» Проповедь смирения воспринимается как отказ от борьбы со злом. которые во мраке неведения служат слепым оружием чудовищным силам зла. застигнут трагической судьбой в 20 Амос. что подавляет своей обреченностью. «Вот наступают дни. окружающий нашу Святую землю. но жажду слышания слов Господних20». каждый наш миг – предвидены и обусловлены Всевышним. и мы живем только этим. и что нам поведать Тебе. 8 63 .

многие из нас только начинают разбираться в общих положениях. прежде всего. что в жизни нет неожиданностей. Авраам был первым. И очень много было таких дней и ночей. с чувством личной кровной привязанности. 4:6.Павел Гольдштейн бессилии духа своего. что именно мы не смеем ответить человеческой неблагодарностью на данный нам Всевышним дар Свободы. судьбы мира и людей направляющую. Поймем же раз навсегда в это в глубочайшем смысле ответственейшее для нашего народа время. 21 Левит. ибо Воля Божья означает лежащую вне сферы видимых вещей причину всего происходящего. Бывали у каждого из нас страшные дни и еще более страшные ночи. Второзак. Нам предстоят трудные дни. которое требует сопротивления и борьбы. И он отозвался на голос. Несмотря на всесветное рассеяние. что и здесь. Это был призыв к человечности. 64 . Само чудо существования народа нашего есть. и все еще ходят в тумане ложных представлений и плоских догадок. на Святой земле. порождает боль и страдания. Думая. чудо самоотверженной любви. мы возвращаемся в свой собственный дом. Это был зов к выбору и решению возвыситься над низшей материальной стороной нашей природы. но любовь выбирает и не может не выбирать. из которого будто только за час перед тем вышли. Народ наш оказался на пороге иного бытия – в ожидании чего-то чудесно пленительного и ужасающе-грозного. это был зов к жизни с ответственностью за другого. он был на пороге бесконечного задания. кого Всевышний из головокружительной высоты своей и из бездонной глубины своей окликнул в пространстве своем. наконец. это не просто «всемирная отзывчивость». и это для него почти что канун конца. а значит. с ощущением его боли как своей собственной. который ощутил как «руку сильную». чтобы Израиль мог все народы земли обратить к истине21. он был накануне какого-то бесповоротно манящего и пугающего решения. с болью в сердце осознаешь. о своем. 20:26. Отец вселенной требует такого служения ему со стороны Израиля. Уразумеем же.

ибо Господь. Посему во всей точности старайтесь хранить и исполнять все написанное в книге закона Моисеева. как не эта жажда настоящего человеческого родства? Метафорический язык еврейских мудрецов в высшей степени глубоко выражает эту же мысль. рискуя разорваться от 22 И. ни налево. гл. сказав им: если дети Израиля примут закон. 65 . то вернется тогда хаос».. лежит долг ‫קידוש השם‬.. На каждом из нас. Бен-Нун. не уклоняясь от него ни направо. Дело идет не о каких-нибудь материальных благах. «Бог при создании мира заключил договор с естественными силами. проще которых нет: «Мы евреи и у нас нет другого выхода». С непоколебимым мужеством идут на смерть сыны нашего народа. – и именно в этом истинная сущность нашей силы и самого нашего существования. если нет. что сделал Господь Бог ваш пред лицом вашим со всеми сими народами. кем бы и чем бы он ни был.. еврей Пастернак писал в своем нашумевшем романе «Доктор Живаго»: «Отчего властители дум этого народа не пошли дальше слишком легко дающихся форм мировой скорби и иронизирующей мудрости? Отчего. Бог ваш. И это не только «борьба за очаг». Сам сражается за вас. большие слова. Наше общество как таковое не может не быть ‫ – מקדש השם‬освящением имени Божьего. 23. К сожалению. Один из вас прогоняет тысячу. у которого шестеро маленьких детей и который только позавчера вернулся из армии. и задаешь себе вопрос: что производит более глубокое впечатление жизненной правды. и даже не только о жизни нашей. Так Нобелевский лауреат. это Божественное требование еврейского самопожертвования ради общего блага для «постороннего» уха звучит трагикомично. хозяина и продавца маленькой лавочки. Вчера я услышал от скромного труженика. ибо Господь Бог ваш Сам сражался за вас. Думаешь об этом скромном еврее из Марокко. вы будете продолжать свое существование. как говорил вам22»..Часть первая Образ шести миллионов мучеников наших не перестает жить в сердцах каждого из нас. «Вы видели все.

Павел Гольдштейн

неотменимости своего долга, как рвутся от давления
паровые котлы, не распустили они этого, неизвестно за что
борющегося и за что избиваемого отряда? Отчего не
сказали: "Опомнитесь. Довольно. Больше не надо. Не
называйтесь, как раньше. Не сбивайтесь в кучу,
разойдитесь"». Еще более свысока смотрит на нас другой
Нобелевский лауреат еврей Киссинджер. Что ему бедный
Израиль, когда человек вершит судьбами мира. И вот уже
скудненькая интеллигентская мысль, а с другой стороны –
банально арифметически-простенькая дипломатия полной
капитуляции перед чудовищными силами зла забирает в
свои руки мировоззрение целой эпохи. Как жена Лота, этот
мир может с тоской смотреть назад, но тогда он станет
статуей, не из камня, и не из бронзы даже, нет, соляным
столбом, который растает и исчезнет при первой же буре.
Но нет худа без добра. От того, насколько глубоко ощутим
мы смысл Сигнала тревоги Судного дня 5734 года, зависит
не только наша судьба, но и судьба всего рода
человеческого.

Живое чувство высшего бытия

се произойдет когда-нибудь в свое время, а
пока во всех краях земли, что ни день, что ни час, на каждом
шагу вздор несусветный, декларации, резолюции,
постановления, параграфы, номера, нелепица, бредни и уж
слишком много хитрых и тщеславных, прожорливых и
кровожадных ползает, бегает, плавает и летает. И этакое,
видимое сквозь поверхность мира, состояние явственно
душе говорит, что все это неспроста и что, плавая во
времени, держимся мы исключительно только добротой
Господней, ибо «глупость человека извращает путь его, а
сердце его негодует на Господа23».
23

Притчи Соломона 19;3.

66

Часть первая

В Книге Иова сказано, что «человек полагает предел
тьме и тщательно разыскивает камень во мраке и в тени
смертной. Вырывают рудокопный колодезь в местах,
забытых ногою, спускаются вниз, висят и зыблются вдали от
людей. Земля, на которой вырастает хлеб, внутри изрыта,
как бы огнем. Камни ее – место сапфира, и в ней песчинка
золота. На гранит налагает человек руку свою, с корнем
опрокидывает горы. В скалах просекает каналы и все
драгоценное видит его глаз. Останавливает течение потоков
и сокровенное выносит на свет24».
Тот, кто ценит выше всего ясность понятий,
задумается над этой глубоко знаменательной чертой. Нет
ничего хуже как сокровенное выносить на свет. Тут уж
человек теряет святое чувство Любви, связывающее его с
Создателем. Как знать, быть может фантазия, вожделенная
для глаз и прелестная для воображения и есть та наихудшая
часть первородного греха, которая, чем дальше род
человеческий идет по жизни, тем более трудной делает ее
для него. Сокровенное, недоступное пониманию толпы,
выносится на свет, обнажается.
«Но где премудрость обретается? И где место
разума?.. Бездна говорит: "не во мне она", и море говорит:
"не у меня". Не дается она за золото и не приобретается она
за вес серебра... Откуда же исходит премудрость? И где
место разума? Бог знает путь ее, и Он ведает место ее. Ибо
Он прозирает до концов земли и видит под всем небом.
Когда Он ветру полагал вес и располагал воду по мере,
когда назначал устав дождю и путь для молнии
громоносной, тогда Он видел ее и явил ее, и еще испытал ее,
и сказал человеку: "вот, страх Господень есть истинная
премудрость, и удаление от зла – разум25"»
Но неужели людское ослепление так неизбежно, и
истина так фатально от людей скрыта? Что же, в самом деле,
означает это состояние оторванности от Творца своего?
«Забыть Бога, значит забыть самого себя», – говорил Иеѓуда
Ѓалеви. «Нельзя, – говорил он, – жить, не чувствуя Его как
источник жизни, света и счастья». Или быть может слова из
24
25

Иов, 28; 3, 4, 5, 6, 9,10, 11.
Иов 28; 12, 14, 15, 20, 23, 24, 25, 2б, 27, 28.

67

Павел Гольдштейн

Исайя о том, что приближается утро, но еще ночь имеют
особо расширительное значение в том смысле, что сама
атмосфера ночи горячит и воспламеняет людское
воображение до экстаза, или точнее говоря – до
умоисступления26.
В Талмуде сказано: «Люди же Содома были злы и
весьма грешны пред Господом» (Быт. 13; 13): «злы» – друг
с другом; «грешны» – преданы разврату; «пред Господом» –
указывается на осквернение Имени; «весьма» – они грешат
умышленно27».
Поистине, что-то очень знакомое нам из
современной действительности. Это Содом несколько иного
свойства, но не менее опасный, ибо осквернение Имени
проявляется в наше время еще сильнее и явственнее. Где-то
в первый роковой и страшный момент еще могла проявиться
растерянность, испуг. «Когда наступил вечер, Адам увидел,
что в мире темнеет, и что солнце заходит на западе, он
сказал: "увы, мне, за мой грех Господь посылает тьму на
мир", – он не знал, что таков порядок мира. Наутро, когда он
увидел, что мир освещается, и солнце – на востоке, он
возрадовался великой радостью28». Увы, торжественный
момент, возвещающий утром милость Его и истину Его,
мало кем теперь замечаем. Обстановка времени работает над
формировкой иных характеров. Немало было употреблено
усилий на то, чтобы грубыми мазками искусственных
красок, вместо подлинных красок Божественной природы,
при помощи искусственного освещения представить
иллюзию истины. Замочные скважины и дверные щели мира
приобрели куда более широкое значение, чем сердце
человеческое – корень и основа духовной жизни человека и
главное средство его сближения со Всевышним. По какимто благодетельным инстинктам, в минуты ужаса и отчаяния
заставляющим всех затаить на секунду дыхание, люди никак
не могут решить, правду ли или ложь созерцали они через
замочные скважины и дверные щели мира. Жизнь идет,
26

Исайя (Иешаяѓу) 21;12.
Талмуд. Мишна и Тосефта. Перевод Н. Переферковича. Том 4,
книга 7-8,стр. 515. Трактат Авот, гл. 12.
28
Там же, стр. 485.
27

68

Часть первая

происходит движение, техника идет вперед, но духовные
начала от века неизменны. Создатель вложил в нашу грудь
чувство, потрясающее с непобедимой мощью все наше
существо. Чувство это являет собою священную тайну
небесной любви. Благо тому, в чье сердце вливает радость и
силы такая любовь! Однако же робость и малодушие
ослепили сердца людей. Фантазия, вожделенная для глаз и
прелестная для воображения, неслышной поступью, на
мягких лапах своих обольщений пробралась в мир людской.
Она схватила души, протянула щупальца к горлу каждого
человека.
Благочестивые люди, пребывая меж заблуждений
чужих, всей чистотой сердца своего протестуют против
извращения красоты и истины Божьей. Им видится Красота
такою, какова она есть, какой она была в седьмой день
творения, когда в просторах ликующего неба вдохновенно
взирал на нее Творец.
Без участия сердца жить нельзя. Ничему не
удивляться есть, разумеется, признак глупости, а не ума.
Несмотря на язвительный сарказм людей, лишенных страха
Божьего и любви к Богу, такие люди не властны над своей
волей. В силу безысходности своего душевного состояния, в
котором, как им кажется, терять по существу нечего, эти
жалкие и искалеченные существа легко порабощаются более
сильной
преступной
волей.
Но
никакая
ложь,
нагроможденная с целью выбраться из уличающего ее
положения, не в состоянии ни сгладить, ни затуманить
истину Любви, озаренную и пронизанную особенным
светом. Только эта Любовь, соединяющая земное с
Божественным, реальное с таинственным, только она есть
корень жизни. А Бог – есть жизнь29.
Он Всеобъемлющ и Вездесущ; Он не созерцается
умом, а познается разумом, свободным от человеческих
пороков. Совершается возвышение от земли к небу, которое
проходит перед нами в Песне Песней как необычайное,
неповторимое зеркальное отражение любви Израиля к Богу:
29

Иеремия (Ирмеяѓу) 10;10.

69

Павел Гольдштейн

«Я принадлежу Другу моему и ко мне обращено желание
Его30».
Только такая, благословляющая жизнь, Любовь
может научить жизни. Захват ее беспредельно широк и
сосредоточен. Она есть Чудо Доверия. Она не терпит
подмены и разъятия на части. Она несет в себе жизнь и
добро, как понятие и цель. Греки изучали обнаженную
натуру во всех ее поворотах, во всевозможных позах и
изгибах, тонко улавливая внешние формы бытия, в то время
как еврей в своих переживаниях все больше смещался в
сферу невидимого, достигая высшего сознания Бытия во
всей его чистоте и целомудрии. Он чувствовал Всесвятого в
себе всеми движениями своей души, всей свойственной ему
впечатлительностью, с какой он воспринимает явления
окружающего его мира. Благочестивые люди Израиля видят
жизнь не во внешнем все «возвышающем» обмане, а такою,
какова она есть, то есть вне мраморных и гипсовых
изваяний, вне обольстительных слов и звуков губительных
фантазий. Толпа ходит в привычном для нее ежедневном
мире. С чем она идет вперед? По земле Авраама, Ицхака и
Яакова ходят евреи. Они отнюдь не аскеты и не стоики. Они
никогда не пренебрегали земными радостями, но они всегда,
в большинстве своем, готовы пожертвовать ими высшим
целям.
Соотношение между сущностью и внешним
проявлением не всегда видимо. По улицам городов Израиля
ходят люди, которые испытывают далеко не обыденные
чувства. Молитва сочится из уст этих людей постоянно,
внутренне, про себя, не на показ и поэтому перестает быть
внеочередной, чрезвычайной, прерывающей ход обычной
жизни. Мир поколений содомских и столпотворений
вавилонских не терпит этих благочестивых людей. Не дано
этому безумному миру уразуметь Гармонию и Порядок
Иудейства. Гармония и Порядок Иудейства не всегда
наглядны и для самих евреев. Отсюда такое число
отступников с самых древних времен и до Маркса,
ослепившего и оглушившего наше время слепотой и
30

Песнь-Песней (Шир Аширим) 7;11.

70

Часть первая

глухотой своих предначертаний. С горьким осуждением
сказал про него русский мыслитель Сергей Булгаков, что
«поднял этот сын руку на мать, холодно отвернулся от ее
вековых страданий, духовно отрекся от своего народа». Тут
надобно глубже, не одним только внешним образом,
смотреть на дело этого знаменитого отступника и на все
другие, предшествовавшие этому страшному делу, не менее
страшные обольстительные фантазии и их кровавые
последствия.
Весь мир пребывает в страхе, «ибо проклят тот, кто
уповает на смертного, считая плоть свою опорою, а от
Превечного отклоняет сердце свое31». Но высоко небо и «на
все есть время и всякой вещи под небом своя пора32».
Когда думаешь обо всем этом и еще о многих вещах,
слишком многих, чтобы можно их было даже перечислить,
убеждаешься, что добру и злу свои положены Всевышним
сроки. Заря взлетает над Святой землей. Состояние, обычно
известное под именем вдохновения будит в нас сознание
своей силы. Всесвятой – вот кто будит в нас сознание своей
силы и веру в себя, ибо мы знаем, что «Светильник
Господень – дух человека, испытывающий все глубины
сердца33».

Израиль пребывает вечно

сли бы можно было человеку так начать
жизнь сначала, чтобы не упустить настоящего живого
чувства еще ни разу до сей поры им не пережитого!
А ведь это было, кажется, только вчера, когда что-то
тронулось внутри его, и вырвалась наружу вся блаженная
тайна Любви, повергшая в изумление толпу строителей
Вавилонской башни.
31

Иеремия (Ирмеяѓу) 17;5.
Екклесиаст (Книга Коэлет)3;1.
33
Притчи Соломона 20;27.
32

71

что приближает его к тому моменту. ибо его душа чувствует. – трактат об общежитии. преследование прекращается. у него больше сил. когда все люди объединятся в любви к Богу и ко всем ближним. чем прежде. сегодня вдруг для него бесследно исчезает. почему он так поступает и где храбрость уже не возвышенное свойство души. и за небесной далью открылось ему на рубеже его прежней жизни величавое и ласковое обаяние родного имени – Израиль. воля и безволие настолько перепутываются в его душе. а просто полезная вещь.Павел Гольдштейн Тогда. что наше национальное бытие побеждает время. томление же духа внутри его такое. Молодому человеку гораздо легче: он молод. что мы вечны. тем. он не был оставлен и не будет оставлен. Для него это уже единая семья. Израиль пребывает вечно. что то. так что и в шквалы легче доплыть ему до желаемого берега. которое выпадает нам на долю. его юное сердце чувствует себя дома и от этого дружнее живет он в этом доме с такими же как он людьми. памятуя о том. другое возвращается. проще и непосредственней смотрит на вещи. государство исчезает. в себе и вокруг нас с твердым намерением положить ему пределы. что ему становится еще труднее дышать. его текущий час сделал над ним чудо. и мужественно сносить зло. не задумывается. что еще вчера казалось ему важнее всего. защищая свой дом. Этот юный еврей верит. которую следует держать под рукой на любой случай смертельной угрозы. поколение приходит. он не исчез и не исчезнет34». другое появляется. что «хотя поколение уходит. 34 Дерех эрец зута. 72 . где каждый. о котором необходимо раструбить на весь мир. Странные бывают явления в природе человека: – сознание и бессознательность. Мы все должны делать то добро.

возлюблю их из милости». Будем ли мы озираться кругом. И Богом. я не 73 . как сказано у пророка Осия (Ѓошеа) (14. Если у человека нет трепетности ни на один сантим. если его надежда только в том. вложенные Оскаром Уайльдом в уста одного из действующих лиц его пьесы: «Нет. но над его поникшей головой безжалостно. Многим пришлось очень тяжко. Особенно тревога совести. Человеку больно. может быть не каждую. но более глубокие. что-то очень бесплодное. позволяя себе анализировать чужие проступки. Есть кающиеся люди. зло со всех сторон бросается нам в глаза. не наклоняясь к истерике и сохраняя мужественную добросердечную кротость к слабости ближнего своего – о. И эта душевная боль намного страшнее физической. никогда не испытавших греха. чтобы не упустить свой «шанс» в жизни. выше благочестивых.Часть первая Тревога совести мотреть опасности в глаза.5). Чуткость лечит души. непоколебимо уверен в своей моральной изворотливости. не уменьшая серьезности отношения к жизни. так как его трещина доверия обнаружила внутри его что-то ужасно маленькое. Тревога – богаче покоя. бесчеловечно морализует именно тот. что было у них не так. Она вырастает из боли. какой это драгоценный дар. Человеку больно. или заглянем в себя. Это квинтэссенция веры. Человеку больно. Он хотел бы отряхнуть с себя все то. по мнению наших мудрецов. против чего у него не было сил устоять. Ничто сущее не могло бы существовать. так что они. и жизнью многое им зачтется. ему нечем жить. «Уврачую отпадение их. что-то сердечно недоразвитое. если бы оно не надеялось на милосердие и в первую очередь это относится к невообразимым мукам народа Богом избранного. кто. Вполне уместны при этом были бы слова. но нам не дано видеть каждый час его страданий. что они подвергались греху. благочестие которых становится еще ценнее оттого.

в утратах и приобретении наблюдаем мы ту мощь народа Богом избранного. полный своекорыстия и притворства девиз окружающего Израиль Каинова мира. то есть судящий в нас Всесвятой. перед которым невидимая рука чертила огненные письмена. а не немецкая философия. что есть преступления и впечатления. а не быть» – вот. а лишь простая. не страшась никого. Но я хорошо знаю.Павел Гольдштейн пессимист. не жеманная. в томлении и в муках. – основа жизни». а не отдельные проступки людей. не крепостью. но духом Моим. Поистине сказано. населенном людьми с помутненным разумом и притупленными чувствами. И не в наших силах уразуметь даже части их. Несомненно и то. тем легче тебе сказать – спасибо за все! – Ибо как сказано у пророка Зехарья (4. только если иметь к ним милосердие. в раскаянии и исправлении. Пути же Провидения в тех необозримых мирах. Человека. Да я не знаю толком. незачем убеждать в том. которая приводит к добру из попрания его. сохранившего чистоту чувства в окружающем его мире. в любую минуту. должны быть возводимы в нравственную норму жизнеустроения. кто сделает для него самое лучшее только из благодеяния и милости. Но мир Каинов стер их. говорит Господь Цеваот». человеческая потребность в любви как-то почти всегда развивалась рука об руку с наипростейшим упованием на высшее милосердие. он может с уверенностью уповать на Того. когда доверчиво повинуется велению Божьему. Потому что любовь. Тысячекратно. что понять людей можно. И это есть своего рода великая нравственная проекция. Но не от всякого можно принять жертву. откуда измеряются времена и сроки. Нас же формирует глубина откровения 74 . ибо поступок каждой отдельной личности может ведать только Всесвятой. что такое пессимизм. не попытавшись даже постигнуть их смысла.6): «Не силою. что. не кривляющаяся. Есть души мира Каинова. Чем ты сам милосерднее. которые не подлежат земному суду. Нашим же судом должна быть наша совесть. Душа учится узнавать себя. «Казаться. что любовь. в мужестве и страхе. где идеалы.

ни тьмы.12. Псалм 84. чтобы показать через нас величие свое в высоком образе борьбы и долга подвергает испытанию веру нашу и готовность нашу «Всем сердцем своим и всею душою своею» исполнить волю Его.). что во всей вселенной нет для тебя ни света. Семья слишком свята. подобная покаянным псалмам царя Давида. надо ли объяснять во всей определенности И ясности.Часть первая нравственного духа. о которой скажу тебе35». из которой он проистекает и без которой нельзя жить человеку. и тогда поймешь значение его в мере любви. Вот оно то. 35 36 Бытие 22. на одной из гор. Хорошо. видя как все враждебно несправедливо кругом. и иди себе к земле Мория. что только можешь ты испытать. который любимый твой Ицхак. что «правда возникает из земли и справедливость смотрит с небес36». Но миру плевать на святость. И когда просит человек объяснить.Г. вот оно!. единственного твоего. в конце пути ты увидишь акт благоволения. который говорит тебе: – не бойся. и вознеси его там целиком в жертву. Эта глубина испытывает наше человеческое достоинство и определяет нашу готовность не только перед жизнью. где правда и где справедливость. чтобы возводить на нее клевету. И вот «Великий в советах и славный в действиях Всесвятой».2 (Перев. 75 .1. невероятное. «И было после свершений этих Всевышний испытал Авраама и молвил ему: Авраам! И тот сказал: вот я! И Он призвал: возьми сына твоего. П. когда подобно отцу нашему Аврааму носишь с собой в душе голос Того. Собери все свое мужество человек! Самое страшное. когда кажется. но и перед смертью..

76 . посылаются нам препятствия. лишает их возможности увидеть что-то более важное.Павел Гольдштейн Единство и цельность ем больше пробуждается осознание себя. при которой оторвавшийся от своего народа еврей спешит принять совершенно другое лицо. – грозит опасностью анархии. тем больше ведется все таким. Нам завещано было выйти из рабства на волю. оторванный от веры отцов. Иные разглядывают через свой микроскоп очередную муху. или точнее говоря. он меняет достоинство сына народа избранного на рабскую убогую восторженность гаршинской паразитной травки. в конце концов. каково оно есть на самом деле. он предостерегал от копирования чуждой свободы. неограниченного неистовства. чтобы выпрямиться во весь рост. «Эта призрачная и фальшивая свобода. как части родного целого. что перед судом этики космос не может быть осужден. находят великий смысл своего предназначения. – писал рабби Кук. чтобы быть свободным. превращаясь в слона. Многие люди становятся тверже и они у себя в мыслях. которая. Для великого еврейского мыслителя нашего века рабби Авраама Ицхака Кука. Есть у человека рабское свойство: оглуплять себя. Когда он об этом писал. Высшим благом. истинным благом почитал он понятие единства. развивавшего традиционные иудейские идеи. которая. надо очевидно постичь доселе трудно постижимое: надо постичь. приводит к хаосу». понятие свободы определялось соединением воедино двух факторов: свободы физической и свободы духовной. Другие падают духом. ничего общего с ней не имеющей. порабощая свой разум всяческими фикциями. Каждому предоставлена полная возможность пойти по пути истины или по пути заблуждения и лжи. что приросла к чужой и гордой пальме. В своем эмансипированном малоумии. Но чтобы испытать нас на прочность. Однако.

он.Часть первая Так что всякий раз. сделавший за свою жизнь немало дурного и хорошего. как сыну народа Творцом Превечным избранного. это окисление глупостью исчезает и вспыхнувшее на один только миг движение духа поднимает человека выше самого себя. об общности людей доброй воли. – пользуясь известным выражением Ясперса. Во всяком случае. Путь к сердцу ывают моменты. Но чужой мир оставил в нем слишком глубокие следы. оставляя человека опустошенным. что уцелело в его душе хорошего – все выйдет на свет Божий. Иногда. обратит свой взор на самого себя и все. о всемирности. Будет день и час. Будучи от природы чутким. чтобы он мог проникнуться верой в чудесный 77 . что ему. при соотносительном с нашим предназначением подъеме. когда он поймет. – «в пограничной ситуации» – в ситуации. ниспослана милость великих дел и нет сомнения. что он тогда займется основательно уборкой своей души. И выходит так. надо думать. в ежедневной молитве должны мы просить Всевышнего «сделать душу нашу единой и цельной». прежде чем судить о нравственности и добродетели других людей. где мир. где нет различия между иудеем и эллином. застилают туманом пробуждающееся его сознание. что глупость понятней и ближе для него. особенно сейчас. когда сердце человека заболевает «сущею правдою» и вот он – человек. служившие и продолжающие служить наемными солдатами у всякого рода деспотов. насорил там множество сладеньких слов об утешении в страдании. приносящий жертвы бесам. когда мир находится. усердно старается понять хороший он человек или плохой. внезапно. о научно-техническом совершенствовании человечества. предсказанной нашими пророками: – весь мир против нас и он гибнет. что эти слова.

Жизнь в духе Торы еред неумолимым фактором невыразимой ненависти к нашему народу. перед неизбежно суровой действительностью этих дней. без которой никому не дается эта Обетованная Земля. Наши мудрецы говорили. чем это предполагалось многими людьми на благородном их подъеме к Сионским высотам. Это состояние похоже во многом на странствие по пустыне. принятые в обращении с согласием своего времени. что же с ним произошло. 78 . И тогда возникает возможность торжествующей пошлости и отвратительной холодности ко всему высокому. стушевываются здравые на вид и очень поверхностные в своей основе всякого рода позитивистские аксиомы. Перед нами опять. Небо и земля сделали все возможное для нас. как диво-дивное. что при помощи Всевышнего. и что превращается. в веру сердца. когда он оказался на самой высоте своей жизни. священному на родной Земле. наконец. с душой же дело у него обстоит совершенно иначе. и он знает. Иному человеку дано подняться к высотам истинной глубокой мудрости. открывается вся полнота и глубина жизни. что «разум и вера суть два светила». а за то. и дух неустрашимости в виду ежеминутно надвигающихся новых препятствий. Путь к сердцу проходит у него через чувства. как встарь. Путь к сердцу лежит через разум и веру. чего ни у кого нет. которая оказалась иной. что храним мы в себе что-то такое.Павел Гольдштейн Промысел Божий. и он пока не может понять. Не за пороки и недостатки ненавидят наш народ. где происходило очищение вследствие потрясений. И вот он вспоминает уже это время. воспринимающие бесконечную нелепицу. Иной же человек в чрезмерной степени заботится о теле. нужна и личная отвага.

бесконечным снисхождением к их слабостям. с глубокой идентичностью связывающего пробуждение души к ясному существованию во имя высшей цели. углубляя духовную жизнь народа. которые могут каждого навести на мысль. не способны в равной мере выразить глубину единого мирочувствования. продолжалось в течение веков. чувством единения всех с Творцом Единым и между собой. Ежедневный опыт жизни знакомит нас с фактами. психологов и беллетристов Священной Книге Книг. что только иудейская наша природа является носительницею идеалов высшего блага и что именно она требует безусловного подчинения Его предначертаниям и велениям. которой именно успешнее всего прикрываются адепты обывательской псевдо-действительности. что называем мы человеческим. Пушкин. 79 . которое только и может в подлинном смысле пробуждать в человеке все то. Видеть все в целом и каждое живое проявление в отдельности – вот к чему призывает нас иудейское мировоззрение. Критерием истинного познания является не та внешность узкой ближайшей пользы. Еще многие из нашего народа продолжают пребывать в тумане ложных аналогий и грубых догадок. противопоставляя модные книжки всякого рода социологов. Это то самое мирочувствование. и которые приближают нас к достойному идеалу жизни.Часть первая В эти грозные дни мы стоим перед общим итогом наших нравственных обязанностей. которые группируются под общим именем Явлений Духа. рядом с которой даже все откровения человеческого разума. на котором выросли Шекспир. начертанное сынам Израиля. Гете. и внезапное уразумение дали бесконечного ее становления. проникнутое бесконечной любовью к людям. Толстой. Познание Сферы Духа.

по мудрому определению Достоевского. явлением. о тех. что ученый – атеист имеет все же возможность угадывать. Утратив самую мысль о возможности божественно-праздничного слова.Павел Гольдштейн Чувство ответственности осподь хранит доверчивых душой. что не все слова так значительны. из желания. который жив верой сердца своего. А для иного все и все в жизни как зыбкие тени. Конечно. ибо знает он также. и он любую прекрасную мысль готов обратить в до бесконечности неуловимый обиняк. знает. Ведь атеизм. как значительна 80 . остается только внимать его остроумным шуткам. ускользающие от совершенно невежественных умов. Объяснить подобного рода аномалию не так уж трудно. На тему о «испорченной воле» издавна велись жаркие споры. кто добровольно посвящают свой ум и развитие на то. кто в кошмаре неприкаянной свободы подготовляет почву внутренней утраты свободы. о тех. что сидел в глазу андерсеновского Кая. И совершенно понятно. чего доброго. Человек. как абсурд и невозможность. схватывать аналогии. Но если. Но здесь речь идет о полном безволии. и начинается в нем зуд поиска «сущей правды» и изрекаются из-под пера его – «благодеяния» в виде лжи. Когда же жизнь сталкивает его с каким-нибудь новым. кто малодушно толкает на зло. кто готов довести себя до лганья самому себе. расшатывает он душу свою. что раз произнесенное слово невозвратимо. чтобы надеть кандалы на ваши и свои ноги. хочется думать. то будто попадает в глаз ему осколок того сатанинского зеркала. есть болезнь высшего образования и развития. порезвиться завернет такой ученый муж ненароком куда-нибудь. непостижимым для его расшатанной души. в силу порочности своей. хотя и кроется она в глубине изначально рокового вопроса добра и зла. испугавшись его. ибо в сатанинском осколке все отражается таким искривленным. о тех.

Но этот глубоко мыслящий человек глубоко ощущал нас возвышающую правду. чужда абсолютная реальность óтчего начала. и не из особой любви к еврейству проявлялась в нем такая зоркость. Вам никогда. 37 Николай Бердяев. Но вы бессильны даже подойти к этому мировому вопросу. Еврейство имеет свою миссию в мировой истории и миссия эта переходит за грани национальной миссии37». отмеченная печатью Божественной воли Провидения. Берлин. то задумайтесь глубже и серьезнее над еврейским вопросом. Вы придумывали разные способы решения еврейского вопроса. 1923. такие. Русский мыслитель проницал Израиль в истории. то вы безнадежны. например. оно сильнее всех ваших учений. Еврейство существует в мире для того. а рука всех на него» (Бытие 16. всех ваших смешений и упрощений.Часть первая жизнь народа. Знали это даже люди и не такой веры сердца. В мутные волны этого хамизма глядят теперь те отпрыски Ишмаэля. никогда не справиться с "еврейством".12). который полстолетия тому назад говорил теоретикам и практикам «бытия и небытия» двадцатых годов: «Если вы хотите прикоснуться к тайнам национального бытия. которую не могут осмыслить несмышленыши наших дней. Быть может. Если неистребимая сила еврейства в истории не дает вам чувства национальности. «Философия неравенства». и антисемиты. стр. чтобы доказать всем народам существование тайны национальной и тайны религиозной. неприкаянная свобода которых берет свое начало от кровавой гильотины. На большой глубине нужно брать этот вопрос. что «будет он дикарьчеловек: рука его на всех. В этом вопросе чувствуется судьбина Божья в истории. «Обелиск». Скорей всего наоборот. Изд. 85-86. 81 . возводящие полную свою несмышленость в какую-то теорию сплошного ничто. Поистине слишком легко и поверхностно относятся к еврейству и филосемиты. Кумиру современных нигилистов. как русский мыслитель Николай Бердяев. о которых сказано в Книге Бытия.

сына его. в пещере Махпела» [Бытие 25. когда «после смерти Авраама Господь благословил Ицхака. оставался Ицхак у колодца Лахай-Рой» [Бытие 25. нечто самое великое и простое в том. И пусть пока истина затмевается мраком лжи и обмана. «гуманисты» по этому поводу ничего не пишут и протестующих телеграмм не посылают. и даже. как в городке Дамуре мусульмане подбрасывали младенцев вверх и ловили на острия штыков. как бы. рассказывают во всеуслышание как в братоубийственной войне левые мусульмане и их наемники выкалывают людям глаза ножами. а продолжают все то же. отрезают половые органы. Но есть среди наших сводных братьев и другого рода люди. и главное. бежавшие на Кипр из Ливана. что народ. родившей Аврааму Ишмаэля. еврейство существует в мире для того. а дух небес. Можно себе представить. если ли бы это было в их силах.9]. и ни от кого не слыша правды о себе. – преступно. – сыновья его. Во всяком случае. что не только руки людей.. как врываются в дома и насилуют на глазах у связанных родителей дочерей. – быть может.11] что любимо им было место это. поступили бы они со своими сводными братьями евреями. ведут себя непристойно. от которого стынет кровь. Сами арабы.. после двухтысячелетней мерзости 82 .Павел Гольдштейн Откровенно говоря. разрубают трупы на несколько частей. случай даже совсем невозможный. не хотелось бы вдаваться в подробности ужасающей картины творящегося сегодня в мире каннибализма. Так поступают борющиеся за свое «самоопределение» арабы со своими братьями арабами другого вероисповедания. ощутил бы. даже 10-летних. можно сказать. чтобы доказать всем народам существование тайны национальной и тайны религиозной. в конце концов. что огромные судьбы Израиля и сынов Ишмаэля приблизились сегодня не просто случайно. даже не догадываясь о ней. что совсем не случайно. считающий за честь слыть потомками Авраама. где произошло чудесное событие с братом его Ишмаэлем и египтянкой Агарь. и не входящий в расчеты подстрекателей мировой бойни. что не просто так случайно «захоронили [отца своего] Авраама Ицхак и Ишмаэль.

оторвавшийся от возвышающего ум и сердце Моисеева закона. служить будешь врагу твоему. обессмысливается и как бы в наказание за это перед человеком возникает такой ряд непреодолимых затруднений. живущий верой. обладающих даром постижения сущности вещей. как сказано нашими мудрецами. провидении Эрец-Исраэль гибельные заблуждения ничего не предчувствующих прагматиков. в чувстве особой ответственности не может не выразить тревоги всей этой неправдой и он повторяет в виде предупреждения слова великого пророка нашего Моисея: – За то. для которых очищение религиозными евреями оскверненных еще со времен погрома 1929 года святых для нас мест представляется как нарушение «тонкого политического равновесия» между арабами и евреями.Часть первая запустения преобразил эти святые места Эрец Исраэль.. и познает их такими. ибо Превечный. И тут начинаются колебания. известные еще со времен эллинизма: из неподвижного и схематического никак нельзя понять движущееся и живое. Люди не столько дурные. характерное для духовных провидцев. (Второзаконие 27.. чем они происходят. продолжают оставаться подневольными подданными врагов своих. Чтобы познать подлинно- 83 . познает будущие явления прежде. перетолковывает святые истины на свой лад в пользу врагов истины. которые. Сколько все же среди нас людей. обоготворяя свою ограниченность.4748). раздумывания. когда человек. Но с какой роковой неизбежностью человек. Поразительно все же. Этим существо действительности извращается и единственно глубокое поэтическое проникновение в действительность. какими они осуществляются на деле. сколько бесхарактерные. противопоставляют самоочевидности провидении народа нашего. на какое злобное сопротивление наталкивается нечто в высшей степени реальное и осязаемое! Но есть моменты. что не служил ты Творцу Превечному твоему с радостью и с сердечным расположением при изобилии всего. при котором при всяческом уме он в самых ясных вещах ничего понять не может.

скажем. то есть духовной личности. В битву с трансцендентным началом в душе сынов Израиля вступает животное начало мира тиранов. в то время как маленький Израиль сохраняет гордость и достоинство имени человеческого. Бумага все терпит. Божью идею о человеке. как в дни Гитлера. что они «ползают на брюхе» перед злодеями и каннибалами. о которых честный француз Жан Дютура пишет. По мнению «опекаемой» Сартром газеты «Либерасьон». была произведена «селекция»: люди были обречены на смерть не из-за совершенных ими преступлений. а способ разрешения социальных и политических проблем.Павел Гольдштейн сущее в его реальности. необходимо сбросить с себя интеллектуалистический гнет пространственной схемы. невзирая ни на какие опасности преодолеть 4000 км воздушного пространства от родной страны. к еврейскому народу. а отсюда и к человечеству. а ко внутренней душевной жизни тех сынов человечества. у которого сбивают кипу с головы. но исключительно и только из-за их принадлежности к Израилю. способны. достоинство сынов Божьих. которые ради любви к ближним своим. мира человеконенавистников. В Уганде Иди Амина снова. захвативших самолет «Эр Франс». обратившись не к миру психопатов и параноиков. а не животных индивидуумов современного мира. но. придя в прямое соприкосновение с насильниками. которые. Можно понять политическую направленность «ползания на брюхе» в узком смысле – мы берем более широко. Легче и проще всего это сделать. По мнению Хабаша и ему подобных замыслы злодеев. – не преступление. сохраняя и утверждая тем самым в человеке образ Божий. мы. причем как всегда выступает на первый план религиозный еврей. «продиктованный отчаянием» террор молодчиков Арафата и Хабаша «хотя бы объясним» и не может служить оправданием «израильскому террору». мы из чувства величайшей ответственности не можем закрывать глаза на тех интеллектуалов. ослепляют 84 . становясь фактическими соучастниками интернациональных злодеяний.

связанный с эмоциональными факторами слабостей наших характеров. кощунственно именуя их 85 . не обладая пророческой интуицией. где каждый из нас. это нам удается. сформировавшихся еще в раннем детстве в далеком от иудаизма мире. происходящей от неспособности сопротивляться детерминации извне. не замечая их вреда. неспособной давать нашему телу моральных указаний. не понимая глубокого смысла предупреждения Торы не делать свою душу нечистой. употреблял при этом трефную пищу. узреть исход всех наших поступков. которые мы совершаем каждый час. любивший говорить о религии и душе. по ее мнению. Это. заставляя их забывать о высших требованиях души. это идет разговор о полноте понимания. какое они принесли и. собирать вокруг себя свои силы и делать соображения о вреде внешней активности. Не всякая душа приучена отступать назад. исчезает вдруг взаимная сосредоточенность. каждую минуту. Зачастую в высшей степени активная наша натура бывает несколько сконфужена и даже обижена непризнанием тех важных. где трудно было усвоить себе скромный нрав и кроткую речь. не разговор о каком-то таинственном иксе. услуг. которые она оказала обществу. Условия понимания истин ожно и. а своим интеллектуальным апломбом. Тем более что не всегда при желании делать добро.Часть первая большое число людей. конечно. и они перестают понимать друг друга. Это идет разговор. который не должен возноситься и подвергать разносу подлинно искренние чувства выражения. Но так уж случается. явно преувеличивая небольшое благо. обязательного для всякого нравственно чуткого человека. что когда даже близкие по духу люди садятся друг против друга и в диалоге своем руководствуются не поисками истины.

Рубин. засылаемые ныне в Россию38». особым толчком в самом правильном. что «чрезвычайно опасно противопоставлять развитой религиозно-общественной русской мысли (от Бердяева и Флоренского до Солженицына) примитивные поделки. что «оригинальная культура российских евреев (и в СССР. Подобные выдержки еще раз убеждают. и главное – как необходимо иметь в себе хоть немножко доброй воли для того. р. которым нередко удается извлечь из своего длительного пребывания в обществе беззаконников и из своей прошлой не праведной жизни какой-то очень глубокий для всех вывод. или еще вроде того. независимо от внешних чувств. но и прелести кибуцной жизни. руководствуясь модой и снобизмом «на все проливающих свет докторских их диссертаций» придумать что-нибудь. вроде того. и не имеющих никаких чинов и званий людей. И. что «конкурентоспособная пропаганда – это философия Бубера. это.Павел Гольдштейн примитивными поделками. дающей ощущать и чувствовать непосредственно. Воронель. наконец. Нудельман. являющийся особым движением духа. возвращения и возвышения. 86 . Тезисы доклада. независимо от своего научного или общественного положения. в каком неведении мы пребывали долгие годы своей жизни относительно нашего Учения и как далеки еще многие из нас от стремления познать истину во всей ее чистоте и полноте. чтобы понять и оценить не только известных философов и мыслителей.. разговор о постоянном колоссальном соблазне. это идет разговор о своего рода инстинктивном отказе оказывать доверие своей иудейской интимности. Кука и др. ферментированная иудаизмом и сионизмом (подобно тому как философия Бубера – оплодотворенная хасидизмом немецкая культура)». Шолема. Газета «Наша Страна» 17/ХП 1976 г. самом плодотворном направлении чистосердечного покаяния. 38 А. направленного на Московский симпозиум. а также. и в Израиле) – это русскоязычная культура. а не исполнение патриотических песенок и восхваление прелестей кибуцианской жизни». Р. и патриотические песенки возрожденного Израиля.

Мудрецы наши скрывали от людей многие истины и говорили о них в аллегориях – не потому что в них кроется зло или они противоречат основам веры. в которой в статье о Всевышнем сказано: «Философские теории о Боге сыграли важную роль в развитии еврейской религиозной мысли. живого Бога Авраама. Однако еврейская история доказала. утрата национальной независимости. Правда входит в сердце человека человеком любящая жена. можно сказать. долгие века скитаний и гонений не только не привели к отходу народа от веры в Бога. с ним его дети. а потому что ограниченный человеческий ум не в состоянии постигать их. то нельзя не согласиться с новой Краткой Еврейской Энциклопедией. плодородящая земля обеспечивает не только всем необходимым. но парадоксальным образом еще более приблизили еврея к Богу и усилили преданность Ему. достаточно глубокие корни веков еврейской святости. вплоть до самопожертвования во имя Его». Ицхака и Яакова. Думается. редактируемой Ицхаком Ореном [Наделем] и Михаилом Зандом. а затем христианской и мусульманской. не будучи предварительно проникнут трепетом к Всевышнему и любовью к Нему. как думают невежды. изгнание из своей земли. которые помогают ему обставить его быт. которые и ведут к пониманию истин. он видит самое заботливое. родственное к себе участие со стороны окружающих его людей. чтобы воспринять сказанное как стимулы для более естественного и традиционного знакомства с нашим Учением. Не представится теперь ни малейшего затруднения отделить 87 . что у каждого из нас имеются общие. но и более того. что они не могли заменить по выражению Паскаля.Часть первая Что же касается философии Бубера и Шолема. Тысячелетия напряженной борьбы с окружающей средой – сначала языческой.

Трудно распознается прошлое. в котором она находится». призванным и способным переделать мир. 88 .Павел Гольдштейн правду от лжи во всех оттенках подлинной действительности. что человек может желать и на что надеяться. когда за одними воспоминаниями встают другие. судьба милостива: все слова находятся в словарях и при известном усердии он их выучит. проникая в тайники сердца и находя их незанятыми. когда берется одна и без того сцепления. Нет необходимости доказывать. В конце концов. страшно понижается. направляя мысли человека к Божественным вещам. Содержание идеала. Но перемена произошла с такой быстротой и неожиданностью. навсегда заключает ту правду. наполнявшее его сердце чувством деятельной силы. которое знают. в виде оклеветания Обетованной земли. исчезает из поля его зрения и из его сознания. – это невозможно. а только всею душою горюет о своей неспособности запомнить две-три самые обиходные фразы древнейшего и вечно живого языка своего народа. предначертанными для нас самим Творцом. она здесь. слова Учения. с детства попавший в русскую столицу и ступивший теперь на Израильскую землю. Но. выраженная словами особо. и если. уже не чувствует себя героем дня. что как-то видится ему все сквозь туман и недоумение. Все. Он уроженец бывшего еврейского местечка. что для тебя и для ближних твоих сокровенно. кто глубоко ощутил безусловное раскаяние. следствием которого было истребление целого поколения в пустыне. приводя их в стройное целое из состояния раздвоенности. теряет свой смысл. Всякий может сам представить себе те или иные исходящие из злого сердца злые помыслы в виде злословия. под рукой. что предать насмешке или хулению то. как мудро было замечено одним из великих русских писателей. – это стремиться стать властелином над своими душевными силами и страстями. «каждая мысль. Какое-то особое чувство в глубинах и высотах сознания. несовместимые с естественными законами. только те. Но правда недалеко. она входит в сердце человека. как утверждали наши мудрецы. что Учение наше в состоянии все охватить и все поведать. быть может.

злословил 39 Талмуд. воображая себя вполне здоровыми. заражая сотни. обо что споткнутся» (Притчи 4. Они начинают знать. через рабскую опустошенность. которые. – они не знают. и о таких сказано: «путь же беззаконных – как тьма. что эта заразительная болезнь. такие слепцы. через тоскующих по известности себялюбцев. предначертанной для нас Всевышним. 89 . отнимает всякую возможность возврата к естественной жизни. чувствуя себя больными. за свой неглубокий ум. звуками. которое почти всегда вот-вот готово снизойти на землю. Что такое проказа? Это заразительная болезнь. которые не чувствуют своей болезни. не обращают внимания на излечение. Внимание освежилось в определенном взгляде на вещи. Но есть и такие люди. через кочующего из страны в страну} графоманаанекдотчика с задворков Аэропортовской. конечно. раскаиваются в том поведении. с немалой примесью ужасающей нас бестактности и неумения понимать людей и их побуждения. то злые помышления не имеют власти над ними. но и в ощущении того блага. хамство. Сота 34 а. «метил только открыть дурную сторону Обетованной земли39». не только в смысле «опытности». мыслями.19). по всему людскому существу. именами приобретает совершенно иной смысл. которое породило болезнь в их организме. но. чувствуя свою болезнь. погрязши в ней. что говорят. что он. Есть и такие. через грязь. которая с неуловимой постепенностью начинает выползать и разливаться по всему организму. она переносится самим воздухом от человека к человеку через письма с отречением от самого важного и нужного.Часть первая поселяются в них. пошлость. и вся жизнь с ее красками. подобно соглядатаям. если же нет. то человек не в состоянии изгнать оттуда этой ползучей проказы злого помышления. за жалкую кичливость собственным благородством и ему страшно признаться. разливающаяся по всему духу. через самое обыкновенное чиновничье равнодушие. тысячи людей. Человеку становится стыдно за свое непонимание. Есть. кто. Казалось бы.

простая. Но ведь и в бедной хижине может быть лязг оттачиваемого на человека ножа. но хорошо и тут. наконец. что «высший предел демократии. И собственно вместо социал-демократии лежит старая.. чтобы святить его». Но после порока проклято богатство. и обычаи. благочестие. о ханжестве. «Опавшие листья». Избранное. но и тут не без молитвы. вспомоществования. Надо же. как бы ты был беден40». за обыденностью истина: «ее же не прейдеши»: Живи в богатстве так просто и целомудренно. 90 . 239-240.. и всякий раз. И хорошо там.В. мужами Израиля и старцами у седых камней святыни еврейского народа. злобы не может проявиться коллективный дух душевной чуткости. скаля зубы. бормотал о двуличии. в "Книге Иова"». душевного благородства. но проклята также и бедность. А. разгадывает уже то. увидел злобу свою. а из восстания самых темных и уродливых чувств обиды. Там благочестие. что в зле и от зла не могут возникнуть те справедливые отношения. Тут полная чаша. а именно.. которые объединяют одного человека с другим. молитву теплую подвергал сомнению. и походку. уличал в неравенстве. и традиции. и язык его. руководимый прочно заложенной в нем социологической антропологией. Это – Иов «до несчастья». Почему эти богатые люди хуже бедных? Иное дело «звон бокалов». а вот теперь. Хижина и богатый дом. высокой степени озабоченности сохранением благороднейших 40 В. и одежду. не пойдет. много злобы и злословия. заботливо и трудолюбиво. 1970 г. ядовито разбирал народ свой по ниточке: и жизнь его семейную иудейскую..Павел Гольдштейн над молящимися юношами. Розанов. в сущности. что задолго до него было разгадано мыслящими людьми. Дальше этого она не может пойти. стр. Нейманис. и даже самую добродетель его. пробудившись и открыв глаза. понять. Изд. зависти. думая о будущем. не пошла. Но до порока – богатство и бедность равночастны. измывался всячески над завещанной Творцом Превечным заповедью «помнить день субботний.

что Всевышний для нас сделал и делает. у которых родословная. Сердце. и человек. не многие числом. возвращаясь зачастую к такому первобытному состоянию нечеловека. силой зато неизмеримой. сопряженное с этим разумом. когда каждый из нас видит. Леонид Иоффе условиях любого существования противоестественно называться человеком и не быть им. а более глубокой общностью собственной судьбы каждого израильтянина. в которых он находился. как подобает евреям. станет для человека дороже всего на свете. почувствует радость и душевное спокойствие. Давайте чествовать отвагу и погоду и подвиг честного присутствия держать. приемлет негативную и позитивную сторону жизни. Но человек сотворен из сущности не только высшей. но и низшей и он умеет пренебрегать устремлениями мудрецов и праведников. ясно и то. в конце концов. что каждому воздается за его поступки согласно условиям. какой нет больше на свете от Авраама и до Давида и от Давида до сего дня. Ури Цви Гринберг Давайте свыкнемся с геройством перелета Я скоро выучусь при солнце тосковать. то дух мудрости. Когда человек. следуя голосу сердца.Часть первая наследственных иудейских благ – постоянной преемственности духовной жизни в коллективном благоденствии. Конечно. осененный разумом. потому что они неразрывно между собою связаны не обманчивым социальным покровом. направляющий на путь правды и великодушия. Подвиг восхождения Встретим пробудившееся царство. когда обрекается на разрушение и гибель даже 91 . осуществляет свое право быть добрым.

несет в себе страшный яд моральной пустоты. Этот безумный мир. лжетолкований и обманов. что препятствует Его Предвечному Промыслу. Мир этих новых язычников имеет безумие перебирать из пустого в порожнее багаж всяческих знаний. что им вздумается. сердечной бурды. с лица земли» (Бытие 6. поклоняясь разнообразным идолам и переходя при этом от униженного смирения к явному помешательству. противоестественных сексуально-невротических ассоциаций. что неприкаянная свобода. В безумном мире современного язычества слишком многое свидетельствует о том. бесчестия. которого Я сотворил. Отрыв от 92 . что доходят до восхождения на созерцательную вершину разума и начинают понимать обобщающий смысл воздаяния. все еще не свободные от своего неверия. совращения. в самый страшный для них час. постигшей жителей содомских. клеветы. чтобы расшатать и здесь основы бытия. и стерто было с лица земли падшее человечество. превращая весь мир в новые Содом и Гоморру. когда исчерпалось терпение Господа. а также перетряхивать сто двадцать вариантов всякого рода измышлений. слыша голос Превечного: (‫וימר יהוה אמחה את האדם אשר בראתי מעל פני האדמה )בראשית ו‬ «И сказал Господь: сотру человека. восклицают: «Неужели Он есть?» Много и таких. понахватанных невесть откуда и проникающих даже оттуда сюда. дающая людям право делать все. А еще не следует человеку забывать о каре. за исключением праведника Ноаха и его семьи. трусливой растерянности. пожирает себя в адском пламени греха. ибо Творец не терпит сопротивления и сметает все то. предопределяя мерзость оскудения с полнейшей окончательной утерей чувства творческой и моральной ответственности. А человек берется руками за голову и спрашивает: «За что?» А многие. признаваемых за истину. интеллектуального шутовства.Павел Гольдштейн самое существование человечества.7) Испытывается людьми сознаваемая реальность той первой катастрофы. вульгарных извращений высших целей человеческого существования.

немецкий адвокат – главарь банды «РАФ» разрабатывает план убийства главного прокурора Западной Германии. избивает палкой и топчет сапогами до полусмерти аккредитованного журналиста Соединенных Штатов Америки. Хорошо откормленный бульдог. в том числе организуют и убийство после жесточайших пыток посла Соединенных Штатов в Хартуме. страшное чудовище – людоед в буквальном значении этого слова – Иди Амин – диктатор страны с миллионами замордованных. каким образом завершится маниакальный психоз нынешнего языческого мира. промискуитета и всякого 93 . содомского греха. объявивший себя императором. ясновидцев. Словно испугавшись такого буйного помешательства. «оккультными науками». главари «террористического интернационала» организуют за короткое время шестьдесят шесть нападений на самолеты. а становится чем-то особенно желательным. Если даже взять лишь небольшой уголок повседневной картинки. «жрецов». прибавляя при этом. миссионеров. полностью исключающие рационалистическое толкование данных явлений. можно сказать. в которой требует осудить Израиль и изгнать из ООН. деятельностью всякого рода шаманов. которого по этому плану убивают бандиты левокоммунистического направления. бывший африканский сержант. аэродромы и другие места в разных районах мира. происходят разные факты. то и то без особого труда можно предугадать. посылает секретарю Организации Объединенных Наций телеграмму. при которых зло уже не кажется вредным или опасным. доставляющим удовлетворение. а громадное. Кругом. мир содомский притаился в своем тихом помешательстве увлечения «черной магией». прорицателей. что Гитлер правильно распорядился сжечь шесть миллионов евреев. звездочетов. опуская бесчисленные подробности. дрожащих от страха людей. У этого мира свои заботы по организации комитетов в защиту гражданских прав «порнографической индустрии».Часть первая первопричины бытия вызывает у пленников всевозможных комплексов разрушительные инстинкты.

Читаем мы у мудрецов Талмуда: «Человек должен любить людей. гл. (Талмуд. Эта ихняя любовь. возносясь духом к недосягаемой для посторонних высоте. всею душою и всею возможностью своей являть пример внутренней устойчивости восхождения. что они ненавидели друг друга. Они устроили свое царство времени. Жители же Содома были злы и весьма грешны перед Господом: «злы» – друг с другом. ибо мы «иври» от Авраама до наших дней. Следовательно.Павел Гольдштейн рода облысевших и еще необлысевших джентльменов от бизнеса. куда уже нет возврата.. попирающая образ высшего бытия в человеке. ты заключаешь: за то. Говорят. – женатых на женщинах только для виду. а не ненавидеть их. когда потерявший идею своего существования еврей живет интересами совершенно не схожими с тем настроением духа. превышающей исключительные мгновения «геройства перелета» оттуда. уподобляясь Ему в милосердии и правдивости всем сердцем. не люди – все эти неврастеники. литературы и искусства. развивающем традиционные идеи Божественных заповедей и сосредоточившем все свое существо на любви к Всесвятому. если им это угодно. 12) Представим же им этот удел. где культивируется содомский быт с общей коллективной спальней. чтобы. разрушает все основы человеческого существования. Господь уничтожил их из этого мира и мира будущего». затаив дыхание. который царит в новом религиозном поколении Израиля. для алиби и почти в открытую растлевающих мальчиков и юношей. Мы стоим. Трактат рабби Натана. «перед Господом» – указывается на осквернение Имени. Как они злорадствуют. «весьма» – они грешат умышленно. «грешны» – преданы разврату. что такое состояние 94 . Всё это по сути своей не жизнь. всегда были для тех «посторонних» существами «с той стороны». приспособив «откровение» для интересов «всеобщего равенства и братства» каких-то модных «новых коммун» типа коммуны АА [«Акция и анализ»]. весь этот Содом со множеством персонажей в широкой панораме пустоты и развала. принявшие у Синайской горы Божественное откровение. политики..

разве может человек в подлинном смысле этого слова не пребывать в подчинении высшему закону любви? Но распространение этого высшего закона любви. Бадера и иже с ними – «продукт европейского нигилизма. поднявшегося на трибуну ООН с пистолетом в руке. отцеубийцы и сироты». – ослепляет и делает человека безумцем». не могут. Эйсав. чтобы заявить. Аман. которые могут создать новую угрозу нашему народу. Ведь и их представители были в числе тех. – пишет Мацнев. Амалек. надо всем нам понять. подобно самоубийце Кириллову. «Несчастье. родившегося в семье болгарина и считающего себя «французом православного вероисповедания». Гог и Магог. что не европейским странам с их языческим кредо жизни давать Израилю советы. Обдумывая сегодняшний и завтрашний день. принятого Израилем у Синайской горы страшно пугает язычников. Незаурядная проницательность потребовалась Мацневу. начертанных в его душе Творцом Превечным. выступавшему в защиту равноправия французских гомосексуалистов. пользуясь определением Ставрогина из «Бесов» Достоевского. Эдом до и после Гитлера всегда один и тот же – Эдом. кто громом аплодисментов приветствовал Ясера Арафата. И теперь по ассоциации и по смежности можно принять к сведению публикуемые газетой «Монд» поразительные свидетельства Габриэля Мацнева – французского публициста.Часть первая есть симптом многих помешательств. а главное – равенство». блудные сыны и брошенные дети. поддерживающих «палестинское дело». ни 95 . что он и «не перенесший идею» главарь западногерманских левых террористов А. – «Рабы должны быть равны: без деспотизма еще не бывало ни «свободы». и они подвергают его тотальному сомнению. ибо разве может человек в подлинном значении этого слова существовать без Божественных чувств. они. – как сказано в пророческих «Бесах» Достоевского. «клевета и убийство». «перенести идею». ярого врага сионизма и друга арабских христианских кругов. И вот неодолимо перед лицом мира возникают зверства небывалые ранее по масштабу и невероятные по своему ужасу.

уподобляясь несчастной жене Лота. что воспитание наших детей с самого младенческого возраста в духе Торы определяет все будущее нашего народа. не нарушая заветов Торы. «атеизму поверив». которым дано существовать в категорическом императиве нравственного чувства единения. подобной любви к Творцу 96 . ибо нет любви. не нам сводить чудо нашего Исхода к чему-то незначительному и случайному. которая волею Всевышнего дана нам была. жить на Святой земле в ошибочных понятиях – «Ам-хаарец». веря только в чужое. которым и в голову не приходят. кому ниспослан дар Исхода из Каинова мира нашей многовековой униженности тосковать здесь на Святой земле при солнце. рассуждающим о высших точках зрения на мир и справедливость для достижения и торжества своих чудовищных замыслов полного всемирного послушания и полной безличности. и вот щигалевщина». которая выносит окончательный приговор неприкаянной свободе Запада. которого лишены другие земли. отдавать ту часть Святой земли. не нам. не нам начинать жизнь на Святой земле с античеловеческого лозунга: «все позволено». не нам. ибо полна эта земля Божественного присутствия. забрасывать грязью всех. относиться с наивным простодушием некоторых наших израильских социалистических и либеральных соотечественников к тиранам. и вот Ясер Арафат и его наставники в Союзе Нерушимом Гог и Магог – в этом «преисподнием» фундаменте той сатанинской идеи.Павел Гольдштейн «равенства». Теперь самое главное: не нам. не нам. кто живет и трудится на еврейской земле. например. приготовившей почву для сил рабства и стопроцентного закабаления человеческой личности партийногосударственным чудовищем. медленного физического уничтожения в лагерях и тюрьмах. ареста. извращать сердце в угрожавшей нам всегда гибелью беспричинной ненависти друг к другу. или снова. чтобы внимать законам Всевышнего и хранить и исполнять их. но в стаде должно быть равенство. оглядывавшейся с тоской на обреченный Содом. что мы просто не имеем права. находившимся долгие годы под постоянным страхом обыска. расстрела. такие истины.

А многие из нас балансировали где-то. сказанными нашими предками у горы Синайской: «наасе» – «мы исполним» и «венишма» – «мы послушаемся». глупели в убийственно необъятной сфере банального. но критерий событий – в ощущении той силы. связанные твердой. ибо ложь соблазняет сентиментальных и простодушных людей. Есть во что вдумываться. В тщеславии своем впадали в странные ошибки. Неясное имело много толкователей. что означает в глубине нашего сердца и нашей совести ясную мысль. что было и будет. боясь собственных усмешек. чем совращение. Мы тут можем говорить о том. есть вторичная причина действий человека. Зарево над горизонтом возвращает к возможности с достоинством провести жизнь. Здесь целое. Чудо возрождения Израиля «В Твоих руках времена мои» (Псалм 31. 16) ‫בידך עיתותי‬ ‫תהלים לא‬ еизмеримое небо помогает понять необыкновенное. но в первую очередь словами. думать истинной мыслью о том. да светится Имя Его. суетились. которая истекает из мудрости и могущества Божьего. Кружились головы от самоуверенности. чистое намерение. А жизнь многих из нас начиналась и 97 . Чем же мы можем ответить совращающим с пути блага и истины? Не только многозначительными словами выдающегося поэта нашего Исхода Леонида Иоффе о подвиге честного присутствия на нашей земле.Часть первая Превечному и нет более опасного врага. неизменно направленной на восхождение к добру волей человека. что знание приобретается в иудейском сообществе. Их первопричина – Творец Превечный. которая по разумению великого иудейского мыслителя Иеѓуды Ѓалеви.

на высокой горе Израиля. Лишь тогда обретаем мы родную стихию духа.40): «На святой горе Моей. становятся выше благочестивых. А ведь сказано о святом месте у Йехезкеля (20. что чувство страха перед злом и несчастием создано Всевышним именно для того. если не было у человека разумения и сознания. как нарушали мы союз свой. мир его уже не был похож на целое. Эта мысль захватывает до глубины души. Если бы случайно. искренне проверив себя. что «есть кающиеся. что скажут другие. то откуда бы взялась совесть и все укоры ее? Раббену Там. ни убавить от того. Они только ошиблись или не могли устоять против искушений. кто он такой. наглейшим образом забрасывает грязью самое дорогое и святое на самом святом месте служения Творцу Превечному. Тяжело подумать. Не знаю. когда сознаем себя в Нем. что не случайно же сотворен мир. чтобы боялись Его. Человек. И в самом деле. и он иронизировал над самим собой. Умозрение здесь не у места. там будет служить Мне весь дом Израиля». Но возрожденный в них дух – откуда он появился. кто собрались на первом сионистском конгрессе в Базеле. но для меня не подлежит сомнению. чутьем сердца подсказывает.Павел Гольдштейн продолжалась в своеволии незнания. утверждал. Никто не в силах остановить предначертанного Всевышним. что дано Им. если не от Него? Мы познаем и сейчас самолично нечто 98 . отрекаясь от самих себя. Ведь немногие из тех. всё в нем становилось позой. полностью сознавали себя в Нем. Неизмеримо широко раскинувшееся небо. внук великого Раши. Трепетны недра веков. испытавшие грех. не имея никакого интереса к реализации себя на глубину собственной иудейской глубины. сердце которых чисто как сердце благочестивых. забывая о своем высоком происхождении или просто не догадываясь о нем. никогда не испытавших греха». Непостижимо цепко тянуло нас за собой тысячерукое чудовище язычества. Возвратившись же к благочестию. Не хватало нам скромности перед небом. А между тем многие из нас обезумели.

99 . и не раз его чувства сжимали его горло до такой степени.Часть первая подобное тому. «Народ не может забыть свою традицию. чтобы не зарыдать. верный самому себе и свято хранящий память о страданиях предков. который читал древнееврейские слова с проникновенностью кающегося. Он казался себе человеком. Мы вернулись чудесным образом к самой плоти и духу жизни. Он. когда он еще ребенком спрашивал на седере: – "чем отличается?" Потом пришло «просвещение». каждой цели. В этот вечер седера он действительно чувствовал себя пропавшим сыном. Прошло уже почти тридцать лет с того дня. уступая место другим на исторической арене. Приведу цитату из Герцля: «Мир изменился до неузнаваемости. Зачинатели возрождения заботились о высшем. к чему только может стремиться человек. отход от всего. И в соответствии с этими словами в своих показаниях перед комиссией Пиля в Иерусалиме Хаим Вейцман утверждал: – «Бог обещал эту землю евреям – вот наиболее важный для нас документ». молится своему вечному Богу теми же словами тысячелетней давности. что он тысячелетия тому назад слышал от Иеремии и Исайи – не то он перестанет быть народом». народы завяли и исчезли. так как жизнь лишилась основы. Чудо Божественной действительности прорывается через ограниченность каждого плана. В эти дни тридцатилетия возрожденного Израиля необходимо осмыслить совершившееся вне условий обычных политических критериев исторического сознания. чудесным образом вернувшимся под отчий дом». – заявлял Хаим Вейцман – не может забыть. что ему приходилось делать немалые усилия. как и прежде. которую ставили себе руководители и политические деятели. – и только один этот народ сохранился с тех пор. Глаза должны быть широко открыты на обозримый круг явлений. что происходило тогда с Герцлем. вновь обретшим самого себя. что считалось еврейским: и как логичный результат – прыжок в пустоту. исходя из рациональных требований политического момента. – "этот народ рабства и свободы – народ Израиля!" Но среди собравшихся за столом пасхального "седера" был один.

зная. оставленный в первые же дни возрождения на произвол судьбы Америкой. единственно существенное. загнать нас назад в «Египет нашего рабства. что заслоняет в нашем сознании вечное. благодаря которой человек проникает сквозь внешнюю сторону явлений и находит там недоступное прежде бытие. Это безумие ждать истину от тех. одержал в короткий отрезок времени верх над хорошо вооруженными армиями пяти арабских государств. Уже с первых дней установления «еврейского национального очага» в Эрец Исраэль «весь штаб Алленби и 100 . и произошло невероятное для представлений мира Каинова: Израиль. чем мы должны быть. который живет среди нас. Бог Авраама. необыкновенной доверчивостью истолковывая реальные отношения с арабами и со всеми другими народами в духе согласия и мира. презираемый и попираемый в течение двадцати веков. за священной оградой. что отпустили Израиль от служения нам? Будем тем. отрешившись от всего. объявившей эмбарго на ввоз оружия.Павел Гольдштейн Творец Превечный. с вечною угрозою на устах и злобою во всем существе своем хотели бы. постоянно как бы вопрошая при этом: Что это мы сделали. люди не сразу обретают твердое упование на Того. цельного. наших ограничений и унижений». с удивительной. Но. как издревле. Дух находит свою реальность в прочной действительно мира веры. по меньшей мере. Они останавливаются всякий раз в нерешительности. дал Своему народу «сердце новое и дух новый». которые возлагает на их плечи нелегкая действительность. И выставляется тогда в столетиях времени всё наружу в ясном виде истины. Ицхака и Яакова требует человека всего. не раздвоенного душой. не желая признать стоящую перед ними альтернативу. Он требует человека для человечности. Истину трудно ожидать извне. Кто «стережет неопытных». несправедливо называвшееся прозой жизни. и вот уже воплощается пророческая суть возродившегося народа и изменяется сознание его в ощущении возлагаемых на него обязанностей. Их удручают те тяготы. кто. Долгие мучительные годы галута остаются позади. что этот «цивилизованный» каинов мир с молотка готов продать весь наш народ.

с характерным отсутствием иудейского достоинства. в разных образах поджидающего Израиль на большой дороге «словно рой пчелиный или пиявка. доходящее до крайних пределов скорби и неприятия ужасов войны. кто по злому умыслу. а затем предательски напал на них». во все времена. в отрицании Субботы – главной основы веры в сотворение мира Творцом Превечным. Но вопреки воле Израиля к миру. а кто по низости своей. когда во исполнение Божественного требования в чистоте своего сердца он стремится к миру. – как свидетельствовал печатно Владимир Жаботинский. о наших слабостях. – кто по легкомыслию. вопреки тому прирожденному народу Израиля чувству. Весьма естественно для Израиля. 101 . имеющего особое призвание быть светильником миру. о тех. веря в чужое.Часть первая вся британская правительственная машина в подмандатной Палестине. прежде всего. якобы с целью вступить с ними в переговоры. какое возбуждает в нем страдание само по себе. жаждущая крови». – были отравлены таким озлобленным юдофобством. Поневоле думаешь. «становясь над Законом» в отпадении от Бога Израиля. потрафляя вкусу моды или для достижения целей более «низменных». такое чувство человечности. Для знающих еврейскую душу совершенно наглядно это сознательное стремление. кто уходил и уходит от себя. неизменное достоинство иудейской личности требует сопротивления и борьбы. чтобы там поразить его». быть упорным хранителем чистой веры в Единого Творца Превечного. какого и в старой России не помню». Это достоинство требует возвращения к вере в Творца Единого. стал он поименно вызывать одно колено за другим. «Как ядовитые мухи охотнее пристают к язвам на теле человека. Неповторимое. так и Амалек высматривает слабые места еврейского народа. не устранима никакими миролюбивыми выкладками чудовищная сущность каинова мира и сверхчудовищная сущность Амалека. «Получив из "египетских" архивов список колен Израильских. из рода в род.

Сам сражался за вас. ибо Господь. Еще поразительнее победы Израиля в Шестидневной войне и в войне Йом-Кипур. чтобы преградить путь Израилю. что человеку свойственно возрождаться нравственно. 8. как говорил вам41».Павел Гольдштейн Представляется невольно ‫« – תשובה‬Возвращение». самое прекрасное это то. во всей точности старайтесь хранить и исполнять всё написанное в Книге Закона Моисеева. пред лицом вашим со всеми этими народами. Но вот этот Амалек – он ведь вроде необходимого сигнала к «Тшуве» («Возвращению»). Бог ваш. Не прельщайтесь сими народами. как бы низко он не пал. Ливана и Ирака. Посему.. 3. Один из вас прогоняет тысячи. Господь прогнал от вас народы большие и сильные и пред вами никто не устоял до сего дня. глава 23. которые остались между вами. ибо Господь.. не клянитесь [ими]. Амалек бодрствует и спешит за сотни миль. чтобы не увидеть чудесного дела Его в возрождении Израиля. и не служите им и не поклоняйтесь им. Но прилепитесь к Господу Богу вашему. Трансиордании. 102 . По мнению наших мудрецов Амалек всех веков очень похож на бич в руках Пастыря и вспоминается в связи с этим «как в Мериве. связать всё в одно целое к пониманию настоящего и будущего могут только известные нам слова Йеѓошуа Бин-Нуна: «Вы видели все. Сирии. не уклоняясь от него ни направо. когда вторглись в только что возрожденное Государство Израиль армии Египта. 9. Невозможное стало возможным. 6. И сколько бы после этого мы ни думали и куда бы ни разбрасывались мысли наши. Самое важное. чтобы все дороги и все перекрестки во всех углах Государства Израиль превратить в смертельную западню. Нужно быть глухим. не вспоминайте имени богов их. В жизни много есть горя и зла. 7. Бог ваш. 10. и поразительная победа Израиля измеряется мерилом дела Его. предки ваши Меня искушали. как делали вы до сего дня. хотя видели дело Мое». что сделал Господь. чтобы предательски напасть на 41 Книга Бин-Нуна. в день искушения в пустыне. И ясно видно было дело Его в войне за Независимость. испытывали. ни налево. чтобы не услышать этих слов и слепым. Бог ваш. Сам сражается за вас.

люди. подобно предкам нашим. Надеяться ли нам на ложь каинова мира? Воображать ли мушье крылышко – железным шестом? Возможно ли небрежно обходиться с Господином. 42 Рефидим – рафу-ядаим – «руки ослабли» 43 Исход. вопрошавшим: «Есть ли Господь среди нас или нет? И выступил Амалек и воевал с Израилем в Рефидиме42 И сказал Моисей Иеошуа: вы нам мужей и поди. учит нас и настоящее. Молниеносно уничтожив бесчисленные пункты террористов. Вот он узел душевных событий. от того чувства привязанности и подлинной любви. Каждый миг переполнен веками. околдованные ложью и пороками. возвращающихся в машинах в субботний день с прогулки. чьи отношения покоятся на глубоко пошлых основаниях. высматривающих слабые места народа нашего. чтобы там поразить его. сквозь века долженствующий нам показать. не навлекая на себя Его гнев? Разговор идет о чудесном возрождении Израиля и о судьбе Израиля. Мы не просто сопоставляем события. ибо предназначено Израилю свидетельствовать о Нем. в самом факте рождения человека. о Творце Превечном. чтобы не искушали мы Господа. которая служит иллюстрацией могущества Божьего. которые лежат в самой крови. 103 .7-9. очень далеки от истинного «я» в человеке. Амалек высматривает слабые места еврейского народа. Не только прошлое учит нас. Теряется иллюзия времени. глава 17. что в холодном мире гибельных заблуждений.Часть первая слабых людей. ЦАХАЛ стал на реке Литани. На пути к истине ет ничего удивительного. сразись с Амалеком43 «Правительство Государства Израиль решило двинуть ЦАХАЛ через границу на обуздание злодеев.

а в существе своем до краев переполненного нечистотами мира. совершенно им незнакомых и абсолютно недоступных их пониманию. А здесь. Йеѓуда ѓа Наси (Рабби).Павел Гольдштейн При шаткости своего разума. не может быть отменено никакой злобой врагов и отступников. свой бог. что в нем есть. от химеры слов. чтобы оградить естественное дыхание жизни. тогда живущие в мире научаются правде44». отлучившихся от своих мужей. и среди них рабби Акива и. с ехидством рассуждая о предметах. У этих безумцев своя логика. тогда человек начинает осознавать. оскверняющего живую душу толстым слоем чудовищного равнодушия ко всему. определяющих меру природного влечения личности. направленная против нравственного мира. и от всех этих жен. гл. они не способны понять глубочайший смысл талмудических граней. и их ученики – поколения Танн. В бессмыслице и нелепости неприкаянного существования. и среди них Гиллель и Шаммай. чувством и исполняющей его посредством своей воли и действия. Брызгают враги и отступники грязью в мудрейшие установления мудрецов Талмуда. Как много в этой жизни трудно было бы разглядеть. «когда суды Твои совершаются на земле. 26.9 104 . постигающей Закон мыслью. и проверяется каждый из нас на пути к истине. и от всех этих мужей отлучившихся от своих жен. к чему мы идем. такие люди лишены возможности отличать и в себе самих. предпринявший великий труд собирания законоположений и мнений мудрецов в 44 Исайя. пребывающего в духе Торы. наконец. повсюду ищущих для себя пользы и подавляющих в себе основные требования божественной природы и долга. своя традиция величайшей лжи. и в окружающем их мире слово живой действительности от фальши. нужно много сил. если бы преемники Эзры – «Люди Великого Собора» (Аншей Кнесет-а-гдола) и следующее за ним поколение «Зугот» (пары). и еще от очень многого. и от всех этих молодцов. И то. Конечно. хотя этого снаружи весьма «функционально респектабельного».

Часть первая

Мишну, в своем анализе и в синтезе, в своей способности к
широким обобщениям разбираемых всевозможных явлений,
не приблизили бы эти явления к разуму и сердцу людей
посредством ярких афоризмов, чтобы каждый, не
извращенный ложью человек, мог бы воздержаться от
запретного, от греха в общине, ясно понимая, что он не
должен делать другим того, чего он не хочет, чтобы делали
ему. Живущим теперь в атмосфере, оплодотворенной
духовной работой иудейской мысли, нетрудно убедиться,
как много создано величественного этой мыслью,
направляющей нашу волю к служению и послушанию.
«Храните же и исполняйте закон, ибо это мудрость ваша и
разум ваш перед глазами народов», – сказано в Священном
Писании45. Нашему уму и сердцу в этом служении и
послушании принадлежит, безусловно, активная роль. Но
особенно важным при этом представляется утверждение,
что «только тот утвердит слова Учения, кто станет
рассматривать себя как ничто46», то есть те, у которых
объективная истина обратится в субъективную и живую, у
которых идея сольется с личностью в гораздо более
широком значении того, что различается от наших
субъективных переживаний в их фактической наличности,
то есть от наших ощущений и восприятий, от наших
желаний и мыслей, от наших понятий и суждений, – как
нечто данное независимо от них, – как то святое место
души, в котором транссубъективное отождествляется с
трансцендентным. Это и есть, очевидно, то, что наиболее
отражает Высший Замысел, что определяет меру
природного влечения личности, постигающей Закон
мыслью, чувством и исполняющей его посредством своей
воли и действия. Это и есть ключ ко всему творчеству
наших мудрецов, которые «всем сердцем и всею душою»
«изучали заповеди во имя их Заповедавшего, не делая из них
венца, чтобы тщеславиться им, ни заступа, чтобы копать
им47».
45

Второзаконие 4; 6
Сота 21б [‫ – ]סוטה‬7-й талмудический трактат, отд. «Нашим».
47
Недарим 62-а, 5-й талмудический трактат отд. «Нашим».
46

105

Павел Гольдштейн

Творец Превечный посеял Закон в их сердцах, и
принесен великий плод феноменального проявления
огромных познаний Закона в виде сочетания Мишны с
Гмарой (Иерушалми) и той же Мишны с Гмарой
(Вавилонской). Нравственный порядок, вошедший в сферу
права, находящегося на высшей ступени человеческого
воззрения, воспитывает нас, захватывает всю нашу жизнь,
колоссальную действительность нашей жизни, создает
хорошую правдивую жизнь вместе, в чистоте человеческих
отношений, в деятельном преодолении эгоизма в пользу
ближнего, во врачевании любовью, добротой и
доброжелательством нанесенных судьбою ран, внутренне
упорядочивает творческий процесс воспитания детей
сверхвеликими примерами жизни наших праведников,
представляющих собой коллективную совесть народа,
великий его дух, «ибо в народе, как целом много любви48».
Приходит, подчас задним числом, сознание того, что
чудесное рядом с нами, в каждом из нас, в жизни близких и
близкого нам, что чудесное сейчас живет и действует рядом
со мною. Мы оказались на той высоте, откуда открываются
безграничные горизонты. Разум и чувства здесь слиты в
одно целое. В целом много любви. «Ангелы, как говорят нам
мудрецы, называются «товарищами», ибо их не разделяет
ни зависть, ни нерасположение, а потому они и живут в
тесном между собою единении». Возникают образы.
Возникает образ праотца нашего Яакова, который ведь «не с
70-ю «душ» в множественном, а «душою» в единственном
числе пришел в Египет, дабы поняли мы, что «единой
душою должны были быть люди, как один Бог49». Нет
надобности доказывать, что это и есть святая святых
истины.
«О, нет, возразят иные, – истина является знаменем
всех бунтовщиков».
Что ж... не спорю, ибо ведь «заповедал Господь Бог
человеку, говоря: от всякого дерева сада можешь есть; а от
древа познания добра и зла, не ешь от него, ибо в день, в
48
49

«Авода-зара», талмудический трактат отд. «Незикин».
Берешит рабба 98

106

Часть первая

который ты вкусишь от него смертью умрешь50». Адам не
хотел передать Еве те самые слова, которые сказал ему
Господь, но он ей сказал так: (Бытие 3;3) «только плодов
дерева, которое среди сада, сказал Бог, не ешьте их и не
прикасайтесь к ним, чтобы не умереть вам». В тот час
нечестивый змей замыслил в сердце своем: так как я не могу
соблазнить Адама, пойду, соблазню Еву. Он пошел, присел
к ней и долго с нею беседовал. Он ей сказал: «если ты
говоришь, что Господь запретил нам касаться, то смотри, я
касаюсь его и не умираю, и ты, если коснешься его, не
умрешь». Что сделал нечестивый змей в то время? Он встал,
схватился за дерево и начал шатать его так, что плоды
попадали на землю. (Некоторые говорят, что он вовсе не
дотронулся до дерева, ибо лишь только дерево увидело его,
оно закричало на него: «нечестивый, нечестивый, не касайся
меня», что видно из стиха (Псалм 36;12): «Да не наступит на
меня нога гордыни и рука нечестивых да не поколеблет
меня»).
А что было причиной этому прикосновению?
Ограда, сделанная Адамом для слов своих. На этом
основании сказали: если кто делает ограду словам своим,
«нельзя устоять в словах своих51». Вот она – грань истины, о
которой человек не знал и не узнал ничего, кроме ощущения
стыда, потребности прикрыть наготу своего тела после того,
как коснулся запрещенного плода и вкусил его.
Эта тема слишком вечна, слишком глубока и
неисчерпаема, чтобы утратить веру в возможность
объяснить себе многое. Есть великая опора в том, что как в
физическом, так и в нравственном мире, состоящем из ряда
противоположностей, находящихся между собой в борьбе,
но умиротворяемых и уравновешиваемых Творцом
Превечным, проступает с полной очевидностью особое
служение Израиля, которое знаменует собой подъем к
истине. И в этом служении, дарованном Израилю, нужно
исходить от высшего, от более важного, чем счастье или
несчастье. «Израиль, читаем мы в «Кузари», занимает среди
народов такое же место, как сердце среди органов
50
51

Бытие 2;16-17.
Талмуд. Трактат Авот рабби Натана (версия 1-ая), листы 4-5.

107

Павел Гольдштейн

человеческого тела, ибо сердце наиболее подвержено
ощущению боли, наиболее чувствительно ко всем
переменам настроения: – гневу и любви, страху и мести, и
пр.52». И тут нужно сказать, что выражение «всем сердцем и
всею душою» – есть акт сознательной воли, естественное
влечение того, что ассоциируется в нашем сознании с
неделимым, обнаруживающим себя в чистоте своих
побуждений, во влечении к Создателю, чтобы слиться с Его
светом. Глубокая осознанность дарованного нам служения
обогащает все возрастающим содержанием. Мы на подъеме,
но подъем здесь не в «прометеевской отваге», не в
поступательном движении с возвратом к исходной точке,
когда Прометей, сбрасывая с себя цепи, которыми был
прикован к скале, возлагает эти цепи на то человечество,
которое некогда хотел облагодетельствовать.
Маймонид говорил, что «шествуя по пути мудрости,
мы делаем это не из опасения несчастий, или из расчета на
счастье, а единственно из любви к правде, потому что она –
правда. Счастье же придет впоследствии само собою53.
И оно пришло. Тому, что в нас надлежало
свершиться – свершается. Что производит более глубокое
впечатление жизненной правды, как не Священные книги
наши – это великое вместилище воли и желаний, средоточие
мыслей и чувств радости, горя, печали, боязни и
благоговения. Для того чтобы уяснить значение слова ‫– לב‬
сердца не только как органа человеческой жизни, но и еще
как «центр», как «мысль», как «решение», как «воля54», мы
обращаемся за разъяснением и обоснованием буквой
Священного Писания к мудрецам времени, чувствовавшим
пламя огня среди терновника, согревающего сердце Израиля
– сердце мира; мы обращаемся за разъяснением к великим
нашим праведникам, возвысившимся до самой высшей
степени совершенства в одном понимании Божьей воли, и
слияния с Ним человека, слияния так глубоко выраженного в
гениальных строках предшественника Пушкина – поэта
Державина:
52

Рабби Иегуда Галеви Кузари» (II 36 И.сл.).
Маймонид. Яд а-хазака. О покаянии 2.
54
Маймонид «Морэ Невухим». I.39.
53

108

Часть первая

Как капля в море опущенна.
Вся твердь перед Тобой сия.
Но что мной зримая вселенна?
И что перед Тобою я? –
В воздушном океане оном.
Миры умножа миллионом
Стократ других миров – и то,
Когда дерзну сравнить с Тобою,
Лишь будет точкою одною:
А я перед Тобой – ничто.
Ничто! – Но Ты во мне сияешь
Величеством Твоих доброт;
Во мне Себя изображаешь,
Как солнце в малой капле вод.
Ничто! – Но жизнь я ощущаю,
Несытым некаким летаю
Всегда пареньем в высоты;
Тебя душа моя быть чает,
Вникает, мыслит, рассуждает;
Я есмь; – конечно, есть и Ты!
Ты есть! – Природы чин вещает,
Гласит мое мне сердце то,
Меня мой разум уверяет,
Ты есть, – и я уж не ничто!
Частица целой я вселенной,
Поставлен, мнится мне, в почтенной
Средине естества я той,
Где кончил тварей Ты телесных.
Где начал Ты духов небесных,
И цепь существ связал всех мной…
являя жизнь в Сущем, в слове Торы, в чудесном
факте нашего человеческого Бытия как высшего мерила
всякой достоверности. Познать истину значит познать
истинное бытие, не отрываясь от родимой почвы. Мудрые
книжники (соферим), зугот, таннаим четырех поколений,
ученые, особенно начиная со второго поколения, носившие

109

Павел Гольдштейн

титул «мой учитель», «рабби», глава синедриона, имевший
почетный титул «раббан», «наш учитель», ученые прежнего
времени, называвшиеся «зекеним hаришионим» – «прежние
старцы» и ученые, специально изучавшие творения таннаим
и игравшие в школах роль живой библиотеки, необходимой
для справок и цитат – все эти носители и обладатели
галахических традиций, принимавшие деятельное участие
во всех решениях и дебатах в области истолкования Закона,
воспитывали в поколениях высокое чувство долга и
уважения к истине через добрую волю, которая находится в
согласии с долгом и Законом, чтобы не наступила нога
гордыни на истину и рука нечестивых не поколебала ее. С
древнейших времен вплоть до наших дней трудятся
мудрецы, трудятся раввины над разъяснением и
проведением в жизнь великих и святых идей Торы, в
совершенстве понимая все слабости человеческой природы.
Они всегда стремились поближе разглядеть и понять
человека во всех малейших подробностях, молясь о том,
чтобы «Превечный сделал душу нашу единой и цельной», ибо
душа на пороге иного бытия не может мириться с тем
разнородным впечатлением и влечением безудержных и
бессвязных представлений, которые противостоят в плане
метафизическом долгу верности. Освобождая человека от уз
духовного рабства, от исключительной погони за
«полезным»,
от
низменной
«философии
жизни»,
уподобляющей человека страусу, прячущему голову в песок,
мудрецы иудейской мысли привели все заповеди,
праздники, жизненные формы и нравственные поучения в
тесную связь с идеей свободы и нравственного призвания, в
связь с Исходом из египетского рабства. Все чудесное,
благородное, назидательное, создающее духовное единение
получает значение – ‫ – זכר ליציאת מצרים‬значение памяти об
исходе из Египта. Рядом с возвышающими и бодрящими
образами
подлинных
чудесных
событий,
стоят
предупреждающие и отталкивающие примеры злого и
низменного. Когда забывают люди о высших целях бытия,
как бы вытесняя из сердца своего Вездесущего, тогда, как
говорят мудрецы наши, «искуситель так поступает с
человеком: сегодня он говорит ему: делай то, а завтра делай

110

отд. 56 111 . не в поле. «Ищи Меня не в лесу.. Толдот 24. насильник. 57 Танхума. служи идолам. Санг. Поразительно. уступил за чечевичную похлебку это право первородства Яакову. как понятно. «Желание зла живет в сердце56». порывавшегося еще в утробе матери к языческому капищу. и человек идет и делается идолопоклонником55». – необузданный и дикий.Часть первая и это. 7-й талмудический трактат. они часто для объяснения совокупности подлежащих рассмотрению фактов подставляют на место слова – ‫( – לב‬сердце) слово – ‫ – יצר‬инстинкт. Его признаки мы находим и в тех «позитивистах» прошлого века. и в особенности с человеческой жизнью. так что Эйсав представляется в Агаде одним из трех крайних атеистов57. произнося при этом (как сказано в Берешит-рабба) богохульную речь. ни под землею». по поводу которых русский философ Розанов писал следующее: «Как бы Бог на веки вечные указал человеку. Берешит-рабба. в таком случае. а праведные имеют сердце в своей власти. В напряженной работе ума и сердца главным чувством мудрецов Талмуда было чувство добролюбия. где можно с Ним встретиться. Выражение: «Эйсав говорит в своем сердце» толкуется в Берешит-рабба 67 как состояние «нечестивого. и вдумываясь в средоточие добрых и злых импульсов. как об этом говорится в том же Берешит-рабба. почему асексуалисты суть в то же время а-теисты: они «не 55 Нидда 13-б. проводивший время в лесу и поле. 101-б. оказалось на протяжении веков и по сей день много последователей. Но. где Я заключил завет «с отцом вашим Авраамом». Эйсав. 61-а. предпочитавший минутное удовлетворение плоти всем будущим величайшим победам духа первородства над материальным хаосом. «Нашим».. вставая лицом к лицу с миром.. а.. находящегося во власти сердца. ни – «в долине внизу» – «ни в водах. оскорблявший женщин. при котором. не в пустыне». У этого Эйсава. отрицая всякую нравственность и Творца Превечного. и напоследок он говорит ему: иди.

Изд. и в наши дни «дом науки Эйсавовой» способствует искушению новых поколений. Подлая печать. их призывы к миру в желании избежать последствий зла. Как не впасть в ложь. эти бунтовщики со знаменами всякого рода лжеистин идут и делаются идолопоклонниками и гробовщиками человеческой жизни. «Уединённое» Избранное. Как темно всё вокруг юношества. что «они ничего не забыли и ничему не научились». А. «не видели». теряющих уважение к себе и к своему высокому предназначению. Как выше религия политики58». их либерализм. – благодушествование людей. Мир не является продуктом случайности. что оно «потеряло голову» и идет в пропасть. а не само зло – не могут быть приняты. 1970 г. сказать. «не знают». вне возвышения человеческого духа до Кидуш а Шем – ‫קידוש השם‬. кто познал ужасы последствий «науки Эйсавовой» – страшной тирании.В. Он возник по начертанию мудрости Творца Превечного. как мало можно винить его за то.. в красной. утверждающий свободу отвлеченно. Розанов.Павел Гольдштейн встречаются с Богом. и они. среди аплодисментов печати. говоря им: делай то. не в полноте духовной жизни. И дальше. а завтра и это. истребляющей божественное в человеке без остатка. как про Бурбонов. И дальше Розанов пишет: – «С какой печалью читал статью об университете. коричневой или иной тоге. И из-за нескольких сот рублей. Они воспринимаются как 58 В. и напоследок: идите служить идолам в белой. Между тем ведь душа – бессмертна.. стр. Автор нигде не говорит: «Забастовка мерзость». И какая это несчастная вещь – писать «обозрение» политики. 112 . двух трех тысяч рублей. делается злодеяние над молодежью. 41-42. обуздать злые побуждения и исправить губительные помыслы. после реставрации. ну. Человеческая совесть побуждает отстоять человека. да светится Имя Его. «не слышали». Для того. Нейманис. Про этих воспитанников «дома науки эйсавовой» можно.

«Склони ухо твое. и послушай слов мудрых. и совсем иначе размещаются в жизни «элементы счастья и несчастья». может окончательно на нас рассердиться и тогда мы пропали. чем может и должна быть истинная культура и наука. как отказ от борьбы со злом. реализующейся в ее духовной предназначенности. Глядя на удивительную судьбу своего народа через почти непроницаемую для души сетку социально-исторических категорий. этот поклоняющийся пустоте человек мало-помалу утвердился в мыслях. не мыслимое в сфере моральной пустоты. Сила и слабость еловек принципиально-простенького практического мировоззрения пребывает в однозначности скудного слова. Разве я не писал тебе три раза обдуманно и со знанием. как пораженчество. требования и меру ответственности. Чтобы твоя надежда была на Господа. Каждая ступень освобождения повышает предъявляемые к еврею как к личности. 59 Притчи Соломона 113 . не принимающей даже в расчет фактор палестинцев. а мир не любящих нас гоим. и обрати сердце твое к знанию. но и за нравственное состояние общества. научил тебя и сегодня. что необъяснимая для его ума нетленная жизнь иудея весьма и весьма мифологична. не желая ломать свои «возвышенные мозги» над такой «мистикой». чтобы возвестить тебе верность слов истины59». которую он несет не только за свое собственное бытие. А жизнь уходит вперед от общедоступной газетной обыденности.Часть первая неодухотворенное отношение к жизни. Он имеет довольно приблизительное понятие о том.

разобщенности. мир Божественный и светлый. что его «дом». растлевающих несовершеннолетних на нашей Святой земле. с изучением действительности. какие крики подымаются против самих себя. правды и внутренней свободы. понимая свое назначение в этом мире и постигая всем сердцем и всей душой милосердие и правосудие Божье. как только в виде голых американских недорослей из секты «Ари Кришна». интриг. чье сердце в живом ощущении святости и неизмеримой глубины Торы наполняется стремлениями и идеями. тесно и глубоко связано с природой. и до бесстыдной ясности исчерпания иных возможностей разрушения Израиля. другой мир – стихийного бессмыслия и нравственного недуга. козней. И при этом. оскверняется до основания всевозможными совратителями – от приверженцев языческого мира – ревностных поборников современных антиохов-эпифанов внутри самого Израиля. мир политико- 114 . дающими силу побороть всякого рода суетные ухищрения. то бывает это потому. в котором он пребывает. мир духовной и телесной чистоты. Если истинное счастье знакомо лишь мудрым людям.. стремящихся положить конец иудаизму и заменить его язычеством. коими люди принципиально-простенького практического мировоззрения стараются уберечь свои жизненные расчеты. Один мир – мир «священного провозглашения». лжи и злобы. что из всех людей судьба менее всего может обездолить мудреца. мир неизменно на добро направленной воли. Всё. против истинной святости и чистоты нашей жизни. против верности Закону! Однако. с чудом. что поделаешь! Душа человека на перепутье между двумя мирами. Его только мучает мысль. против идеалитета нашей высшей природы.. В этом отношении мудрый человек обладает самым ясным представлением о своих силах и следует в своей жизни природе и заповедям Божьим. который должен называться домом молитвы для всех людей. с изучением жизни.Павел Гольдштейн Есть такие слабые люди в немалом числе в нашем народе и им никогда не понять совсем иного человека. что делает мудрый человек.

по довольно меткой характеристике художника 19-го столетия Эжена Делакруа. – замечает далее Делакруа. которым подвержено воображение окружающего нас Каинова мира. тем больше. Петроград. Философ – того. поскольку они не изменяют ничего в этих «необходимых функциях» и в его мелких физических и личных удобствах. для которого добродетель. всегда глубоко антипатична «жизнь напоказ». самое сильное из всех искушений. также и то. – «господин. слава и благородство чувств заслуживают внимания лишь постольку. в прямом смысле этого слова. стремящийся как можно лучше обставить все свои трапезы. к компромиссу. который избран быть свидетелем могущества Божьего. а человеческой личности. что сказано здесь большим художником. Понятие силы. недостижимых для них. Но проявление высоких человеческих качеств не ограничивается только готовностью к борьбе и сопротивлению. глубоко верно. пошлостью и глупостью. тем значительнее душа. просветлений. так как он гораздо выносливее и не жалуется на удары и лишения. А эти господа смотрят на добровольное отречение от высоких даров. Дух формирует личность. к сдаче. неспособных к покорности. Чем больше борьбы. как на предмет особой гордости60». ибо 60 Дневник Эжена Делакруа. Всё. 115 . это. Бессмысленные ожидания! Еще и еще раз приходится признать преимущество неподкупных сил в нашем народе. по самому существу своему. 50. В этом смысле осел. 1919 г.Часть первая экономического расчета и легализованного произвола по принципу: – «Я хочу быть самим собою». что ненависть к Израилю. – является более предпочтительным философом. Только этим переходом и устанавливается бытие силы и возможность побороться – со всей той дикостью. предполагает переход духовной мощи в акт. от которых стыдно делается всякому порядочному человеку. глубоко враждебного иудаизму мира. стр. Верно. В каждом слове и взгляде на нас чуется неотразимый намек этого ненавидящего нас мира на скорую нашу гибель.

что есть добро. которые по своим общественным заслугам и своему значению в глазах современников должны в исполнении принятой на себя ответственности делать всё так. в мыслях их нет никакой искусственности. не поведет ли это предприятие к умалению славы милосердия Его. Всевышний дал нам разум. в том. вплоть до прошлых их просчетов. чтобы имя Господне не было обесславлено по их милости. хотя бы в городе полном евреев». и есть много того. служит ручательством за будущее. полном язычников. и всё. – сказано во второй главе талмудического трактата «Авода Зара» – Пусть живет хотя бы в городе. нельзя никуда спрятаться. Подлинно мудрым. предпринимая что-то. чтобы мы познали. очень хорошо подумать. повелевающий нам. их силы и их высокое предназначение. прежде всего. А ведь много уже было тягчайшего от разъедающего свойства просчетов. они не осмеливаются самоуверенно и надменно. «Пусть человек живет на Земле Израильской. никакой напыщенности. и. Есть голос. Жизнь ставит таких людей лицом к лицу с самыми трудными и роковыми вопросами. Сколь иную судьбу сулили нашим братьям. подлинно даровитым людям присущи глубина и известная простота.Павел Гольдштейн пафос высоких требований к самому себе состоит. что может почувствоваться только глубиною души в минуты высокого действия жизни. рассеянным по всему свету. когда они обращаются к Всевышнему с просьбой даровать им и их собратьям – сыновьям Израиля силы следовать по пути добра. они просят лишь того. Но что делать? Как понять эти переходы от величайшего беспокойства к полной неподвижности 116 . они не стремятся выставить себя напоказ. по своему произволу рассуждать о глубочайших и скрытых от нас предметах. От окончательного исхода действий. а не вне Эрец-Исраэль. которые могут стать роковыми. чтобы беречь славу своего Творца и. нельзя никуда уйти. что Всевышний уже дал нам. Великое для нас время и место требуют подъема всех лучших нравственных сил. особенно тем людям.

Который вывел вас из земли Египетской. то есть свои жизненные и творческие пути. они как бы посажены передо 61 Трактат «Авода Зара». голос. призывает к проявлению силы духа. чтобы дать вам землю Ханаанскую. и еще сказано (Левит 25.Часть первая первоначальных устремлений. как бы похоронен под жертвенником61». чтобы быть вашим Богом». она как бы завоевана. к потере идеи своего существования.41): «Насажду их на земле сей твердо – от всего сердца Моего и от всей души Моей»: покуда душа на ней. – Разве придет тебе на ум. Истинная реальность имеет свои категории. данной нам однажды навсегда. сегодня.38): «Я Господь Бог вам. следовательно. перешло перед Господом». равно как и на различные искания. а всякий. Я у вас (если можно так сказать) как бы не Бог. Талмуд. на этом пространстве.21): «И я в мире возвращусь в дом отца моего» и не нужно вроде было прибавлять: «и будет Господь моим Богом». чтобы Давид служил идолам? Давид ведь толковал и говорил: кто в мирное время оставляет Эрец-Исраэль и выходит за пределы ее. кто похоронен на Земле Израильской. Я у вас Богом. Так же сказано (1-я книга Шмуэля /Царств/ 26. говоря: ступай. в конце концов. что «проживание на Земле Израильской равносильно всем заповедям Торы. гл. когда их нет на ней. Но разве тебе придет на ум. листы 452-453. она как бы не завоевана. как сказано (Йермияѓу 32. ч. Полагаясь на наше сердце. здесь. 2. как бы служит чужим богам.19): «Они изгнали меня ныне. которые привели. что израильтяне завоевали Эрец-Исраэль перед Господом? Но покуда они на ней. вооруженных на войну. на этой земле.5) Сказано (Бытие 28. повелевающий нам.13): «Около сорока тысяч. Так же сказано (Йеѓошуа Бин-Нун 4. Но так ответственно жить здесь! Ведь разъясняют мудрецы Талмуда. служи богам чужим». I: Мишна и Тосефта. всё это показывает. а как только вы не на земле Ханаанской. чтобы не принадлежать мне к наследию Господа. что покуда вы на земле Ханаанской. Находясь в этом бессмертном нашем доме нужно припомнить и другое из того же талмудического трактата «Авода Зара»: (4. 117 .

когда их нет на ней. ни от всего сердца. И ведь какие глупости! Но будем говорить о святой правде.Павел Гольдштейн Мной по истине от всего сердца и от всей души. Чувство самого себя в своем народе является самым существенным. 31. они как бы не посажены передо Мной. Всё на нашей земле имеет особо сокровенный смысл. проявляется большая правда деятельной силы. шатки и темны. Именно в те первые часы войны Судного дня наступил такой момент. до времени где-то глубоко запрятанное. метафизическое Я которого есть нечто тайное. Кстати. почувствовалась для – себя – сущая действительность. Пережив всякие смуты. в какой уже раз. но многие пытаются уйти от наиболее важного и делают глупости. То. что от «своего» уйти нельзя. следовательно. ни от всей души». что все эти соображения о событиях. утверждающая себя в своих действиях как реально единая мощь многообразных проявлений и качеств до времени где-то глубоко запрятанных. чем все перемены жизни. что он есть часть того целого. как этим выражением воли Божьей. в пытливой мысли всегда по первоначалу возможно раздвоение. и что вне «своего» все чужое. Здесь Земля Израильская. что виделось. когда необыкновенно ясно сливается в цепком бессознательном убеждении каждого. потенциал «своей» особой энергии в ее 62 Псалм21. И в первые же часы войны Судного дня снова.32 118 . почувствовалось более чем когда-либо. пока не станет абсолютно ясно. и особенно ясно стало. обоготворяющие материю. мы перестали быть бездомными. в котором проявляется высшая сила. скопление физических сил и отрицающие Дух. на которой мы можем стоять крепко. предполагало самобытный источник предназначенных свыше действий. зачастую неузнанной по первоначалу62. происходившие и раньше. вплоть до перелома. касающихся человека и народов. самым важным для человека. что каждый из нас должен и не может ничем другим руководствоваться в своей жизни. Новая жизнь Израиля началась войнами. гораздо более глубокого.

Н. И что тут сделаешь? Тоска. принимая ложь за правду. по мнению наших мудрецов.Часть первая изначальном смысле: «вот этот народ один живет – и не похож: на другие народы». некоторым образом. и тогда за ним будут все правые сердцем». И всё вот так. состоит из разных частей: корня ветвей и плодов и человек. 119 . Подобно тому. нелюбимым? Иной – больше выдумывающий. а где правда? Человек. Многих. поглощаясь своим умыслом в чужих землях. «Не отринет же Господь народа Своего и наследия Своего не оставит. обуздании языка и о раздорах в семействах. прикрепляющие его ко всему земному. Где же тут знать. поистине. сбивающую многих с доброго пути. Толстого. (Псалм 93. – люди. как дерево. представляющее одно тело. невыносимая! Разъедают его злорадные обороты речи. часто очень добрые. чем чувствующий. состоит из таких же частей. А иной на всех местах не способен ощутить изначальной весомости слова любовь. с пристрастием называть белое черным. когда единственное для него родное на этом свете и не узнанное им место счел он непривлекательным. односторонними и вполне довольными собой специалистами». способные на всякий полезный труд.14-15) Корни ывает ли все же сиротливо человеку со всеми ею профессиональными знаниями и со всем его невежеством. «в одуряющих занятиях которой. потому что суд возвратится к правде. где ложь. весьма многих одуряет та самая «культура». Физическая сторона его: врожденные ему качества и наклонности. готов ради красного злого словца не пожалеть и родного отца. Еще следовало бы задуматься о вредности позы. дичают и становятся тупыми ко всем серьезным явлениям жизни. умные. – по меткому замечанию Л. подобен дереву.

32. тем ветви и плоды на них совершеннее. ни рассудочного довода. которые родятся. 120 . Существо по истине Святое. что везде будет для них работа и будет и пища. заключающее в себе всё.Павел Гольдштейн представляют собою корень и ствол. Но до чего может довести утрата внутренней связи со своими корнями? До постоянного укора тем. Здесь. потому что Он сотворил их63». мука твердить в чужом тебе мире о назначении человека. Очевидно. чего не понимали еще совсем недавно. 31. всё весьма и весьма жизненно в смысле неколебимого желания Каинова мира привести нас – евреев к ворогам нового Освенцима. Ицхака и Яакова. направляющимся в чужой мир. которыми он проникает во все области вещественного мира. что при горячке недостоверных сведений нет к братьям нашим – вопрошателям ни укора. – словом. отсюда из Иерусалима. Вездесущий всегда чувствуется теми. Бесконечное. для чего мы родимся на свет? Здесь. духовная же сторона его: умственные способности. людям. у кого не утрачена внутренняя связь со своими корнями. представляют собою как бы в разные стороны распустившиеся ветви. Всё это в целом стало частью их собственной судьбы: Стена Храма. ибо нередко бывает. а это. Можно сказать. в которой есть душа. когда все твои усилия совершенно напрасны при неколебимой ненависти к потомкам Авраама. а плод всего этого – познание Творца и истинная вера. Но при этом подумать бы надо о том. освещающая 63 Псалм21. действительно. И еще: чем глубже корни. а ветви и плоды плохи. – хотя это и не общее правило. в наши дни явно видна нам святая воля Его. вероятно. что чужие они там всем. Вечное. И так. когда-то возвещено было псалмопевцем Давидом: «Потомство мое будет служить Ему и будет называться Господним вовек: придут и будут возвещать правду Его. что корень сам по себе хорош. Многие собранные Им здесь знают и понимают уже то. Снова в странах того чужого нам мира громят синагоги и очень живуч дух палачей Освенцима.

Века придвинулись и обнимают нас. и сквозь слезы. Человеческий разум сть глубочайшая истина в том. 121 . Зная блаженство истинной веры. В этой истине вся реальность. Нет в мире такой судьбы. что он делает. как свод небесный. Здесь проживали люди. честный и чистый. и лист которого не вянет. всё 64 65 Псалм. когда корни его веры расправляются и сбывается сказанное царем Давидом. Здесь именно передумывается многое сначала в трепетном желании. успеет64». сохраняет человек ясность своей души.Часть первая настоящее. и все решения его выходят не из логических подпорок трезвого рассудка рациональной ограниченности. выше политики данной минуты. а из того мыслящего духа.18. явившиеся в мудрости и праведности своей великим удивлением миру. – что «будет он как дерево. которую можно было бы сравнить с судьбой. внемлющим нашим молитвам. 1. посаженное при потоках вод. чтобы жизнь наша была свята. а весь человек. откликнувшийся на зов неба в своем возрастании с щедрой затратой сил.3. из глубины веков слышится всё тот же призыв: – «ты должен знать». Рамбам. Морэ Невухим 3. дома. и во всем. И все они чувствовали направляющую силу Творца Превечного. что «степень провидения Божьего пропорциональна степени разума человеческого65». которая поставлена Отцом нашим. превышающим наше понимание. высока и цельна. служить целям. которое плод свой приносит в свое время. И всё овеяно прошлым и глубоко невероятной настоящей судьбой. и необычайные люди у этой Стены. предназначенной нам на нашей Земле. Оттуда. где воочию видна жизнь духа и где виден весь человек и сквозь радость. заставляющего всех нас «вместе взятых» – и верующих. когда мыслит не один только мозг. и пребывающих в неверии.

жить с глубоким пониманием. кто больше усовершенствовал свою душу. чего от нас хочет судьба. что тот. Они живут глубиной и чистотой души. Ведь наша сила в нас самих. становится ясно. и видится – чувствуется. в выражении которого просвечивает высшая одухотворенность. кто загубил в себе данную ему силу разума. проникнутых верой и уверенностью. жить в добрых делах. человек избавляется от неприкаянности бессердечного. Возвращаясь к великому воззрению. И становится ясно. низменного мира абсурда. она есть все для жизни народа нашего. Новые мысли и новые чувства человека воссоединяются с управляющей разумностью в стремлении стать совершеннее и чище перед Творцом Небесным. с чувством космичности переживаемого. отдавая себя ближнему. Для них Эрец- 122 . в людях. окруженного со всех сторон неисчислимой ратью врагов. для Израиля. а тот. не очень-то может надеяться. чтобы над ним бдило провидение Божие. жить. без расчетливого желания получить что-то взамен. Ты все более хорошеешь. какими тесными узами связаны единичное и целое. и продолжают самоотверженно работать. согласно данной ему силе разума. они готовы были бы пожертвовать жизнью для сохранения своего достоинства – достоинства сынов Израиля – сынов Божьих. Святая наша земля! Молодое поколение верующих сынов Израиля все более проникает в самые глубины познания. И ведь это уже налицо в чуде возрождения Израиля. что наполняет ее». отстоявших свое право жить на священной земле.Павел Гольдштейн действительное и самое важное. чтобы и дальше превращать пустыню в цветущий сад. все более зеленеешь. что если бы от этого поколения. Которому «принадлежит вся земля и всё. привлекает к себе провидение Божие в большей степени. в которые вкладывается много сердца. Который видит нас. ибо «не скрыты пути наши от Господа и дело наше не минуется Им». потребовали отречения от своей веры и своих убеждений и преклонения перед идолами нынешнего цивилизованного языческого мира. не удаляясь от реальности и не укрываясь от жизни в несбыточной мечте. Они благословляют Творца Превечного.

Ознакомившись с обширным собранием этих фотоснимков (не менее 1725). фантазией арабских сказок об угнетенном. что то. кто продал с аукциона (тем. а иное. влекло в 1918 году австралийских и английских пилотов к фотоснимкам территории Эрец-Исраэль. что перед нами только начало грядущего величия Израиля. Нет сомнения. – сказано в Торе: «Ибо всю землю. включая плантации цитрусовых. пожимающие руки тиранам и профессиональным убийцам. – это видение мира.15.7 – ‫לך יב בראשית‬ 68 Бытие 13. пребывая века в запустении. является возможность представить дело таким образом. непреодолимое. которая. Но в период того постулятивно атеистического поколения практиков-идеалистов. – ‫לך יג בראשית‬ 67 123 . «Потомству твоему страна эта67». Напрасно цивилизованные язычники. можно сделать вывод. которую ты видишь. Руки сынов Израиля положили за очень короткое время основание современному ландшафту нашей цветущей страны. Бытие 12.Часть первая Исраэль. что земля Эрец-Исраэль была неправдоподобно мало заселена. что другое чувство мира. Шомрон – это вовсе не «захваченная территория». «она – наследство нам от отцов наших66». Возможно. Однако ясно. цветущие поля и многое другое. Иудея. – тебе отдам ее и потомству твоему навеки – сказал Господь Аврааму68». кто даст больше нефти) свои крохотные нравственные ценности. такая ясная истина трагически не 66 Трактат Авода Зара 53. что всё это было бы неосуществимо без помощи свыше. Тому. не осознававших. что всё. а земля и родина отцов. пытаясь дополнить утверждение прав убийц на нашу Богом данную нам землю. – силой отобрано у «несчастных арабов». что может разделить людей. материалистическое или духовное. преследуемом евреями арабе-палестинце. что в изобилии есть в Израиле прекрасного. не материалистическое. рвутся из пределов подлинной действительности. выглядела шестьдесят лет назад как совершенно пустынная местность. систематизированных отделением географии Иерусалимского Университета.

о высочайшей цели. непрестанным движением мысли.Павел Гольдштейн находила себе выхода. и кажется совершенно невозможным. что мы. тогда земля ничего не производит. чтобы недомыслие правило умом нашего народа. А есть ли нечто более сильное и ощутимое. предопределенной свыше духовной нашей обособленности. потому и взыщу с вас за все ваши грехи69». 69 Амос 3. осуществляемому Творцом Превечным. останемся без наказания в будущем? «Только вас отличил Я перед всеми народами земли. отрекшись от разума. Не в розовых тонах натуралистической идиллии понимание сверхразумной реальности иудейского предназначения. чтобы содействовать Его Верховному Промыслу. что когда Творцу Небесному угодно. ощущением чуда. осмелившись посягнуть на недоступное и скрытое от нас. стать как все? Ужели не имели они никакого чувства. оторвавшись от религиозной преемственности поколений. что могло обозначать это непростительное стремление постулятивно-атеистического поколения уровняться во всеобщем интернациональном ничтожестве и. от которой зависит духовная судьба человечества. то произведённое подвергается порче и земля в том нисколько не виновата? Только такое понимание.2. никакого понятия о собственной иудейской жизни. чем понимание того. такая степень нашего разума может вырвать нас из тумана нынешних дней и наполнить особым ощущением Божественного присутствия. то посев оплодотворяется и произрастает. к которой с таким постоянством стремился в течение веков Богом избранный народ? Можно ли ждать. Он наделил нас сверхкачественной творческой силой. о действующих в ней силах. и более чем странно. а если и производит. Что должно было обозначать собой многократное пожелание иметь в возрожденном Израиле в нашей среде хотя бы одного собственного вора. и именно мы предопределены к тому. а если Ему не угодно. Невероятное возникает благодаря непрерывному акту творения. 124 . когда это движение мысли заслоняется недомыслием.

И вот еще один из них: «Житель Нетании. Но нужны. как сказано (Ирмеяѓу 32. и Я Превечный. «САМ 3».. И за этими пророческими словами все факты налицо. И вот оно – это чудо еще раз явилось. очевидно. Да. «САМ 6» были направлены на уничтожение наших самолетов. чтобы воздать каждому по путям его и по плодам дел его». Трансиордании. раз она необычна? И разве можно отвернуться от чуда Войны за Независимость. укравший из синагоги свиток Торы. и кроме Меня нет Спасителя. Я есмь Господь. и предвозвестил. и кто может переменить?. ибо очи Твои отверсты на все пути сынов человеческих. говорит Господь. что неустанное служение Ему есть заслуга.. 125 . ныне оно явится». Я делаю новое. Ливана и Ирака и он победил их. и никто не спасет от руки Моей: Я действую. Я предрек. говорит Господь. было во много раз больше. вы же Мои свидетели. что всё совершаемое нами хранится у Него. Я. говорит Господь.10-19. ныне оно явится70». постоянные усилия разума. чем когда армии Гитлера перешли границы Советской России в самые страшные для неё дни 1941 года.. чтобы в полной мере ощутить. И от начала дней Я Тот же Самый. поистине всё необычно! Но разве действительность перестает быть действительностью. и спас. И еще о том же у пророка Йешаяѓу: «Но Мои свидетели вы.Часть первая читаем мы у пророка Амоса. когда в ЙомКипур 5734 года сотни советских батарей – ракет типа «САМ 2». как сообщает агентство ИТИМ. Но вы не вспоминаете прежнего и не помышляете о прежних событиях. и нет между вас иного. И Израиль с Божьей помощью опять победил. Судья Тель-авивского окружного суда 70 Йешаяѓу 43.19): «Великий в Своих определениях и Сильный в Своих действиях. Вот. когда число вражеских танков. когда на только что возрожденный и почти не вооруженный Израиль напали армии Египта. а непокорность – вина. Сирии. совершенно ослеп. и разве не еще большее чудо победа Израиля в Шестидневной войне? «Вот Я делаю новое. обрушившихся на Израиль.

которая является основанием веры в то. и есть освещение сердца и озарение души. что нам Господь не дает стать такими.Павел Гольдштейн проявил снисходительность. проявив великодушие. хитрая усмешка. сумбур. что ничего так и не случилось и что мы далеки от той действительности. поистине всё необычно! И всё это оттого. ‫'ואתחנן ד דברים‬ 126 . после того как адвокат подсудимого заявил. Да. что у пятидесятилетнего вора Элияѓу Авраама весьма богатое уголовное прошлое – «чернее черного». Преемственность явлений нашего религиозного иудейского сознания – порождение любви. ординарность. этото и есть разум – достоверность сознания. что Элияѓу Авраам даже незрячий может и впредь найти возможность нарушить законы. внизу» и что «нет другого. Таковы факты. Одна над всеми главенствующая способность. Разум есть существо духовное. как все. которая вроде нам не по росту. что свиток Торы был принесен в суд в том же грязном мешке. а мы их часто не замечаем и не задумываемся над ними. неподвижный взгляд. составляющая Божественную природу человека. открывающего 71 Второзаконие 4. кроме Его71».39. и на земле. Это-то и есть внутреннее понимание. в котором он хранился с момента ареста ослепшего вора. Жизнь человека не исчерпывается рациональными понятиями и категориями. Но не только суть в том. откуда он был украден». что есть вещи священные. попытка закрывать глаза перед реальностью зла – всё это так тесно связано с низшей природой. что может быть понято как патология. и кажется нам. Судья распорядился немедленно вернуть свиток в синагогу. вместе с тем счел нужным оговориться. судья упрекнул полицейских за то. Судья выразил опасение. получила наименование человеческого разума. Ну что ж! Пусть и не по росту. Хаос. злоупотреблять которыми не следует. потому что они чересчур близки к нам или слишком нам знакомы. судья Иосиф Гариш. Правда. Оглашая приговор. что его подзащитный и без того достаточно наказан Всевышним. вверху. что «Господь есть Бог на небе. происходящее из горнего духовного мира.

что многое из того. что подводит и подготовляет к чему-то до поры скрытому от нас – необыкновенному.Часть первая всю реальность свершения. «Менора» ыне. милостиво-чудесному и вместе с тем решающе-грозному.31 – ‫ויקהל להל שמות‬ 127 . когда открывается потребность духа. и не нужно. было так. чаемое и явленное ему. стимулируют воспроизведение самих себя как подобия Божьего. соответствующие по степени своего совершенства качествам самой души. 72 Исход 35. и галутное прошлое. «Исполненный духом Божьим. Мы на пороге иного бытия. возможность совершить человеку в пределах земного всё земное. вообще. что там – в галуте – казалось весьма значительным и нужным. при выходе в свет двадцатого номера журнала «Менора». разумением и ведением и всяким искусством72». Бецалель с полной ясностью ощутил Божественную суть семи дней в семисвечнике. Высокие устремления нашей духовной сферы порождают действия. находящегося внутри нас. сделанным Бецалелем для Скинии Завета во время странствия наших предков по пустыне. проступает более явственно. остается позади. то есть Божественного начала. мудростью. который будет стоять вечно. разума. семисвечником. Близкая параллель между светом и духовной красотой неизменно связывается в нашем сознании с Менорой – светильником. средняя ветвь которого олицетворяет Субботу – главную основу веры в сотворение мира Творцом Превечным. а перед нами то. такое наивное и неглубокое. следовать без всяких уклонений своему пути веры в Творца Единого и в наш святой град Иерусалим.

Время идет. и. не знают. Божественной цели человеческого существования. чем прежде.». вызвано было необходимостью понимания ранее неизвестного. озаряя во всей чистоте и возвышенности души молодого поколения так. как с вещью. предопределенная Творцом Превечным. без которой невозможно высшее блаженство человека. Мы ходим по Иерусалиму. непостижимого в условиях советской 128 . превратился в человеческую личность. не обладающие пониманием священной связи живых и умерших. пробуждающего всю проницательность и глубину человеческой души. чтобы человек. сосредоточившего внимание людей на всё доброе в самом сокрытом его основании. куда ей надо. Появление журнала. вслушиваемся в пестрый говор собравшихся из разных стран диаспоры для своего свободного существования евреев. внутреннего основания «добра.Павел Гольдштейн Отношение света к высшей цели занимает особое место применительно к нашему зрению. наполненному гулом голосов. что вместо «открывания» подлинной. и вот сейчас. Забытый многими сынами Израиля способ видения постепенно получает всё большие права гражданства. ступая по родной земле. с необходимостью думать глубже. Может быть. Прошло семь лет со дня выхода в свет первого номера журнала «Менора». живее. в конце концов. они облегчают сердце потоком избитых привычных фраз. которые должно выполнять.. Жизнь же. после долгого нелегкого пути. излишне задавать себе вопрос – в чем польза «Меноры»? Люди. Иерусалим. настоящего и прошедшего. чтобы Израиль мог стать «светом народов». раздражительной обидчивостью на устойчивость Божественных заповедей. всё им изменяет. обращающегося к тем сторонам ума. идет. повторяем повторявшуюся с трепетом несчетное число раз клятву – «Если я забуду тебя. предназначенной им свыше жизни. которые зовутся разумом. всю мягкость и энергию чувства – освещением единой идеей всего жизненного многообразия. на что им положиться. Но у многих бывает столько трудностей с познанием непривычного. с которым обращались.

благословенно имя Его. внизу» и что «нет другого. Ничего не поделаешь. не ради следствий. и тогда. В каждом из нас просвечивает тайная Божественная сущность. другими словами. может сказать. что. предоставивший нам свет. 129 . что для широкого круга читателей лучше то. так как эта причина была бы тогда предшествующей по отношению к самой себе. которая и есть Творец Превечный. познавать. ‫'ואתחנן ד דברים‬ Рамбам. интересующихся религиозными вопросами лиц. чувство и мысль. следовательно. годится только для отдельных «избранных». и на земле. что «Господь есть Бог на небе. несмотря на все наши старания. кроме Его73». что Он. ибо во всех видимых предметах мы различаем известную цепь действующих причин. внять неумолимо звучащему из Священного Писания навстречу каждому из нас призыву – ‫« – וידעת‬ты должен знать». примеряющий свой взгляд на такой журнал.Часть первая действительности (да и не только советской) требования. но не находим ничего такого.39. что движется. А иные могут упрекнуть нас в том. вытекающих из поставленной цели. Всё живет. победы и поражения заключены не где-то.18. Морэ Невухим 3. что Он – перводвигатель. что понятнее и проще. которую мы провидим при мгновенном свете какой-то величественной молнии. Но не пора ли уже сообразно духу Святой земли и коренным силам древнейшего и вечно молодого народа. а единственно ради возвышения человека к высшему достоинству. чтобы все поступки совершались во имя небес. первопричина всего. чувствует и желает во Вселенной. существует одна самодовлеющая действующая причина. ибо «всё. Всякое движение подразумевает внутреннее побуждение. начало порыва и направление. но в глубине души каждого человека. мол. ведь невозможно бесконечно переходить от причины к причине в цепи действующих причин. не ради утилитарной пользы. а с другой стороны. а это. возвысив понятия всех вообще. не 73 74 Второзаконие 4. что было бы действующей причиной самого себя. мы ни на йоту не улучшили общественный вкус. обязательно имеет двигатель74». понимать. Материалист-прагматик. вверху.

всюду ищущие себе точку опоры. у которых уста. и каждый светильник – Менора. с которым наш дух жаждет отождествиться. по их разумению. изделия рук человеческих. В самых высоких наших понятиях наш разум отражает Высший Разум. открывает нам идеалитет жизни. что связывает нас с Ним. И мы тоже восходим. посрамляет неверующих. отражаемый луной. возбуждает внимание. в которое все люди должны объединиться в любви к Всевышнему и ко всем ближним. всякий надеющийся на них! 130 . вдохновляет наше воображение. Всё. в полумраке своего сознания поклоняющихся идолам из «серебра и золота. то есть религиозное чувство в самых чистых его проявлениях – всё это свидетельствует о существовании разлитого всюду духа. но не слышат. не будучи в состоянии этого достигнуть по причине громадной разницы между Его беспредельным величием и нашей ограниченностью и слабостью. глаза. заимствуя свой свет от солнца. о служении научной истине. и нет дыхания в их устах. наши Законы. без умолку толкующих о своем призвании. которая. стремящаяся управлять нашим поведением сообразно с требованиями Торы. наши мечты о красоте. в которой мы провидим идеалитет нашей жизни на Святой земле. наши чувства любви. не зависит ни в какой мере от доброты Господней. Светлая сторона вещей. нравственное сознание или совесть. но не видят. трансцендентная разумность которых изумляет мыслящих людей. подобно планетам. чтобы приблизить время. Подобны им да будут делающие их.Павел Гольдштейн будучи в состоянии до нее проникнуть и добраться. Мы все нуждаемся в обилии света. как солнце. когда святим имя Творца Превечного своими добрыми делами. Вместе с пониманием растет и вера. посрамляет отступников от нашей веры в Творца Единого. наш страх перед Ним и благоговение перед Ним. но не говорят. уши. суть жизни. Лучезарное солнце освещает нас днем и посылает нам даже ночью свой свет.

Если мы не признаем себя.. злодейства. то никто не сможет рассчитывать на то. что не слишком поздно будет обратиться в решающий момент за помощью к Тому. по так называемым тактическим соображениям преходящих материальных «оборонительных» и тому подобных государственно-политических интересов. что против лжи враждебного к нам мира выступает сила международного «права». Боящиеся Господа! благословите Господа. Многие. по их мнению.Часть первая Дом Израиля! благослови Господа. необходимую. пребывающий в Иерусалиме!75» Возрожденный Израиль и враждебный ему мир лишком многие из нас до сих пор уверены. снова уверовали в свою дипломатическую изворотливость. международной «справедливости». и ради правды Своей. которым нас учит Божественная Тора. Можно привести сотни. Благословен Господь от Сиона. о преднамеренной рассчитанности окончательной расправы над нами. тысячи более или менее ярких примеров победы и поражения. забыв об омуте лжи. заключенных не гдето. Кто возродил Израиль.. как одно целое. 15-21 ‫קלה תהלים‬ 131 . исполненных такой правды и мудрости. грязи. самым чудесным образом дал нам силу до сей поры разрушать коварные замыслы неисчислимых 75 Псалм 135. Возрожденный Израиль может безбоязненно продолжать свое существование лишь на духовнорелигиозных началах. неразложимое самоубийственным безумием всякого рода партийно-социологических и либеральноатеистических абстракций. но в глубине нашей души. воспитываясь в галуте в условиях безропотного подчинения «силе» того – каинова мира.

мы должны понять. в котором можно узреть все небесное. что там. имеющие возможность покинуть страну своего рабства и. кто избрал своей судьбою дальнейшее скитание во враждебном нам мире. чем то. глубже вникая в причины зол и человеческих бедствий. чтобы Он «умудрил безумствующих в народе». должны быть нами предупреждены об этом. подготовляется почва для возможной полной утери свободы.Павел Гольдштейн наших врагов. далеко не безопасный для них галут. разрастаться ненависть к евреям в Соединенных Штатах Америки и в Европе в наши дни. ибо «силен Господь в высотах Своих». и у нас в Израиле имеется известное число близоруко вдохновляющихся обманчивыми призраками либерализма и возможностью свободы безответственного слова. которые насмешливоязвительно против самих себя самоубийственно без умолку говорят и без удержу пишут. где иссякает дух. что покровители красного террора начинали всегда с лозунга «Все позволено!» и кончали лозунгом: «Все запрещено!» Переосмысливая происходившее и происходящее в нашем веке. направляющиеся в новый. там. 132 . минуя Святую для нас землю. Сознательная иудейская индивидуальность обнимает целую бесконечность и заставляет задуматься над тайнами жизни. Все. Будет ли еще больше. не понимая. наши братья. что привело миллионы к воротам Освенцима и другим ужасающим местам истребления нашего народа. во всяком случае. прямо в геометрической прогрессии. находившегося до этого в рассеянии в странах Западной и Восточной Европы. где иссякает сознание религиозно-морального закона – там. даже при полном наличии демократических свобод. Вот я смотрю на мою родную страну и молю Всевышнего. Развращенная пресса каинова мира под влиянием и давлением разного рода факторов опять начинает отравлять так называемое общественное мнение ложью и обманом против Израиля и наших братьев в галуте. обрекают себя и своих детей на нечто не менее страшное. в силу существования возрожденного Израиля.

Часть вторая Уриэль Гольдштейн 133 .

Минор. Раввин А. всегда имея в виду хорошие.Павел Гольдштейн Раввин З. Киселев арон Моше реб Шмуэль Иосиф Киселев (благословенна память праведника) родился в уездном городе Сураж Черниговской губернии 18 сентября 1866 года. Раввин Минор был замечательным синагогальным оратором. и его речи на русском языке. Культура толкования Св. очень хороший и умный человек. проведенное в Воложинском иешиботе в благотворной атмосфере изучения Талмуда. выслушивались с великим вниманием. Я очень много узнал благодаря этим занятиям». читаю уже и понимаю. по рекомендованному Виленским Гаоном методу ясного толкования текста. перед временем раввин 3. исполненным духа правды и твердости. Учит меня раввин здешний. мы читаем: «Все это время я очень пристально занимался еврейским языком и выучил его почти. воспитывал свою общину. наложило глубокий отпечаток на всю дальнейшую деятельность раввина Киселева как мыслителя и бессменного руководителя в течение тридцати шести лет духовной жизни евреев Дальнего Востока и особенно центра еврейской жизни Китая 20-х-30-х годов нашего века (ХХ – 134 .М. Время. В одном из писем Льва Толстого из Москвы. Раввин Минор учил. в которых он объяснял своим современникам предначертания Божьи и указывал им Его волю. Минор еред потомками. Писания сослужила большую пользу людям. датированном ноябрем 1882 года. а не дурные начала человеческих душ. Минор предстает необыкновенно добрым и мудрым человеком.

Часть вторая ред. Памяти Александра Эйзера еред человеческой совестью не раз вставал вопрос: неужели умственное развитие не всегда идет об руку с развитием нравственным. говорил: «у кого дел добрых больше.) – города Харбина. нежели учености. потому что без них можно было бы усомниться в самом смысле жизни. в предисловии к которой покойный главный раввин Израиля д-р Герцог (благословенна память праведника) писал о раввине А. В молодости он умел вселять уважение к себе в тех. в Харбине была издана на иврите книга раввина Киселева «Мишберей ям». С 1915 135 . В 1951 г. Киселеве как о человеке глубокого ума и талмудической эрудиции. нежели добрых дел. К счастью. а у кого учености больше. В 1914 году в Петрограде Саша Евзеров вместе с друзьями основывает журнал «Еврейский студент». неужели культура и знания не всегда облагораживают человека? И. В 1936 г. когда умственная высота гармонически сочетается с высотой нравственной. у того ученость неустойчива». наша жизнь имеет немало примеров. в Израиле была посмертно издана его книга на иврите «Имрей Шофар». Высокий умственный уровень нередко уживается с полной нравственной дрянностью. где раввин А. вышла в свет на русском языке его книга «Национализм и еврейство». ответ нередко получался и получается отрицательный. сын Досы. к глубокому сожалению. у того ученость устойчива. В 1940 г. кто был старше его. Рабби Ханина. Главные две черты его духовного образа: сознание своего человеческого долга и доброта его души. Киселев скончался 8 сентября 1949 года. и такие примеры люди запоминают с благодарностью.М.М. Такой пример в жизни своей и деятельности являл ушедший от нас Александр Эммануилович Эйзер.

которые мы с таким волнением ловили там. Он создает сионистскую организацию в Китае. Он и его друзья организуют на бульваре Ротшильда в Тель-Авиве первую «Выставку Израильской промышленности». за первой затем пошли и другие. а для возрождающегося Израиля. Жизненный путь человека надо понимать как преодоление препятствий: он жил не для себя. впервые были организованы Александром Эммануиловичем Эйзером. Эйзера были обширны и изумительно разнообразны. богатый идеями и горящий энтузиазмом. Страстно влюбленный в работу. адвокат и редактор. Строительство «Биньяней ѓа-ума» – Дворца Наций в Иерусалиме на целый ряд лет заняло энергию и творческие силы Александра Эммануиловича. Между 1923 и 1939 годами А. Основанное А. В 1921 году. что вера без дела мертва. общественный деятель Александр Евзеров. Знания А. что радиопередачи на русском языке «Голоса Израиля». в советской диаспоре. он всегда создавал вокруг себя плодотворную атмосферу. В 1923 году им было основано Общество для поддержания развития торговли. Эйзером Общество приступило к изданию специальных журналов на иврите и английском. Никто ревнивее его не отстаивал в те годы настоятельную необходимость довести живое слово Израиля до еврейства 136 . затем в Японии. Давно сказано. или поизраильски Эйзер.Павел Гольдштейн по 1920 год молодой адвокат Евзеров – председатель Западносибирского комитета сионистской организации. промышленности и интенсивного сельского хозяйства под названием «Мисхар ве Таасия». основывает еженедельник «Сибирь-Палестина». Вспомним и о том. Как человек Александр Эммануилович отличался замечательной отзывчивостью ко всякому проявлению общественной жизни. прибыв на Святую Землю. в которой только и может родиться что-то подлинное. которые бы снабжали строителей сведениями в области их специальной деятельности. облачается в короткие штаны и идет с мотыгой работать в дорожном строительстве и в поле. Эйзер организовал в Палестине семь ярмарок «Иерид ѓа-Мизрах».

чтобы мир признал его неприкосновенность. Давид Баазов и его сыновья н идет среди бесчисленных недругов. В положении всего его существа постоянная настороженность. сколько доброты. он не может скрыть себя. неспособного поступиться ни йотой своих нравственных принципов. не умирает. Он преисполнен надежд и веры в лучшие времена. Память о человеке. но и слова неба. Кто имел случай знать его ближе. Тщетны попытки врагов перетолковать его веру и его надежды. посеявшем доброе семя на поле своем. сколько сердечной теплоты было в этом мужественном человеке. – другого слова тут не подберешь. что искусственно созданная отвага не становится отвагой. То не один человек – то целый народ рассеянный и исстрадавшийся от всяких преследований. Александр Эммануилович уже тогда. Организовав издание журналов «Вестник Израиля» и «Шалом». работал для нашего Великого Исхода. знали. 137 . Ему ясно и то. Да. Во всяком случае. так как знает слова не только земли. будучи главным редактором и душою этих журналов на русском языке. Последнюю свою статью «Третий исход» он написал для журнала «Менора». В глубине души он уверен. Он не может скрывать себя.Часть вторая Советского Союза. – и в этой настороженности выражается бесконечная душевная боль. Он не может скрыть глубину и печаль своих глаз. Он не может уклониться в сторону от предначертанного пути. ибо он не может надеяться на то. он неуклонно движется по своему пути мимо сквозящих перед его глазами провалов и ущелий. не помышляя поддаваться их диким нравам. В нем какая-то особая настороженность. Всякий. кого судьба сводила с ним. не мог не чувствовать присутствия ясного и систематически развитого ума и правдивейшего характера.

прежде всего. А иной повернется на этот голос со странным недружелюбием. чей дух парит над народом Своим. как легко на каждом шагу этого пути оступиться и поэтому путь этот не кажется ему таким опасным под неусыпным оком Того. особая острота зрения. которому мы обязаны тем. Такова действительность. нанося доброму и мудрому человеку тысячи обид. которым ниспослана милость так называемого «скрытого зрения» (‫ )עין נסתרה‬не случайна. Насыщенная властным чувством общего движения к заветной цели. особая сила мудрости. может иметь всякий истинно добрый и мудрый человек. особая способность чувства времени.Павел Гольдштейн что Всевышнему известно. наряду с материальными и корыстными целями вносит такой раздор. У каждого есть своя доля энтузиазма. Момент действительного почина и самоопределения в то 138 . они поняли бы. но особая сила мудрости дает ему редкое самообладание. Кто они? Вожди. доброго сердца и Он придает голосу такого сердца особенную силу. Добрый и мудрый человек терпит от грубого малоумия. сколь неподражаем их человеческий образ. Следовательно. Стоит подумать. не отклоняясь от истинного пути. где за важнейшее принимается то. что вовсе неважно. а недоверие и подозрительность к истине становятся Час от часу бестолковее. Если бы те. что голос такого сердца не всегда немедленно может быть услышан. это не просто вопрос судьбы. так органически сливающийся с природой. предохраняющая всех от провалов и ущелий. Всемилосердный требует. который устремляет всех к обрыву. кто пишет о вождях и пророках захотели просто и безыскусственно довести свою мысль до полной определенности. что дар нового внутреннего чувства. Судьба таких людей. пророки? Подобный вопрос можно назвать риторическим. вытекающего из глубины сердца. Однако в решающие моменты требуется особая степень обозримости. что минуем самые опасные места. Но надо с горечью признать также. вне ограниченных его пределов. Иная амбиция.

кто возвышал свою душу прозрением чего-то истинного. который всецело приносит всего себя народу. и ни при каких обстоятельствах не дано ему отворачиваться от своего предназначения. которая дала в наши дни обильные всходы в среде еврейства Грузии. подготовил ту ниву. думаешь о том: неизбежно ли всегда должно так быть. являющейся совершенным и высшим выражением нации. и кому с высот Сионских видна широкая перспектива возможного усовершенствования. с незапамятных времен приютивший потомков Авраама и Яакова. в том и истина. когда должны они. На виду всего народа такой человек дает всем вразумление как укрепить себя в духе и. никогда не мешал им воспитывать детей своих в понятиях и обычаях рода своего. может быть. Благо тому. не прикоснувшись губами своими Святой Стены Иерусалима? Но. когда число отстающих увеличивается. так и умереть в диаспоре. кто беспрерывными уклонениями и заблуждениями предают забвению благородство лучших сынов своего народа. именно он ответственен за всех. И евреи Грузии никогда не переставали быть самими собою. воплощались законы той же заветной черты. Тысячелетняя грузинская доброжелательность витает над еврейской диаспорой Грузии. что Провидение сотворило нас евреями. его сына Герцеля и младших его сыновей Хаима и Меира. Постигая судьбу Давида Баазова. чтобы в тех избранных сынах народа. до последних мгновений жизни своей томящиеся предчувствием будущего. в ком проверяется каждый из нас.Часть вторая время. стало быть. принадлежит тому сыну народа. ибо душа его свободна и чиста от всякой корысти. обладавший истинным пониманием сущности нашего возрождения в том. разум и самообладание личности. кто не смотрит на все словно чужими глазами. – есть подлинный источник нравственного подъема для всех. Мудрая воля. Народ редкостных душевных качеств. и от страха за свою жизнь. что бессмертное присутствие их примера изливает свой свет и взывает к совести всех тех. ничего за это от него для себя не требуя. И в этом смысле Давид Баазов. 139 .

то это произошло благодаря тому. Вызвать к активному движению чувствования тысячелетий у евреев Грузии мог только такой человек. что если он собрал с обеих сторон своих последователей. – религиозность практической мысли. Это живое понимание нашей веры меньше всего могло рассчитывать на сочувствие догматиков и ассимиляторов. в ком была. называя Теодора Герцля Матитьягу. не имевшей глубокого понимания ни своей прошлой жизни. Бесспорно. возродил нашу старую надежду: "Национальность и земля Израиля". ни будущей. Во всяком случае. который объединил жизнь с религией. и начало этого движения среди грузинского еврейства есть один из прекрасных дней в жизни нашего народа.Павел Гольдштейн никогда не забывая Иерушалаим. они не в силах были опровергнуть того факта. и что наступает время. В 1915 году в своей статье «Еврейские партии». что если евреи в своем рассеянном галутном состоянии и сохранили себя как нация. противостоящая поверхностной мысли. Давид Баазов писал «Матитьягу – Герцль. С другой стороны. если можно так выразиться. «основание которого на горах святых». Выступления Давида Баазова в печати чрезвычайно насыщены этой религиозностью практической мысли. религиозность практической мысли могла действительно вырасти сама собою и иметь в своей власти число еврейских сердец только в борьбе с реформаторами иудаизма и ассимиляторами. и которая цеплялась за пассивное состояние галута. напечатанной в грузинской газете «Самшобло». когда она оборотится движением к Сиону. что рядом с ним стал профессор Шапиро – доказавший. ни настоящей. но оно не могло быть поколеблено их ограниченностью. когда уже немыслимо сохранить себя как 140 . Неподвижность благоприятных условий галута неуловимым образом ждала того мига. что сионизм полностью согласуется с еврейской религией». то за счет тех соков. которые они некогда впитали в себя. представляющими страшную угрозу для еврейского народа.

что «годами Д. к каким только средствам он не прибег для нашего отрезвления.Часть вторая нацию. редактор грузинской газеты «Самшобло». а с другой из оков чуждого склада ассимиляторской мысли и речи. который всем своим существом служит восстановлению прав многострадального и угнетенного народа». Давид Баазов обладал особым даром становиться для каждого источником мужества и правды. чтобы исполнять на этой Святой Земле завещанные нам уставы и заповеди. но не дошел до нас его зов и мы по-старому дремлем». – не подлежит сомнению. Этот редактор – известный грузинский литератор и общественный деятель Цинцадзе писал в 1915 году. в том числе ограниченным формализмом с одной стороны и ассимиляторскими и реформаторскими тенденциями с другой. указанному Всевышним. чем Россия. конечно. внезапным откровением. желая всем сердцем высвободить идею из оков формализма с одной стороны. В этой же газете еврей И. смог осмыслить все значение провозглашенной Баазовым идеи религиознокультурного возрождения как высоко человеческой истины. но постижение правды шло постепенно и проникало за оболочку замкнутой среды грузинского еврейства. Грузия была намного человечнее к евреям. он призывал своих собратьев идти по пути. дабы жить на земле. Эбралидзе свидетельствовал о том. Баазова не был. которая дана была праотцам нашим и их потомству. когда некоторые догматики и ассимиляторы из еврейской среды не желали взглянуть правде в глаза. по мере ежечасного воздействия на нее. Баазов громко взывает и самоотверженно борется за наше пробуждение. 141 . как народ без собственного территориального бытия на родной почве. что «раввин Давид Баазов пока единственный грузинский еврей. в которой печатались статьи Давида Баазова. Призыв Д. Верный повелительному зову Торы. и в то время. Что проявление подлинно высоких духовных стремлений еврейского национального характера может быть облегчено или задержано определенными условиями.

когда живем как дети Божии. Днем и ночью. что подобное возможно в других народах. когда эти трое доказывали. как евреи России. в течение почти полувека он ни на секунду не переставал связывать малейшие проявления жизни с Божественными заповедями. Америки и самой Эрец Исраэль. когда ведем себя. существуют две морали: большая и малая. то поневоле она связывает тебя с еврейством земного шара. и если хочешь 142 . а в силу национальности. и это побуждало его к активным действиям. При этом они приводили в пример французов. что каждый может существовать национально и не иметь религии. но не в еврейском. что мы дети Божии только тогда. что если ты в ней. он знал. Между нами в национальном и религиозном отношении нет никакой разницы.. которые объединены не в силу религии. наконец.. так как религия и национальность еврейского народа неразделимы. Все грузинские евреи такие же евреи. что убедить в этом людей не так-то просто. Натаном Бирнбаумом и Шай Гуревичем с другой. как сказал Наполеон. по их мнению. Еврейство же как нация создало само религию. и. с основной мыслью Торы. верю в еврейскую религию и безгранично люблю еврейский народ. и никто не может утверждать. которой он придавал огромное значение. он совершенно оторвется от еврейства со всех сторон. Каждый народ принял религию. поэтому если отнимите у еврея религию. Ахад-ѓа-ам в свою очередь утверждал. В течение пяти лет продолжался спор между известным мыслителем Ахад-ѓа-амом с одной стороны и Максом Нордау... хотя. у которого. а по национальности евреями. ибо религия еврейского народа так всеобъемлюще пронизывает жизнь еврейского народа. Это не были действия политика. как человек мудрый. также могут поступать и евреи (кто захочет) – быть как французы неверующими. он может не быть евреем по национальности. Эту истину. Была еще и другая мысль. признал и сам Нордау.Павел Гольдштейн Давид Баазов чувствовал перед собой ответственность необозримой работы. Он писал в одной из своих многочисленных и глубочайших по эрудиции статей: «Я чистый еврей. когда он уже был нацией. что если он еврей по религии.

отличался широтой взгляда и стремлением к углубленности. раздался его голос. куда в 1903 году возвратился молодой раввин Давид Баазов. ибо он не мог довольствоваться отвлеченными рассуждениями о правде и справедливости.Часть вторая порвать с еврейством национально. независимо от какого-либо личного расположения. Там же он близко сошелся со многими. чем его отец Менахем. что оно становилось совершенно бесплодным. впитывая в себя их содержание. уже довольно отдаленное время. где в 1883 году родился Давид Баазов. – глубокий знаток Торы. с которыми его объединяла возможность идти по определяемому внутренним чувством пути. являвшихся руководителями виленских иешиботов. В то. с его неуклонным стремлением к внутреннему духовному сплочению. раввин Менахем Баазов. по пути действия. что именно в заброшенном между высочайшими непроходимыми горами маленьком грузинском уездном городке. а затем в Вильно. Идеи возрождения еврейской национальной культуры и еврейского государства озарились для него светом Торы. В этих словах весь Давид Баазов. и ум его пришел к ясному и обоснованному мировоззрению. обративший на себя внимание во всех еврейских общинах Грузии. но приводили к тому. целиком погружается в бурливую духовную еврейскую жизнь. и никто не помог ему лучше в первоначальном творческом развитии своей еврейской мысли. нравственному роднению душ еврейского народа. Год за годом оплодотворял он свой ум духовной работой. Этот голос. Есть какое-то необъяснимое таинственное величие в том. которые не только не укрепляли желание действовать. он едет в Слуцк. непременно должен был вызвать у каждого еврея сильные и 143 . – это возможно только тогда. или временного настроения. Когда сыну раввина исполнилось тринадцать лет. когда откажешься от самой религии». впоследствии известными лидерами русского и мирового сионизма. Там он изучает Талмуд и его комментарии. раввин небольшой общины города Цхинвали. призывавший к национально-духовному пробуждению. где имелся ряд выдающихся ученых раввинов.

Здесь. Крайне скромный в своих материальных потребностях. 144 . его советы. прежде всего. прежде всего. Идеально бескорыстный раввин Давид Баазов никогда не извлекал личных выгод из своих знаний. Баазова «материализовать» свою мысль. сохранившей в страшные годы сталинской инквизиции для грядущих лучших времен статьи и речи и другие документы отца. Талмуд Тор и высших Иешиботов. он сам искал только одного – возможности организации еврейских школ. кроме нее. в глубоком национальном чувстве и создать это объединение способен был лишь человек. Со страниц книги о Давиде Баазове и его сыновьях. подняв ее до символа борьбы Матитьягу-Баазова и его сыновей с деспотами нашего времени. составленной Фаней Баазовой совместно с высоко талантливым Ицхаком Давидом. выступает вперед отмеченная уже способность Д. наставления всегда были к услугам тех. Меня не удивляет мужество Фани Баазовой. Она сберегла для будущих поколений то. что перестает теперь быть тайной и что становится всеобщим достоянием. Ее наделил этим мужеством ее отец – Давид Баазов. которая сочеталась с глубоким знанием Торы. Этот опыт есть нечто глубинное не только в жизни грузинских евреев. В этом стремлении к общественному служению все дальше и дальше устремлялся его взор и вот уже к началу 1920 годов большинство населенных евреями городов и местечек Грузии воодушевлены были организацией национальных сил. говорят за себя сами факты.Павел Гольдштейн непривычные чувства. И вряд ли кто другой. неразрывно связанные с их сутью. которые в таком небольшом объеме охватили бы такой широкий кругозор идей. Такое человеческое объединение еврейства Грузии коренится. живым объединением под знаком сионистской идеи. выливать ее в осязательную форму опыта. мог бы передать нам страшную реальность произвола. Найдется не много статей и речей. с органическим слиянием между словом Давида Баазова и опытом его борьбы. стоящий на такой ступени национальной объективности. еврейских ремесленных училищ. кто их искал.

Баазов вместе с известным сионистом Ш. Элиашвили он уделяет много времени еврейскому воспитанию. История жизни евреев в диаспоре ХХ века не менее трагична. Баазова были «такими же евреями. ощущающего не только свою боль. Пришлось Давиду Баазову в атмосфере кровавого безумия. являвшиеся мусульманской частью Грузии. Баазова – это не просто плод раздумий о трагической судьбе евреев в галуте – они продиктованы болью и гневом человека. Давид Баазов был человеком мужественным и отзывчивым. определявший жизнь глубоко родственных друг другу еврейских диаспор мира. После этого к нему протягивались сотни рук. используя свои дружеские взаимоотношения с магометанским духовным руководителем города Ахалцихе-Кази-Али-Эффенди. Вместе со своим сыном писателем Герцелем Баазовым и известным сионистом Н. видя в его лице своего защитника. Д. приносили ему свои боли и беды. искавших его рукопожатия. чтобы подготовить это поколение к будущей самобытной жизни на своей родной земле. всего чуждого еврейству. в период независимой Грузии. Статьи Д. чем во времена египетского рабства или во времена испанской инквизиции. Явно наступило время. Когда в 1918 году Д. Это был духовный опыт. чтобы очистить души подрастающего поколения от всего наносного. Цициашвили стал выпускать газету сионистской организации Грузии «Голос еврея». даже жизнью ради справедливости. Но он не ограничивается только газетными статьями и призывами. Еще в 1918 году. как евреи Америки и самой Эрец Исраэль». на этот город и его уезды. самой большой еврейской общины после кутаисской. 145 . ибо нельзя не назвать мужеством постоянную готовность жертвовать всем. напали турецкие вооруженные отряды с целью отторжения этой территории от тогдашней независимой Грузии. под турецким огнем спасать не только еврейские. но никогда не отворачивающегося и от чужой боли.Часть вторая которые по утверждению Д. но и христианские жизни. Люди. Баазов стал духовным руководителем еврейской общины города Ахалцихе и его уезда.

широкой культуры и энергической воли. тем вредят ощутительней. В этом уже был его будущий творческий путь – в перекличке времен. Отнюдь не случайно в 1925 году. что. оно взойдет и даст свои плоды. Юноша с тонкой душевной организацией. До конца дней осталась в его памяти эта поездка. Работать приходилось в новой советской. где получает сотни сертификатов на выезд евреев. в том числе и его. потому что мир уже был иным. не выпустят. разрешения властей на эмиграцию части грузинских евреев. Баазов преподавал историю своего народа и язык священных книг – иврит. Более чем когда-нибудь в эти годы проявляется внутреннее обличье Давида Баазова.Павел Гольдштейн В созданных им вместе с сыном Герцелем школах Д. с нежной любовью к красоте родной речи изучает в библиотеке отца культуру и великую историю еврейского народа. в гордых поисках созвучных родной 146 . добившись. что никого больше. закрывают издававшуюся Д. Д. Уже с юных лет набирал сын творческую силу. упав на добрую почву. И чем дальше. он отправил в Эрец Исраэль первую группу в составе 50-ти семей. Власти неожиданно пресекли эмиграцию евреев на землю своих предков. Не показывая еще полностью своего лица. Еще в детстве отец обучил его ивриту. они постепенно начинают преследовать евреев за сионистскую деятельность. чтобы поставить еврейское воспитание на самый высокий уровень. Баазов верил. Родился он в городе Они в 1904 году. Его ученики не могли не сознавать в своем учителе и руководителе присутствия сильного ума. направляемой к тому. что семя не пропадает. Возвратившись в Грузию с сертификатами. Тут было много вопросов. Баазовым газету «Макаби» («Макавеели»). свидетельствовавшее о высоте его духа и в новых условиях советского режима. Три сына его – все вышли в отца. и тут вдруг выяснилось. довольно необычной обстановке. он сам едет в Эрец Исраэль (тогдашнюю Палестину). наконец. которые следовало тщательно продумать и разрешить по-новому. Особенно старший – Герцель.

которую он. когда по окончании аспирантуры отдела западноевропейской литературы Тбилисского Университета и дополнительной учебы в Москве. и которой никогда не изменил. Еще в Онийской гимназии (в 1919-1920 гг. В 1923 году. Внутренняя свобода Герцеля Баазова всегда звучала религиозно. и это было оценено известными поэтами и литераторами Грузии. Джанелидзе издавал печатный литературный журнал «Они». несомненно. Он сопереживал этот перевод с живым ощущением жизни. искусство есть радость быть самим собой. одержимый силой еврейства. Его творческая личность ассоциируется в нашем сознании с небывалым в истории евреев Грузии взрывом национально-культурного 147 . переводит русских и еврейских писателей. и тогда. в возрасте 19 лет. находясь в определенном времени. когда в 1918 году в кутаисской газете «Голос еврея» были опубликованы под псевдонимом Гер-Ба его первые стихи. Поистине. Он не изменил ей и тогда.) он уже знал. с той еврейской истиной. даже когда жизнь искажает ясность творческого пути. печатает публицистические статьи в тбилисских газетах.Часть вторая речи ритмов на грузинском языке. он опубликовывает свой перевод с иврита на грузинский «Песни Песней». носил в себе. Он – сын своего отца Давида Баазова – имел силы пребывать над временем. когда после окончания в 1927 году юридического факультета Тбилисского университета работал ответственным секретарем журналов «Советское право» и органа грузинского ЦИКа «Советское строительство». когда вместе с теперь известными – художником Уча Джапаридзе и театроведом профессором Д. знакомя читателей с духовным содержанием еврейского быта. стал осваивать действительность писательским трудом. что посвятит свою жизнь литературе. Уже в те юные годы Герцель пишет стихи и рассказы. когда личность еврейского писателя не могла жить изолированно от реального еврейского бытия того времени с точки зрения внутренней еврейской действительности. Ему было 15 лет. пробуждающей в нем творческую энергию. Уже в те годы у Герцеля Баазова в основном сложилась та манера творческой работы.

провозвестником еврейского духа в литературе и искусстве на грузинском языке. не закрывая глаза на советскую действительность. Элиашвили) и других произведений еврейской драматургии. Эта труппа.Павел Гольдштейн Возрождения 20-х-30-х годов нашего века. которая так легко заполняла советскую литературу. Силами учеников еврейской школы он устраивает вечера-концерты. стимулируя тем самым эмоциональное состояние еврейских зрителей. В это же время Герцель Баазов организует из сионистки настроенной молодежи корпорацию «Авода». Многие еврейские писатели того времени в условиях советской действительности сохранили лишь чисто внешнюю языковую оболочку языка идиш. с любовью и верой. В очень короткое время Герцель Баазов смог создать из этой молодежи драматическую труппу «Кадима».) Герцель Баазов был душой этого Возрождения. под руководством известного театрального деятеля и режиссера Додо Антадзе осуществила в 1925 году постановку пьесы Герцеля Баазова «Тайное убежище» – трагедию из жизни испанских евреев 15-го столетия. которая в нелегальных условиях. менее самобытному человеку. без духовного иудейского 148 . которому он их обучил. Труппа осуществила также постановку «Наложницы в Гиве» Меклера (в переводе с иврита Н. требовали четкой и точной формы и не допускали внутренней художественной лжи. потребовались бы годы. Все содержание такой жизни. художником интерпретатором великой иудейской культуры. так как умеют. на что другому. что в будущем предстоит великое возрождение еврейства под знаком мужества и воли. чуткого к правде жизни. и детские души. можно было превратить слово в необычайную реальность еще нетронутых культурой национальных сил. от чистого сердца. эти постоянные стремления и усилия поднимали сознание художника над жестокой действительностью. исполняли драматические сцены из истории евреев и пели еврейские песни. (ХХ – ред. по мере сил распространяла национальные идеи халуцианства. объясняя. С новым ощущением зрительного зала. на родном иврите.

вольно или невольно. Иной писатель. «Конец Гелатской улицы» и «Последнее слово Шемарии». никогда не ослабляя духовно-национальной стороны своего творчества ради привлечения читателя минутными эффектами. наблюдая за своими собственными отклонениями в ту или иную сторону. В 1932 году известный режиссер Грузинского театра Котэ Марджанишвили принимает к постановке его пьесу из жизни грузинских евреев «Немые заговорили». И этому выдающемуся мастеру сцены он не в малой степени обязан в смысле прояснения для себя своего драматургического таланта. Баазова «Не взирая на лица» была поставлена в театре им. украдкой следит за самим собой. используя понятия. Причина этому – малодушие и непонимание сущности вещей. подвергает свои вещи тщательному отбору. Их книги являлись полным отрицанием всего того. Взыскательный художник. Всегда легко уловить тональность его книг. Герцель Баазов со всей силой непосредственности. очень близкий к языку изображаемой среды. и направление творчества зависело исключительно от так называемого национального предрасположения. сложившиеся с раннего детства. Также и следующая премированная на конкурсе пьеса Г. Обладание национальной атмосферой и национальной традицией расширяло круг тем Герцеля Баазова. Герцель Баазов до своего трагического конца – дня его гибели от рук сталинских палачей – оставался сыном своего отца. давая его книгам прочное право на долговечность. не столько с «пониманием».Часть вторая содержания. о чем он писал. вещественность. что для их отцов и дедов считалось священным. С начала 1930 годов публикуются его беллетристические произведения «Никанор Никанорич». как в более родную для себя стихию. напыщенность. сколько с 149 . увлекал читателей. но ничего глубоко духовного. С этого времени он почти целиком уходит в драматургию. ибо Герцель Баазов имел высокое понятие о том. Котэ Марджанишвили в 1934 году. опирание на надломленную трость. Язык его произведений с ясно выраженной этической мыслью. Творчество его до конца было подвластно его воле.

и подспудные горькие мысли о будущем. И здесь. как бы светится как мечта далекой юности – Сион. как во всякой подлинной драме. исполненная народного простосердечия. Книга вышла в свет на грузинском языке в 1935 году. «Немые заговорили» и «Ицка Рижинашвили» не сходили со сцены и других театров Грузии. Того же еврейского происхождения. и потому в его раздумьях о судьбе еврея неслучаен был выбор жанра высокой драмы. раздвоения не только на классы. в собственном глубоко драматическом смысле еврейской судьбы в галуте. Издали. но. где человечность должна получить иное воплощение. вложил он в драму «Ицка Рижинашвили». что 150 .Павел Гольдштейн «прозрением» жаждал несравненного изящества. Те реки . Эта драма посвящена. Необычайно задуманная композиция. как бы заранее устанавливает возможность объединить то. «священной природе сердечных чувств» первого грузинского еврея. рабской приниженности. Это резюме. говоря языком Китса. Но это еще не был путь к тому Иерусалиму. Естественно. может быть. конечно. Автор избегает кратчайших путей. поставленную в театре имени Марджанишвили в 1936 году. а в 1937 году «Ицка Рижинашвили» был поставлен в Армении.вроде опасного синонима конфликтов. которые не обнаруживаются на поверхности. а в 1936 году «Петхаин» издается на русском языке в Москве. И свою любовь. и чуткость. находя предвестие подобного синтеза в ином. не может передать всю сложность и тонкость авторского отношения. революционера. присутствие истинной жизни в себе и для себя раскрывается как нечто решающее в собственном смысле. наиболее значительным среди творений Герцеля Баазова было его эпическое полотно – роман «Петхаин» – первая книга задуманной им трилогии из жизни грузинских евреев. единства и взаимного доверия. но и внутри себя самого. страданий. убитого царскими жандармами в 1905 году. вспоминаемый теперь на реках вавилонских. мечтал о чудесной красоте духа. для чего стоит жить. а в совокупно-иудейском этическом миропонимании правового равенства. не по-советски одномерном.

его младшей сестры Полины и всей их семьи не было сломлено. а из более глубоко скрытого таинственного источника. – Старик! – обратился к нему тиран. всегда устрашающая тех. той истины. Но есть в душе иных людей совершенная правда. когда Герцель Баазов вместе с Соломоном Михоэлсом работал в Москве над своей пьесой. кто отрекся от правды и добра и всего человеческого. ни психологическом. вырванные муками преследования». как гранит. кто считался опасным для государства ненавистников. хотя в Талмуде сказано. что есть личность в начале. Сегодня мы имеем это право. Люди скорой ненависти проводили в жизнь программу уничтожения тех. его сестры Фани. Он был расстрелян в октябре 1938 года. не историческом. очевидно. что на свете зло преобладает над добром. не ведая. Героическое поведение Давида Баазова в те страшные годы всеобщего бессилия – совершенно исключительный факт. Мужество его отца Давида Баазова. – ты или чародей или вообще нечувствительный к боли? 151 . и есть личность в конце. переведенной Самуилом Галкиным на идиш.Часть вторая сегодня для нас могут оставаться в поле неясных представлений нахлынувшие на автора под влиянием того коварного обманчивого времени обманчивые чувства социальных надежд. Многие понятия нуждаются в новом объяснении. В массе господствует мнение. В начале 1938 года. честность его братьев Хаима и Меира. «что никто не ответствен за слова. но и перед смертью. он при наступлении времени произнесения "Шма Исраэль" начал читать молитву с радостной улыбкой на устах. ибо на добро люди не очень торопливы. он был арестован. Все время он был тверд. Суд был скорый. Не страшащаяся смерти самоотверженность имеет своим источником религиозное мужество и глубокую традицию: «Когда рабби Акива был подвергнут пытке в присутствии тирана. чистый свет которой прошел испытание не только перед жизнью. Мы можем сегодня недоумевать перед двоящимся сознанием еврейского идеалиста тех лет.

Но всю жизнь свою. вернувшись из ссылки в 1945 году он снова. Еще в 1915 году в статье своей «Еврейские партии» Давид Баазов писал: «Седьмого июля исполняется 1848 лет со дня опустошения Иерусалима. Факт новых политических обстоятельств. что настанет время.25). когда еврей вытрет текущие две тысячи лет слезы? Неужели правда. Меир Баазов и его друзья Цви 152 . когда после замены смертного приговора ссылкой он ехал по этапу в Сибирь. удостоверенный поддержкой и признанием советским режимом возрожденного Израиля породил у живущих Израилем евреев новые надежды. Когда Давид Баазов вслед за старшим сыном был арестован в начале 1938 года вместе со вторым своим сыном Хаимом по обвинению в подпольной сионистской деятельности. Его младший и последний сын Меир Баазов испытал на себе вскоре после смерти отца весь пресс насилия сталинской тирании.Павел Гольдштейн – Я не чародей и не бесчувственный человек. любил всем достоянием своим. Великие души не могут не иметь великих предчувствий. что великая двухтысячелетняя мечта нашего народа осуществится. всею душою и всем достоянием своим? Я любил Его всем сердцем своим. – тогда он знал. читая «Шма Исраэль». – ответил рабби Акива. неужели не воспользоваться им? Вот почему я читаю "Шма Исраэль" и радуюсь» (Иерус. Теперь представился мне такой случай. читая стих сей. готовясь к «Исходу» из галута. когда. что следующий за 1948 годом год станет утешительным для еврейства?» Давид Баазов умер в 1947 году накануне провозглашения возрожденного Израиля. не дрогнув. выслушал смертный приговор.. что люблю Его всею душою своею. когда он. но никогда не имел случая доказать. Берехот 9. я с сокрушением спрашивал себя. погружается в неутомимую деятельность. Впадая снова в невольные заблуждения относительно обманчивообещающего отношения советского режима к возрожденному Израилю.. Неужели правда. когда же я сподоблюсь полюбить Превечного тремя способами согласно предписаниям Торы: всем сердцем.

в смирении перед ней. когда я имел счастье познакомиться и подружиться с ним. самую маленькую заметку об Израиле и еврействе. подобием которого он является. Какая-то печать глубокого нравственного равновесия легла на все последние годы его жизни. этапных. Они ждали ответа и они его получили в виде тюремных. регистрировавший в своей памяти любое самое маленькое сообщение. он работал инженером в конструкторском бюро. в страшнейшем месте произвола. что человек в чувстве ответственности своей и скромности своей должен в высшей степени беречь славу Творца своего. но зато давно уже признанного Провидением. С твердостью перенес Меир Баазов все муки советской каторги.Часть вторая Плоткин и Цви Прейгерзон сочли возможным просить у советских властей не чинить препятствий стремлению евреев сохранить в условиях советской действительности свою национальную индивидуальность через развитие своей культуры на Иврите. кто глубоко понимал. без «интеллектуальных» политесов и милований. В разговоре с другим человеком он всегда 153 . народа гонимого и народами не признанного. способная смотреть на тебя с такой милой улыбкой знающего на незнающего. обожавший свою величайшую иудейскую культуру и свей библейский язык. в постоянном и многогранном постижении ее ради ее самой. не смогли лишить его права обучать своих товарищей по несчастью и братьев по крови – евреев их родному языку иврит. и там. Это была натура до застенчивости честная и прямая. что не подобает сыну народа избранного. Возвратившись в Москву после смерти Сталина. где отняли у него все права. и без «тонких» экивоков. думавший на нем непрестанно. лагерных мук. Он был из тех духовно избранных людей. Высокообразованный. доказав таким образом свою готовность на величайшие жертвы во имя своего народа. а не ради славы своей. без малейшего желания обличить в незнании и унизить. он нес в себе самое трудное послушание: – избегать всего того. возвысив таким образом самого себя. Все богатство содержания его жизни заключалось почти исключительно в занятиях еврейской наукой.

Искренность ее была беспримерна и абсолютно далека от напускной добродетели. какой. глубокое сравнение.Павел Гольдштейн имел в своем распоряжении глубокий образ. закрывая дверь лифта. Помню. в хвастовстве своими «знаниями». ведь есть такое множество людей. как он провожал меня до дверей лифта. Такая ученость затрудняет исцеление от безумного неверия. Она никогда не ждала никаких материальных преимуществ от жизни и ни в чем не полагалась на счастливую случайность. и. Уколы чуткой совести и побуждение глубоко укоренившегося с юных лет сознания святости развили в Меире Баазове изумительную внутреннюю тревожность чувств. Было видно. Его тело было предано земле. Она все леденит и превращает в камень. Смысл заключается в самоуслаждении своими совершенствами. а о том. Рахель Павловна Марголина ахель Павловна Марголина принадлежала к числу тех редких людей. Именно эта искренность побуждала ее иметь высокое понятие не о том. что надо сделать. которые тратят свои лучшие силы на то. на которой он вынес столько страданий. той земле. что недостойно их. Через два дня его не стало. так же как и его отец и его братья не дожил до Исхода на Святую Землю. – «В следующий раз буду с Вами читать псалмы». – сказал он мне на прощание. 154 . И вправду. Он умер в морозный московский зимний день 1970 года от сердечного приступа. глубокую метафору из наших Святых Книг. в сущности. Он обладал верой и беззаветно любил свой народ и свой Израиль. Они и сами не знают. что делаешь. как его коробило от напускной учености иных из наших соплеменников или от их фамильярности в обращении с величайшим иудейским миросозерцанием. То была тяжелая и трагическая жизнь поколения нашего времени – времени невероятного насилия. у которых невольно устанавливаются с каждым человеком нравственные связи особой чистоты.

Козьяны. Марголина! Поскольку я принял часть всего месяц назад и Вашего сына Самуила Марголина не застал. хранила многие годы Рахель Павловна перечитанные ею бесчисленное число раз письма единственного своего сына – восемнадцатилетнего еврейского юноши. на котором против дорогого имени горело страшное слово «убит». Не оповещая никого о своей боли. что Ваш сын похоронен в братской могиле на северо-западной окраине дер. Рахель Павловна тоже согнулась шестого марта 1944 года над таким листком. несмотря на пережитое. моя родная. мне вспоминается разговор с Феликсом Львовичем Шапиро. что никогда раньше не поверила бы. узнав о гибели сына. находясь уже в Израиле. живи!» Поэтому мы все живем.Часть вторая пожиравшего миллионы людей. Вот что было там написано: Уважаемая тов. Тогда Феликс Львович мне привел выдержку из Талмуда: «Над каждым живым творением витает дух Божий и неслышно повелевает: живи. живи. Когда я думаю о Вас. Смоленской области. Дубровского района. В списках убитых отмечено. что Ваш сын красноармеец Самуил Марголин погиб смертью храбрых в деревне Козьяны. Вот некоторые строки из этих писем с фронта: 155 . Но трудно и нельзя уйти от своего горя. Об этом Вам послано извещение штабом части в начале декабря 1943 г.1944 г. Капитан Марченко 29. С приветом. времени. погибшего на чужой Смоленщине среди чужих людей. и нам не следует мысленно себя упрекать за интерес к жизни.02. Много лет спустя. то при выяснении установил. что. о Вашем состоянии. я не потеряю интерес к жизни. Рахель Павловна писала в Москву своему другу. у которой скончался муж: А теперь я хочу поговорить с Вами. Как-то я ему сказала. переполненного плачущими и скорбящими над скорбным листком.

педагогов. молнией застигнутый в пустыне». Смоленский фронт Начато 12. и я теперь вижу. Если будет возможность. что ты более или менее защищена от «арапов» и находишься в родной среде.. Но я привык уже обращать на это мало внимания.. И потом «конституционный» вопрос. Везде блат. Здесь.. носки. варежки. А я уже так давно не вижу их. везде в жизни успех имеют только «арапы». «Арапизм» продолжает торжествовать. дорогая мама! Я хочу тебе написать про мое настоящее положение. и. Как все это случилось? Ты вот спрашиваешь меня в письме. 156 . Не хвастаясь. вспомнил теперь наше прощание на уфимской дороге. Наш командир взвода. Кто знает. Как я тогда смотрел на свое будущее!. как путник. Я еще не совсем ясно представляю. и я тоже вернусь. из которой я послал тебе предыдущее письмо. а у нас по ночам заморозки. Я тоже. Где-то вдалеке рвутся снаряды. Но я теперь утешаюсь тем. наверное.1943 г. кашне.09. напишу тебе. что я сейчас думаю о том воспитании. «Стою. Велики победы. и они поднимают настроение. старшина и некоторые бойцы тоже не уступят в храбрости нашему Гусарову. Мы теперь каждый день слушаем последние известия. конец Гитлера не так далек. Здравствуй. может. что хладнокровия в этих случаях у меня хватает. как в Москве. Где я? Что я? Не знаю. которое ты мне дала. что «арапизм» здесь и «арапизм» там – это явления одного порядка. как мы думаем. Сейчас я сижу у рации. и на тебя. Он особенно сказался в учебном дивизионе. И все мы соберемся и примемся за свои дела. К сожалению. Я нахожусь в линейной батарее. как и ты.. можешь читать наши книги. твое предположение относительно моих взаимоотношений с начальством оправдалось. над головой «Мессершмидт». дорогая мама! Мы стоим все в той же деревушке. пришли мне теплое белье.Павел Гольдштейн Здравствуй.. и меня должны выпустить рядовым радистом. Оно незавидное. что со мной происходит. «Арапы» торжествуют. Я надеюсь только на себя. в армии. Все это очень сложно описать. и на армию. среди наших знакомых людей.

в котором находилась Рахель Павловна после смерти сына. где после окончания в 1925 году историко-филологического факультета Московского университета преподавала Рахель Павловна. «Люби ближнего своего» – по этому паролю всегда узнают друг друга настоящие люди. едва ли были способны воспринимать высокие формы духовного общения. С 1956 по 1961 год она помогает покойному Феликсу Львовичу Шапиро в составлении ивритрусского словаря. школе и капитане Левите. 14.1943 г. придало ей силы жизни и главное – надежды на встречу на возрожденной земле Израиля с матерью.S. Глубокое преклонение перед духом и языком своего народа. ее окружают дружески расположенные к ней добрые и умные люди. Казалось бы. отцом. когда Гитлер пришел к власти. какие бы метаморфозы они ни претерпели. Р. 1950-60 годы. В эти же годы все более крепчает связь 157 . Вышли мне еврейский алфавит. что касается всех – что в жизни всегда было. какие бы жестокие события их ни потрясали. Рахель Павловна не могла удержаться от желания сказать своим ученикам еще то. в ней еще больше усилилось чувство правды и понимания того. которые прибыли в Эрец Исраэль еще в 1930 годах. Но. вплоть от отъезда в Израиль в июне 1963 года.Часть вторая Будь здорова. в котором она выросла в отчем доме. следуя голосу сердца. что делалось вокруг нее. учащиеся советских школ и вузов. Узнай что-нибудь о спец. есть и будет торжествовать творческая мысль. Муня В том состоянии потрясения душевного. После смерти Феликса Львовича Шапиро она вместе с одним из его помощников участвует в редактировании наследия покойного. какие бы крупные перемены. все 28 000 слов которого переписаны ее рукой. что при «воспитательных» мерах партийных плановиков и тюремщиков. До свидания твой Муня. сестрами.09. воплощённая в слове без остатка.

устраивающим демонстрации протеста по поводу переселения в их район жителей кварталов бедноты. забирала у нее ведро наверх. интеллигентная женщина мыла лестничную клетку. что это субботний день. но мудрый человек не ощущал непричастности к этому. И это было совершенно необходимо в тяжелой шестилетней борьбе за право выезда на родную ей не только по крови. Еще – о своем далеком доме много знала она и много думала в России и была полна радостной готовности принести пользу строящемуся Израилю. выкладывала Рахель Павловна свое духовное богатство своим братьям и сестрам. и мыла всю лестничную клетку сама.Павел Гольдштейн с испытанными сердцами близких в Израиле. да! – глаза плохо воспитанной девушки сужались в усмешке. далекости от этого. и нельзя поэтому купить продуктов. Полезно было бы прибывшим недавно из Советской России и поселившимся в новом районе Иерусалима в НевеЯакове – некоторым нуворишам от неизвестно какой культуры. У вас могут быть тысячи доброжелателей и недоброжелателей. но и по духу землю. малоимущие жители этого квартала собирали продукты и несли их 158 . но сделать их по-настоящему близкими людьми можете только вы сами. И спустя несколько месяцев эта же плохо воспитанная девушка. и если оказывалось. Да! – в лестничных пролетах была невероятная грязь. главным образом из Катамонов. Не раздумывая. Когда в ульпан Катамон-Тэт стала прибывать алия из Советского Союза. не скаредничая. И вот показался Иерусалим. на четвертый этаж. когда пожилая. и даже более того – нарочно опрокинуто было ведро. знать. Все зависит от вас. прибывшим в Иерусалим из Марокко. как Рахель Павловна Марголина – человек подлинно разносторонней высокой еврейской и европейской культуры – прожила свою жизнь в Израиле в квартале Катамон Тэт. видя как Рахель Павловна выходит мыть лестничную клетку. да! – все суждения и приобретенные в Марокко привычки были иные.

она неустанно пеклась о жизненных удобствах прибывающих в страну. твердостью и возвышенностью характера были глубоко чужды эти мелкие личные страстишки. В ее постоянном стремлении организовать удобства и уют приезжающим и оказать поддержку борющимся за выезд из Советского Союза ей помогала проживающая в стране более сорока лет ее родная сестра Ципора Шрагай. Она любила русскую культуру. чтобы можно было служить добру с корыстной целью. она была во всем и все в ней. Она в детской библиотеке разъясняет детям содержание библейских книг. которые преследуют столь многих людей. не многих соблазняет возможность творить добро негласно. Мимо Рахели Павловны Марголиной не проходило ничто. Она не представляла себе. И у обеих сестер постоянно болело сердце за каждого еще не устроенного человека. изготовленную в Израиле. Рахели Павловне с ее непоколебимой честностью. Деньги играли в жизни Рахели Павловны второстепенную роль. ни благодарности. она 159 . но не «умирала» от тоски по ней. Не надобно было ей ни славы. Потом и другие люди присоединились к ней. свое. любила русскую природу. за каждую вещь. она постоянно из своих скромных средств посылала посылки друзьям и знакомым в Россию. чем алтарей. чтобы она передала их новоприбывшим. «Святых» больше. Не ведая забот о приобретении имущества.Часть вторая Рахели Павловне Марголиной. она на радиостанции «Голос Израиля» была не только переводчицей с иврита на русский. Но каждому. Когда стали прибывать евреи из России после Шестидневной войны. Болезнь текущего момента – самомнение. Увы. с английского на русский. но и составителем передач о научных достижениях Израиля. как говорится. и в эти посылки ей хотелось вложить гордость за Израиль. и они ночами вместе паковали посылки нуждающимся и заключенным в тюрьмы – активистам алии. ни восхваления. с французского на русский. ни богатства.

Иерусалим – не то. В дни Шестидневной войны сестра ее Ципора позвонила ей из Тель-Авива и просила. когда Иерусалим в такой опасности. Он ощутил всем сердцем эти великие минуты жизни Рахели Павловны Марголиной – этот новый кругозор. в доме известного мецената Мальса Шеровера. что-нибудь случится. Тогда же Розанов упомянул и о портрете Чуковского работы Репина.. Она попросила М.. что он «очень хороший писатель».. свое и особенное. Рахель. чтобы я в такое время оставила город. 160 . это прозрение будущего. И вот через пятьдесят шесть лет разрушений и катастроф Рахель Павловна Марголина разыскала этот репинский портрет в Иерусалиме.И. не то. И Чуковский более чем ктолибо другой в сегодняшней России это понимал. чтобы Рахель приехала к ней.Павел Гольдштейн встречала их. что же тогда будет.. Она уже могла все показывать и объяснять. одна в Иерусалиме: не дай Бог. раскрыв перед ним все сокровища своего сердца. как расторопная хозяйка. это нечто необычайное. На это Рахель Павловна ответила ей: «Как ты (с резким ударением на слове «ты») можешь мне предлагать такое. о котором не очень щедрый на раздачу «наградных» известный русский мыслитель Розанов еще в молодые годы Чуковского писал. И ты что. что города России. Рахель Павловна Марголина пишет старейшему русскому писателю Чуковскому в подмосковное Переделкино из Иерусалима. И Рахель Павловна в своих письмах вознаградила его за трогательные чувства к Израилю. на средства которого было по строено здание Иерусалимского театра. эти огромные горизонты пространства и времени. Чуковскому в Переделкино. чтобы свою жизнь спасать!?» В этот период своей жизни Рахель Павловна Марголина обрела дружбу Корнея Ивановича Чуковского. так как она. хочешь. что города Европы и Америки. Шеровера сделать фотоснимок с этого портрета и послать его К.

Часть вторая Памяти Иеошуа Ратнера – ‫ז''ל‬ мерть человека. а. тщательно избегал всего того. что не соответствует подлинно ученому человеку в нашем иудейском понимании. так велика. Открывается дверь в квартиру. Жизненный путь профессора Иеошуа Ратнера определяется той средой. Картину этой еврейской жизни в дореволюционной России. видимо. в особенности к матери. человек обрекает себя на поверхностную жизнь. в диаспоре было еще одно близкое для друзей имя отчество – Евсей Иделевич. он сам сохранил в своей автобиографии. и лишенную тех глубоких источников. Несмотря на давний недуг – болезнь сердца. 161 . что касается живого национального чувства. отрываясь от этого чувства. – пример жизни. где жил и мыслил дорогой вам человек. из которых черпаются творческие силы. Профессор Иеошуа Ратнер. Евсея Иделевича любили все знающие его. а особенно смерть друзей и родных никогда не может стать чем-то привычным. как некоторые иные. заполненную внешними интересами. Показать путь жизни может только правдивая жизнь. где протекало его детство и юность. через скупые строки которой проглядывает глубокая привязанность к семье. что сказать людям. у которого там. – скончался здесь – на святой земле Израиля – 26 декабря 1978 года – ‫כו כבלו תשל''ט‬ Евсей Иделевич бесконечно много работал и не мог до конца дней удовлетвориться достигнутым. что. понимая свое человеческое назначение. Он полон был духовной энергии и. ученостью. еще многое готовился сделать. Евсей Иделевич был прост и естественен и всегда ясными и добрыми словами имел. который не мистифицировал. он был общителен и по серьезному душевно отзывчив. а его уже нет. особенно во всем. Он соединял в себе ученого и человека. велика. Ответственность личности. такого человека. в которой формировалась его жизнь и его личность.

и всякую беду нельзя было рукой развести. но еврейский юноша входил в жизнь без расслабляющей рефлексии и инфантильного нытья выходцев из ассимилированных семей. но и самое важное время для реализации личности. снабжая себя надолго запасом энергии для сопротивления окутывающей тине житейских мелочей и дрязг. учил Гмару. и как подчеркивает это Евсей Иделевич в своей автобиографии: «Не хлебом единым жив человек». Евсей Иделевич идет всё тем же своим путем. пожалуй. Мнение. Он работал и приобретал общие знания. Потом пришла революция. недалеко от Гомеля. ибо как сказано. работая с тринадцатилетнего возраста конторщиком у бакалейщика. Он кончает в 1920 году вечернюю школу и переезжает в Москву. содержавшей всю семью. Сколько прошло событий неумолимых и беспощадных. что наука и учение только выигрывали. и единственное «в себе истинное» заключалось в учении в хедере и в трехлетней народной русской школе для еврейских детей. пугало? Потому что нельзя было громко 162 . И там жизнь протекала в беспросветной материальной нужде. где поступает в ПетровскомРазумовском в высшее сельскохозяйственное учебное заведение – в «Тимирязевку». Почему открытое прикосновение к подвигу духа.Павел Гольдштейн Иеошуа Ратнер родился в эрев Песах – 18 апреля 1900 года по европейскому календарю. выходящему за пределы «чистой» науки. иврит. являясь в течение восьми лет помощником для матери. самое трудное. скрываясь в глубине своих «святилищ» – это большей частью прикрытие пассивного отношения к подвигу духа. Это было. выходящему за пределы «чистой» науки. Евсей Иделевич рос в традиционной обстановке еврейской семьи. Все свои юные силы и возможности будущий ученый отдавал родным. учил идиш. пребывавшей в крайней нужде. и после смерти отца. в маленьком городишке Почеп. Можно догадаться под каким давлением тяжелейших еврейских невзгод чувствовал он с раннего возраста «иудейскую истину в себе самом». В погромный 1905 год семья переехала в Гомель.

посещавшие этот павильон за годы его существования. Миллионы людей. не отрывался от начинаний и планов еврейского общенационального характера. в котором экспонировались агрокультуры. что ими будет сделано для возрождения национальной жизни своего народа. выращенные в еврейских колониях юга России. С трепетным чувством рассматривали работу еврейских земледельцев в Эрец-Исраэль еврейские юноши. А у Евсея Иделевича была всю жизнь особая нежность к судьбе своего народа. и Евсей Иделевич был гидом. не меньшим. начитанные юноши привлекали евреев из местечек на работу в еврейские сельскохозяйственные колонии на юге Украины. Как будто бы это было неплохое 163 . Он организовал в Гомеле спортивное общество «Маккаби». впервые узнавали о еврейском земледельческом труде.А. что имело прямое отношение к великой судьбе нации. что учился в сельскохозяйственной академии. и все годы. а потом и директором этого павильона. чем в украинских кооперативных товариществах и немецких колониях на юге России. и был ими создан еврейский агрономический кружок – Е. о которой мечталось непрестанно. Еще в Гомеле нашел он то место. где можно было готовиться к жизни на родной земле. своей нации. И все эти еврейские юноши хотели выразить себя в том. честные. в котором активную роль играл Евсей Иделевич Ратнер. А сделано ими было немало в течение того времени не только в сфере распространения аграрных знаний. обсуждавших в своей среде возможность приобщения широких еврейских масс к земледельческому труду. В международном разделе выставки функционировала экспозиция Эрец-Исраэль. о еврейских сельскохозяйственных товариществах с многообещающим опытом развития сельскохозяйственной культуры. и Евсей Иделевич также весь отдавался этой деятельности в еврейских местечках Белоруссии.К. громко называть то. и среди них и молодой Иеошуа Ратнер..Часть вторая открывать. И было немало в те годы в той Академии евреев – студентов. но и в сфере культурно-воспитательной работы. Трудолюбивые. В 1923 году было решено соорудить на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке в Москве специальный еврейский павильон.

Человек принципов. Между тем. ему предложено было остаться работать в Академии. Из эмпирического ремесла земледелие в течение времени превратилось в искусство. перевели в Одессу. Это приводило молодого ученого-еврея к рассмотрению приложимости его знаний к запросам жизни. что «попытки разрешить загадки природы приводят я сущности к конфликту между наблюдением и мышлением. он никогда не был узким специалистом. В разговоре со мной здесь на израильской земле он. как еврейское отделение Одесского сельскохозяйственного института. в котором Евсей Иделевич готовил кадры специалистов для еврейских колоний. Как ученый. могли держаться тех же взглядов на вещи. а мышление хочет посвоему доказать и развить. и евреи советской России. опирающееся на данные науки. каким образом мог и должен 164 .Павел Гольдштейн время. существовавшей еще в XIX веке школы Еврейского Колониального общества. цитируя на память Гете. Наблюдение дает нам сразу полное представление об объекте. что лежит за пределами ограниченной. В 1926 году Евсей Иделевич вернулся в Москву. он не позволил себе из-за научной карьеры отступать от однажды установившихся убеждений. в Новую Полтаву в техникум только что организованный на базе. И вот – опять Евсей Иделевич. где вскоре его и ликвидировали. то есть могли образовать вокруг себя в русской стране атмосферу благожелательности и уважения. учеба Евсея Иделевича в Академии шла вперед и по окончании факультета агро-почвоведения. не интересующимися ни чем. однажды себе отмежеванной области. То. уже вооруженный наукой. всецело посвятив себя научной деятельности в области агрономической химии и физиологии растений. едет преподавать агрономию в Николаевскую область. что и они. когда еще свободно могла прибыть из Эрец Исраэль на эту выставку делегация во главе с Давидом бенГурионом. что было рассеяно в мечтах. Впоследствии техникум этот. говорил. свободно общаясь со своими братьями из Эрец-Исраэль. сплотилось и можно было взять за руку эти мечты.

польский и китайский языки. Евсей Иделевич Ратнер вполне сознавал могущество теории. Не будучи в состоянии в этом разобраться. а тридцать пять лет в институте физиологии растений имени Тимирязева Академии Наук СССР. Естествоиспытатель по призванию и в самом широком смысле слова. но в то же время. Это исследование 165 . Он снабдил их всеми необходимыми знаниями и под его руководством они готовили свои докторские диссертации.Часть вторая был получиться данный объект. немецкий. по складу своего ума. В 1955 году ему предоставляется возможность за выдающееся научное открытие выступить на «Тимирязевских чтениях» с докладом на тему: «Питание растений и жизнедеятельность корневых система. В 1950 году Президиум Академии Наук СССР вручает Евсею Иделевичу премию имени Тимирязева за научную монографию «Минеральное питание и поглотительные способности почвы». венгерский. которые приходят в непосредственное соприкосновение с жизнью – отсюда его постоянное предпочтение к агрономической химии и физиологии растений. которые приводят нас обратно к наблюдению. объясняя слушателям тот или другой прием исследования. более углубленному». с особенным удовольствием углублялся в те разделы науки. мышление призывает себе на помощь воображение. Почти все свое рабочее время Евсей Иделевич проводил в лаборатории. В научно-исследовательской области Евсей Иделевич проработал сорок пять лет. Многие его ученики получили звания докторов биологических и сельскохозяйственных наук. а широкому знакомству с его научными достижениями в области агрохимии и физиологии растений способствовали переводы более ста пятидесяти его научных трудов с русского на английский. более внимательному. В этом институте он пятнадцать лет руководил лабораторией питания растений. – из них десять лет вместе со стяжавшим себе славу в научном мире академиком Прянишниковым. сербский. и таким образом постепенно возникают рассуждения.

а в 1948 году звание профессора. ожидающих. В 1971 году вместе со своей женой Кцией Павловной Евсей Иделевич подал документы на выезд в нашу страну. пытаясь предостеречь от собственной несуразности в преддверии того. выпустил книгу. Работал он в отделении «Вулкани» большого сельскохозяйственного научноисследовательского и учебного комбината Бейт-Даган. За цикл практических советов в области минерального удобрения он был удостоен золотой медали. разрешения на выезд в Израиль. С первых шагов новой жизни на возрожденной своей земле он проявлял особую отзывчивость ко всему светлому в стране и очень печалился от каждого прискорбного факта. Жизненная страница двухлетнего ожидания разрешения на выезд на родную землю заполнена была множеством. тянувшимся к традициям народа. к нравственным высотам еврейской жизни и еврейского воззрения. и в конце 1973 года он прибыл вместе с женой в Израиль. но глубоко расстроившего его. и как это хорошо. Среди этой ученой деятельности протекали годы вплоть до 1968 года. чутким сыном пребывающего в вечности Израиля. когда Евсей Иделевич вышел на пенсию. занятий. когда человек.Павел Гольдштейн вышло в свет в 1958 году отдельной книжкой. живущий в великое время Исхода не видел за мусором леса. опубликованных в журнале «Саде». хотя бы нисколько не касавшегося его лично. Он обучал ивриту своих друзей. обусловленных будущей жизнью. В 1947 году ему была присвоена докторская степень биологических наук. в преддверии даров не из частых. 166 . он высказывал какую-то особую теплоту к людям. что до последней минуты своей жизни он остался тем же деятельным. что необходимо было воспринять всем существом своим. без всякой позы. как и он. он раскрыл перед ними новую. его огорчало. Степень кандидата сельскохозяйственных наук присвоена была Евсею Иделевичу в 1937 году. самую важную главу их жизни. оставаясь научным консультантом до 1971 года. За пять лет жизни в стране он написал пять научных работ на иврите.

Поистине. ободряя своей добротой и отзывчивостью людей. его научные заслуги были оценены по достоинству и для всех его новых товарищей по работе. Как об этом поведал руководитель того научного отдела. доставила ему радость на много бóльшую. еще и национальный подход к оценке своего пребывания в Израиле». та преданность. редкой доброты личность. написанная им здесь на иврите. В своей статье. подчас раздражительных и не всегда уравновешенных. сознавая. контролировали люди свое эмоциональное состояние.Часть вторая и написал две статьи на английском языке. опубликованной в журнале «Менора» в 1976 году Евсей Иделевич писал: «Увидеть настоящую действительность можно только всматриваясь в себя. говоривший мне: «Шаббат шалом!». кому ты звонил по телефону три-четыре раза в день. какого-то особенного ласкового выражения лица. больше уже нет той. Можно теперь только благоговеть перед светлой памятью 167 . что больше уже не услышишь постоянно раздававшийся в телефонной трубке перед самым наступлением Субботы мягкий голос. Евсей Иделевич признавался своим товарищам по работе. что его первая научная статья. Больше уже не увидишь. Через его уравновешенность. особенно важна была та любовь. написанных за всю жизнь. имея в душе кроме профессионального критерия. Это была необыкновенной. чем все сто пятьдесят научных работ. что только любовь отмечает подлинную жизнь. опубликованные в английском научно-почвоведческом журнале. с которой он в течение этих лет заботился обо всем. Памяти Розы Николаевны Этингер яжело писать. ставшего тебе таким близким. где работал эти пять лет своей жизни в стране Евсей Иделевич.

первым узнаванием «хрупкой (по выражению Блока) тонкости и настоящего поэтического чутья». и он сидел в ней и читал книги. была большая библиотека. в годы ее юности. Видя злодейство людей. и до конца дней своих недоумевала. Она родилась в состоятельной и интеллигентной еврейской семье. который тогда уже назывался Петроградом. 168 . после занятий на Петербургских Высших курсах в контору ЕКОПО (Еврейского Колонизационного Палестинского общества). Ей всегда хотелось поделиться радостью встречи с прибывающими в Израиль новыми людьми. Что говорить. имевшего со своим братом ювелирное дело. Ей мало было одной поэзии: владея в совершенстве русским. еврейских повестей. английским. чувства ее не старели до самых последних дней жизни. современной ей поэзией. Чистая. непостижимое бесстыдство людей.Павел Гольдштейн благороднейшей и бескорыстнейшей Розы Николаевны Этингер. литературу. русском языке и теории словесности на высших женских курсах были для нее и для ее подруги по курсам. хорошей любовью. философию. европейски образованные и материально состоятельные евреи могли жить в Питере. французским. особенно Иннокентием Анненским. общественным деятелем и основателем еврейских этнографических и иных культурных организаций. она углублялась в русскую и мировую историю. Отсюда и началось ее знакомство с Семеном Акимовичем Ан-ским. У ее отца. она всегда. и пыл юности сохранился до конца. любящая душа! Она вспоминала. музыку. над теплой. статей. а дочь его зачитывалась русской классикой. с рисовкой болтающих о добре и зле. «чтобы как-нибудь оказать внимание и помощь жертвам тогдашней военной трагедии – еврейским выселенцам». как ездила зимой 1915 года. немецким языками. будущей переводчицы Шекспира – Анны Радловой. которую она всегда питала к роду людскому. стихов. автором «Дибука». В то время. стараясь понять ужасающее положение и дьявольские причины надругательства над божественным словом – любовь. лекции которого об античной литературе. Она любила свое прошлое.

приводит к победе внутренней силы человеческой личности. что тот. что произошло и продолжается какое-то странное. она со всей ясностью обнаружила свое прирожденное.Часть вторая и у нее было такое чувство. находился в положении безвыходном – в подвале ЧЕКа. Все бесчисленные теории и идеи оставались только теориями и идеями. постоянно повторяя. хотела согреть людей своей сердечной теплотой. И в Иерусалиме жизнь довольно трудно обернулась к ней. в атмосфере которой люди уже не размышляют и не смеют даже прикоснуться к чему-либо запрещенному властями. направляется с больным мужем в Иерусалим. она с ее рекомендательной запиской пробивается на прием к Дзержинскому. Имея сердце доброе и благородное. Смотря открытыми глазами на то беззаконие. Еще в те годы ее юности. На руках ее был на долгие годы парализованный больной муж. как навеки нерушимое благословение известного раввинского дома своих предков. одновременно изобличая ложь. забота о котором стала делом ее жизни. когда непрестанное преодоление той кошмарной действительности. И 169 . в чем бы она ни проявлялась. зверевшее время вторгается и в ее семью. Всё приподнято. Познакомившись где-то с известной революционеркой Анджеликой Балабановой. прежде всего. спасая дядю от верной смерти. а она. брат отца. соединяющие ее жизнь с особой душевной благодатью ее раввинского рода. всё устремлено кверху как родительское благословение. живя не только ради одного отдельного человека. Дядя. она прямо ему заявляет об этом. унижает и обманывает ее. подводя в разговоре со мной итог своей жизни. подлинно иудейское пребывание в любви и уважении к жизни. покидая Германию одной из первых. глупое недоразумение. и более всего необходимо не терять веру в людей. Бывают все-таки в жизни такие случаи. мощные узы. она обнаружила в себе. Пятнадцать лет спустя она буквально вырывает из рук гитлеровских молодчиков своего мужа и. силам и таланту ближнего. кто унижает и обманывает другого. что и Дзержинскому было вполне ясно. в ожидании расстрела. здоровью.

наконец. довольно излишне напоминать о том неисчислимом добре. Но она явно радовалась. не многие способны делать. чтобы не отлучаться от мужа и иметь средства к существованию. Трудно допустить. поэты и писатели. что если бы все. очень просто могла создаться психология разочарования. не желая чувствовать себя обманутой. как она и должна была сложиться. все было бы по-иному. Она обращалась с людьми по-родственному и постоянно возобновляла в мечтах. построить на берегу моря домик. в котором жили и столовались еврейский философ Шмуэль Гуго Бергман. прибывающим братьям. а не только проявление интереса к ним.Павел Гольдштейн по всем вероятиям жизнь такой личности сложилась так. как они дороги и близки их сердцу. приехавшим из Советской страны за эти годы. как это ни грустно думать. 170 . потому что этого требует служебный долг чиновника или разного типа филантропия. очень настоящих людей. не были обмануты в своих надеждах обрести. которые Роза Николаевна употребила и которые. что никогда не могла упрекнуть себя в житейской расчетливости. Такой же точно пансион она держала до кончины мужа и в Иерусалиме. видный сионистский деятель Берл Каценельсон и многие другие выдающиеся деятели сионистского движения. Нужны были большие усилия – те самые. Кажется. прибывающие из Советской страны. подобно Розе Николаевне. так как не раз ей приходилось обманываться в тех. которое она принесла многим. литературу которых перед приходом Гитлера к власти она прятала с риском для жизни. чтобы эти многие в самом деле способны были когда-нибудь забыть об этом. но и на деле. до самых последних дней жизни. В Берлине. где могли бы отдыхать со своими детьми нуждающиеся в этом люди. – чтобы наши братья. она держала пансион. от полноты любящего сердца дали почувствовать не только на словах. Разумеется. на своей земле естественное расположение родных сердец. кого она принимала за настоящих. Мне кажется.

Часть вторая обокраденной теми. сознавая. кто всегда готов все опошлить. но это беспокойство за всех и за все ее и держало. окарикатурить. что ее уход от нас ничем не заменим. упрашивая беречь себя. 171 . Родная Роза Николаевна! Я всегда спорил с ней по этому поводу. Жизнь последних ее дней принимала весьма уже для ее лет и здоровья беспокойный характер.

Часть третья Геня и Розалия – бабушка и мама Гольдштейна 172 .

имея неисчерпаемые оттенки речевой стихии. недоступную тайну свершения. Человек ловил волну. как будто эхо доносится. где оживает древняя истина в своей новообретенной цветущей юности. могучее Бытие. а под кожей – живое сердце. О. «Когда бы все чувствовали так силу гармонии!» Но ее чувствуют все. она открывает нашей душе. И рано или поздно.Поэтическое измерение ердцем избран путь. что люди считают физическим измерением. на пути к независимости от чужой жизни образуется какое-то промежуточное пространство. только каждый в меру сил своих. обладает объемами и масштабами куда более реальными. Где-то далеко. очень важно встретиться с ней в этой для нас новой жизни. связь вещей еще не открыта. и на пути от Исхода к Бытию. Все спадает. где меняется нрав души и хочется другого – не того. как кожа. до которого дотрагиваешься с наибольшим трудом. И каждый раз. а не чиновничьей узости «на самом законном основании». когда может пойти насмарку нечто единственное. когда простился навсегда с привычным существованием в чужой ему среде. при помощи Поэзии. его томила мечта. чем то. и самый глубокий слой. что было – хочется по любви думанья. что уже не сможет повториться. Порядок мира тревожен. которым надлежит развернуться. как чудо. чтобы в живые дела превратить болевую сосредоточенность. от нее – к нам. и оно не выдерживает малейшего поворота головы от себя. смешанного с болью. которая. откуда-то из внутренней интимной жизни. может быть раскрыт при помощи осязаемого поэтического ритма. где все двоится. О. какое странное испытал он чувство счастья. вырастающее из старой почвы – ты есть Бытие многослойное. Душа узнает себя в этой 173 . поглощенной житейской повседневностью. его охватывало изумление в предчувствии тех событий.

что цели и смысл жизни возрожденного Израиля лежат глубже и дальше. посвященной Ури-Цви Гринбергу в Национальной и Университетской библиотеке в Еврейском Университете рупнейшим из современных израильских поэтов. желающей высшего духовного воплощения души. И именно на их социологическое мироощущение. пренебрегая темами внешних чувственных впечатлений. будущего идеального народа. которые подменили Божественные духовные реальности благами социальных классов. где уже в начале 1920 годов приобрел известность как «авангардный» поэт на языке идиш и иврит. она видит в ней великие чистые вещи. Он происходит из Польши. соответствующим мессианской идеи Израиля будущего. Она в ней крепнет и углубляется. является «неистовый» Ури-Цви Гринберг.Павел Гольдштейн Поэзии. Явно. Израиль самая большая любовь Ури-Цви Гринберга. как поэту Израиля сужденная. на их утилитаризм во вред духу обрушивается вся сила изрекаемого гневного поэтического слова Ури-Цви 174 . С переходом к языку иврит он весь рождался вновь в глубинах переживаемого в его поэтической душе. ему. благодаря своей удивительной преданности Творцу Превечному. чем это представлялось тем сионистам. По внутреннему устремлению своему он и тогда уже. поднявшегося до нравственного совершенства. Одна из его главных книг «Книга обвинения и веры» (1938 г) написана в огне пламенной веры. продолжая пророческую традицию гневного и страстного обличения. которые превращаются в «реальнейшее бытие». Реально созерцаемое и переживаемое в душе определяется мироощущением. Ощутимость поэзии К выставке. без сомнения. обращается лицом к новым горизонтам возрождающегося Израиля.

он был полон нежности и желания любви. прежде всего. надеясь. Когда поэт. что у него не может быть отнято никакими законодателями и утвердителями вкусов и мод. но его обступали тени чужого бытия. Идя навстречу к чему-то новому. ушел из жизни. но в глубине где-то очень знакомому и направляемому к цели. Обозначаются в стихах и отделяются друг от друга два мира – мир «Моих 175 . от неодолимого стремления к чемуто. по крайней мере. Полной мерой своего поэтического дыхания он выразил всю свою лирическую национальную обособленность и причастность к родной Израильской земле и свой глубоко внутренний конфликт с парижской стихией «бездонного людского равнодушия». Стихи Довида Кнута роявление национальной силы в искусстве зависит. .. Поэт Давид Кнут. средь каменных сердец» – поэт тяжким трудом зарабатывал себе хлеб насущный. Его творческий гений расценивается и понимается по-разному. корни которого уходят не только в бесчеловечный вольтерьянский атеизм и кровавый робеспьеризм. он реализует свои чувства в «час одинокого жизнекрушенья».. но также и много друзей. но и в более далекую эпоху бездонной бесчеловечности жителей развратного Содома. еще явственнее проявляется основная черта сущности его национальной поэзии. оставаясь всем существом своим национальным. пишет на языке страны вынужденного своего проживания. сотворив то. издавая на собственные средства книги стихов своих. недооцененный в чужой к нашим иудейским чувствам среде.«Меж каменных домов. Его пророческая страстность принесла ему много недоброжелателей. может быть еще даже не ясно ощущаемому.Часть третья Гринберга. что. которую указует нелегкий опыт родной по крови и духу среды. и охватывала боль одиночества и неосязаемое чувство смерти.

Ариадной Скрябиной. где подлинный ход мира и где покоится его прах. в которых удивительно как удобно всегда уживалась достославная романтика немецкой культуры с полной готовностью подчиняться любому безумному негодяю. Их ответственность перед небом измеряется и взвешивается на весах правосудия бездны великой вместе с ответственностью того главного убийцы. но сама собой напрашивается мысль о провидческом даре поэта постигать явления жизни изнутри. Поэту не дано в полной мере отворачиваться от страшного существования. – дочерью композитора Александра Николаевича Скрябина. 176 . по внутреннему убеждению чувства чести и человеческого достоинства участвовали в движении сопротивления. в годы гибели шести миллионов евреев. Довид Кнут с женой. Говорят. В годы самых чудовищных в человеческой истории злодеяний.Павел Гольдштейн Тысячелетий». мир поэтического цикла «Прародина» и мир «Парижские ночи». не нуждающееся в жизненном опыте. а также таинственное и вечное во всем. внутреннее. – это нечто врожденное. – равно как в радости. который научил себя неустанно и верно хранить память древней земли. как и поэзия. что пережил человек. была схвачена и расстреляна теми немцами. перевозившая группу еврейских беженцев в Швейцарию. так и в невероятной жестокости человеческой жизни. зная в самом беззаветном и нерасчетливом самопожертвовании. Его жена Ариадна Скрябина. на что они идут. но ему дано в полной мере померяться силами со страшной действительностью. который погубил миллионы людей. Сквозь канонический строй строфы «Моих Тысячелетий» проходит история того. постигать мир освещенный солнцем. то есть жить в самом существе явлений. что музыка.

Мучник-Гольдштейн (б''п) – Ред. но всё время свое поэт заполняет обдумыванием глубокого смысла стихотворного слова. как недоступная тайна свершения. чтобы быть благоразумными». Всё совершается как будто бы непроизвольно от поэта. Гольдштейна.Часть третья Стихи Леонида Иоффе алеко не всякий пишущий стихи – поэт. обладающий удивительным пониманием языка. чтобы внести свой дар в священные пределы Поэзии. Когда при Джонатане Свифте восхищались всякими пустышками. О. с теплом исторгло. глубоко задумчивый поэт. что такое вдохновение и потому такой близкий нам. тело опустело. 2. как неделимое. какая высокая поэтическая совесть требуется для того. Перед нами цельная поэтическая личность. – у тела друга славу могильщики пропели Богу вслух. «Бог дал – Бог взял». чтобы быть поэтами. Памяти П. Леонид Иоффе – это настоящий поэт. 1 Стихотворение написано Леонидом Иоффе (б''п) на смерть П. Нет ничего более загадочного. он обычно говорил: «Многие слишком благоразумны. знающий. – оно тебя исторгло целиком. совершенства. (Из архива Л. которые по общему признанию пишут хорошо. При непосредственной встрече с истинным творчеством всегда становится ясно. которое стало главным в его жизни. чем явление подлинной поэзии как целое. Мы не вокруг тебя стоим кружком. Гольдштейна1 1.) 177 . теплый друг не ты ушел из тела. а другие слишком «поэты».

а ты. на которые уходит лучшее и невозвратимое время развития духовных сил и подъема души человека. На «вот оно» ты выдохнул ее. собою лоб горы утяжелив. вложенное в саван. – как там. – светлеешь на весу. ушло «из праха в прах». 7-13 сентября 1982 г. – допел могильщик. что делается в этом мире. 3. ушло из рук в Маслúчную скалу. Он вполне справляется с той широкой мыслью. О. от тебя отлипло тело и очутилось. и темнота накрыла вместо тебя обличие твое. в том числе и чрезмерное увлечение людей спортивными играми. Незримый. внизу. тленное. Сила его творческого разумения гдето в более глубокой плоскости художественного мировосприятия. – в холодный выдолб на груди земли. не растрачивает свой талант на общие места декларативноповерхностной морали. 178 . автор этой удивительной по художественному совершенству повести. что не все. бывает жизни сила. теплый друг. так и здесь. прекрасно и умно. О «Спортивной повести» оэт Леонид Иоффе. – в зенит любви и за пределы ее летя. где мы пребывали раньше. во грунт скалы. во склон горы Маслúчной. Не ты лег вниз.Павел Гольдштейн и тело друга.

Употребляя неточно термин «знание». уже позабытых нами». На русском языке повесть Кафки «Исследования одной собаки» появляется впервые в нашем журнале в переводе Натана Бартмана. написанная Кафкой. люди считают. и последнее решительно непонятно человеческому интеллекту. иррациональному в жизни и в душе человека склоняет раздвоенное мироощущение Кафки «перед знаниями наших праотцев. что те же условия. являются необходимыми и для Божественного. и тогда является вопрос. которые являются необходимыми для человеческого знания. и что налицо как нечто внутреннее.Часть третья Франц Кафка сследование различных внутренних обстоятельств. Но духовная избранность народа предполагает и духовное предопределение. По мнению Давида Флюссера и Шмуэля Гуго Бергмана в этой повести метафорическое использование достаточно удаленных внутренних явлений само превращается в религиозную цель: чувство становится средоточием религиозного мира Кафки. которое пришло из источников. что бродит внутри. увлекло величайшего писателя нашего века еврея Кафку в весьма пространную область. Между знанием человеческим и Божественным нет никакой параллели. Макс Брод полагал. как может человеческая воля свободно проявить себя. Интерес ко всему сверхобыденному. 179 . что «Исследования одной собаки» – это последняя повесть. в силу которых открывается для нас все. в глубинах и высотах сознания.

конечно. непреодолимая тема глубочайших страданий и бедствий при торжестве организованного человеконенавистничества.Павел Гольдштейн Людвик Ашкенази ет и не может быть ничего случайного в выборе евреем Людвиком Ашкенази своей темы. чтобы можно было предаваться пространным рассуждениям о средствах ее художественной выразительности. Внутренняя форма трагедии нашла свою внешнюю форму. его духовного существа. Призвание художника стало ему дорого и своего художественного способа рассмотрения жизни он уже никогда не менял. где 22-х летний Ашкенази сражался с гитлеровцами в рядах Чехословацкого корпуса. Тема эта слишком выходит за пределы литературы. Это подводит нас к уразумению творческой индивидуальности Людвика Ашкенази. и при крайних пределах рабской подчиненности. Искренняя любовь и столь же искреннее неприятие зла принадлежит к основным стихиям его творчества и. Тема рассказа «Брут» – это вечная. 180 . Юношеский протест против организованного человеконенавистничества получает свое первое самоутверждение на фронте. поскольку она здесь всецело адекватна всей полноте содержания. Художнику прежде всего необходимо иметь чуткую душу со взглядом ввысь.

Часть четвёртая Павел Гольдштейн 181 .

О. дающей представление о ином существовании.Возвышенное видение рабби Иосифа Соловейчика ассказывают про то впечатление. не можешь покинуть его. вырабатывающих некую зону моральной пустоты. читая рабби Иосифа Соловейчика. по части внутреннего состояния приверженней материалистических доктрин.. со всеми недостатками и ошибками в направлении иудейского представления идеальной жизни как священия. но все ново как природа и голос необычайной искренности покоряет живым и захватывающим чувством действительности. Продолжая сравнение с тем впечатлением. которое бывает подобно лицезрению живой картины мира Божьего. главным образом. а в свете того преображения. можно сказать. чье главное произведение – «Человек Ѓалахи» – можно было в сущности своей назвать. как правило. что только от него всё это впервые услышал – от идеолога современной ортодоксии. извращенностью. Как широко все развернулось и вместе с приливной волной двинулись миры. Читаешь рабби Иосифа Соловейчика. необычайно тонкого и глубокого мыслителя нашего времени. что мы уже знаем. что.. как философию Ѓалахи и как глубокое мышление для системы ѓалахического действия. И кажется все знакомо и вообще нечто такое. которое претерпевает дух и сердце человека вместе с его прошлым благодаря заложенному в нем Божественному началу. В нашей каждодневной жизни чернеют какието провалы какого-то небытия. ощущаем всем своим существом. который приводит по причине искусственной перспективы к результатам. как нужно человеку обрести самого себя не в плане эмпирического опыта. плачевным. которое бывает подобно лицезрению необозримого моря: все смотришь на него. 182 . И вот кажется. все ждешь ещё одну волну и никак не можешь оторваться. если бы этот термин подходил к иудаизму. мы. преобразующего здешний «реальный» мир с его близорукой житейской узостью.

находящиеся как бы за пределами видимого нами горизонта. можно назвать сферою сверхдействительного. Великое воззрение на мир. к испорченности всей души. Человек Ѓалахи. которым сама жизнь должна следовать. взирающий духовным оком на жизнь со всеми ее настоящими и будущими возможностями. Чистая существенность вещей.Часть четвёртая восходя от одного основания к другому. априори исходит из того. заявляющими права на пороки – в никуда. как и их различие. потому что через Закон можно прийти к святости. которую в отличие. отождествляющее безусловное сознание в смысле трансцендентального субъекта с бытием Божественным. принадлежат разуму. возможная только внутри Закона. Глубоко в душе зреет истина. что измерения Ѓалахи основаны на абсолютах. лежащие в той сфере. открывает перед нами в мере и измеримости границы нашей ответственности. всего сердца человека. к его нравственному дисциплинированию. ставящему знак тождества 183 . так и от недействительного. Рабби Иосифу Соловейчику вполне ясным представляется. что есть еще предметы. уподобляется рабби Соловейчиком математику. метафизически целого. обогащая мир чувства и воображения. открывает перед нами глубину нашей внутренней жизни. Думать надо о многом. через Закон. через ѓалахическую систему норм и предписаний. неразрывно связанного с системой норм и предписаний сверхисторического. а через компромисс с легализированными формами произвола. Его мышление как благоговение. а здесь концепция абсолюта. стремясь к внутреннему духовному единству народа. доходим до основания высшего и предельного в непосредственности и чистоте живого миростановления. что бесконечное множество очень разнокачественных позитивистских соображений притупляют наиболее глубокие чувства людей. как от действительного. Прежде всего. это понимается как возвращение в самого себя в том смысле. через которое даны равновесие и цельность. признавая полностью рациональность иррационализма. а его существование в самом себе с имманентной сферой Божественной сущности.

Это глубоко чувствует рабби Иосиф Соловейчик – мыслитель с необычайной ответствен костью за мир. Мне однажды в юном возрасте выпала совершенно случайная честь ходить вдвоем с Борисом Леонидовичем Пастернаком из конца в конец Брюсовского переулка по ночной Москве и зачарованно слушать его. определяющая наличие мистического содержания. обозначенным как нравственная сущность и цель и как движение сознающего себя действования народа в целом в сфере Божественного права и Закона в двух типах союза (Египетского и Синайского) с Творцом Превечным на разных ступенях сознания и свойственной им жизни. Метафизика – жажда. Это надо чувствовать. О чем он в те 184 . Ѓалаха определяет норму и разумеет нечто определенное. но подобно математике. и по-разному реагируют на них. а потому. Но по-разному воспринимают люди эти страшные минуты. Это прорицательно чувствовал один русский мыслитель. что людям хочется. имеющее количественный характер в виде тождества. Это нечто определенное отличается от «нечто вообще» своим местом в однородной среде и своим определенным содержанием. часы. Математика – малоподходящее слово для человека Ѓалахи. что «Метафизика живет не потому. когда он писал. что сама душа метафизична. В историческое действие вступает сила. если и не всем. дни и годы.Павел Гольдштейн между бесконечным и ограниченным. то многим. равно как связи этих двух понятий и перехода друг к другу. Невольные мысли при чтении книги Яакова Цура «И восстал народ» обеда человеческих чувств в самые страшные минуты доступна. И поистине она не иссохнет».

Своей страной ты выкован. Как мысль без сна. и ты в шинели серой. интонацией голоса. в переводе Пастернака. не помню. такие. что слова сами по себе могут что-то заключать и значить. намеренно и непроизвольно. Помню только. стихотворные строки Паоло Яшвили о Сталине: Не знаю дня. Уже гораздо позже. после смерти Сталина. Не обнимали б мысли о тебе. как непосредственным видом своим. Пастернак писал: «Слух у меня тогда был испорчен выкрутасами и ломкою всего привычного. что говорил. Эти стихи были опубликованы в 1936 году. Массивность бронзы обрело сукно. которая. помимо побрякушек. Было это в 1935 году. как меч. «Люди изо дня в день. Чтоб стали. как знамена в Октябре. Как скрытых мук прорвавшаяся речь На потрясенье старым основаньям. как вечное исканье. озадачивала. Вскоре вышла в свет книга его переводов из грузинских поэтов. которого. Придать им ход такой хотелось мне бы. в своем «Автобиографическом очерке» Б. бросают на ветер целые груды слов и их различные 185 . например.Часть четвёртая далекие от сегодняшних дней годы говорил тогда со мной. что он заражал не столько тем. царившего кругом. Были еще и такие стихотворные строки Николо Мицишвили о Сталине с характерными словосочетаниями пастернаковского перевода. как небо. Были в ней. Уже прошло 6 лет после самоубийства Маяковского. Я забывал. Открылся Кремль. даже в те годы. которыми они увешаны». всем необычным существом своим. и шли знаменитые судебные процессы и массовые расправы над миллионами людей. ты с партией – одно. в последние годы своей жизни. Ты близок всем и страшен лицемеру Ты тверд и прям.

В ушах моих стояли вопли отчаяния тысяч моих соплеменников. Есть слова – горы Божий и слова – бездны велики». когда потехи ради истреблялись еврейские общины Запада.. Многие из них внезапно вспыхивали молниями и единым взлетом освещали целые миры. когда сотни поселений были разгромлены. которых насильственно заставляли переходить в христианство. которые жили в нем под присмотром жалостливого старика. Еще не научившись читать. чем были эти слова в пору их мощи. Еще совсем маленький еврейский мальчик с волнением читал толстые тома "Истории евреев" Генриха Греца. даже выросшие в семьях с новым укладом. еврейские дети. гибнущих от сабель казацких орд Богдана Хмельницкого на Украине в XVIII веке. «Мы жили образами Библии. Многие из них служили оболочками для очень тонкого и сложного механизма глубоких мыслей и возвышенных чувств в их наиболее поразительных сочетаниях. Многие из этих слов рождались в тяжелых и долгих муках многих поколений. «Библейские герои. Фанатичные монахи смотрят на корчащихся в пламени еврейских мучеников. как совершаются аутодафе. Богу Израиля. Я видел. Через многие из них тянулись и проходили сонмы живых душ – душа приходила и душа уходила и каждая оставляла за собою тень и аромат.. трагический финал золотого века в Испании. как бесконечно трагическое шествие проходили перед его глазами: зверские убийства в годы черной оспы. крестовые походы. Восемнадцать веков мученичества со дня разрушения Иерусалимского Храма. Под тяжестью гнета 186 . – были с нами с самого детства. о потопе. любили слушать рассказы о приключениях Ноя. – продолжает он далее. о ковчеге.. души которых возносятся к небу и возвещают славу единому Богу. ужасы конца XV века. Я видел пылающие костры. о животных. Это строки из статьи «Под оболочкой слов» великого нашего поэта Хаима Нахмана Бялика. а они тайно хранили верность религии своего народа.Павел Гольдштейн сочетания и только не многие знают или отдают себе отчет. Я переживал трагедию испанских маранов.. приговоренных к сожжению. – говорит Яков Цур в своей книге "И восстал народ"».

исполненное древних традиций. Ицхака и Яакова. "И глаза наши увидят возвращение в Сион во величайшей милости Твоей" – эта формула постоянно повторялась в ежедневной молитве. на той Священной Земле. которая хранит в себе останки Авраама. Пастернак посвящает Паоло Яшвили следующие стихотворные строчки: За прошлого порог Не вносят произвола.) русский мыслитель Владимир Соловьев. для создания новой земли. Произошло пробуждение национального чувства.. Это было нечто живое. когда жизнь еврея моей среды озарилась идеалом.. радуюсь ему». Паоло! Ни разу властью схем Я близких не обидел 187 . нового духовного рождения?» «Израиль призван стать деятельным посредником для очеловечения материальной жизни и природы. Этот идеал возник накануне ХХ века и превратил это чувство единства еврейского народа в боевой призыв. «Веря в торжество Израиля... где правда живет» – писал в 80-х годах прошлого века (XIX – ред.Часть четвёртая трепетала душа русского еврейства. Русский мыслитель Сергей Булгаков писал в 1915 году: «Возможность остаться наедине с собой.. вне атмосферы диаспоры. и здесь прислушаться к голосу своего религиозного сознания. И вот настал день. В своих «Путевых записках» лета 1936 года Б. но никогда не было сомнения в нашей самостоятельной национальной общности. – пишет в своем предсмертном письме 10 января 1919 года русский мыслитель Василий Васильевич Розанов. брожением и борьбой идей.. – не явится ли для Израиля началом спасительного религиозного самоиспытания и самоочищения. раздираемое противоречиями.» Об этом пробуждении думали и говорили тогда и не только евреи. Давайте с первых строк Обнимемся.

И дом Израилев семь 188 . Яков Цур пишет: «В сентябре 1939 года разразилась буря над народом. Это писалось в то время. в преддверии предсказанных пророками нашими. хранить которую нам было доверено?» – вопрошает Яков Цур. Колыбельные песни нашего детства заглохли в развалинах мира. Пастернак. Тогда жители городов Израилевых выйдут и разведут огонь. и похоронят там Гога и все полчища. брат или сестра. В каждой израильской семье из Европы кто-нибудь непременно остался там погребенным – отец или мать.. и будут сожигать оружие. долину прохожих на восток от моря. Однако. к которому по рождению своему принадлежал и Б. дам Гогу место для могилы в Израиле. о котором Я сказал. И будет в тот день. Отмечая это время. Я понимал без слов Ваш будущий подстрочник. который на протяжении своей многовековой истории не раз познал мученичество. долгое время отказывались поверить в ужасающие размеры катастрофы. «Вот это придет и сбудется. и она будет задерживать прохожих. говорит Господь Превечный.. находившиеся на другом континенте. и далекие поэтому от европейского еврейства. Усилием воли мы старались заглушить эту боль. выдержал тяжелые испытания. Семь лет будут жечь его. Но полюбив источник. но она неизлечима.. не посвятивший неисчислимым страданиям еврейским ни строчки. Что я любил и видел. низвергнутого в адское пламя». и будут называть ее долиною полчища Гогова. «Не остались ли мы последним оплотом цивилизации. когда Начал осуществляться сатанинский план уничтожения всего еврейского народа.. Не зная ваших строф. великих мировых потрясений.Павел Гольдштейн В те дни вы были всем. после окончания войны исчезновение трети их собратьев стало непреложным фактом. Полмиллиона евреев Палестины. это – тот день.

Да. – многочисленные читатели и почитатели «лирического доктора» из числа наших соплеменников. как раньше. Совет дается очень определенный и основное чувство. неизвестно за что борющегося и за что избиваемого отряда? Отчего не сказали: "Опомнитесь. рискуя разорваться от неотменимости своего долга. под громадою бед человеческое ложное слово иногда укрывается и находит распространение среди тех. увлекаясь картонными тихими донцами на картонных же хвостах – подставках или лирическим доктором с лубочно-мистическими позывами.Г. чтобы очистить землю». Борис Леонидович Пастернак в нашумевшем своем романе «Доктор Живаго» задается крайне мучительным для окончательно ассимилированного еврея вопросом: «Отчего. поклоняясь пустоте. как рвутся от давления паровые котлы. основное требование очень подчеркивающее. как раньше. разойдитесь"». и до того странное. «запоем читает советские романы.) Не сбивайтесь в кучу. от которых впоследствии станет им так невыносимо тяжело. 39. 8. смахивающее скорее на странное издевательство над самим собой. Не называйтесь. Если стоит обо всем этом в связи с выходом в свет книги Якова Цура упомянуть. так только потому.11. Больше не надо.12). по образному выражению Владимира Набокова. (Курсив мой – П. что не возмутившиеся мыслью – не называться.Часть четвёртая месяцев будет хоронить их. Через много веков после пророка Йехезкеля.9. Время обмануть нельзя и оно по-иному преображено предстает перед нами в книге Якова Цура «И восстал народ»: «Задолго до начала репатриации евреев из Советского Союза в Израиль. – властители дум этого народа не пошли дальше слишком легко дающихся форм мировой скорби и иронизирующей мудрости? Отчего. – спрашивает он себя. что как-то даже теряешься. Довольно. мещанскими оборотами речи и чаровницей из Чарской». куют себе новые цепи. не распустили они этого. кто. русское еврейство для меня олицетворял тот рыжеволосый юноша. которого я встретил 189 . (Йехезкель. гл.

что в ней говорится. Его юный пылающий взгляд выделялся на этом сером понуром фоне стариков. Но нужно. во всей героической простоте и чистоте этого иного. – Нет. То. чего в тебе. ныть. что ты слыхал и знал. – да. безо всяких предосторожностей. Он начал говорить быстро. где материя для духа. без колебаний. можно сказать. Да. что взгляд юноши был направлен на меня. Можно обмануть себя. произнесенные им на своем слабом школьном английском. С большим волнением я прочел книгу Якова Цура «И восстал народ». Я увидел.Павел Гольдштейн однажды в старой московской синагоге. мука. которые ощущать можно только любовью и верой. – Вы верующий? – Нет. но ведь это. Я ответил по-русски. ничего другого. к великому горю. когда тебе покажут что-то иное. потому что и боль. можно напредставлять себе невесть что в рабском желании не называться как раньше. в ложе. ответ: – Чтобы быть с евреями». и я скорее почувствовал. можно кривляться. понимающего Жизнь с большой буквы. в различных оттенках ее душевного движения. чтобы ты раз и навсегда узнал. в полный голос. что ты уже про все это слыхал и знал. я не знаю даже алфавита. – вспоминает Яков Цур. можно впадать в тоску от невозможности употребить на что-то свою «удивительную» натуру. кроме только самого плохого. что есть вещи священные. которые толпились в единственном молитвенном доме советской столицы. ничего уже не видеть другого. предпочитая ложь лучам истины. – Вы умеете читать молитвенник? – спросил я его. Вот дух мужественной и строгой 190 . нам отвели место. ломаться. и радость. ведь это хорошо. нет. более чем реально. Его лицо озарилось. и последовал четкий. время обмануть нельзя. чтобы ты еще больше узнал. Как всем иностранцам. отгороженной от остальных молящихся барьером. и гордость – все из сердца любящего. отделенное от публики. а не наоборот. действительно. что вы! Религиозные проблемы меня никогда не волновали. чем услышал неуверенные слова. – Зачем же вы пришли сюда? Глаза юноши загорелись.

Толстого и известный иллюстратор его произведений. написанная одним из активных участников этого возрождения. никогда не считал. говорящий удивительно ясно и интимно о поколении людей.). говорящий только сердцу. что еврейство ему чуждо. Мучительные мысли об отступничестве. – есть документ огромной важности. Леонид Пастернак еонид Осипович Пастернак – профессор Московского училища живописи. которые в своей духовной вывихнутости продолжают поклоняться пустоте.Часть четвёртая простоты. просто. определяющего себя не только по отношению к другим людям.Н. лишен тщеславия. поверивших в возможность невозможного и возродивших жизнь на Святой Земле. вне всяких возможных аналогий с чем-либо другим. В этом отношении Яков Цур. подобно своему сыну-поэту Борису Леонидовичу Пастернаку. ваяния и зодчества 90-х годов прошлого столетия (1890-х – ред. что оно «отрывает от великой общечеловеческой семьи». вероятно. Речь здесь идет о личном достоинстве народа. друг Л. В этом возрождении – апогей нашего века. возвратившей его к своему первоначальному 191 . как человек подлинно высокой культуры. а о гораздо большем. но и по отношению к высшему бытию. В этой книге нет и капли мемуарной кичливости своей личностью известного деятеля страны. свидетельством которого этот – Превечным избранный народ – предназначен быть. которой страдают иные авторы. о «неправде» существования вне иудейской духовной своей избранности сделались для Леонида Осиповича Пастернака уже в преклонном возрасте неопровержимой правдой совести. Сквозь призму такого предназначения я вижу и яснее понимаю сколь достойно сострадания Непостоянство духа тех моих соплеменников. Тут уже речь не о «героях» и «толпе». и книга. написанным на эту тему.

и он сам являет своей личностью высокий пример скромности и благородства в их истинной национальной сущности. Зальцмана в количестве 1000 нумерованных экземпляров. которую слышала Святая Земля. Еврейская музыка узыка. – бывший секретарь комитета еврейской молодежной организации «Бетар» в Литве – в годы. Именно в это время – в 1920 г.Д. в 192 . Израиль Еварович. предшествовавшие катастрофе европейского еврейства. в Берлине в издательстве С. вышел в свет в 1923 г. в «Песни Песней». Израиль Еварович держанным. – Его благородная натура выдержала тяжелейшие испытания страшнейших сталинских лагерей и ссыльных поселений. он написал еще в Москве очерк «Рембрандт и еврейство». которого мы можем теперь видеть склоненным над своим письменным столом в библиотеке Дома Жаботинского в Тель-Авиве. публикуемый в нашем журнале с некоторыми сокращениями. непритязательным слогом написаны воспоминания Израиля Еваровича о скромной и благородной еврейской женщине Ципе Бергельсон и еще о многом другом. Он обрел почву для своей еврейской действительности в самой ранней юности.Павел Гольдштейн иудейскому состоянию и благочестию. предстает в воображении в абсолютной святости сокровенных пред Творцом Превечным излияний человеческого сердца в Псалмах. В виде книги этот очерк. который предназначался автором для перевода на иврит.

выработанной в течение веков кантилляцией. и нельзя миновать этого огромного факта Божественного начала в высших чувствованиях. захватывающих своей божественной непосредственностью и чистотой. и мы повторим за. как потусторонних символов. Слово и музыка слова не мыслятся здесь разъединенными. ним. Синагогальная мелодия. зависящая от ритма и последовательности слов непроходящих. То. И уж нет никакого сомнения в совершенном понимании высшей гармонии звуков псалмопевцем Давидом или его сыном Шломо. а должны были быть тесно связаны в одинаковом поступательном ходе живого звучания души. 193 . великий незабвенный идеал необходимости безусловной. что сумел распознать в ритме Андрей Белый – важно и для нас. и мелодия эта. Да. отличается той душевной интимностью. Есть основание думать.Часть четвёртая священной поэзии о милости Божьей. приняло характер заемный и совершенно случайный. в которую вписываются наши чувства и настроения. те священные времена – эта подлинная отчизна нашей веры. где величайшее разнообразие в царстве звуков совмещается с величайшей гармонией. а он и есть мелодия». не перегруженном ухищрениями ритмов нарастающего человеческого безумия в его неотвратимом движении к катастрофе. раскрывающих Провидение. следуя за смыслом слова – есть кантилляция. покаяния. вдохновленным небесами на сотворение «Песни Песней». что «ритм нам дан в пересечении со смыслом. образуемые звуковой средой. что Божественная стихия музыкального звучания полностью совпадала с музыкой слов тревоги. которые подводят к пониманию библейской музыки. которая возвышается в своей сосредоточенности над всем. необходимости мелодии ясного и великого слова. Ритм и есть мелодия в живом звучании души. что в течение времени. под влиянием чуждой еврейству среды. в чем же место пересечения! В интонационном жесте смысла. и ныне сохранившая в какой-то степени далекие отзвуки храмового пения. он – жест этого смысла. мольбы. восторга сверхличного и сверхреального. создавшее мир.

а как общее взволнованное дыхание всех трагических контрастов и противоречий связывает и углубляет картину жизни до такой грани. открытых для Бога и мира. театрально-приподнятых зигфридов и тристанов.1660. «Шепот» цветовых тонов. Милости. какое нужно было иметь гениальному Рембрандту высокое понятие об иудействе. когда она перестает являть собой только натуральное и в 194 . а много позже опутанных демонической сетью вагнеровских одичалых созданий – всех этих сверхгероических. Я часто думал о том. Так. ошарашивать мир вымыслом сомнений и втягивать его в бредовый круговорот «происхождения видов». чувствуешь. не как локальное качество цвета. что побуждало и побуждает враждебные нам силы. когда я жил еще там. истине и лжи. действующее само по себе и по контрасту с соседним цветом. Аман и Эсфирь» одном из залов Московского музея Изобразительных искусств имени А. Картина Рембрандта «Асур. Красоты и Победы над «скверной» Сатаны. мы говорим о форме и содержании.Павел Гольдштейн Между тем. И я снова возвращаюсь к тем мыслям. Могущества. Слева внизу подпись и дата: Rembrandt f. которая дает форму и ярко выраженные лики Страха. не поддающейся никакому аналитическому определению «линии». перед которой каждый раз подолгу простаивал в немом восхищении. Я вот и сейчас вижу перед глазами эту картину. в ревновании к чистейшей нашей молитве. окрещенных сначала в средневековых купелях. Пушкина висит небольшая по размеру картина (71х93 см) «Ассур. Аман и Эсфирь». и обремененных наследственным пороком – брунгильд. которые приходили мне в голову.С. Суда. чтобы так по-иудейски ощутить удивительно сложное соотношения добра и зла в той. так мы говорим о чувствах.

Аман и Эсфирь. до самого глухого во Вселенной предела темно-серого тона. Именно в этом глубоком знании цвета концентрируется рембрандтовское чувство бесконечности. 1660 г. одновременно мучительных и радостных в объеме огромнейшей истины. оно таит в себе великое мгновение сложнейших внутренних переживаний. из неведомых тайников великого искусства запечатлевает минуты тягостного молчания персидского царя Ахашвероша.Часть четвёртая предчувствии высшего ответа прикасается к сущности иного порядка. что все тайны конфликта пребывают внутри необъятных глубин общекоричневого тона. среди перепутий глинисто-коричневой массы тонов. вероломного его фаворита Амана и царицы Эстер. Представляется явственно. изобличившей коварный замысел Амана погубить родной ей иудейский народ. противостоящее 195 . Действие взгляда из глубины человеческого сердца. Амана и Эстер (так звучат эти имена на языке Книги об Эстер). Ассур. И каким бы мрачным колоритом ни было окрашено молчание Ахашвероша.

Деталь Вот он. все тот же ужас отвращения к преследователю иудеев Аману – ужас отвращения. и чей-то звериный оскал. злодей Аман. напавшего на них после того. с совершенной наглядностью выплывающий из темно-коричневой ужасающей глубины. как они. В шестнадцатом поколении прямой потомок Агага и потомок первого врага иудеев – Амалека. Ассур. Но каждый момент скрывает тайну вечно Божественного начала. Аман и Эсфирь. свободные. что «никогда престол Господа – Творца 196 . Мудрецы Талмуда говорили. есть «предназначенное для наказания» мировое зло. вышли из Египта. по толкованию мудрецов Талмуда. передающийся от поколения к поколению. 1660 г.Павел Гольдштейн самоуверенному морализму зелено-голубого вымысла католических мастеров. Перед лицом бесконечности все превращается в прах: и чья-то безмятежная улыбка. позволяющего открывать все новые и новые тайны.

Амана. что существует вечно и что в своих глубочайших и богатейших духовных залежах противостоит и Аману. о Всемогуществе и Вездесущем действии Верховного Промысла. Правосудия и Любви не будет упрочен. Сталина – имя им легионы. какой она является в интуиции большого стиля библейской книги в живописном эквиваленте бессмертного творения Рембрандта. Все тот же ужас. все те же красные блики. принявшего в данный миг образ одухотворенной снисходительности и сочувствия к народу.Часть четвёртая Правды. о добре и зле. Распознав в ней до самой сути величайшее самообладание и присутствие духа. не будет искоренено навсегда». Мы узнаем здесь наше вечное становление на негостеприимной чужбине. Картина души Эстер и противоположных жизнечувствований составляет единое целое. великий живописец осветил ее изнутри нежным и мягким духом иной стихии. И вновь явилась нашему взору в своей естественной реальности и в своей особенной грусти благочестивая Эстер. Торквемада. все тот же красный цвет крови из сатанинской темно-коричневой «скверны» – жаждущего крови иудеев Амалека и его отпрысков – Агага. о заслуге и вине. 197 . согнувшийся перед сошествием в преисподнюю в малодушии своем. пока семя Амалека – воплощающее злобу и преступления. Аман. распространяющему Закон Творца Превечного. Гитлера. не может уповать на Господа. В контрапункте разных человеческих плоскостей образ Эстер осознается на рембрандтовском полотне как то. И вот он. как наше представление о дыхании Вселенной. которой низкий изверг Аман хотел злоупотребить «умоляя о жизни своей». куда по повелению голоса с небес явилась ко двору властителя Эстер и где ее красота сразу обратила на себя всеобщее внимание. и Ахашверошу – очередному нумератору определенного представления.

Часть пятая 198 .

а трудная и ответственная задача. среди неисчислимых враждебных прецедентов и доводов. Тут понимаешь.Да. а подлинное само по себе невольно оказывается. которого Бог избрал провозвестником Его воли. что избранность не есть привилегия. что ты будешь рабом Моим для восстановления колен Иаковлевых и для возвращения 199 . что открылось ему через Моше на вершине Синая. «Мало того. приближеннее к своему действительному смыслу. достойнейшим носителем и провозвестником которых в течение четырех тысяч лет был наш народ. быть может. что вырвало нас из смены каждодневных происшествий и наполнило особым ощущением того. несмотря на страдательную роль еврейства. достойнее в своем существовании. на недавно построенный в Иерусалиме. Есть в этих словах то. если можно так сказать. Здесь выступает та обусловленность. когда ее содержание служит конечной цели исполнения великих заповедей веры.Краткие соображения относительно создания в Иерусалиме Израильского музея мировой культуры ам укажут. поэтому Я и взыщу с вас за все ваши грехи». Непоколебимо во все века. самым деятельным фактором духовного развития рода человеческого. запечатлелась в факте общечеловеческой культуры. «. теперь уже одинаково принадлежащей также и объективному миру. ибо плохое национальное так и остается плохим. если Душа Народа. добра и справедливости. но мы будем говорить о ценностях. на дороге в Хеврон центр христианской культуры. какое безумие надеяться. в атмосфере дьявольской злобы отстаивало еврейство свое огненноживое. при которой о культуре мы имеем право говорить лишь в том случае. Мир становится. Я познал вас из всех племен на земле. что можно чтонибудь создать вне своего народа и без него.

На этом пути еврейский народ подстерегали величайшие опасности денационализации. порожденных очень средним американоевропейским интеллектом. Все это растет. 200 . то. нужна новая еврейская культура. истинный смысл которой все еще заколдован для субъективного восприятия не только для большей части человечества. ненавидел его и враждовал с ним. над морем слез и крови поднимается гордо дух народа и его возрожденный язык. так сказать. как свет. что вся масса фильмов. на своей почве. чтобы вдохнуть в сегодняшний плачевный мировой порядок вещей ощущение здоровей героической жизни. та отзывчивость не только к своему и то добро. чтобы спасение Мое простерлось до конца земли». пьес. Мы не можем никак обойти того соображения. Еврейству дано было Всевышним подняться до высших идеалов человечности. но подрывает главный нерв нашей культуры. насущное. что еще нужно сказать. кто отвергал еврейство и иудаизм. ликвидации своего и бесследного растворения в чужом. которое всегда творил наш народ. картинок. и пересадка всего этого на нашу Святую Землю приносит нам неизмеримый вред. не только не отвечает требованиям подлинного искусства. Это из Йешаяѓу. Quasi-национальная ограниченность не может взять верх над гениальными проявлениями в области культуры лучших представителей человечества. и поэтому оно не может исключить себя из общечеловеческой семьи. и из слов этих вырастает перед нами огромная возложенная на нас Всевышним задача – расколдовать зачарованные в мировой культуре понятия нашей Книги Книг. но Я сделаю тебя светом народов. торжествующее. духовной ассимиляции. Но при этом. Перед глазами непреходящее. переводных книг. Однако высоко над мраком многовекового отчаяния. но всегда и во все времена неприметное для тех. но и для большей части народа нашего. Культура еврейства – это путь от замкнутого во всей своей чистоте и самобытности национального единства через развитое многообразие к развитому единству. ясное.Павел Гольдштейн остатков Израиля.

но и в нашей сегодняшней культуре возрожденного Израиля не в полной мере встречается должная оценка и почтительное понимание скрытых в Книге Книг безмерных богатств и громадности сил. 201 . Неизмеримы выси и глубины той книги. способных освободить людей из невероятных клещей серединности. Серьезные и глубокие истины несут человечеству культуры других народов. так и людей вообще без взглядов и убеждений. И всем этим культурам не чуждо было милостиво-благосклонное отношение к нашей Книге Книг. отвечая требованиям моды и плохим вкусам толпы. только такая культура дает возможность соединить евреев каждой диаспоры в одну крепкую семью. многообразие путей духовного слияния всевозможных культур и языков беспредельной диаспоры. и эту мысль стоит повторять многократно: только культура. удивлять и поражать «оригинальностью». Наряду с многообразием верований и убеждений среди прибывающих из диаспоры и всею израильского народа существует так же конфронтация между древними религиозно-философскими и бытовыми устоями еврейского народа и современным атеистически-позитивистским миром Запада и Востока. которую мы называем Книгой Книг. именно это побуждает многих из нас искать иного основания для развития нашей культуры. чем коммерческое стремление копировать. может постичь многообразные свойства нашего народа. Сейчас. Это наша мера всего. религиозных людей. наш собственный взгляд на все. что среди возвращающихся на свою Святую Землю мы видим как людей различных взглядов и убеждений – от воинствующих атеистов до глубоко верующих. мы не можем закрывать глаза на то. где на почве пренебрежения к вечным ценностям и увлечения бездушной технократией наблюдается распад личности и семьи. Но не только у этих культур.Часть пятая Может быть. озаренная космическим духом Книги Книг. когда происходит Великий Исход евреев из стран диаспоры и возвращение их на свою Родину. Нельзя забывать о главном. взятые вместе.

мыслителей глубочайшее единство и цельность формирующего библейского отношения духа к миру. которая позволяет органически соединить в единый поток сознания каждую из культур и усмотреть в синтезе творений могучих поэтов. Нам думается. творчески-вдохновенного соединения себя с Богом. кинематографии и живописи западноевропейского и славянского мира. и все. оно возникло в стенах Государственного Литературного музея в Москве. а также продемонстрировать огромное влияние Книги Книг и всей вообще еврейской культуры на развитие философии. жизненно-реального. и одним из его зачинателей был один из пишущих эти строки. Израиль – это тот духовный центр. послужит на благо всему человечеству!» В учете необходимости борьбы за сохранение национальных духовных ценностей.Павел Гольдштейн Сегодня разговор о человеческой свободе и об опаснейшем вызове этой свободе – есть самый важный и ни в какой мере не отвлеченный разговор. что мы у себя предпримем для собственного блага. «Наша свобода. предметы сгруппированы в них по отдельным 202 . «Есть в обычных музеях – как справедливо заметил в свое время русский писатель Андрей Белый – что-то противоестественное живой жизни. Более глубокое понимание требует наибольшего радиуса мышления. в котором можно будет наглядно показать развитие мировой культуры через призму Книги Книг. который должен излучать свет свободной национальной культуры во все углы далекой диаспоры. что это наиболее действенная художественная форма. литературы. разлагающих культуру явлений. театра. – свобода всего мира. поэзии. и чтобы создать заслон против проникновения чуждых еврейскому сознанию. драматургии. Наше богатство обогатит весь мир. Понятие «литературно-художественная музейная экспозиция» довольно ново. и наше величие возвеличит весь мир. – писал Герцль. примерно в диапазоне от Адама и до наших дней. и зародилась идея создания культурного центра. художников. жизнь в музеях разложена.

от озаренных солнцем псалмопении Иеѓуды Ѓалеви до безнадежной тоски Лермонтова по «звукам небес». этнографический. Таким образом. что он человек и ничего больше. книжный. где непосредственное чувство добра есть мера всего. достигшее последних ступеней возрастающей энтропии.Часть пятая признакам (музей живописи. д. делается красноречивым и знаменательным подтверждением главной мысли Талмуда о том. голое. нечто такое. – до державинского стихотворения «Бог». который узнает. целесообразного во всем огромном множестве глубоко противоположных явлений: от радости познания Иаковом жены своей Рахели до беспредельного отчаяния царя Шломо. того. объективного мира – органически соразмерного.)». а обязаны своим существованием только чистой и собственной фактичности данной формы. становясь в связь с целым. то есть бедное. где вероятность незначительна и где 203 . что все предвидено и свобода дана. двуногое животное. что принимается во внимание большинство поступков. Душа человека жаждет высшего. Книга Книг генетически связуется нашей литературной экспозицией со всем гениальным и высоким. от Иова и короля Лира. Именно в такой ретроспективе. что обращено к ней самой. что равносильно библейскому познанию огромного объективного мира. и поэтому нам больше всего хочется представить себе человека. Для Израильского музея мировой культуры требуется нечто совершенно иное и гораздо более глубокое и существенное. где господство машины предполагает общество. и мир судится добром. Собственный смысл и ценность этих музеев никоим образом не совпадают со всеобщей судьбой духа человеческого. каждая деталь музейной экспозиции. стоящего в будущем нашем музее перед лицом огромной ретроспективной картины мировой культуры. то есть. а не по поступкам. музей быта и т. что никак не может уложиться в плоскость рационалистического современного мировоззрения. где предшественник Пушкина совершенно в духе Книги Книг возвещает великий закон осмысленности явлений божественного мира. перед лицом огромного. со всем тем.

фототеки и фонотеки. но огненно-еврейское понимание всем нашим существом закона всеобщей связи. как семья. отделов книжных и изобразительных фондов. что вот та высшая норма Древнего Завета. что мы к нему очень быстро движемся. ибо здесь творилась Книга Книг. и поэтому лозунгом XX века будет. Ицхака. И впоследствии поэты уровня Шекспира и Пушкина и писатели уровня Толстого. Среди чудес возрожденной отчизны одно из первых чудес – чудо возрождения еврейского языка. К счастью. Эпиграф к роману «Анна Каренина» – «Мне отмщенье и аз воздам». его литературно-художественной экспозиции. Иосифа – семейной хронике четырех поколений – дано не отвлеченное понимание жизни разумом. эмансипировавшихся от Бога. Кафки. и не учеными. как 204 . Создавая в Иерусалиме Израильский центр мировой культуры в виде музея. Здесь можно найти быт и краски искомого великолепия. мы пока еще не пришли к такому состоянию. а от знания. Достоевского. чем философы и ученые. Агнона. которая вносит ощущение незагрязненности и святости в самый пульс бытия. И самый термин «возрождение» не догматический. Пруста. И в этом страшное и роковое последствие несотворенных ложных истин нашего времени. По Библии. связующей человека. Иакова. И это дает силу для новых ожиданий. отделов изучения литературы всех народов. – взятый Л. Нас воскресила любовь. а величайшими на земле поэтами был найден здесь пульс бытия. природу и Бога через любовь. Набокова знали о жизни больше. прекрасный и гибкий. Толстым из Второзакония. Звучит он и в песнях. с которой должно подходить к такому основному явлению. что в истории Авраама. есть еще один показатель того.Павел Гольдштейн статистическое различие между индивидуумами равно нулю. но бесспорно. как будто никогда не смолкавший. страх и стыд пришли не от неведения. как утверждал покойный Норберт Винер. мы тем самым как бы открываем подлинную новую отчизну возрожденной в еврействе мировой культуры. Знание отдало человека во власть несотворенных ложных истин.

а подлинной сущностью Прекрасного. Мы имеем свидетельство Льва Толстого в его трактате об искусстве. который вернее назвать провинциализмом в искусстве. когда задачи подлинного искусства. трогает людей всех наций. дело. Но отнимите у лучших романов нашего времени подробности. кто работает в области культуры и искусства. явно не совпадают с эллинско-антропоморфической схемой. как она. Наступает великое время. то. а потому рассказ этот доступен всем людям. «что в повествовании об Иосифе не нужно было описывать подробно. окровавленную одежду Иосифа и жилище и одежду Иакова. Совсем этого пока не поняли и не учуяли те. вытекающего из космогонического понимания мира. и позу и наряд Потифаровой жены. как это делают теперь.. Красота иудаизму дорога не вещественной выявленностью. для созидания новых духовных 205 . о котором мы здесь пишем. В музыке происходит то же. сказала: «Войди ко мне» и т. потому что содержание чувств в этом рассказе так сильно. которые на это должны быть затрачены. что все эти подробности излишни и только помешали бы передать чувство. Розанов: «Воскресите нам кости И кровь Завета Древнего». которые есть. и по тем же причинам. что называется реализмом.В. что все подробности. что Иосиф вышел в другую комнату. не пространственно-временной проэцированностью. ни с точки зрения творческого труда и усилий. сословий. исключая самые необходимые. чтобы заплакать. поправляя браслет на левой руке. то же и в живописи. не легкое ни в плане материальных соображений. и что останется? Так что в новом словесном искусстве нельзя указать на произведения. что и в словесном искусстве. как. Создание музея. дошел до нас и переживет еще тысячелетия. возрастов. испорчены большей частью тем. но это дело крайне необходимое для нашего народа и страны. например. вполне удовлетворяющие требованиям всемирности. разумеется.Часть пятая писал в свое время русский философ В. Даже и те. для воспитания вкуса в духе веры. п.

без которых не может быть развития подлинной культуры. каждый творческий дух как бы расставляет произведения своего духа рядом с произведениями других в беспредельном пространстве развития мировой культуры. В музее будут функционировать научноисследовательские отделы: отдел древнего мира. то единство. мировое значение которых общепризнано. экспозиционными залами.Павел Гольдштейн ценностей. чем полубогемные кафе нуворишей и всякого рода места встреч поверхностно-культурного лоска. ставящей его в зависимость от источника высших понятий – Иудаизма. рукописей. Способность к восприятию ограничена. Таким образом. Все богатства экспозиционных средств в виде писем. и в то же время находится в подчинении центральной задачи. в короткое время. что в экспозицию войдет строго отобранное число культурных элементов. литературным салоном для творческих встреч куда более будет располагать к восприятию общности чувств и вкуса и объединению творческих сил. книг. В своем конечном. 206 . гравюр. отдел западноевропейский. Израильский музей мировой культуры не может быть создан сразу. Параллельно с этим будет создана экспозиция развития еврейского художественного творчества на всех языках диаспоры. Атмосфера такого музея с его научными кабинетами. который в состоянии с помощью Книги Книг и Талмуда найти во множестве разных явлений то общее. которое соединяет их в целое. подлежит отбору в соответствии со сценарно-тематикоэкспозиционным планом. разумеется. завершенном виде музей должен состоять из экспозиций ретроспектива мировой литературы от библейских времен до наших дней. д. Каждый вносит свою дань в сокровищницу объектированных культурных содержаний. редких фотографий и т. и поэтому. Нам следует еще сказать несколько слов о структуре музея. славянской и восточных культур и отдел еврейской культуры (на иврит и на идиш). включающее в себя характеризующие их признаки и свойства.

А. Книга проникнута ясным духом хасидской мудрости. который назывался «Унзер винкель». В начальной стадии необходимо будет создать небольшую портативную передвижную экспозицию. так и для пожилых и маститых. с радостью согласился. автора талантливых и разнообразных рассказов из хасидского быта. Чтения там были на древнееврейском языке или на жаргоне. У евреев был собственный литературный кружок. верно. как Онеихи.Часть пятая Будут также необходимы: отдел книжных и изобразительных фондов (приобретение и хранение. которая должна как бы явиться эскизом будущего фундаментального музея и показать обоснованность выдвинутых соображений. В то время (1919) Феодосия была убежищем для ряда еврейских писателей. то публика вся поднялась с места и пропела мне в ответ хором торжественную и унылую песню на древнееврейском языке. Павел Гольдштейн Юрий Граузе Максимилиан Волошин «Рассказе о генерале Н. то мне объяснили. И когда я начал серию своих стихов «Видение Йехезкеля». а в 207 . Марксе» (1932 г. Ко мне пришли представители этого кружка и сказали: «У вас. которые пришли ко мне на помощь – это были феодосийские евреи. вы наверное сидите без денег. Волошин вспоминает: «В эти тяжелые и опасные времена единственные люди. как молодежи. мы устроим для вас литературный вечер?» Я. «Ребин» – это имя одного из хасидских рабби.) М. Хотите. что этой песней обычно приветствуют только раввинов. потому что неевреи в «Унзер винкель» не допускались. художественно-оформительский отдел. сейчас очень трудные дни. Это было для меня честью. А когда я спросил о значении этой песни. конечно. фоно– и фототеки).

как нечто родственное. оценивая. Никакая страсть и личное раздражение не должны перекричать справедливость. что такое истина? Простота. и только в этой форме сознания достигая наибольшей глубины соизмерения страшной силы зла. Многосторонне одаренной. Артём Весёлый сновная творческая способность Артема Веселого – противостоять себе как чему-то третьему. Если мы примем за истину все то. и мои стихи о России. сохранить веру в Неизменное и Вечное. запрещенные при добровольцах так же. как рабби. оформляя. Волошине в своей второй книге воспоминаний Н. злоупотреблять которыми не следует. Мандельштам. но есть вещи священные. что написала о М. – предполагает в нем писателя на редкость для своего времени внутренне независимого.Павел Гольдштейн моих стихах аудитория услыхала подлинный голос древнего пророка иудейского и потому приветствовала. впервые читались с эстрады в еврейском обществе «Унзер Винкель». родимое. изумительно цельной натуре великого русского поэта Сущее открывалось. Щедро наделенный любовью. ему подобное. Богом и жизнью зачтется Максимилиану Волошину. что он находил в себе силы молиться за них. что в обличении людской лжи он не терял жалости и любви к заблудшим людям. они всегда находятся в опасности впасть в заблуждение. доведенная до наготы. идет от одного из сыновей Ноя. 208 . то. Так я был почтен еврейской национальной гордостью. он сумел постигнуть глубину трагической реальности. Не каждый может при таких жесточайших событиях управлять своей отзывчивостью. как они были позже запрещены при большевиках. познавая. Люди всегда могут забыться.

Как всюду в жизни торжествует плут. он чувствовал. Как над искусством произвол глумится. раздражают инстинкты жестокости и ничем не сдерживаемую жажду гонения. Как целомудрию грозят позором. 209 . трепетом карающего Бога. погашением радости жизни наличествует глубокая мысль. Они будят страсти. Как в лапах зла мучительно томится Все то. что очень мало тех. Как сила никнет перед наглым взором. Я сижу у стола и думаю о нем. А негодяй живет в красе и холе. Анатолий Иванович Бахтырев ногда кажется. что отрешение от первородства человеческого духа несет в себе вместе с грехом собственной слепоты еще и ослепление других: даже наиболее честные вожаки гонения становятся совратителями масс. В рассказе «Отваги зарево» наряду с ужасом. Как гибнет в нищете достойный муж. что называем мы добром. Это целый мир в невероятно сильном и ясном отражении той правды. их воля рождает злую волю толпы. Передо мной на фотографии удивительное выражение его лица. что будут такие и для них он писал. Как правит недомыслие умом. Как попрано доверье чистых душ.Часть пятая В дни чудовищного сталинского террора лубянские палачи замучили его в своих застенках. которую он вынес из сорока мучительных лет своей жизни. но видно. Приходят строки из 66 сонета Шекспира: Я смерть зову! Глядеть не в силах боле. Как почести мерзавцам воздают. кто поймет его.

210 . Но глубочайшая истина расцветает лишь в глубочайшей любви. пусть была бы любовь. самого близкого тебе человека.Павел Гольдштейн Видел все это. Он. Доброта. хотел донести до людей не боль. а удивление необыкновенностью мира. почти без всякой надежды на какие-либо перемены в нечеловеческом мире шигалевщины. был для него почти что катастрофой. захотел самого высокого. а не утешение». – не хочу заполучить любовь. И это была его мысль о глухоте не доросших до его чувств друзей. Каждый случай бездарности и вялости угнетал его до основания. «Слушай в интонации». любя. ему было Больно за все и за всех. он мучительно переживал их духовную глухоту. Выносимо ли ощущение непоправимого несчастья? – Уже нельзя его теребить за плечи – его уже нет. хотел чуда. конечно. и какие тугие на праздник». в которой было желание быть понятым. интонация. Мне и теперь страшно вспоминать московский морг и московский крематорий. – говорил он им с мольбою в голосе. Он писал в своем дневнике: «Какие у меня хорошие друзья в похоронах. – есть единственная достоверность того. Не переставая любить окружавших его людей. Хуже смерти ничего нет. что он есть и будет. а человеку вменяется в обязанность очень глубоко смирить свою душу. ибо будущее человека – тлен. Ему было Больно. которую он вкладывал в свое играющее. это были «страх и тревога за жизнестойкость других людей». И еще раньше. лет семнадцати. нет самого нужного. и потому ужасающая тоска охватывает меня. потому что. живое слово. Его смерть ужасает. как нес его гроб. не оскверненной злом России. Произошло что-то очень страшное. страшно вспоминать. Я перечитываю и перечитываю ее. Мне кажется. «От неудовлетворенности конструктивными друзьями. ибо через него сквозит душа иной. – писал он в дневнике. Я совершенно зачарован книгой его жизни.

любя. и он сгорел. необыкновенно человечная теплота Максима Горького к нашему народу. другое появляется. «Хотя поколение уходит. понимал Максим Горький. Основное. а где-то в совершенно иной сфере. преследование прекращается. поколение приходит. Он пришел в мир для того. Об этом он много раз писал. опубликованная им в 1922 году. другое появляется. Это. государство исчезает. он не исчезнет». и корни его невероятной уязвимости уходят глубоко. Он слишком был чист и прям при всей несвободе его мучительной жизни. Об этом же его статья о театре «Габима». Максим Горький сегда удивляла и волновала на фоне дьявольской ненависти или в лучшем случае почтительного безразличия всякого рода узких и более глубоких «гениев любомудров». Израиль пребывает вечно. что всегда отличало и отличает 211 .Часть пятая Самочувствие человека другими людьми неосязаемо. Он прежде сказал про себя: «Если б кто-нибудь когда-нибудь молился за меня. к его чести. Оно не внутри тела. которым хотят исследовать причины скоропостижной смерти. Он был глубоко уязвим. – чудовищно абсурдно. Игорь Стравинский горь Стравинский – безусловно. и потому применение анатомического ножа. он не был оставлен и не будет оставлен. я просил бы переадресовать молитвы». чтобы любить. был одним из наиболее замечательных музыкантов нашего времени.

естества. аристократизма прирожденного. вкуса. слова. святящих Имя Превечного. Оно является самоиспытанием большого стиля. кто сам по себе бессилен и лишен способности оценить и понять это как следует. Из знакомства с нашими Святыми Книгами Игорь Стравинский вынес определенные понятия и образы и нашел в них глубокое обоснование своему мировоззрению и концепции искусства. правды. 212 . Книги Набокова не «загадки» в обычном смысле. художника от обычных людей. Одиночество Владимира Набокова в атмосфере всеобщей серединности ладимир Набоков несомненно удивительнейший писатель нашего времени. Критерий. куда бессилен проникнуть нивелирующий закон литераторства и где всякая уравнительность была бы величайшей несправедливостью. чем у многих его собратьев по искусству. интонации. поэта. И вот здесь мы подходим к понятию духовного аристократизма. вечен и неизменен. в них такая необыкновенность зрения. что нас окружает. – это его дар постигать таинственное и вечное во всем. – это его дар жить в самом существе явлений. совершенства.Павел Гольдштейн подлинно великого композитора. чуда возможности таких воплощений. У Игоря Стравинского процесс перерастания ощущения прекрасного в чувство Высшего предопределения гармонии проходил более глубоким путем. Искусство его космично и имеет свой особый микронациональный отпечаток. устремленным на времена Псалмов и на предначертанное Свыше будущее. Книги его так необычны. что можно только отозваться с сожалением на духовную слепоту и непонимание тех. основанный на Книгах. но вечная загадка происходящего в жизни непрестанного чуда.

мыслей о неизменной сущности вещей в этом потоке перемен внешнего мира. как часто мы 213 . стояла почти рядом со мной в переполненном поезде. И с какой уверенностью тогда. этот человек ни на йоту не имеет возможности улучшить испорченный вкус толпы. во сне. женщина. обнаруживающего в своем применении присутствие совсем иного культурного стиля. тщеславие. а прохожий. что Набоков оберегает свое духовное одиночество.. правде неизменной сущности вещей в этом потоке перемен внешнего мира. Вот негативный оттенок из набоковского «Дара». так неожиданно возникающих. оказывается. так. и в обстановке класса. чтобы не отказаться от самого себя. несмотря на его в высшей степени большие достоинства. «Забавно: если вообще представить себе возвращение в былое с контрабандой настоящего. такие молодые и свежие в каком-то ясном безумии не узнающие нас. Иной раз у человека не набоковской культуры является такое. чем тот. со вчерашнего дня люблю. скажем. то на границе прошлого обесценивается весь твой нынешний ум. что в итоге. Но. Больших усилий стоит путь от видимости к Истине. девочкой. чтобы глядеть правде в глаза. пятнадцать лет тому назад спросивший у меня дорогу. такое желание «жизни напоказ» такое стремление к первенствующей роли в жалкой «действительности». чуждое творчеству.Часть пятая аристократизма от Бога. наперекор всему современному позитивизму. наскоро составленной аляповатым бутафором кошмара. прообразы сегодняшних знакомых. вернее та выбивающаяся струя своеобразных. Нельзя отделиться от мысли. опять не знаешь урока – со всею забытой тонкостью тех бывших школьных мук». как же дико было бы там встретить в неожиданных местах. так пропутешествовать. увы. Дар истинного прозрения принадлежит не многим. который чтят изломанные жизнью и ошибками воспитания читательские массы наших дней. В толпе минувшего с десяток лиц получило бы эту анахроническую значительность: малые карты. ныне служит в конторе со мной.. совершенно преображенные лучом козыря. когда случается. которую. И действительно.

вне всякого сомнения. все те стороны жизни. всё. если на последней ступени своего долготерпеливого рабского унижения он доходит. все это не для него одного и именно по этому поводу слова псалмопевца (111. В лучшем случае он соображает только видимость мучительных и сложных картин. Все что истинный художник пережил в себе. А то. Человек может и должен отвращаться от ничтожества и пустоты. как необходимую самозащиту от окружающей пошлости. что он носит в себе в своей бодрой печали. Оно даже не 214 .3): «Обилие и богатство в доме его. Однако натиск патетических идей в изобличительно-фельетонном вкусе. несмотря на его гордую замкнутость. мы видим. что даже наглядные факты оцениваются грубо и неумело. чего не видно на поверхности. что этот непрерывный поиск истины изнутри наружу – есть единственно подлинное свидетельство разумного человеческого существования. В талмудической литературе вся эта идеальная форма жизни носит имя культуры – ‫יישוב עולם‬ – и считается призванием человека. как во сне складки жизни». которые обнажаются перед ним бесстыдно ярко и в осознании которых он достигает степени недоступной никому иному – все это. Стремление к истине и красоте относится к самым глубоким и основным стремлениям природы человека. И это понятно! Ибо. наконец. натуралистические пошлости. человек толпы смотрит на все без особых затей. И не мудрено. где бы «Мысль и музыка сошлись. Человек заурядный. до полного столбняка. ему не понять и он не в состоянии ощутить во всей глубине весь ужас и всю бессмыслицу такого своего существования. и правда его пребывает вовек». – где уж тут до такой художественной Прозы. мещанско-слезливое психоложество с удивительным постоянством размывают сознание широкого круга людей.Павел Гольдштейн встречаемся с наблюдательностью очень сомнительной тонкости. обращая свой взор к истине и красоте и отвергая банальное и безобразное.

где волос дыбом подымается. непонятное. каким видел его в страшном тридцать восьмом году Набоков и каким познали его в те годы мы – узники сталинских тюрем и лагерей. передающий всю правду жизни. то будет не только отчасти понятна разница между тем. Если смотреть на мир. Разумеется. что развитие во времени страшнейшего дьявольского фарса. как намек. Вся эта нарочитая буффонада книги: – 215 . так же как и «всамделишные» натуралистические герои. который во времени пятидесяти семи лет не мало поработал в свою пользу. Громадная организованная ложь все шире разворачивается в своих мировых масштабах. как смотрел на него Гофман. «наскоро составленной аляповатым бутафором кошмара». Но если представить себе постепенное развитие того «порядка». где ничего уже не может казаться невероятным. написанной им в тот страшный 1938 год. как нечто действительно темное. нашло свое глубинное измерение в гениальной книге Владимира Набокова – «Приглашение на казнь». как смотрел на него Кафка. тропы выводят его снова и снова на подернутые дрязгом ржавые болота. то значит смотреть на тот страшный мир как на страшный театр марионеток. где слиты грани страшного маскарада и жизни на нейтральнобесцветном фоне. они страшны и даже кошмарны в своей жуткой яви. Пуганные и неясные. Трагический импрессионизм гротеска. что в обстановке. что является пародией на нее. не заключает для него в себе ничего значительного и воспринимается им как не стоящий внимания пустячок.Часть пятая представляется ему как нечто необъяснимое. что должно пониматься под словом жизнь и тем. Набоковские маски не только не забавы. есть лишь проекция того. С большой точностью по близким и далеким звериным крикам определил еще в 1938 году величайший писатель нашего времени Владимир Набоков дух всех вещей этого звероподобного маскарада. Именно поэтому следует оглянуться назад и убедиться в том. его не могла интересовать маска как таковая в узко эстетическом плане.

он научился все-таки притворяться сквозистым. производя диковинное впечатление одинокого темного препятствия в этом мире прозрачных друг для дружки душ. потрясаемые драматическим волшебством». эти примеры ловкости и поразительного мускульного развития и эти танцевальные и акробатические номера в духе следственной биомеханики лефортовского образца 1937-38 годов.Павел Гольдштейн этот. чтобы скрыть некоторую особость. «с ранних лет. совершенно невообразимое хамство – все это по существу своему относится к удивительной способности необычайно свободного художника видеть приближенно издалека. «три струны художественного воображения. словно почуяв. Возможно. но определению Пушкина. как сразу поднималась тревога. в состоянии покоя. набоковское слово прорастает в душу и заставляет острее понять. Поистине напускают целое море фраз. что историки «расширят и углубят» многие детали тех и сегодняшних дьявольских «потех». что означает увиденное и пережитое нами. но стоило на мгновение забыться. что с ним совершается на деле. и эти слова-узоры на канве движения. унос одного другим на спине. и эти форменные маски и парики – это хамелеонство. Чужих лучей не пропуская. скрытое под несменяющейся личиной комедиантства. бдительно изощрялся в том. как музыкальные звуки настраивают души на особую чуткость. Приговоренный к казни Цинциннат Ц. Такого художника от обыкновенных людей отличает повышенная чувствительность. которая чудесным образом совмещает в себе смех. но художник ощущает все сердцем поэта и пророка. что все это была и есть «политика» и «история». 216 . В разгаре игр сверстники вдруг от него отпадали. чудом смекнув опасность. что человек о себе воображает и тем. воображая. это несоответствие между тем. как на сцене театра. не совсем так внимательно следить за собой. а потому. Подобно тому. для чего прибегал к сложной системе как бы оптических обманов. что ясность его взгляда да голубизна висков – лукавый отвод. и что в действительности Цинциннат непроницаем. и все это хамство. жалость и ужас – эти. Случалось. за поворотами хитро освещенных плоскостей души.

. на Втором Бульваре. К сожалению. существенность беспредметная. на ижицу. когда простая истина ищет и так трагически не находит выхода из-за рассеянности нашей жизни. где дверь. были собраны редкие. в досадливом недоумении. прекрасные вещи. «преодолевая по своему наследие отцов». прикрывала стену». ни даже улыбки только потому. Вот оно далеко нефрагментарное видение бытия безымянного. отпахиваясь. которые бы кончались какнибудь неожиданно. что вызывают. момент предрелигиозный. – не существует. все было названо..Окружающие понимали друг друга с полуслова. населенном людьми с притупленными чувствами – есть ведь уже." – прочел Цинциннат на стене там. В пыльном маленьком музее. с удивительными последствиями. С течением времени безопасных мест становилось все меньше.. «Реализм» – отдельного человеческого существа – Цинцинната Ц. как и они сами друг для друга.. собрав и наморщив все запасы кожи около глаз.. в силу своего невероятного правдоподобия. «"Бытие безымянное. куда его водили в детстве. То. Такое понимание «реальности». существенности беспредметной. прижав к груди. расставлять в виде ловушек «эффекты» внешней занимательности и развлекать ваше внимание суррогатами внешнего вдохновения в те минуты. долго глядел на него и. которую наблюдатель за дверью не мог бы взглядом проткнуть. что ли. страшную боль и уныние. – ибо не было у них таких слов. – одинокого и отчаявшегося в этом непонятном ему. – но каждая была для всех горожан кроме него так же ограничена и прозрачна. по своему существу. обращаясь в пращу или птицу. относил в безопасное место. и было так устроено окошечко в двери. наконец. что не существовало во всей камере ни одной точки. всюду проникало ласковое солнце публичных забот.. . Человек в 217 . которые не вызывают ни сарказма. спрашивал: – Да что с тобой. отстоит далеко от общепринятого пристрастия «искусства». Цинциннат? Тогда Цинциннат брал себя в руки и.Часть пятая учитель среди наступившего молчания. окружающем его мире. что не названо.

Павел Гольдштейн

собственном смысле слова – это его душа, ибо тело и все
аксессуары есть только внешняя оболочка, за которой
скрывается истинная сущность человека. «Дух мой
изумляется во мне, и с сердцем моим я говорю».
«"Вероятно, завтра", – сказал Цинциннат, медленно
шагая по камере. "Вероятно, завтра", – сказал Цинциннат и
сел на койку, уминая ладонью лоб. Закатный луч повторял
уже знакомые эффекты.
"Вероятно, завтра, – сказал со вздохом Цинциннат. –
Слишком тихо было сегодня, а уже завтра, спозаранку".
Некоторое время все молчали: глиняный кувшин с
водой на дне, поивший всех узников мира; стены, друг другу
на плечи положившие руки, как четверо неслышным
шепотом обсуждающих квадратную тайну; бархатный паук,
похожий чем-то на Марфиньку; большие черные книги на
столе...
"Какое недоразумение!" – сказал Цинциннат и вдруг
рассмеялся. Он встал, снял халат, ермолку, туфли. Снял
полотняные штаны и рубашку. Снял, как парик, голову, снял
ключицы, как ремни, снял грудную клетку, как кольчугу.
Снял бедра, снял ноги, и бросил руки, как рукавицы, в угол.
То, что оставалось от него, постепенно рассеялось, едва
окрасив воздух. Цинциннат сперва просто наслаждался
прохладой; затем, окунувшись совсем в свою тайную среду,
он в ней вольно и весело... – Грянул железный гром засова, и
Цинциннат мгновенно оброс всем тем, что сбросил, вплоть
до ермолки».
Корни одиночества очень глубоки, они восходят к
самым истокам бытия. Именно поэтому, не требуя от самой
жизни лицемерия, истинный художник не может не
закамуфлировать свою боль грустным иронизмом. «Что
такое гений?» – спрашивал себя Александр Блок. «Так все
дни и все ночи, пишет он, гадаем мы и мечтаем; и все дни и
все ночи налетает глухой ветер из тех миров, доносит
обрывки шепотов и слов на незнакомом языке; мы же так и
не слышим главного. Гениален, быть может, тот, кто сквозь
ветер расслышал целую фразу, сложил слова и записал их;
мы знаем не много таких записанных фраз, и смысл их
приблизительно однозначащ: – «Ищи Обетованную Землю».

218

Часть пятая

«Реальная действительность» – это таинственный
мир, или ужасающе враждебный мир, или до трепетности
близкий. Соблазн осудить эту «реальность», когда
самоуверенно судишь, велик. А кто же судит не
самоуверенно?
Художник призван в мир не за тем, чтобы истреблять
и разрушать, а затем, чтобы все направлять к добру. «Друг
мой, – писал Гоголь в письме к графу А.П. Толстому, мы
призваны в мир не за тем, чтобы истреблять и разрушать, но,
(подобно самому Богу), все направлять к добру, – даже и то,
что уже испортил человек и обратил во зло. Нет такого
орудия в мире, которое не было бы предназначено на
службу Богу. Те же самые трубы, тимпаны, лиры и кинвалы,
которыми славили язычники идолов своих, по одержанию
над ними царем Давидом победы, обратились на
восхваление истинного Бога, и еще больше обрадовался весь
Израиль, услышав хвалу Ему на тех же инструментах, на
которых она дотоле не раздавалась».

Памяти Владимира Набокова

се так, кажется, обыденно в извещении
газет и радио о смерти Владимира Набокова. А ведь о
Владимире Набокове в эти десятилетия, когда он открылся
для нас, думалось и думается постоянно. С его «Даром»,
«Приглашением на казнь», «Защитой Лужина», «Лолитой»,
к тем, кому еще там – в Советской России посчастливилось
их прочесть, прорвалась какая-то особая врожденная и
сверхсовременная громадная правда, столь совершенно и с
такой тонкостью выраженная, что она вполне могла
эмансипироваться от художественных проявлений по
другому
устроенного
духа
предшественников
и
современников Владимира Набокова.
Наши иудейские мудрецы говорили, что для пустых
вещей нет памяти у людей, имея при этом в виду, что
высшее прозрение распространяется на обладающих

219

Павел Гольдштейн

разумом согласно их совершенству. Люди могут сказать
много еще нового относительно подробностей того и
другого человеческого или античеловеческого образа
действий, но невыразимое в действительности есть нечто
неясное, находящееся в состоянии брожения в условиях
такой страшной обыденщины, когда недалекому обывателю
кажется, что он понимает все, что видит и слышит, в то
время как дух более глубоко чувствующего подвергается
здесь пытке заниматься всякого рода бессмыслицей,
заедающей его век и мешающей ему жить. То, что зачастую
превращается в моду и что оскорбляет вкус, как пошлость, –
запечатлено
из
непосредственной
недуховной
определенности
читающей
публики,
например,
переходившее в «списках» более полстолетия из рук в руки
знаменитое «Письмо Белинского к Гоголю» или
нигилистические кропанья знаменитого семинариста
Чернышевского, квинтэссенция натуры которого мыслится
теперь абсолютно отчетливо сквозь призму гениальных
страниц «Жизни Чернышевского» в набоковском «Даре».
В простоте сердца своего не предполагала читающая
Чернышевского публика такого от этого чтения
практического результата, такой ужасающей полосы
возмездия, такой моральной гибели и развращения целых
поколений по причине бездарной срединности. Сказано в
притчах Соломона: «Глупость человека искривляет путь
его». И вот получает живой человек нашего поколения
набоковский «Дар», чтобы понять теперь, чего не понимал
тогда.
«Чернышевский сколачивал непрочные силлогизмы;
– читаем мы в набоковском "Даре", – отойдет, а силлогизм
уже развалился, и торчат гвозди. Устраняя дуализм
метафизический, он попался на дуализме гносеологическом,
а беспечно приняв материю за причину первоначальную,
запутался в понятиях, предполагающих нечто, создающее
наше представление о внешнем мире вообще. Ему было
решительно наплевать на мнения специалистов, и он не
видел беды в незнании подробностей разбираемого
предмета:
подробности
были
для
него
лишь
аристократическим элементом в государстве наших общих

220

Часть пятая

понятий. "Голова его думает над общечеловеческими
вопросами... пока рука его исполняет черную работу", –
писал он о своем "Сознательном работнике" (и почему-то
нам вспоминаются при этом те гравюры из старинных
анатомических атласов, где с приятным лицом юноша, в
непринужденной позе прислонившись к колонне,
показывает образованному миру все свои внутренности). Но
государственный строй, который должен был явиться
синтезом в силлогизме, где тезисом была община, не
столько походил на советскую Россию, сколько на страну
утопистов».
Нелепость, по утверждению Достоевского, весьма
часто заключена не только в книге, но и в уме читающих.
«Кстати, не знаю, кого сейчас особенно чтят в
России, – спрашивал Набоков в поскриптуме к русскому
изданию "Лолиты" в 1965 г., кажется, Гемингвея.
современного заместителя Майн Рида, да ничтожных
Фолкнера и Сартра, этих баловней западной буржуазии.
Зарубежные же русские запоем читают советские романы,
увлекаясь картонными тихими донцами на картонных же
хвостах-подставках или тем лирическим доктором с лубочно
мистическими позывами, мещанскими оборотами речи и
чаровницей из Чарской, который принес советскому
правительству столько добротной иностранной валюты».
Да, поистине, окружающий тебя мир читающей
публики убавляет душу, а не прибавляет, но великий
художник слова всегда должен думать, что подлинная
мысль, получившая выражение в слове, не исчезнет, ибо
невыразимое в действительности, получившее выражение в
слове, приобретает ясность, и слово, таким образом, дает
возможность жить в самом существе явления. Точно
взвешивая силу каждой фразы и слова, Набоков всецело
отдавался наслаждению с презрением отталкиваться от
патетических идей, тонко поворачивая речь в сторону
глубочайшей иронии и под покровом тонкого гротеска,
открывая такие грани, когда земное перестает являть собою
только натуральное.
Соприкосновение с таким подлинно великим
художником высвобождает из пелены сумрака и дремы и

221

Павел Гольдштейн

дает людям возможность во время становиться взрослыми,
не искривляя путь своей глупостью.

«Облачко» Джемса Джойса

делах, представленных свободной воле
человека, не лихими вымыслами определяется природа этих
дел. Много скорби выпадает на долю человека. Сколько
продумано людьми в мире этом, и должно быть успокаивает
кажущаяся достоверность того однозначного вывода, что
такова и есть жизнь. А тут, с другой стороны, гениальная
творческая личность, рожденная для труда словесного,
находясь на уровне изначально-природной непредвзятости,
без позы, без тщеславного умысла, ставит себе целью
именно то, что было назначено ей свыше. Будем говорить о
человеке, невольно увлеченном своей лирической
интуицией, о художнике слова, который умеет видеть и на
которого не оказывают влияние такие категории, как
рассудочно-эстетический умысел и практическая оценка.
Его очертания кажутся вырезанными на фоне конторки, где,
сидя за конторской работой, чтобы прокормить себя и
семью, он глядел в открытое окно на багрянец осеннего
заката. Ничего над собой не выделывая, он в многократно
повторяющемся
творческом
акте
углублялся
в
подсознательное, находясь вдалеке от родного Дублина, в
каком-нибудь уединенном кафе Триеста, Цюриха или
Парижа. Всюду одно и то же, но одни почти уверены, что
это «должно быть так», а другие не могут отрешиться от
своих чувствований и мнений. Божественная премудрость
положила, чтобы каждое творческое новообразование
осознавалось
вне
прагматических оценок нудных
науковедов. Не возможно усомниться в том, что через
«Облачко» Джемс Джойса как-то удивительно интимно
просвечивается далеко выходящая за рамки докторских
диссертаций совсем не пустяковая действительность.

222

Часть пятая

Канонически похожие друг на друга сочинения не
располагают к тишине взволнованных чувств. Человек же,
пишущий о своем личном, самом интимном в самых
самоочевиднейших положениях, способен почувствовать и
зафиксировать как всегда себе равное, в высшей степени
трудно постижимое личное в окружающей его среде.
Вот и Джойс... тоже весь в глубине внутренней
достоверности самого себя – со своим физическим
недомоганием (доходящая до слепоты болезнь глаз), со
своей незащищенностью от окружающей пошлости, с
ранимостью от произвола издателей, критиков и
непонимания читательской толпы, воспринимал эти
злополучия – как суть явлений, которые превратили его в
поистине сверхчувственного союзника живого человека, в
союзника крошки Чендлера из удивительной во всех своих
обнаружениях новеллы «Облачко».

Жак Маритэн

ранцузский философ Жак Маритэн – один
из крупнейших европейских религиозных мыслителей
двадцатого столетия, родился в Париже в 1882 году.
С 1914 года он профессор Католического Института
в Париже, с 1933 года читает лекции по философии в
Торонто, потом в Принстонском и Колумбийском
университетах; с 1945 года – французский посол в Ватикане,
потом в Мексике, президент французской делегации в
ЮНЕСКО. После смерти жены он переехал в Тулузу. В
Тулузе он скончался.
В своих сочинениях «Искусство и схоластика»,
«Антимодерн», «Примат спиритуалиста» и в других своих
работах Жак Маритэн отчетливо и ясно уточняет, что
философия и религия не могут являться благородной игрой
идей. Попытки обособить философию и религию от
серьезного восприятия глубин реальности остаются по
утверждению Маритэна искусственными.

223

от которого остается только голый смысловой остов.) весь обращен был к Божьей Книге. как немногие другие в окружающем Израиль мире. Стихи Льва Мея еревод библейского стиха на другие языки мира оборачивается не только проблемой внутреннего зрения и слуха. даром приятия и преображения. в духе внутреннего родства. принимая Декартово положение – делать из форм физического (материального) мира орудие духовного познания. которая не лежит на 224 . Маритэн акцентирует творчески волевое устремление. который приводит его к коренным проблемам бытия. главным образом. он умом сердца доходит до тайны и сокровения вечности Дома Израилева. обусловленным. Глубоко целостная натура Жака Маритэна раскрывается в том душевном строе мыслей. пребывающего в вере и прорицании свыше. при котором чужое делается своим в духе религии жизни в полете столетий. не только проблемой синтактических законов Святого языка и необычайной важности синтактического членения. Чуткий и глубоко мыслящий. прежде всего тайнами Израиля. но.Павел Гольдштейн Равным образом и в эстетике Ж. Лишь очень немногие в окружающем нас мире могли сказать столь глубоко о праве народа Израиля на Эрец-Исраэль. об абсолютных провиденциальных категориях этого права и об отношениях к народу Израиля «на высших уровнях» понимания. постепенно идущего вглубь не в дословности перевода каждого слова. Лев Александрович Мей – русский поэт шестидесятых годов прошлого столетия (1860-х – ред. и в великом гимне сотворению мира он узрел свою песню. а в не меняющейся окраске и глубочайшем внутреннем смысле целого.

даже один час не похож на другой. где даже такие наделенные поэтическим даром евреи. но никому из них не открылась такая невероятная реальность мира Божьего. В этих словах главное указание к пониманию существа мышления Розанова. когда там. В великом тяготении его к иудаизму слово требовало особого слуха и зрения. преграждая выход на прямую к наполненному глубочайшим всеобъемлющим смыслом живому розановскому слову. достигший такого познания. При жизни в темную в условиях Каинова мира. как Мандельштам или Пастернак. – утверждает Розанов в своем гениальнейшем «Апокалипсисе нашего времени». путь и других русских мыслителей к высшим реальностям никогда не был легким. что не только один день. хотя и находятся в ней несоответствия с Нашей Книгой. может достичь многого. Розанове оворя о Розанове.В. схему. на той земле. где скончал срок своей жизни Розанов. Меня ошеломило то. как ему. надо остерегаться таких определений. Именно на примере Розанова выступает во всей своей живой полноте та истина. 225 . я прочел впервые его «Апокалипсис нашего времени». и что человек. а вслед за этим перечитал и его «Уединенное». «Всё сводится к Израилю и его тайнам». живя вне живого взаимодействия и без глубоких связей со своим народом. которые всё обращают в шаблон. заметные для критического ока. как этот умнейший из умнейших русских людей умел глубоко вглядываться в горизонты иудейской дали. До сих пор помню те дни. именно в той стране.Часть пятая поверхности смысла. и путь к подобному слову был далеко не прост. О В. «В мире неясного и нерешенного» и «Опавшие листья».

пророки. – всё там мне казалось правдой и каким-то необыкновенно теплым. моет и очищает его. зной).. «Древним Заветом я не мог насытиться. точно внутри слов и строк струится кровь. луны и звезд". никем в том Каиновом мире не ожидаемое наступление того времени. – пишет Розанов еще в 90-е годы прошлого столетия. и столбом огненным – ночью освещает путь. Посмотрите Древний Завет – . ни – "в долине низу" – ни в водах. Тут тоже есть объяснение. положим. что не ближайший к нам Новый Завет будет руководителем. ни под землею. Прислушаемся к его словам. и самые тайники мыслей распахнули перед ним реальность Божью.Отец не пренебрегает самомалейшим в болезни дитяти. не в поле. И именно жизнь человека. 226 .. «Как бы Бог на веки вечные указал человеку.. Древний Завет – трансцендентно-мировой.Павел Гольдштейн декларативно отмежевывались от своего высокого подлинно аристократического иудейского происхождения. где можно с ним встретиться. Жизнь поставлена выше всего.. весь Древний Завет. и Руфь. и Иов. при том родная!» Не будничными глазами взглянул Розанов на мир. Евангелие – тупик.. где Я заключил завет "с отцом вашим Авраамом"». когда возродится во всей полноте в Израиле иудаизм. – пишет Розанов. – С Богом мне "всего теплее"».. А русский мыслитель Розанов ждет. не в пустыне". прогнило... (1890-е – ред. «Ясно. «Христианство. улавливая всю глубину их излучения. И "роды женщины" поставлены впереди "солнца. – пишет он в другом месте. «Библия нескончаемость. ни "на верху горы". а глубина и поэзия». а. даже в капризах и своеволии его: "Отец берет свое дитя в руки.)– ибо он слишком слаб и односторонен. и не о нем речь: но есть гениальный юдаизм. В пустыне Он идет над ними тенью – днем (облако. – пишет он в 1919 году своему другу Голлербаху. Это уже не реклама. космический»... «Бог есть самое теплое для меня. "Ищи меня не в лесу.

Не надо – самих родов. Душа есть страсть. так и роды – есть "ненужное" для Евангелия. что евреи благословенны за свою любовь к земному. оставившую земле память не единократным откровением. выразителем широты «русского духа» в самом высоком смысле этого слова. когда нарастает страсть». в углублении действительности постижением всего доброго в самом сокрытом основании Божьей воли. в сущности. а многократным выражением Божественной силы.Часть пятая Евангелие оканчивается скопчеством. Какая редкостная общность возникла между русским мыслителем и иудаизмом. луна и звезды? Евангелие со странным эстетизмом отвечает – "для украшения".. всё энергичное и твердое в сопротивлении». из которого растет всякий дар. Отсюда же: талант нарастает. "Не надо". И отсюда отдаленно и высоко: "Аз семь огнь поедающий" (Бог о себе в Библии). свидетельствовать о которой предназначено Израилю. тупиком. Как "солнце. Тогда для чего же солнце. Наиболее лелеемая Розановым мысль была о том. Розанов был глубоко русским человеком. всякий порыв. В производстве жизни это не нужно. обратившись с последними предсмертными словами к нашему народу: 227 . И мир совершенно обессмысливается. луна и звезды" – явились ни для чего. «Что же это такое на самом деле?» – спрашивает он и отвечает: «Именно ядра в них нет. где любовь к Богу составляет истинное содержание человеческой жизни. и ясен ему был смысл судьбы Израиля в познании Всевышнего всей концентрацией своих нравственных сил. С его интуицией несовершенства русской жизни он взглянул глазами сердца на «реальнейшее иудейское бытие» и он узрел чаемое в судьбе Израиля. означающей лежащую вне сферы видимых вещей причину всего происходящего. Христианскую же метафизику и позитивизм Розанов отнес за одну общую скобку абстрагирования природы и людей. «В быте сам Господь почил».. – так верует Розанов и так постигает он высшую правду.

дать зрительный образ ощутимого переживания. Нельзя исключить тело человека. всего человека». Хрупкий и незащищенный человек вглядывается в мир. 17 января 1919 года. «Операция». тела. На эстраде израильские артисты1 скусство есть одно из средств единения людей. Аллегоричность целого выступает с полной очевидностью.. Говоря словами Михоэлса. «Мечта больного мальчика». Повествование о жизни должно воспроизводить ее движение. И все отливается в ритмический ряд последовательно сменяющих друг друга пантомим. головы. Что же означают пантомимы Аркина? Все они («Фантазия». Многострадальный терпеливый народ люблю и уважаю. «Оркестр») оставляют целостное впечатление. Москвичи чутко реагировали на первозданную чистоту песен народов мира в проникновенном исполнении Геулы Гил и пантомимы Якоба Аркина. Аллегоричное.. 1 Эта статья была написана для советского журнала «Театр» и опубликована в № 2 этого журнала в феврале 1967 года. за три месяца до Шестидневной войны 228 . Верю в сияние возрождающегося Израиля и радуюсь ему. «иносказательное» можно пересказать своими словами. Стиль актера тревожен. «Прощание перед отплытием». радуюсь ему.. Благородную и великую нацию еврейскую я мысленно благословляю и прошу у нее прощения за все мои прегрешения. «Уличный клоун». «Вор». и никогда ничего дурного ей не желаю и считаю первой на свете по значению. «Орел». «в поисках образного действует весь человек.. «Знаменосец на ветру». Василий Васильевич Розанов».Павел Гольдштейн «Веря в торжество Израиля. Есть жизнь рук. ног.

Его провожает безнадежно-грустная мелодия «Шербургских зонтиков». В вихре сознания пронеслась потрясшая душу ребенка фантастическая картина. А через минуту он идет с протянутой шапкой.. но глаза его грустные. Постепенно. Он всегда улыбается.Часть пятая памятуя. смотрите. Тело калеки стало свободно.. которыми трудится он под солнцем?» «Мечта больного мальчика». какие удивительные фокусы. отношений. Ласково кивает он сестренке. черты лица меняются... А вот гвоздь программы. В «Фантазии» явно торжествует мотив радости бытия. Что-то очень милое в этом прощании молодого человека.. Все вокруг волнует: море. Он робко взглянул на кого-то и замаршировал. человечней. жалостливые материнские 229 . выше. Вот уличный клоун. что здесь все полно акцентов.. Еще толчок. Острый взгляд проникает в «суть вещей». появляется неподвижное выражение оловянного солдатика. Только человек мог бы быть чуть-чуть лучше.. еле удерживая тяжелое древко в руках. цветы. Человеку смертельно хочется пронизать землю лучами небесными. Но тщетны попытки воскресить радость. вытекающих из самого содержания. а его тянут вниз – «нести знамя против ветра». с его желанием ввести радость и веселье в обиход жизни. выше. щедрее.. Молодой человек жаждет оторваться от родного ствола. Во мраке ночи ковыляет несчастный калека. Солнце заходит. на глазах у всех. звездное небо. Властно вырастает здесь все та же мысль: превыше абстрактной любви к человечеству – близкое и несомненное чувство живой любви к человеку. Мир обращается в сон. а сон – в мир. впервые покидающего своих близких. домашнее и наивное. И вот она над головой. «Что пользы человеку от всех трудов его. Трепещущие руки тянутся в синюю высь. Смотрите. Растерянно смотрит он по сторонам. разблисталось в лучах света. Все вспыхнуло. В основе сюжета молодой характер с его нежным и бережным отношением к людям. какие труднейшие акробатические штуки он умеет делать. Он весь натужился (тяжеловесная штанга). Вот пантомима «Прощание перед отплытием». разумеется. Никто не бросает в нее ни гроша. подставляющей ему щечку.

В конвульсивных движениях орла непомерная гордыня. Зрители оценили здесь не только великолепную пластику. Отношения между ними состоят из чисто механических притяжений и отталкиваний. зашатало. Тема человеческой «непроницаемости» – вечная тема. Чувствительный вор так увлекся игрой с ребенком... а зайчик. не имея себе равных. Фибры сердца туги и тверды. он терзает маленького зайчика. И вдруг что-то внутри его завинтило.. повелитель всех... Удивился. Абсолютно непроницаем пройдоха-хирург. – это мы с вами». Еще раз – судорожный. что не заметил. Нико Пиросмани говорил: «Орел – огромный. беспощадный.Павел Гольдштейн объятия. весь наклоненный. Орел – это царский орел. Держась рукой за борт. в исступленно-отчаянной борьбе за равновесие.. не бьется. увесистая. Ему все позволено. Будет полный порядок!. дрожа перед его клювом и когтями. Каждый персонаж «Оркестра» «слеп» и «глух». но и полное жизненного смысла обобщение. Аркина. прощайте.. Скок в комнату – там младенец в люльке.. А вот вор – этот уже попроще. ее составляющие. А там. В некотором отношении «Орел – царь птиц» – кульминационное достижение Я. Встряхнулся. На задник падает свет.. Вот он уже на палубе: «Ну. где душа и тело 230 . Извлек живое сердце. В заключительной пантомиме «Оркестр» связь вещей предстает как бы в синтетическом смысле.. Пощупал пульс. Многозначительно заглядывает в глаза своей жертве. сильная рука отца. Пароход отчалил от берега. что Бог даст!» Глаза его блестят от радости. Орел.. извлекающий. С одержимостью аналитика раскладывает Я. подгоняющий внутренности живого человека. О-о.. Орел кружит в темноте. И вся эта лжежизнь. теперь уж он «сам по себе». «героический скачок в сторону».. отражая зловещую тень хищника. тонкие руки девушки обвиваются вокруг шеи.. пожал плечами и быстренько смылся. абсолютно «непроницаем». Раскланивающийся на все стороны дирижер тоже абсолютно «непроницаем». шагнул. наставляющего сына в самостоятельную жизнь. Аркин в своих пантомимах эту гнусную «непроницаемость» на свойства. Пусть каждый живет настороже.. как его «накрыли». безжалостно кромсающий.

У людей достаточно сил. прошедшая фильтр веков. как ее поют теперь в Израиле. а ей подтягивают Йоэль Дан и Игаль Харед. От самой низкой. благословлять природу и радоваться жизни». с нечувствительностью к чужой боли. как ее пели в средневековье в Восточной Европе. звучат все чувства мира. переходит в танец. Глубина чувств не требует ложной экспрессии с вытягиванием рук и приподниманием на цыпочки. пришедшие из далеких веков. полная чисто восточной нежности. Близость к природе придает смысл краскам. с великолепными низами и такими же великолепными и свободными верхами. и звуки. Язык. подобный музыке. Это не едва слышное эстрадное шептание. Но мир не только полон злобы и несчастий. она 231 . где чувство личной ответственности за общее зло отсутствует. грубовато-мужественной ноты до самой высокой. И в ней Геула Гил узнает свою тему. Мелодия. где собственный желудок или заболевший палец – высшая ценность. все светы. с дьявольски страшной. звучит с особой свежестью. как ее пели в Испании и. И вот мы на пороге иного бытия – Геула Гил поет «Песню радости» с многократными «Халелу». Необыкновенно трогательная в своей наивной мелодической простоте. опустошающей «телесностью». Вся песня звучит как одна фраза: «Давайте все веселиться.Часть пятая разъединены. предельно нежной. чтобы сделать его более радостным и справедливым. В этой крайне выраженной телесности призыв художника к битве с пошлостью. Певица с редким по красоте тембра голосом. Эту песню завезли в Израиль из восточной Персии. Виртуозные пальцы гитаристов в параллельном мажоре разукрашивают основной мотив. все огни. Вот «Таам Хаман». непонятную логику. она поет в любом ключе и любом темпе. дикую. наконец. «Бим-Бам» поется в старинной манере. – вся эта лжежизнь имеет какую-то свою дурацкую. от библейских тропарей. дают возможность пережить далекое и таинственное. Без всяких ухищрений Геула берет эту ноту и держит ее на свободном дыхании чуть ли не полминуты. все дали.

что более великолепного произношения. и он находит новые и незыблемые основания. Музыка может сказать больше. где ритмические фигурации гитарного аккомпанемента сливаются в одно целое с уникальной чистотой голосового звучания. в таких страданиях – правда человеческой жизни. Она открывает пути во времена и страны. «Орха ба мидбар» («Караван в пустыне»). Это – воспоминание о горящем терновом кусте в пустыне с ее песками и камнями. о людях на земле поется в мексиканской народной песне «Малагвения». Эта правда исцеляет боль. но и глубочайшее раздумье о смысле бытия. о любви. Здесь не только скорбь. когда мы слушаем в исполнении Геулы американскую народную песню. делает человека добрее к другим людям. В такой глубине чувств. чем слова. приближающий слушателей к вечной тишине синего неба Альп.Павел Гольдштейн соединяет невидимые переживания людей вне зависимости от расстояния и времени. Нас охватывает такое же чувство подлинности и. И кажется. Геула Гилл поет песню гетто «Эли-Эли». 232 . А вот исполненный с поразительной легкостью в фиоритурах и руладах швейцарский йодлер. О жизни. Перед лицом величайшей трагедии молодая певица полна таинственного величия. на которых держится и будет во веки веков держаться красота мира. с ее красными холмами и неослабевающим жаром солнца. более подлинного мексиканского колорита и быть не может.

Часть шестая 233 .

на которой работаю уже двенадцать лет. для которых дальнейшая жизнь вне Святой земли наших отцов лишена всякого смысла. А что же еще? А вот еще что: «Если я только для себя. что и я 234 . и я продолжаю работать на той работе. Крайне наивно было также предполагать. будучи юношей. дом 21.Генеральному секретарю ЦК КПСС Л. проживающего в Москве. Бесконечно разнообразны злоба и враждебность по отношению к тем. ибо корни ее уходят в глубокое прошлое. казалось бы. мне просто повезло. После XX съезда КПСС я был реабилитирован. Но в силу природной еврейской отзывчивости я не мог поступить иначе. кв. что я один из тех евреев. Не могу ни на кого быть в претензии за то время. – как сказано в одной из наших святых книг.И. что на таком древе злобы вдруг может расцвести любовь или хотя бы какое-то подобие доброжелательного понимания. но требуемые для выезда в Израиль документы у меня лично приняли без особых препятствий. Может быть. ни сватом. я написал Сталину письмо в защиту доброго имени Мейерхольда. ни братом. памятуя. Говорить об этой злобе бесполезно. – что я?» Тридцать четыре года назад. 6 важаемый Леонид Ильич! Начну с того. Этого. говоря обывательским языком. Большая Молчановка. Мое письмо к Сталину явилось причиной семнадцатилетнего моего пребывания в местах заключения. Брежневу от Гольдштейна Павла. чтобы быть счастливым и ждать для себя благоприятного решения. достаточно. кто добивается разрешения на выезд в государство Израиль. Этот великий мастер искусства не приходился мне.

на котором впервые прозвучали великие десять заповедей веры. Спор гораздо глубже. которые ко дню будущего международного братства хотят сберечь живым и того брата. 22 октября 1971 г. Но вот 11 мая в Ленинграде начался суд над девятью евреями. и каждый про то. что они говорили на языке иврит. 235 . поскольку он запрещен к выдаче в библиотеках. На одной стороне стоят те. Но кто посеял в их душе эти семена? Не те ли. Гольдштейн. но кажется просто невероятным. добра и справедливости. Как уже было давно сказано.Часть шестая человек. кем они родились. и если у него есть совесть. ибо человек не Бог и силы его не безграничны. конечно. что явления того прошлого бесповоротно отодвинуты в прошлое. имя которому Израиль. здесь спор идет не между сионистами и несионистами. глубоко страдает. Людей обвиняют в подготовке к бегству за границу. Я. в глубине души своей знает. кто сознательно или бессознательно ведут еврейство к исчезновению со сцены. что они боролись за то. но мне известно. на другой те. В прежние времена евреев сжигали на кострах инквизиции за то. С уважением П. Я лично ни с одним из них не знаком. В Вашем докладе на XXIV съезде КПСС было сказано. Такова истина. выразивший законное желание выехать на свою историческую родину. что они хотят изучать язык своего народа. если они даже и размножали между собой учебник этого языка. что в нарушение прав человека и Конституции препятствовали их законному стремлению выехать на свою историческую родину? Еще более поразительный повод для преследования – это обвинение в сионизме. не имею права советовать. перенесшими долгие месяцы тюремного заключения. но я не могу не просить Вас употребить весь Ваш авторитет для восстановления истины и справедливости. что делал в то время. Они боролись за право оставаться тем. и сам полон грехов. что можно преследовать людей за то. В наше время нет оснований опасаться костров. за что борется каждый еврей.

вызывают у тиранов наших дней 236 . томительной неизвестности в жуткой реальности насильственного пребывания в стране. к которому прислушаются многие люди. где евреи могут чувствовать себя. который не смотрит на жизнь свою и на свое творчество как на сугубо частное дело.1978 г. обращаемся не к политикам. слова: «отпусти народ мой!». и просим Вас поднять свой голос. правдивого.07. Место это – земля наших праотцев – возрожденный Израиль. а именно к Вам. – обращенные к фараону. лубокоуважаемый Федерико Феллини! Ваши фильмы ясно указывают на то. и не к всякого рода сильным и влиятельным мира сего. его жены Марии и мужественной женщины Иды Нудель. маньяков и дельцов такая огромная творческая совесть и правда. а второй литератор. деспотов. редактирующий журнал. человеку гуманной профессии. что в душе их творца сохранилась еще в этом безумном окружающем нас мире трусов и рабов. что выразили в свое время естественное желание жить в том единственном в земном мире месте. который с древнейших времен и по сей день более всего ненавидим всякого рода насильниками. постоянных тревог. как и другие представители рода человеческого.Павел Гольдштейн Открытое письмо Виталия Свечинского и Павла Гольдштейна к Федерико Феллини Иерусалим 09. тиранами. проектирующий и сооружающий теперь дома на своей возрожденной земле. Мы два израильтянина – один архитектор. истолковывающихся всей полнотою нашей жизни. мягкого. в основе которого идеи Священных наших Книг. тот же самый Израиль. деспотами. И как и древле. полноправными людьми. У Владимира Слепака – доброго. в защиту нашего друга Владимира Слепака. желающего всем помочь человека и у его семьи отнято восемь дорогих для жизни каждого человека лет – полных страданий. где он и его семья лишены были всех элементарных человеческих прав только за то.

не ведают. обращающиеся к Вам с этим письмом. можно и сегодня с еще большей уверенностью сказать. где последнее слово принадлежит партийному бюрократу и тюремщику. гениально изображено Кафкой. Положение Владимира Слепака и миллионов других людей. явные нарушители всех законов божеских и человеческих подводят этот случай под соответствующую статью придуманных ими законов. как и семья Слепака. что «каждый (и не только еврей. за которое его и Иду Нудель отправляют под стражей в отдаленные места холодного Севера. сказанные в 1955 году во время дискуссии о фильме «Дорога». уважаемый Федерико Феллини. находящихся в мире «обобществленных средств и орудий производства». Вслед за тем. которые еще продолжают дорожить своей свободой. открыли на балконе своей квартиры на улице Максима Горького в Москве скорбный лист жизни. стремящийся в Израиль) в своей жизни может оказаться в подобном положении. находящейся долгие годы в таком же положении. Цитируя здесь Ваши же собственные слова. на котором были написаны все те же издревле известные справедливые слова «отпустите нас в Израиль!» И тут же они были отправлены за решетку вместе с вступившейся за них мужественной и благородной женщиной Идой Нудель. с которым и мы. Во всяком случае. чтобы привлечь внимание людей. знакомы довольно хорошо по длительному своему пребыванию в лагерных и тюремных застенках в годы деспотии Сталина. но этот кафкианский кошмар абсурда оборачивается теперь страшной реальностью и для всех тех людей свободного мира. Как свидетельствует Брунелло Ронди в своей книге «Кино Феллини»: – «Кафка – автор. памятуя о пределах.Часть шестая бешенство и они в безумстве своем. которого Вы понастоящему безоговорочно предпочитаете всем другим писателям». Владимир Слепак и его жена Мария. Тем кто 237 . обозначая высоко нравственные побуждения Владимира Слепака наиболее коротким термином – «хулиганство». и должен будет искать выход». что в положенный час и они всей мерой рассчитаются за свое беззаконие.

С искренним уважением Виталий Свечинский Павел Гольдштейн. – что хорошо было бы. если бы Вы послали этот номер моему брату. что не ошиблись адресом. Главному редактору журнала «МЕНОРА». Я думаю. Архиепископу Сан-францисскому. которое становится соучастием. что ему тоже захочется о нем написать.Павел Гольдштейн «молчит» и не реагирует на злобу и бесчеловечность придется еще пережить ужасную полосу возмездия за свое молчание. а может. всего хорошего. вернувшись. Надеемся. что редактируемый мною журнал «Менора» (№ 2) чрезвычайно интересен и что она с удовольствием поместит о нем отзыв. ибо при издании журнала мы избрали своей целью не интерес минуты. после продолжительного 238 . В заключение позвольте пожелать Вам всего. Очень рад исполнить совет глубокоуважаемой Зинаиды Алексеевны. уверены. надеюсь на Ваше доброжелательное отношение к нему. в котором она пишет. Павел Гольдштейн 2/IX 1973 г. Иерусалим 18 декабря 1973 года Многоуважаемый Господин Редактор. Посылая Вам журнал. П. Переписка с Иоанном Архиепископом Сан-францисским оанну Архиепископу Сан-францисскому Многоуважаемый Архиепископ! Получил от Вашей сестры Зинаиды Алексеевны Шаховской очень доброе письмо. а выражение тех непререкаемых Божественных истин. – пишет она далее. обращаясь к Вам с призывом поднять свой голос против беззакония и лжи. Гольдштейн. написать и Вам лично». Владыке Иоанну. которые всех должны объединять. (5733) Господину Павлу Гольдштейну. «Я думаю. грозящих всему человечеству.

«внутреннего». чей взор поднят к Творцу. нахватавшихся поверхностных «космологических» знаний и не имеющих знаний антропологических и пневматологических. Мне по душе этот величественный счет. антропологического и цивилизационного). что Господь сотворил мир. Благодарю Вас за их присылку. вопервых. Русские люди древности тоже придерживались такого двойного летосчисления. Подобное «одухотворение» истории можно понять. что творение Богом Всевышним и Благословенным даже самого какого-либо малого и незначительного предмета. уже безмерно велико и празднично. в Сан-Франциско осенью. в силу одного того. Если самый ничтожный эскиз Леонардо да Винчи или несколько штрихов Рембрандта ценятся сейчас более чем на вес золота (даже какое-нибудь ничтожное письмо Гитлера продается как ценность). Конечно. Но. что сказать о ценности мира. и древнебиблейского. духовного. что есть у мира Творец. Он был бы праздником. общечеловеческого самосознания. у христиан есть самый святой для них день Нового сотворения Мира: праздник Воскресения Христова. от «двух сотворений мира» (евангельского.Часть шестая отсутствия.. может вызвать и насмешки со стороны несерьезнодумающих наших жителей планеты. сотворенного Богом?! Надо бы всем верующим в Бога людям мира ввести праздник «Миросотворения». но оно спорно. Да... начало нравственного человечества и пробуждения человека в человеке. пока европейские замашки их и их царей не вытолкнули древнейшую дату. в силу того. то. Своевременно было бы напомнить людям всех стран мира. Но первичное сотворение мира так же велико и связано с будущим. надо было бы ввести «Праздник Сотворения». Ваше письмо помечено годом 1973/5733. нашел Ваше письмо от 2/IX и первые два номера «Меноры». это и есть срок исторического. объединяющим всех верующих в Бога-Творца. 239 . Наивная библейская дата – 5733 года – конечно. ведь и эмпирически – шесть-семь тысяч лет. что мир – не «Иван Непомнящий».. что творил это Бог.

что «Менора» старается выдвинуть на первый план мир духовных ценностей. Верю.. Не говорю о евреях. что без обиняков. но тоже без формального обоснования гражданской дискриминации). – она чисто монистически включает в себя все). и тоже имеющих свою точку зрения на сионизм своего народа. есть и в Израиле. Без педантизма. мудро говорит. Тут и началась метаистория. Оттого даже самое детское выражение в людях веры в то. – «Покажи ты мне твоего человека. что Бог сотворил 240 . простодушно. мир – Божие творение. она есть и дата начала нравственной ответственности. эту несправедливость (которая в СССР происходит «с другого конца». который. ведь. что Израиль преодолеет. как правовое государство. С этой даты человек стал солью. что мир был сотворен. «Покажи. имеют подслеповатое постижение безмерной Божьей святыни. в силу греха. как есть он и в других странах.. неизвестно откуда взявшейся. В этом же суть всей истории Израиля. Древняя эта дата прекрасна тем. что глаза твои видят». да еще и с диалектикой. во Христа верующих. коловращение какой-то материи..Павел Гольдштейн Как воскликнул некогда древний христианский апологет на вопрос язычника: «покажи мне твоего Бога». так как материя в материализме ничему не противупоставляется. Он явил свой лик в приятии от Бога духа. а не сыны в Израиле. Но признак ее – есть признак высоты. Люди. Ею и пользовались исходившие из Библии народные культуры. эти верующие во Христа евреи еще пасынки. это событие может быть сведено к библейскому и реальному и символическому счету от «сотворения мира». Библейская дата сотворения мира – это. дата сотворения смысла истории. Правда. Человек отделился от животного мира и начал историю. (Как апостолы. является солью мира.. (В материализме не видно никакой красоты мира и даже нет самой диалектики. по Книге Бытия. Вы стараетесь «посыпать пророческой соли» на бездуховный национализм.) Увы. Даже немало сионистов древнего толка не признают в современном Израильском государстве лица своего иудаизма. а не бессмысленное верчение. Приятно видеть. и я тебе тогда покажу моего Бога».

– «огонь и кровь» еще дымятся на полях. в силу именно своей двойного рода духовности. это последнее даже воспреобладает над первым. Связанность историческая русского еврейства с русской религиозной культурой и русской психологией создала все же явно – особый тип еврейско-русский. перековать его.. Я думаю. Если «Меноре» суждено жить. Следующий вопрос «Меноры». и. а и с русской и общечеловеческой. пережевать. за ней должно пойти дальнейшее погружение журнала в истину познания Духа Божия. Процесс будет идти по двум направлениям.. «в долгу не останется»: оно тоже будет по-своему «пережевывать» Израиль. «Бог Авраама. Исаака и Иакова» (а «не философов и мудрецов». пакистанское и даже немецкое. скажем. станет отражать и этот процесс. ниже Богом вложенных в историю целей. Человеческие (даже законные) расчеты. общечеловеческим. И государству всего 25 лет. Израиль. любя Россию. несомненно. Желаю «Меноре» в этом успеха. тоже важный и интересный: комплексный вопрос русского еврейства. если принять ее серьезно. из притчи о Блудном Сыне). прекрасно (даже при досадной психологии «старшего брата». Мне кажется. что многие евреи в Израиле сами это чувствуют (если нет. «космогонический». конечно. – вскоре почувствуют). будет стараться (что понятно) в процессе своей государственности ассимилировать русское еврейство. Тут интересный парадокс. но русское еврейство. Бог Единый творит 1 И я бы лично. Русское еврейство (все-таки) не совсем такое – как. Часто это люди не понимают. Теоцентрическая установка прекрасна. он одинаково нужен Израилю и России1. и люди – Его творение и Его дети. – добавлено было в Откровении Паскалю). Может быть. не только с еврейской точки зрения. не хотел бы. Бог Израилев. окажется на пользу не только евреям. она. может быть. И. Это еще ранний период. Я бы этого желал. но этого нельзя ждать в ближайшее время.Часть шестая мир. чтобы все евреи выехали из России – навсегда. 241 . переварить его. Элемент ассимиляционный. религиозно-национальный смешан с элементом религиознопророческим.

что и наружно. среди всей слепоты своей. Да всякий Божий Суд есть сюрприз. должен быть в душе тем же. на путях Его правды. Само собой разумеется. Иоанн. дано бывает это видеть и даже возвещать. Да поможет Вам Господь в Ваших трудах.Павел Гольдштейн историю и не только отдельных народов2. и при своей средней затрате сил преуспевающий в этом деле. Уважающий Вас. это. 242 . не вдаваясь в подробности. нам. несомненно. ни евреи не выйдут окончательными победителями из своих войн. Иоанну Архиепископу Сан-францисскому. ибо в этом огромном деловом мире всякий человек средних способностей. географию и хронологию. многие будут сюрпризы для людей. У него есть ценная мысль о Божьем человечестве. которые выливаются от сердца. питательной и живительной для всех народов. В процессе Его творения истории и в результате его. и поэтому не взыщите. так и новую. нет основания. как утверждал рабби Гамлиель. которые сами по себе очевидны. если и я позволю себе. – мучительный для гордых и радостный для смиренных Его детей. Бояться чего-то окончательно-плохого для земли. И. – универсальное восприятие пророков. что «наивная библейская дата – 5733 год – конечно. Благодарю Вас за письмо. не 2 В первом номере «Меноры» есть размышления Ицхака Маора. Господь будет единственным победителем всех. нахватавшихся поверхностных "космологических" знаний и не имеющих антропологических и пневматологических». Вы пишите. вызванные Вашим письмом. Каждый. Всегда особого внимания заслуживают те слова. что есть достаточно оснований для такого предположения. Будем ее у Него просить – для всех. А что ни арабы. людям. высказать некоторые мысли. может вызвать и насмешки со стороны несерьезно-думающих наших жителей планеты. которое я и мои друзья и коллеги по журналу прочитали с глубоким интересом. с которыми я был уже знаком. смотрящий на жизнь с ее материальной стороны и изучающий историю как древнюю. если даже в этих словах имеются сомнения по поводу тех вопросов. Архиепископ Санфранцисский.

показывая ему праведника. но даже не в состоянии пробиться сквозь случайные. которые ставят вопрос: почему? – очевидно находят необходимым указать своему чувству известные границы. что та его часть. на которых оно должно остановиться. доносит обрывки шепотов и слов на незнакомом языке. Показав ему праведников.. а небесного. мы же так и не слышим главного.. Слово дни применительно к творению и выражает в Книге Бытия Божественное проявление во всей его временной и пространственной бесконечности. сложил слова и записал их. 90:4): "Ибо пред очами Твоими тысяча лет. ворожеями.Часть шестая только не в состоянии уловить смысл библейского летоисчисления. и грешника. Божественного происхождения."Ищи Обетованную Землю"». второстепенные стороны своего существования к самому себе и понять. Прикасаясь к таинственному и сверхзначительному. Гениален тот. что простота и возвышенность космологии иудаизма совершенно иной природы. 243 .. основанные на теогонии. с его отрицателями. но как можно при помощи арифметически простенького и скудного учебника прагматической логики измерить. Хочется повторить слова Александра Блока: «Все дни и все ночи налетает глухой ветер из тех миров. как голем. как день вчерашний"».. которому хорошо. кто сквозь ветер расслышал целую фразу. которому худо. Люди. которая контрастирует с его телесной природой или пополняет ее. Где же ему понять. мысль и душа – не земного. И начинаются все эти: «Откуда?» и «Почему?». злоумышленниками. как сказано (Пс. . В Талмуде сказано: «Адам лежал в виде бесформенного куска (голема) от края мира и до края. то есть дух. а Господь проводил их перед ним. Он лежал. чем все другие космогонии. похитителями. мы можем и не оспаривать «идеальности» чисел прагматической «логики» и «априорности» арифметики. и Господь проводил перед ним каждое поколение с его судьями. Он дал ему Свой один день. имеющих произойти от него. то есть тысячу лет.

которые на нее прибыли из Пакистана. «обогащенных русской культурой». может овладеть любым человеком. даже смазывая колесо или забивая гвоздь. которые оставались на Святой земле. такую жажду подлинного духовного самоопределения. когда подумаешь. исключительная отзывчивость на страдания ближнего и готовность на любые жертвы ради помощи своему ближнему. что не приходится сейчас и не придется в будущем прибегать к заплатам противопоказанного нам отвлеченного и бескровного морализма. Марокко. никем не испытанное с такой ясностью и ничем не устранимое отчаяние и одиночество еврея. мы вернулись к тем нашим сородичам. Йемена и других стран мира – к земледельцам. когда сын его. этот Божественный дар. но нашему народу всегда была свойственна особая. Мне кажется. такую внутреннюю самобытность. Нет сейчас такого другого места на земле. Святое чувство любви. в живом ощущении синагогального уюта и интимного общения с Всевышним? На сквозном для нас ветру разноплеменных культур. дни и ночи. сообразив подробности. понять ту глубочайшую связь вещей. к каким оно приводило и приводит последствиям. что во всем этом вероотступничестве столько бессознательного и поэтому именно грустного самообмана. о которой думалось уже давно и упорно еще со дней отца нашего Авраама и которая теперь предстала перед нами – евреями. ремесленникам. где бы не только к инакомыслящим. вероятно. что становится весьма тяжело. продолжали на своем еврейском «священном» языке молиться. Именно поэтому так понятно. пред отцом и пред Богом Единым. совершает тем самым страшный грех против неба. разрывая живые трепетные нити еврейства.Павел Гольдштейн исчислить и. но даже к 244 . и к тем. в течение всей своей жизни занимались изучением Торы и которые. мы каким-то чудесным образом сохранили такой запас национального самосознания. рыбакам – к людям не «интеллектуального» труда. которые в отличие от нас. возвратившимися из земли нашего рабства на нашу Святую землю. как Израиль. Умудренные опытом двухтысячелетнего галута.

нет в ней любви к национальному образу. в плоти и крови. которых Вы называете пасынками. который давно начался и который весьма своеобразно подготовил атеистическую революцию проповедью безличных пассивных состояний. не чувствуется восприятия национальных ликов. покинувшему родной дом и вернувшемуся к своему отцу. «В вашей интернационалистической борьбе. «Я.. – переменивший религию (а это его личное дело).. не недоступна она для тебя и не далека она. – пишет далее христианский мыслитель Н. Только через национальное воспринимает человек органически и общечеловеческое.Часть шестая явным врагам своим проявлялось столько мужества терпимости. – не хочу "угнетать" еврея и еврейское. Семье евреев противопоказана фраза о «домашних. как абстракцию. Для них пресловутая евангельская фраза о «домашних. которые враги ваши». «Ибо заповедь сия. чтобы сказать: кто взошел бы для нас на небо и достал бы ее нам. – писал Н. Что же касается тех людей. которые враги ваши». то их никак не уподобишь юноше. угнетают живого национального человека в роде. человека. но не хочу и "освобождать" отвлеченного. «освобождают» же отвлеченного геометрического человека. продолжает быть основополагающей в их трагическом состоянии. Бердяев. теряющего все свое еврейство. Бердяев в 1923 году. – как справедливо замечает Ицхак Маор. Слово терпимость – наиболее часто по всякому поводу и даже без повода употребляемое в нашей стране слово. и возвестил бы ее 245 . и было бы просто кощунственно проводить аналогию между атмосферой чудовищного насилия в советской стране и Израилем. Я глубоко чувствую еврея и еврейство. тем самым окончательно оставляет еврейский народ». всю особенность и неповторимость еврейской судьбы». где сообразно с природным характером народа и культурным его стремлением сложилась совершенно иная обстановка жизни. противопоказан конформизм. из известной притчи о возвращении блудного сына. обращаясь к большевикам. которую я заповедаю тебе ныне. Не на небе она. «Поэтому еврей.

Павел Гольдштейн нам. чтобы войти туда владеть ею. Если же отвратится сердце твое и не будешь слушать. любя Господа. Аврааму. ходить путями Его и соблюдать заповеди Его. а Господь. слушая глас Его и прилепляясь к Нему. Ицхаку и Яакову. зная. Пишу Вам это. – избери же жизнь. пишу то. Бога твоего. в некоторой степени противоположное Вашему. в которую ты входишь. думая. не долго пробудете на земле. и верить чувствам моего глубокого уважения к Вам. дать им» (Второзаконие 30:11-20). Всего Вам доброго Павел Гольдштейн. ради которой переходишь Иордан. чтобы сказать: кто отправился бы для нас за море и достал бы ее нам и возвестил бы ее нам. и уставы Его.. благословит тебя на земле. и собьешься с пути и поклоняться будешь богам иным и будешь служить им. что наверно погибнете. Бога Твоего. чтобы исполнять его. В свидетели призываю на вас ныне небо и землю: жизнь и смерть предложил я тебе. 246 . ибо Он жизнь твоя и долгоденствие твое для пребывания на земле. дабы ты жил и размножился. чтобы мы исполняли ее? И не за морем она.. с которой я изложил мое мнение. которую клялся Господь отцам твоим. благословение и проклятие. дабы жить тебе и потомству твоему.когда заповедаю тебе любить Господа. чтобы владеть ею. чего не написал бы другому. Прошу Вас извинить меня за откровенность. что понимаю Вас и Вашу душевную высоту. и законы Его. Бог твой. чтобы мы исполнили ее? А весьма близко к тебе слово сие: в устах твоих оно и в сердце твоем. как легко можно перетолковать эти мысли. . то я заявляю вам ныне.

и только изредка выезжаю по «делу». Я склонен думать. Если не ошибаюсь.01. как здоровье Ваше и всех Ваших? С тех пор.В. Как поживаете. как моя дорогая. физических работах. где работал на с.-хоз. Еврейство далеко не исчерпывается ветхозаветным иудаизмом. но до сих пор никак не мог сосредоточиться. Однако. Он автор книги «Сионистское движение в России». что евреи благословенны за свою любовь к земному. и в большинстве случаев возвращаюсь домой в тот же день. ибо 3 Ицхак Маор – историк и публицист. то сексуальный фактор занимает видное место в его мышлении. Давно не писал Вам. Гораздо глубже понимал еврейство Владимир Соловьев. оно реально в этом отношении. он положительно относился и к фаллическому культу в античном мире. это еще не дает основания приписать еврейству особую любовь к земному.‫לידיד היקר פ‬ ‫שלום רב‬ орогой друг. что еврейство не пренебрегает земною жизнью. незабвенная подруга жизни скончалась (4 марта будет «вторая» годовщина). отнюдь не характерна для Израиля и его истории. Танах и иврит. в 1935 г. Публиковал свои публицистические эссе и письма в журнале «Менора». приехал с семьей в Израиль из Латвии и стал членом кибуца Ашдот Яаков. По прочтении Вашей статейки о В. а также и от Вас давно писем не имею. а также преподавал историю.Часть шестая Переписка с Ицхаком Маором3 02. что Розанов этим невольно выражает свое личное тяготение к земному. Розанове в «Менора» № 18. Правда то. я «сиднем сижу» в моем кибуце. Закончил также Иерусалимский университет и защитил звание доктора философии.1980 ‫אשדות יעקב כ' בטבת תש''ם‬ ‫גולדשט''ן‬. 247 . Попытаюсь теперь выразить некоторые мысли по поводу Вашей оценки отношения Розанова к иудаизму и Израилю. и мысль Розанова о том. я собирался написать Вам.

и до 1888 года стоял во главе «Вестника Народной Воли». Соловьев. требование веротерпимости. е. Национальное сознание евреев не имело реального удовлетворения. 1881). наравне с бывшим народовольцем Львом Тихомировым. кто твои друзья. что он отрицает веротерпимость и оправдывает нетерпимость. или. т. оставаться с нею в сколько-нибудь приличных отношениях» (В. в пределах древнего культурного мира. справедливости к иноверцам. и на страницах этих журналов резко нападал на В. Причем он. не скупился на самые нелестные эпитеты по его адресу (личному) и цитировал мысли противника в искаженном виде. Суворин. 1894 г. одним из близких друзей Розанова был пресловутый «жидоед» А. «Русский Вестник». Розанов прямо.).III. Спор о справедливости. Соловьева. с верным чувством внутреннего превосходства этой своей религии и с предчувствием ее всемирно-исторического назначения. К Розанову. без обиняков. кто ты». собственник и редактор погромной газеты «Новое время». Итак. Вот что говорит Соловьев о национальном сознании еврейского народа: «Ко времени появления христианства. только у одного еврейского народа проявилось крепкое национальное сознание. Соловьева. по крайней мере. оно жило надеждами и ожиданиями» («Оправдание добра»). Розанова ладить с истиной.С. в области отношения его к евреям. Характерно то. заявлял. так что Соловьев считал себя вынужденным выразиться о «прискорбном неумении г. Он также сотрудничал в реакционных периодических изданиях – «Московские Ведомости». в которой сотрудничал и Розанов. издававшегося в Лондоне. «Русское Обозрение». в полемике с Соловьевым. можно применить пословицу: «скажи мне.Павел Гольдштейн он серьезно изучал и талмудическую литературу. Но здесь оно было нераздельно связано с религией. который эмигрировал за границу после убийства Александра II (1. Тихомиров публично раскаялся и отказался от своих 248 . что Розанов был одним из крайних противников Соловьева и выступал против него с резкой критикой в особенности за его. и я скажу тебе.

Часть шестая прежних революционных взглядов. письма эти загадочны: в них и угрызения совести. присоединился к крайним реакционным кругам и стал писать подобострастные письма оберпрокурору Святейшего Синода. Розанов.. получив на то его согласие. Это нашумевшее в свое время дело пресловутого мракобеса члена черносотенного «Союза русского народа» иеромонаха Иллиодора. В. Несомненно одно: "антисемитизм" Розанова и антисемитизм "Нового Времени" явления разного порядка» (Э. 87-88). и писал покаянные письма к еврейскому народу.. мрачные для еврейского народа дни. вернулся в Россию. Будучи отроком. Боже.В. Он питал органическое пристрастие к евреям и. Он. Голлербаха: «Очень любопытно было в Розанове совмещение психологического юдофильства с политическим антисемитизмом. и нежность. от своих врагов уж сам остерегусь». согласно поговорке: «Сохрани меня. Вспоминается мне другой случай раскаяния в евреененавистничестве. призывал в свое время к еврейским погромам за "младенца". от моих друзей. Впрочем. Я же другого мнения о юдофильстве Розанова. Жизнь и творчество. достоверным свидетельством могут служить слова его друга и биографа Э. Имя Розанова связано с подстрекательством к еврейским погромам в те пасмурные. просил сжечь все свои книги. содержащие нападки на евреев. Незадолго до смерти почувствовал раскаяние.. 1976. Париж. Одновременно проклинал и благословлял евреев. и насмешка. Голлербах. Касательно антисемитской части взглядов и деятельности Розанова. и после личного обращения к Александру III. по каким-то 249 . стр. архиреакционеру Константину Победоносцеву. который систематически произносил с церковного алтаря в Царицыне подстрекательные проповеди.. Голлербах простительно заключает антисемитизм Розанова в кавычки. я пережил кошмар кровавого навета в деле Менделя Бейлиса (1911-1913). замученного Бейлисом. призывая свою паству «бить жидов и спасать Россию». однако. Имя Василия Розанова вызывает во мне крайне неприятное чувство.

). А теперь перейду к следующему вопросу. спустя год. хотя против тебя подстрекал. правдивое раскаяние. В свое время я перевел это письмо на иврит. Направляй же! Тебе много дано. 250 . а по мере надобности и в двух номерах журнала? Буду Вам благодарен. 1912) под редакцией Абрама Давидовича Идельсона. если не замедлите ответом. способнейший народ. публично просил прощения у еврейского народа в своем письме к обер-прокурору синода Лукьянову (Победоносцев умер в 1907 г. С наилучшими пожеланиями и с сердечным приветом Вам и всем Вашим.. то я передаю ниже содержание письма в обратном переводе с иврита на русский: «Еврейский народ! Светило мира! Тебя в особенности прошу – простить меня! На тебя я нападал больше. Я намереваюсь написать статью на тему: В.. В июле сего года – восьмидесятилетие кончины Владимира Сергеевича Соловьева. что оно выражает искреннее. чтобы направлять его к вечной правде. жизнь и творчество.) и. Ты рассеян по всему человечеству. Честно и правдиво я до сих пор заблуждался по отношению к тебе. которую произвело в России письмо Иллиодора. личность. Спрашивается: есть ли возможность поместить такую статью в «Меноре». но так как номер газеты не имеется сейчас у меня под рукой. опубликованное в прессе. а также честно и правдиво я раскаиваюсь теперь. Я хорошо помню ту сенсацию. Соловьев.Павел Гольдштейн причинам. но поверь мне: крови твоей никогда не жаждал. много и делай!» Содержание этого письма производит впечатление. часть вторая (более подробная) – его взгляд на иудаизм и отношение к еврейскому народу. взбунтовался против церковных властей (в 1911 г. Оно было напечатано и в сионистском «Рассвете» (№ 49. без малейшего намека на иронию и насмешку. План статьи таков: Часть первая – краткое изложение его общих философско-религиозных взглядов. без мудрствований лукавых. чем на кого-нибудь другого. блестящий из всех народов. Прах убитых младенцев во время погрома мучит мою совесть! Прости же меня.

Часть шестая Ваш И. Маор. прекращавшиеся в иерусалимских больницах «Адасса» и «Бикур Холим» после электрошока и пребывания там некоторого времени. Михаил Михайлович. применимы слова царя Соломона: – «Никто из входящих к ней не возвращается и не идет опять по пути жизни» (Притчи. К философии. гл. так сказать. но переписывался одно время и очень любил читать его противопожарную литературу. а из неуклонной сердечной глубины повторить за Паскалем: «Бог Авраама. Розанов же шел по пути жизни. культуре. Да позволено мне будет сказать. и не невольно. благодарил Бога за то. что одолевавшие меня семь приступов сильнейшей аритмии. Бог Яакова. Вот Горький.19). что Он избавил его от искушения заниматься философией. сказали Вы о Розанове. Удивляло меня: как это неохристиане Религиозно-философского общества могли некоторое время считать своим человеком 251 . его истории. взглянуть какими-то гораздо более широкими глазами на основы нашей человеческой жизни. Гегеля. при удивительной помощи нашей израильской медицины. говорил он. дали мне возможность в «последние». Соловьева и многих других философов. что он. 2. писал в 1927 году из Сорренто в советскую Россию писателю Пришвину: «Верно. отдаваясь с полной верой в руки Творца Милосердного. когда я уже произносил «Шма»". Я с ним не встречался. Бог Ицхака. верно! Интереснейший и почти гениальный человек был он. задолго до появления на свет Спинозы. "как шило в мешке – не утаишь". который еще в XIII веке новой эры. Я давно уже обратил внимание на глубочайшую духовную реакцию аРош (Рабби Ашер бен Иехиеля). «минуты». ‫ירושלים ב''ה' בטבת תש''ם‬ ‫לידיד היקר יצחק מאור‬ ‫שלום רב‬ Дорогой мой друг Ицхак Маор! Я тоже давно не писал Вам. а не философов». которого уже никак не заподозришь в симпатиях к антисемитам и который благороднейшим образом проявлял симпатии к нашему народу.

что мы с Вами не виделись. с нашим страданием о человеке. Вы пишете. что для Вас.Павел Гольдштейн его – яростного врага Иисуса из Назарета и "христианского гуманизма"?» Да. отнюдь. любви к детям. открывающего нам глаза на живую жизнь. без «двойной мысли» о тех высших чувствах и душевных движениях. в синагоге. «Все мне там – пишет Розанов – казалось правдой и каким-то необыкновенно теплым. я очень много думал о глубокой невероятной «правдашней» нашей действительности. который только и должен составлять ядро и основание нашего особенного существования. с которым заключил Творец Превечный союз-завет. беспрерывное и вечное и вовсе не ветхое. которые я постоянно наблюдаю в окружающих меня людях в моем доме. точно внутри слов и строк струится кровь. в больницах. – не характерна для Израиля и его истории». Розанов в том мире философовидолопоклонников был одним единственным вестником чего-то совершенно иного. что «мысль Розанова о том. без теорий. с сильной радостью рождения. и менее всего чувствую возможность соглашаться с Вашим утверждением.19) . И как можно этот пламенный дар. бракосочетаний. что евреи благословенны за свою любовь к земному. – как Вы пишете. с муками потери близких людей. – ветхий. В призвании Авраама. в очень жизненных ситуациях. Мы каждое утро благодарим Творца Превечного. с большими переживаниями. с опасностями. Завет. а вызывающий у Вас «крайне неприятное чувство» русский человек Розанов «не мог насытиться этим "ветхим" Заветом». что «еврейство далеко не исчерпывается ветхозаветным иудаизмом». это дыхание нашей жизни назвать ветхим! Это может показаться довольно странным. 252 . имеющими большое значение в жизни каждого человека. при том родная!» За эти годы. дорогой друг. для одного из активных сыновей возрожденного Израиля. Вот. Мне хочется написать Вам так. брит-мила. связанных с бытом. основное понятие составляет – ‫אשר יצוה את בניו‬ ‫« – מען‬дабы он заповедал сынам своим» (Бытие 18. на откровение нашей иудейской жизни.

что он должен делать и соблюдать в этом земном мире. чтобы владеть ею. Где сможем мы найти подобное в мире душ?. благочестивый человек зрит Шехину.» Способность показать подлинную действительность до самих ее корней – эта способность великое качество иудаизма. дабы жить тебе и потомству твоему» (Второзаконие 30. в ясность. "о временах прежних. дабы ты жил и размножился. В свете сегодняшнего дня. благословение и проклятие. Гаон из Вильно взял в руку кисти видения (цицит) и со слезами на глазах сказал: «Как тяжко расставаться с этим миром действия. Только здесь. обращенный в мир. ходить путями Его и соблюдать заповеди Его и уставы Его. Мне мало известно. которой Всемилостивый одарил нас для выполнения ее в жизни мира сего. но вот отрывок из Масехет Шабат (88. – избери же жизнь. где благодаря легкой заповеди. наиболее отвечающий в символической форме мысли Розанова. Являясь Учением жизни. Сказали они Ему: 253 . – «Смотри. Да. когда заповедаю тебе любить Господа. к правде. Бога твоего. о жизнеспособности дома Израиля и. и смерть и злополучие. благословит тебя на земле. главное.19). ангелыслужители сказали Святому.. с мыслью о вечно животворящей и определяющей всю нашу земную жизнь Торе.Часть шестая воссоединяющим нам с мыслью о перворожденном. что евреи благословенны за свою любовь к земному: «Когда Моше взошел к Всевышнему.. она указывает человеку на то. Бог твой. один из мудрых людей нашего возрожденного Израиля пишет: «Тора дана человеку в нашем мире. в которую ты входишь. предлагаю тебе сегодня жизнь и счастье. которые были до тебя ".. на земле существует долг и возможность исполнить предписания.15. такой как заповедь цицит. Умирая. а Господь. надо видеть взгляд молящий и озаренный. для того чтобы отличить настоящее от поддельного. жизнь и смерть предложил я тебе. к истине.16. насколько Владимир Соловьев серьезно изучал талмудическую литературу. благословен Он: "Властелин мира! Что делает среди нас рожденный женщиной?" Сказал Он им: "он пришел получить Тору".2).

Павел Гольдштейн

"Береженую драгоценность, которую Ты бережно хранил в
продолжение девятисот семидесяти четырех веков до
сотворения мира, Ты намерен отдать смертному, плоти и
крови. Что есть человек, чтобы Ты помнил о нём, и сын
человеческий, чтобы Ты отличал его? Господи, Властелин
наш, сколь величественно имя Твое по всей земле! Ты
вознес величие Твое выше небес. Сказал Святой,
благословен Он, Моше: "Дай им ответ". Сказал Ему:
"Властелин мира, боюсь я, как бы они не сожгли меня
дыханием уст своих". Сказал Он ему: "Держись за Мой
престол и отвечай". Сказал он Ему: "Властелин мира! Тора,
которую Ты даешь мне, что написано в ней – "Я Господь Бог
твой, Который вывел тебя из земли египетской, из дома
рабства". Сказал он им: "В Египет вы ли спустились? У
фараона вы были в кабале? Почему Торе быть вашей? А что
еще написано в ней? – "Да не будет у тебя богов иных". Вы
ли живете среди народов, которые поклоняются идолам? А
еще что написано в ней? – "Не произноси имени Господа,
Бога твоего, всуе". Разве есть среди вас тяжбы (чтобы
произносить ложную присягу)? Еще что написано в ней? –
"Помни день субботний, чтобы освятить его". Разве вы
занимаетесь ремеслами и вам нужно прекращать работу?
Еще что написано? – "Чти отца твоего и мать твою". Разве
есть у вас отец и мать? Еще что написано в ней? – "Не
убивай", "не прелюбодействуй", "не укради". Разве есть
среди вас зависть? Разве есть среди вас дурные
побуждения?" Тотчас восхвалили они Святого, благословен
Он, как сказано: "Господи, Властелин наш! Как
величественно имя Твое по всей земле", а не написано: "Ты
вознес величие Твое выше небес».
Вот строки, дорогой друг, навсегда памятные для
«откровения жизни». А вот еще, но это уже из
«реакционера», как Вы его именуете, Розанова:
«Как бы Бог на веки вечные указал человеку, где
можно с Ним встретиться. "Ищи меня не в лесу, не в поле,
не в пустыне", ни – "на верху горы", ни – "в долине низу"
"ни в водах, ни под землею, а ...где Я заключил завет "с
отцом вашим Авраамом"». Поразительно.

254

Часть шестая

Но куда же это приводит размышляющего,
доискивающегося, угадывающего?" Да, Розанов был не из
числа доискивающихся.
«Бог мой! вечность моя! – писал он. – Отчего же
душа моя так прыгает, когда я думаю о Тебе... И все держит
рука Твоя: что она меня держит – это я постоянно
чувствую».
Это я тоже чувствую постоянно и везде.
А что вот чувствовал Владимир Соловьев, который,
по Вашему мнению, гораздо глубже Розанова понимал
еврейство?
Не хотелось бы мне, еврею, это цитировать, но,
очевидно, без этого не обойдешься. В предисловии к своему
сочинению «Духовные основы жизни» В. Соловьев пишет:
«Помимо Иисуса (из Назарета) Бог не имеет для нас живой
действительности... Бог не имеет для нас действительности
помимо Богочеловека Иисуса».
Надеюсь и верю, что Вы, при всей Вашей
веротерпимости, присоединитесь в данном случае не к
В. Соловьеву, который, как христианский философ и не мог
мыслить иначе, а к словам нашего мудреца Рамбана,
который в навязанном ему выкрестом Пабло Христиани
диспуте в июле 1263 года в королевском дворце сказал
следующее: «Неужели Творец неба и земли может быть
зародышем в чреве какой-то еврейки и развиваться там... и
родиться малым и беспомощным, а затем расти и стать
взрослым человеком, и его выдали в руки его
ненавистников... Такого не потерпит ни разум еврея, ни
разум любого другого человека...».
Невероятное для того мира идолопоклонников, в
котором жил Розанов, он пишет в своем гениальнейшем
«Апокалипсисе нашего времени»:
«Сын, дети в сынах человеческих всегда не походят
на отца, и скорее противоположат ему, нежели его
повторяют собою. Мысль о тавтологии с отцом,
неотличимости от отца противоречит закону космической и
онтологической целесообразности: Повторение вообще както глупо. Онтологически – оно невозможно.

255

Павел Гольдштейн

Посему, кто сказал бы: «я и отец – одно», вызвал бы
ответом недоумение: «К чему?» – «Зачем повторение?»
Нет, явно, что сын мог бы «прийти» только чтобы
«восполнить отца», как несовершенного, лишенного
полноты и вообще недостаточного. Без онтологической
недостаточности отца не может быть сына, хотя бы отец и
был «вечно рождающим» и даже только в сути своей именно
«рождающим». Но Он «рождает мир» и, наконец, имеет дар,
силу и красоту рождения, хотя бы даже без выражения ее на
земле или в истории. Вернее, Он именно продолжает и
доселе сотворять мир, соучаствуя всем тварям без
исключения в родах их; составляет нерв и нить ихних родов
и до человека, без преимущества цветку или человеку. Но,
чтобы «появился сын» как имянность и лицо, то это могло
бы быть только, чтобы сказать нечто новое земле и
совершить в ней тоже новое. Без новизны нет сына.
Сказать иное от отца и именно отличное от отца – вот для
чего мог бы «прийти» сын. Без противоречия отцу не может
быть сына. Так это и изложено в самом Евангелии. «Древние
говорят... А (но) – Я говорю». На самом деле это говорили
не древние люди, но – закон их, вышедший от Отца.
Возьмем же «око за око» и «подставь ланиту ударившему
тебя». «Око за око» есть основание онтологической
справедливости наказания. Без «око за око» – бысть
преступление и несть наказания. А «наказание» даже в
упреке совести (и в нем сильнее, чем в физике) – оно есть и
оно онтологично миру, то есть однопространственно и
одновременно миру, в душе его лежит. И оттого, что оно так
положено в мире, положено Отцом Небесным, христианская
«ланита» в противоположность Отцовскому (как и везде)
милосердию, – довела человечество до мук отчаяния, до
мыслей о самоубийстве, или до бесконечности обезобразила
и охаотила мир. Между прочим, на это показывают слова
апостола Павла: «Бедный я человек, кто избавит меня от
сего тела смерти». Это – прямо вопль Каина, и относится он
бесспорно к вине отмены обрезания, то есть к разрушению
им, уже совершенно явно всего Древнего Завета, при полном
непонимании этого Завета. Как и везде в Евангелии, при
«пустяках» ланиты, делая пустое облегчение человеку,

256

Часть шестая

Иисус на самом деле невыносимо отяготил человеческую
жизнь, усеял ее «терниями и волчцами» колючек, чего-то
рыхлого, чего-то несбыточного. На самом деле,
«справедливость» и «наказание» есть то «обыкновенное» и
то «нормальное» земного бытия человеческого, без чего это
бытие потеряло бы уравновешенность. Это есть то ясное,
простое и вечное, что именно характеризует «полноту» Отца
и Его вечную основательность, – кончающую короткое
коротким, – на место чего стали слезы, истерика и
сентиментальность. Настала христова мука, настала
христова смута».
Дорогой друг, неужели нельзя почувствовать, как все
эти мысли выстраданы умнейшим русским человеком,
поднявшимся на самую высшую ступень прозрения?
В сущности, я пишу так много оттого, что в Вашем
письме читаю довольно грустную разгадку заблуждений к
нашему пути и цели не такого уж малого числа евреев. И
дело здесь не только в Розанове, вызывающем у Вас крайне
неприятное чувство. Думаю, однако, что когда человек,
оставшийся один на один со своей совестью, «благословляет
нас во всем, как было время отступничества (пора Бейлиса
несчастная), когда проклинал во всем», – такой человек, по
определению наших мудрецов, в состоянии творить больше
добра, чем никогда в глазах людей не оступившийся.
Розанов писал, что «все сводится к Израилю и его
тайнам». К великому сожалению, многие в нашей стране,
принимая американский образ жизни и уподобляясь в этом
эллинистам времен Антиоха Эпифана, предпочитают
заветам Торы и соблюдению субботы языческие утехи
футбольных матчей и с уверенностью беспрерывно печатно
толкуют о том, что все сводится к Америке и ее капиталам.
Грехов много, что говорить, много.
Друг, я Вас ни к коей мере не нравоучаю. Я совсем
не знаю многого и, когда о себе думаю, ужасаюсь всей
прошлой грешной своей жизни. Но я уверен, что Вы в
письме этом прочтете мою человеческую боль. Вы все годы
с первой нашей встречи всегда были для меня примером
того, какими должны быть все; именно в Вашей

257

Павел Гольдштейн

благородной жизни, бескорыстии, беззаветной преданности
Израилю.
Каждое слово, сказанное в иудаистском журнале
«Менора», должно углублять смысл нашего иудейского
бытия. Многим кажется, что можно прожить и без иудаизма,
страшен для них антисемитизм.
Владимир Соловьев был из тех русских людей,
который писал, что Тора, данная нам, делает иудаизм «чемто бóльшим, чем ее видимая национальная форма, что
Израиль призван – стать деятельным посредником для
очеловечивания материальной жизни и природы, для
создания новой земли, где правда живет». Эти его мысли о
вере еврейского народа были опубликованы в журнале
«Менора» № 4 в декабре 1973 года. Вы пишете в своем
письме, что по прочтении моей статейки о В.В. Розанове в
журнале «Менора» № 18 никак не могли сразу
сосредоточиться. Я тоже прервал свой ответ Вам, так как
только 17 февраля вернулся из Тель-Авива, где находился
для
тяжелейших
исследований
моей
сердечной
деятельности. О, много, что есть сказать Вам, но в той части,
где Вы спрашиваете о возможности опубликования в
«Меноре» Вашей статьи об общих философско-религиозных
взглядах В. Соловьева, отвечу, что невозможно, ибо его
основной тезис, что не Синайское откровение – событие
историческое, всемирное и всечеловеческое, имеющее
значение и для всего мира, а «христианство явилось как
добрая весть всему миру», а это для каждого, даже самого
веротерпимого еврея, верующего в Единого Творца
Превечного, есть уже ни что иное, как «авода зара».
Слишком глубока разница между тем, что чувствует,
думает и желает то поколение молодых выходцев из
советской страны, к которым обращает свой свет «Менора»,
и теми духовными основами жизни в мировоззрении
Владимира
Соловьева,
которые
неотделимы
от
нравственных христианских проблем. Бесспорно, что
Владимир Соловьев – это совершенно исключительная
личность. Соловьев к концу дней своих писал «Философию
библейской истории». Однако, многое из того, что должно
было войти во вторую и третью части этого исследования,

258

Часть шестая

составило впоследствии содержание французской книги
Соловьева "La Russie et L’église universelle"
В заключение добавлю, что мне хотелось бы быть
как можно правдивее друг перед другом.
Все мои близкие желают Вам всего лучшего.
Всего доброго Вам Ваш ‫גולדשט''ן‬.‫פ‬
12.III.1980 ‫אשדות יעקב )איחוד( כ'ד באדר תש''ם‬
Моему дорогому другу П. Гольдштейну Шалом!
Дошедшая до меня весть, еще до получения письма
от Вас, о Вашей болезни меня крайне обеспокоила; поэтому
я был так рад получению подробного письма, ибо оно
служит явным признаком улучшения Вашего здоровья.
Касательно разногласия между нами по вопросу об
оценке Розанова, то я склонен думать, что оно проистекает
из того, что Вы судите о нем в интеллектуальной плоскости
(«Этот умнейший из умнейших русских людей»), я же сужу
о нем в этической плоскости. Вдобавок, если я не ошибаюсь,
то Вы придерживаетесь библейского фундаментализма, я же
склонен к более либеральному толкованию Библии. Этот
мой подход Вы подвергаете строгой критике, как
показывает следующее Ваше предложение: «В Вашем
письме читаю довольно грустную разгадку заблуждений к
нашему пути и цели не такого уж малого числа евреев».
Спрашивается: кто заблуждается, и кто не заблуждается?
Два «дома» (школы) Гиллеля и Шаммая, которые
просуществовали, как полагают, около ста лет, – какая из
этих двух школ заблуждалась? Кто из этих двух великих
мудрецов Талмуда был прав и кто заблуждался – ригорист
Шаммай,
или
облегчитель
Гиллель?
Согласно
талмудической традиции (трактат Эйрувин, лист 13, стр. 2)
послышался Глас Свыше: «Эти и эти они слова Бога живого
(существующего), но постановление согласно дому
Гиллеля» – ‫אלו ואלו דבר' אלוהים חיים הן והלכה כבית הלל"יים‬
Другими словами, в контроверзах между этими
двумя школами никто не заблуждается, и толкования обеих
сторон одинаково легитимны; однако, постановление в его
применении к требованиям жизни – по школе Гиллеля.
Итак, иррационально или рационально, но народ отказался

259

а в конце дней своих стал саддукеем. Таких примеров было немало и в более поздние поколения. простым смертным. 260 . жизнь и творчество".. личность. Для большего освещения метода Гиллеля (‫)הלל הזקן‬ следует привести один из характерных для него афоризмов.Павел Гольдштейн принять ригоризм Шаммая и выказал определенную склонность к облегчению Гиллеля. Соловьева». Он.. В этом примере подразумевается Иоханан Гирканос. Итак. в дальнейшем несколько слов о недоразумениях. «мораль сей басни такова»: нам. Мы можем только стремиться к ней и искать путь к достижению ея. глава II. а тем паче в области верований. Он все время был приверженцем фарисеев. Собственно говоря. Комментатор Раши дал этому изречению Гиллеля объяснение путем следующего примера: Иоханан был в течение многих лет первосвященником. что считаете невозможным опубликование в «Меноре» моей статьи «об общих философско-религиозных взглядах В. Вы пишете. чтобы ознакомить израильского читателя с Влад. А кто из нас заблуждается. До сих пор – о разногласиях. я поставил себе целью опубликовать в местной периодической печати. По этому же пути шло и дальнейшее историческое развитие еврейства (Гиллель в противовес Шаммаю и рабан Иоханан бен Заккай в противовес зелотам. План статьи таков: часть первая – краткое изложение его общих философско-религиозных взглядов. «Гиллель говорит (поучает): не будь уверенным в себе до самой смерти» (трактат Авот.). был первосвященником и одновременно также князем-управителем (Наси) Иудеи. Соловьев. а на старости лет вошел в конфликт с ними и примкнул к их противникам саддукеям. Соловьевым. сын Симона Хасмонея. не дано познать в земной жизни абсолютную правду в области мнений. и имеются даже в наши дни. часть вторая (более подробная) – его взгляд на иудаизм и отношение к еврейскому народу». и кто идет верным путем – одному Господу Богу известно. «мишна» 4) . Но вот что я писал Вам по этому поводу: «Я намереваюсь написать статью на тему: "В. как и его отец (Симон).

Исходя из предположения. Да ниспошлет Вам «Дающий утомленному силу» (Исайя 40. Второе недоразумение. V): «Спор во имя Неба (Божие) когда-нибудь приведет к цели. Как видно. без какого-нибудь умаления качества написанного. что я мыслю на нашем языке. я отдаю ее в печать. ибо наша переписка с Вами была во имя Неба. высказанные Вами и мной. что Вы видите в этом моем обозначении умаление написанного Вами. Ваше письмо и рад был ему. Но так как собранный мной материал весь на русском языке. Из Вашего письма я понял. Но это ведь сплошное недоразумение. то напишу статью порусски. и все это (устно или письменно) я перевожу в уме с еврейского. 15. то я предложил Вам. я глубоко уважаю и Вашу убежденность. то я перевел – «статейка». Примите во внимание то. Но так как ‫רשמה‬ означает также заметку. дорогой друг Ицхак Маор. о чем Вас и уведомляю. 261 . мой «перевод» вышел неудачным. а спор не во имя Неба.מאמר‬в более узких размерах – ‫רשמה‬. представляют большой интерес не как просто личная переписка.Часть шестая этим истинным праведником из народов мира. Статья в широких размерах на нашем языке называется ‫ . Получил. и если он причинил Вам огорчение. что я Вам писал. Ваш И. Маор. Причем считаю элементарным долгом добросовестного писателя изложить вкратце и общие взгляды философа. а потом переведу на иврит.29) доброе здоровье и долголетие.1980 Дорогой друг! Как сказано в трактате Авот (гл. В моем письме к Вам я упомянул Вашу «статейку» о Розанове. а не только его мнение о еврействе. что редакция «Меноры» будет заинтересована опубликовать статью. Несмотря на мою полную убежденность в том.III. то я очень сожалею об этом. с точки зрения количественной. Каков спор во имя Неба? Это спор Гиллеля с Шаммаем». Привет всем Вашим близким. Так как мысли. хотя мне лично этого не нужно. к цели не приведет.

что единственные советские романы. в частном письме). что речь идет о Пастернаке. Ваши читатели. Но могут быть среди них и такие. что Вы нашли нужным цитировать из его послесловия к ужасному русскому переводу «Лолиты» пассаж. кажется. запоздавший выходом?) номер «Меноры» и. на которые намекает Набоков (после тоже грубых и не очень умных поносительных слов о Хемингуэе.. это – «Тихий Дон» и «Доктор Живаго»! 262 . Глебом Струве 19 декабря 1977 г. писателя. в котором он о докторе Живаго говорит как о «лирическом докторе с лубочно-мистическими позывами. орогой Павел Юльевич! Получил сегодня № 13 (августовский. может быть. но менее грубо. прочтя первым делом Вашу статью о Набокове. в отличие от Набокова. Правда. единственный случай. Можно сказать: из песни слова не выкинешь – написал Набоков и написал. Переписка с проф. увидев. мещанскими оборотами речи и чаровницей из Чарской» (вот уж – «для красного словца.Павел Гольдштейн Все мои шлют Вам лучшие пожелания – Ваш Павел Гольдштейн. был немало шокирован. вероятно. которого они. когда он сказал это по-русски в печати (мне он раз написал в том же духе.»). не раскрывая для читателя того факта. что ж поделаешь? Но ведь Вы сочувственно цитируете эти слова. которые знают.. это. не относят к советской литературе. даже не сообразят. с которым мы когда-то были большими друзьями и которого я один из первых среди русских критиков приветствовал и высоко оценил как русского. Фолкнере и Сартре). так как Набоков говорил это не раз. Зачем было напоминать читателям об этом недостойном Набокова выпаде против Пастернака? Правда.

которая может повести к заблуждениям гораздо более значительным. Пастернаком. как объявляет об этом в своих рекламах агентство Неманиса: «мир знал под именем "Лара". Пастернака «Доктор Живаго». Немножко поболел. Представляю себе. сквозь фортку 263 . Мир встревожило то. другая заявка. что стало явным для всех после смерти тирана. ибо всегда следует прислушаться и остерегаться впасть в ошибку. думается мне.Часть шестая А набоковский перевод «Лолиты» – что бы ни думать о самом романе – ужасный с литературной точки зрения. Этот роман никоим образом нельзя сравнить с тем лучшим. решил перечитать ставший таким знаменитым роман Б. Набоков именует «чаровницей из Чарской» и которую. на мой взгляд. что было сочинено Б. Разумеется. пришел к первоначальному впечатлению и к полному согласию с очень точной оценкой Владимира Набокова. та. все определяющей тональности книги. когда лежал в больничной палате Адассы. Не желая терять привычку внимательного отношения к прочитанному. теперь сама рассказывает подлинную историю этой воистину триумфальной любви» (!?). а теперь все вроде в порядке. За письмо – благодарен Вам. конечно. Ваш Глеб Струве Иерусалим 17 января 1978 г. (5738) Дорогой Глеб Петрович! Получил Ваше письмо-упрек. и чем он мне когда-то был дорог как поэт. и уж не то было состояние. при котором хотелось бы «ладонью заслонясь. какой успех будет иметь это новое произведение у широкого круга любителей подобного жанра. а перечитав. как бы в унисон той единой. У покойного Бориса Пастернака была. что каждый пользуется той эстетической пищей. в которой чувствует потребность. тоже. недостойный Набокова. и надо признаться – с большим трудом. которую В. но не случайно. в отделении сердечнососудистых болезней.

это так: к глубокому сожалению надо признать. Писать о нем затвержено и привычно. Мы далеки еще от этого идеала». «и писать о нем (о том страшнейшем времени) надо так. что роман «Доктор Живаго» очень далек от такого идеала. Пастернака на язык западного обывателя. … не только бессмысленно и бесцельно. человека иного мирочувствования. отчего придти в такое состояние. согласно той же книге Когелет. ибо. заявлял поэт в своем "Биографическом очерке". Нет в нем такой глубины. Ну. перевода с языка собственного пафоса Б. прочитав эту книгу еще тогда. Тут как бы два полюса: на одном «раздался общий вопль» – как определено такое состояние Пушкиным в его «Борисе Годунове». а десятилетия в атмосфере грандиозной до феноменальности лжи и совращения. что там есть такого. при первом выходе ее в свет. писать бледнее. слепоте или доведенные до крайности чудовищными пытками в тюремных застенках и невообразимыми многолетними муками в страшнейших лагерях. Что-то трудно себе представить вальс на тему «Процесса» Кафки или даже на тему располагающего по своему аллегорическому названию к такой музыкальной форме страшного по глубине «Приглашения на казнь» Набокова. никак не мог понять.Павел Гольдштейн крикнуть детворе: "какое милые у нас тысячелетье на дворе?"» Для людей определенного мирочувствования. не два и не год. Да. писать не ошеломляюще. а по большей части по глупости. чтобы замирало сердце и подымались дыбом волосы. «время говорить» и писать о времени и о себе. и весьма характерна голливудская кино-аранжировка этого романа с пикантным вальсом в виде. чем изображали Гоголь и Достоевский. Для Бориса Пастернака. наступило. пребывая не день. согласно книге Коѓелет (Экклезиаст) наступило «время собирать камни». не могли теперь в глубине души своей уклониться 264 . и я. наиву. отчего было так много шума. писать так низко и бессовестно. за рубежами Советской России такой шум был вполне понятен. люди не только по злому умыслу. так сказать. И было.

пострадать. который необходимо было сделать своей «второй натурой». посредством чего встревоженный человек получает возможность. связывающей прошедшее с будущим во вновь обретенном равновесии. из которой она выходит с победой. как объективная реальность во всей глубине ее духовной стихии. кроме самого себя. о которой небезызвестный В. желая успокоиться. один из тех многих. в «Про это» Владимира Маяковского и в его «Бане». ходульна. И вот.Часть шестая от оценки вынужденного обстоятельствами личного своего поведения в те годы всеобщего кошмара. «Я один. но. предъявляя при этом категорическое требование всем. воспринимаемом как эстетическое целое. По выражению и по смыслу. С этой точки зрения силы творческой личности испытываются в борьбе с собственной душою. что по существу явилось только бегством от огромной творческой задачи выражения нечто совершенно отличного. воспринимаемого в духе Псалма Давидова: «Ведь я сознаю вины свои. и в первую очередь у Б. Мы чувствуем это на другом ее полюсе в поистине нетронутом распадом провидческом голосе Достоевского в «Бесах». что существует для советского строя «опасность» 265 . в «Процессе» Кафки. лишала изначально эту книгу настоящей глубины в двояком смысле – глубины идеи и глубины явления. стало тем идеалом. мириться с самим собой. как писал когда-то Розанов. писал 9 марта 1930 года в газете «Правда». насущная потребность. у пишущих людей. Ермилов. «категории обаятельности». являясь подлинным выражением жизнечувствования автора романа «Доктор Живаго». Пастернака явилась вошедшая в двухтысячелетнюю традицию известного мироощущения. все тонет в фарисействе». в независимости в каком мирочувствовании ее рассматривать. Пастернака открытие «довольно опасной». в объективно-достоверной «России кровью умытой» Артема Веселого и «Конармии» Исаака Бабеля. кто ускорил смерть поэта. в «Приглашении на казнь» и «Даре» Набокова. эта фраза банально-вычурна. подводя итоги страшнейшего периода времени. всегда у меня перед глазами грех мой». Для Б.

куда можно спрятаться. уложить в прокрустово ложе Мещерского-Гуля. «Зная. И нет никакой уверенности. все то. стремительным временем. в наши дни в Соединенных Штатах Америки в «Новом Журнале» – его редактор Роман Гуль совсем уже с другого угла зрения – с позиций давно почившего князя Мещерского. по его разумению. Увлеченный. даже в своем замкнутом мире. Разум призван помочь человеку отличить существеннейшие свойства тех или иных явлений. – В. как говаривали римляне. Ермилова и ему подобных. Пастернак. предает гораздо более страшному остракизму не только покойного Маяковского. чем в стихах. не появись на свет «Доктор Живаго». Но на свете живут и не только Ермиловы. что не был бы предан такому же остракизму Б. кто. которым он располагал в первом наброске пьесы».Павел Гольдштейн вследствие того. Мейерхольд. А человек выходит посмотреть на мир с определенным настроением. что нам может казаться случайным. Маяковский и многие другие. очень голит поэта как человека. сочиненного им до романа «Доктор Живаго». что «победоносиковщину» он. Маяковский отобрал у Победоносикова партбилет. исходит из провидения. 266 . чем Горький. Есенин. которое ему хотелось бы выразить в стихах. «Лейтенант Шмидт». заполнял свои автобиографические заметки невинными порывами веры и сокровенными мыслями о том. будет ли это добро или зло. знать mores multorum hominum. подхваченный. но и ныне здравствующего Синявского. ибо проза. как тонко было замечено Зинаидой Гиппиус. Ведь очень трудно автора поэм «Девятьсот пятый год». и в силу этого чрезвычайно важно. Однако. а в особенности «Стихотворения Юрия Живаго» на евангельские темы. Б. «Высокая болезнь» и многого другого. что на свете живут и Ермиловы. «кустов». – писал по этому поводу Вс. В. Например. Пастернак с гораздо большей страстностью и дифирамбичностью. так же как и в прокрустово ложе В. Как раз для человека-то в прозе гораздо меньше. Маяковский. «увеликанивает» до таких пределов. или в переводе на русский язык: нравы многих людей. при которых она перестает выражать что-либо конкретное.

он позволил морю разбушеваться. Но здесь задолго до окончательной неудачи. Вот. его готовность не считаться ни с чем. что они не могут повторяться часто.Часть шестая «управлял теченьем мыслей – и только потому страной». ураган пронесся с его благословения». конечно. его зажигательные речи. чем осознанное 267 . О. с его благословения! «Но неужели – как писал в те же годы Маяковский: Неужели про Ленина тоже: «вождь милостью божьей»? Слова. как когда-то говорил Гораций и потом повторял за ним Шкловский. и осыпаются. одно общее. вместе с остротой его ниспровергающих. воззвать к самым затаенным и заветным его чаяниям. требовательность и стремительность. ради немедленного создания нового невиданного мира. обнаруживается нечто такое. меняются. Пастернак потерпел со своим романом «Доктор Живаго». если оглянуться назад. что он писал в то время: «Ленин. редкие в летописях человечества и требующие от него столько предельных и сокрушительных сил. Все они – исторические исключительности или чрезвычайности. даже с ведшейся еще и не оконченной войной. Он с горячностью гения. не колеблясь. Как бы ни отличались друг от друга великие революции разных веков и народов. единственной и необычайной. лицом и голосом великой русской бури. есть у них. насмешливых обличений. Ленин был душой и совестью такой редчайшей достопримечательности. они рождаются. он не побоялся кликнуть клич к народу. покоряли противников и вызывали восхищение даже во врагах. не имеющая примера смелость его обращения к разбушевавшейся народной стихии. дорогой Глеб Петрович. которую Б. взял на себя ответственность за кровь и ломку каких не видел мир. его неторопливость и безоговорочность. что задним числом их объединяет. его в глаза бросавшаяся прямота. поражали несогласных. как листья на деревьях. конечно. неожиданность его появления из-за закрытой границы.

собственное с чужим. вижу миллионы. исскрежещенным в звериный лязг. гвоздями глаз. сердцебиеньем. только эта кровная связь давала возможность бросающемуся с небес поэзии в коммунизм русскому поэту Маяковскому громогласно в самом начале заявить: Не Ленину стих умиленный. как мне кажется. Кожа на моих руках тонка. давно уяснил для себя тот непреложный факт. что: Счастлив. другую сторону которой выявляет только горький опыт. зубом.Павел Гольдштейн связывается с неосознанным. Пастернак. 268 . Может. И оставить совершенно определенное в своей исключительности для 1923 года свидетельство в поэме «Про это»: «Столбовой отец мой дворянин. голосом. Всем детством с бедняком Всей кровию в народе. Но дыханием моим. ежью кожи. как раздвоенная сущность. В бою славлю миллионы. я стихами выхлебаю дни. Б. И действительно. каждым острием вздыбленного в ужас волоса. миллионы пою. дырами ноздрей. кто целиком Без тени чужеродья. и не увидев токарного станка.

Этой же способностью обладал. ибо эта способность прирожденна ему. останься Маяковский жив. В полной мере обладал и Исаак Бабель этой способностью в понимании склада души чуждого народа. И именно это и дало ему возможность за год до смерти преподнести в духе острейшей гоголевской прямолинейности обобщающий образ Победоносикова – того монументального хама. ибо эта способность прирожденна ему была. как «поставить точку пули в своем конце». как истинно совершеннейший выразитель высот русской культуры. 269 . но ведь и Пушкин был певцом империи и свободы. как глубоко заметил Достоевский. в сон не приемлю. Но. Владимир Набоков. дама. в день. и он писал поэму о Ленине. После этого не оставалось другого выхода. который весь наш земной мир держит сегодня в страхе. как истинно совершеннейшему выразителю русской души». валет» – Германии мог бы позавидовать любой американский и немецкий писатель. он был бы уничтожен так же. потому что. ненавижу это всё. как был уничтожен его друг Мейерхольд. в зиму.Часть шестая гнева брови сборами. как истинному выразителю еврейской души. в лето. как были уничтожены Бабель и Артем Веселый. триллионами пор. Конечно. дословно – всеми порами в осень. которых Маяковский впервые опубликовал в своем журнале. как то мог делать Пушкин. которому в изображении в «Лолите» Америки или в «Король. «никто не проникался так нравами и пониманием склада души чуждого народа. в весну.

кто ни единой строчкой не отозвался на гибель шести миллионов евреев. и многим другим.В. Пушкин.Павел Гольдштейн Борис Пастернак являл собою трагический пример совершенно противоположных свойств. что своей глубочайшей интуицией провидчески понял русский мыслитель В. и не произносили слов. или Ахматова. нескончаем». Б. по его собственному выражению. 270 . почти единственный из поэтов нашего времени. Пастернак. то есть уничтожиться теперь. – что «все сводится к Израилю и его тайнам». Мне кажется. или Цветаева могли бы что-либо подобное посоветовать своему народу. действительно. кричали на народ. что не только не дано ему было. кажется. и Акиба. все тонет в фарисействе». как раньше». но никогда "торжественно не становились в позу". при которой происходит деформация истинного облика вещей с появлением «лирического доктора с лубочно-мистическими позывами. Поразительна по оторванности от народа эта фраза: «Я один. которая связывала бы его чем-нибудь с тем. кричали. или Блок. Ощущение кровной душевной боли всегда врожденное. и «Симон Праведный. нельзя научиться и выучиться. бегали. Чудовищно предположить. чтобы. но даже паутинки не осталось. или Достоевский. например. Розанов. Пастернака евреям: «не называться. и город. оторвавшимся от еврейства евреям. Вы хорошо знаете роман «Доктор Живаго». воистину проклятых. Единственно в чем они "прегрешили против Евангелия" – это. что так любили и Храм. Он настолько отступился от своего народа. и я не стану здесь цитировать кощунственных советов Б. уже без душегубок. А что же такое фарисейство? Если не хотел дело иметь с евреями. мещанскими оборотами речи и чаровницей из Чарской». суетились. что в какой-то степени это та исходная точка духовно-творческого поражения. понять то. что эти «фарисеи». «разойтись». «как воздух. как. кто. Этому. «не сбиваться в кучу». то мог хотя бы у того же Розанова прочесть. и народ…». впрочем.

и тогда. мир все больше погрязает в маниакальных преступлениях. но. нужны были. юноше. А ведь как поэт. Пастернаке мыслитель был гораздо ниже поэта. что покаянное самосознание в своем действии узнает тогда на тяжелом опыте развитую природу действительных поступков. что. – и тогда. когда оно в непреодолимых обстоятельствах подчинялось разного рода человеческим и анти-человеческим законам. Пастернака. которая в своем действовании выявляет исключительную неповторимость. Сегодня. Религия Б. Я столь подробно остановился в связи с Вашим письмом на «Докторе Живаго». от удивительного по глубине розановского «Апокалипсиса нашего времени». В Б. жаловался на это одиночество. как писатель в свое время он был очень одинок. при которой все труднее становится людям понимать истину. что самосознание внутри народа движется от всеобщего до особенности. Ведь совершенно справедливо было замечено. и зачастую нельзя 271 . что в его иудейских предках вызывало величайшую надежду и отказ от чего вызывал в них всегда величайшую тревогу. Цветаева. долго потом вышагивал от одного конца Брюсовского переулка до другого.Часть шестая Соблазнительно усмотреть перст Божий в постигшем Пастернака поражении. в отличие. Набоков. вероятно. до единичной индивидуальности. чтобы быть свободным от того. дорогой Глеб Петрович. запечатано в хранилищах Моих». чем В. то есть его поиски истины в христианстве. когда оно подчинялось Божественному. как сказано в Книге Божьей: «Сокрыто же это у Меня. схватив меня за руку. он мне. Не менее одинок и не понимаем. чем М. рассматривая роман и его автора в нескольких контекстах и направлениях. этот роман внес в мир ту смутность мысли. Еще в моей юности. именно потому. например. получив всемирную известность. когда я прочитал ему у лестницы «Дома Союзов» (бывшее Дворянское собрание) его чудесное «Определение поэзии» и он. ему в романе для того. А самое главное – это то. некоторую негативную по отношению к себе действительность.

ни «экзистенциалист» Сартр. что побуждением к написанию такого длинного письма было мое уважение к Вам. к сожалению. настойчивости. что мой «упрек» Вас очень задел. Ответить сколько-нибудь пространно. Псалм Давида – «вот существо всего дела». но исключительной предприимчивости. Cal. я надеюсь. раз Вы. Именно он примиряет человека с жизнью. По письму моему Вы видите.Павел Гольдштейн понять. уверенности в себе. в этом мире в большинстве случаев достигают наибольшего успеха и известности люди весьма скромных способностей и весьма небольших и неглубоких познаний. поймете. Вижу. не могу: 1) потому.. главное. К роману Пастернака я отношусь далеко не без критики. Постараюсь это вкратце объяснить. пишем «мимо» друг друга. а 2) потому. Гольдштейн 1154 Spruce Berkeley. что занят одной очень запущенной срочной работой. ни лирический доктор с лубочно-мистическими позывами. этот духовный наставник «новой левой» всех мастей и окрасок. 94707 26-1-78 Дорогой Павел Юльевич! Я получил вчера Ваше длинное заказное письмо. несмотря на только что перенесенную серьезную болезнь. как бы она ни была тяжела вследствие всего пережитого человеком. жажды величия и. уделили моему письму столько внимания. Ваш П. мне кажется. что мы в каком-то смысле. И тут уж никак не помогут высвободиться современному поколению из пелены сумрака и дремы и не искривлять путь свой глупостью – ни «картонные тихие донцы на картонных же хвостахподставках. как меня взволновал Ваш упрек. И как всегда это было и ранее. мещанскими оборотами речи и чаровницей из Чарской». В нем с литературной точки зрения есть много 272 . ни страстный любитель боя быков Хемингуэй. происходит ли это все наяву или это горячечный бред больного воображения. как мудро утверждал Розанов. и.

которую я никогда не ставил высоко – он это. хотя Набоков с годами писал все реже и реже. а потому охладевал ко мне – и которую Вы как 273 . по-видимому. После войны мы встретились только раз – в 1947 году в Нью-Йорке. где я ему устроил несколько русских и английским выступлений. что Вы. с 1925 по 1939 год мы с ним много переписывались и два раза встретились в Лондоне. дружил с ним. Но переписка наша некоторое время спорадически продолжалась.... Он был одарен огромным литературным талантом и гениальным видением. Но под суждением Набокова – хотя и он. верующего православного. и как Вас-то. Мне сдается. в Берлине 1922-24 гг. Но. Приведу на всякий случай то. и с годами он все больше и больше уходил в словесную игру. не тошнит от докторского нарочито церковно-лубочно-блинного духа. которой Вы его подвергаете (Набоков от нее просто отмахнулся бы – эта сторона. думаете. которой предавался со страстью (поэтому все его английские романы. повторяю. вопреки тому. ему было мало что сказать. поручая жене писать за себя (все же у меня есть и его письма из Швейцарии). всё другое в нем его просто не интересовало – подписаться не могу: вижу в нем все-таки и интересную и значительную вещь. осуждал роман как литературное произведение (просто плохое). Я очень хорошо знал Набокова. У другого Бориса (Зайцева) все это выходило лучше. А мыслителем он вовсе не был. чувствовал. и это делало его большим писателем. Я не уверен. 1) Вы считаете его умным человеком и даже как будто «мыслителем».Часть шестая промахов. включая «Лолиту». что Набоков написал мне в частном письме о романе: «Мне нет дела до "идейности" плохого провинциального романа – но как русских интеллигентов не коробит от сведения на нет Февральской революции и раздувания (sic) Октября. его просто не интересовала). в сущности. что в Вашей оценке Набокова и подходе к нему есть две большие ошибки. мне кажется. что он был умен (иногда очень даже сомневался в его именно уме в общепринятом смысле слова). А стихи доктора "Быть женщиной – огромный шаг"». Война разлучила нас.. хотя могу понять и ту критику. Потом.

я думаю. было с известного момента (в одном из ранних стихотворений он его «воспел») очень отрицательным. слабее почти всех его русских вещей). Таково же. как бы ни относиться к нему. Что касается так широко (и. но есть среди них и замечательные (и как раз религиозные). Набоков – очень интересный случай на редкость одаренного писателя. совершенно лишенного духовности. как видите. отвергал огульно все стихи доктора Живаго. 274 . Но Вы видите в этом романе то. А Розанов как писатель – а тем более как «мыслитель» – для Набокова. ознакомившийся с рукописью (по крайней мере. частично). который Пастернак сам сформулировал. Вы. даже враждебно. позитивиста. по-видимому. что «Доктор Живаго» далек от идеала.Павел Гольдштейн будто очень цените. Не было ее. религиозной «инспирации» которого. Не буду спорить. что в Вашем письме в «защиту» Набокова Вы ссылаетесь на таких писателей как Достоевский и Розанов. «просчеты». хотя наперед настроен скептически. пожалуй. Я – тоже. что я не зашел бы слишком далеко. дал мне понять.. В каком-то смысле Набоков-писатель был больше самого себя. Набокову они ничего не говорили и не могли говорить. безвкусно – согласен) рекламируемой сейчас Нейманисом книги Ольги Ивинской. как довольно банального безбожника. Но для Набокова самый идеал был неприемлем. я вижу.. 2) Он был совершенно чужд религии. как иногда можно было бы подумать. разумеется. то я ничего о ней сказать не могу. и секрет). чтобы эта бездуховность была просто позой. Уже по этому одному он не мог оценить романа Пастернака. если бы определил Набокова. мне кажется. чего сам Набоков не замышлял. очень высоко ставите «Приглашение на казнь». Отношение Набокова к Дост<оевско>му. Довольно показательно. как к писателю и мыслителю. нельзя отрицать. а к христианству относился. И он. Я думаю. может быть. я бы сказал. и в человеке. Вы говорите. В этих стихах есть. что это – вещь очень незаурядная. хотя это. Не думаю. Но один мой хороший знакомый в Оксфорде. не существовал. как Вы знаете. мнение переводчика (Макса Хэйворда.

«Для меня – писал Набоков в послесловии к "Лолите" – рассказ или роман существует. где-то. дорогой Глеб Петрович. наверное. только поскольку он доставляет мне то. Оно меня убедило в том. достаточно для того. неудовлетворительный ответ. книги Набокова ведут к тем чувствам. И исходя из этого критерия. 275 . чтобы понять. при котором чувствуешь себя как-то. с особой наглядностью сказывается совершенно необходимая между людьми способность постичь и принять этот свободный обмен мнений. никогда его не любил. Всего Вам доброго – и. дорогой Глеб Петрович. Вы. То. В этом большая свобода. я понимаю. что я написал о Набокове в журнале и в письме к Вам. Пастернак всегда должен был ему казаться slovenly (не подберу подходящего русского слова – это не просто «неряшливый»). которое очень располагает к ответу. за письмо. прежде всего здоровья. следуя голосу своего сердца. чем Вы. когда два человека. исходя из единственно возможного для определения подлинно великого искусства религиозного критерия. Ваш Г. где искусство (т. что когда-то ценили и любили Пастернака-поэта. что попросту назову эстетическим наслаждением. насколько я знаю. как особое состояние. Иерусалим Спасибо Вам. чемто связанным с другими формами бытия. прямо и доверчиво все говорили бы друг другу.С. По моему же разумению. что вместо того чтобы выразить высшую человечность своей божественно-человеческой природы и данный человеку свыше талант. творчество Набокова является лишь отпечатком его умелого писательского занятия. в свой черед. 14 февраля 1978 г. И тут. а это.Часть шестая Ну вот. Вы считаете. е. Вы говорите. может быть. которые можно назвать высшими и лучшими. что я воспринимаю Набокова и его творчество по-иному. совершенно правы. что возможен такой доброжелательно-живой разговор на расстоянии. Набоков. когда ставите вопрос о творческой природе Набокова. простите за этот краткий и.

нежность. гармонии. я привез в Коктебель набоковский «Дар» в журнале «Современные Записки» и читал его покойной Марии Степановне Волошиной несколько вечеров подряд. дорогой Глеб Петрович. которые отвращают от заблуждений и устремляют к исстари чтимому и освященному поколениями идеалу этического характера. содержащего в себе некое священное. в этой удивительной книге много неба». Эта мучительная жажда нежности. сказала: «Да. она в конце чтения сидела долго молча и. неизменно на добро направленной волей.1980 ‫תש''מ‬ 276 . П. будучи еще в России. а об установлении более тонких различий и о выработке таких критериев. которое и является источником творческого совершенства? Когда в 1960 годах. В нашем с Вами разговоре. речь шла не о борьбе двух мнений.Павел Гольдштейн любознательность. восторга не есть ли основная примета высшего творческого качества. стройность. Гольдштейн Иерусалим. доброты. чистое намерение связано с творческой. восторг) есть норма». доброта. наконец. В идеале этом – ясная мысль. возвышенное начало. Будьте здоровы и всех Вам благ.

Памяти Леи Мучник-Гольдштейн Слово о Лее… еи не стало 4 мая 2005 года. Нет уже с нами и Нины Елиной (1916-2007)… Благословенна память обеих… 1920-2005 277 . Спустя некоторое время Нина Елина предложила собрать в одну брошюру все те тёплые слова. которые хотел бы высказать каждый из её друзей.

СЛЕЗ И ПОТЕРЬ – НО И СЧАСТЬЯ ВСТРЕЧИ. Все – невозможно тоже. кто имел великое счастье быть знакомыми с нею.. Ничего – невозможно. несмотря на все попытки осквернить ее.. ее евреев. неисчерпаемо великой и бесконечно любящей души. чтобы любили ее не только те. Она любила свой народ. невестку Нехаму.. благословенна память ее – или все или ничего.. а потому так нужно.Раиса Эпштейн Памяти Леи Мучник-Гольдштейн Лее (Люсе) Мучник-Гольдштейн. мало было таких и в прошлом. ОБРЕТЕНИЯ. остающаяся нашей.. ее внутреннюю музыку. воспевающие Святую Землю. несмотря на все попытки предать ее. 278 . которая была для нее не абстрактной идеей. ВОЗВРАЩЕНИЯ. быть может. но и те. этот заколдовывающий душу тихий напев. чтоб знали о ней.. залитая нашей кровью. остающаяся чистой. ее молитвы. Она никогда не переставала любить ушедшего намного раньше ее Павла-Пинхаса Гольдштейна. потому что никакие факты из ее жизни не могут выразить и описать главное. а тем. Она любила картины Шмулика. что было в ней и останется навсегда после ее физического ухода из этого мира: ее прекрасной. ее небо. Она бесконечно любила свою семью – сына Шмулика. многострадальная. и кто знает. внуков. что она и есть – святая. ЗЕМЛЯ НАШЕЙ БОЛИ.. Она любила Землю Израиля. чтоб не забывали ее. потому что почти не бывает уже в наши времена таких праведниц. всегда ждущая нас – ЗЕМЛЯ ЖИЗНИ НАШЕЙ. кто этого не удостоился. или захлебывающийся в крике боли – и снова затихающий в щемящей душу печали. ее мужа. ее пейзажи. ее воздух.. порою взрывающийся аккордами высокой радости. как она. ее пронизанность мерцающим рассветным светом.

Памяти Леи Мучник-Гольдштейн еврейского человека сложной судьбы и трепетной тонкой души.. свою жизнь. сколько бы ни пришлось еще пролить крови – Хеврон и вся эта многострадальная Земля останутся еврейским навсегда. Она верила в это поколение высот – поколение ее внуков. прихотей. Она больше чем любила Хеврон. Всю тяжкую. Она верила в свой народ. Леи Мучник-Гольдштейн. что. Она верила в новую духовную силу. что это поколение уже не сделает рабами никто. Но знание и бесстрашие в готовности принять всю правду никогда не приводило ее в отчаяние. свое настоящее. была слита с ним. нарождающейся свободы. но жила им. борьбы и любви. в политику. И она понимала. Лея. Она не оставляла себе ничего. боли. суеты.. 279 . Только любовь. кого и что она любила. не от этой необъемлемой бесконечности. Мы тоже не забудем Вас. преданности и самоотверженности. Она не охраняла себя от боли понимания – лишь хотела уберечь от нее близких ей людей. которая жила в ней. Лея. которую она посвятила ему до дна. Молитесь за нас оттуда. от которой столь многие из нас готовы бежать в мифы. взрастающую из страданий и радости. свою семью. Хевроном. Только безграничную преданность. Хеврон теперь навсегда останется и ее. Она отдавала и отдала себя всю тем и тому. Отказ от своих нужд.. Только счастье отдавать. Он не забудет ее. свои заботы и тревоги. Пусть Вам будет спокойно и хорошо Там.. Она знала. Мы любим Вас. Отказ не от души. До конца. Лея. до глубочайших глубин всего своего существа. была пронизана им. Только самоотверженность. которую он обрел в темном зловонном мире предназначенных для убиения человечности лагерей и пыточных тюрем огромного советского Гулага. в ложь. никогда. почти самоотказ. невыносимую правду. дарила ему всю себя: свое прошлое. в самоутешительные теории. в поиск вождей. Она знала. Она не боялась знать правду. Она хотела знать все и понимать все. Она не только жила в нем. сердце которого было пронизано светом великой веры.

и о своем здоровье подумать надо… И она так сердечно: да. конечно-конечно… И так же спокойно. не выспавшись. даже … дарила тайны. с чуть заметным нажимом: но работать надо. она среагировала неожиданно: так вот. поняла и приняла… Да нет. продолжайте любить нас и там. дом. если не передумаете. отдохни. Это каждый раз удивляло. казалось. не могу больше… Слушает-слушает. на которую я трачу вечера и ночи. чего никто не знает» очти сразу же после знакомства с ней она как-то незаметно становилась для тебя заботливым и понимающим другом. Она умела слушать сказанное. работа. это важно. создателе ивритрусского словаря. понимающе кивает головой. нет сил. Она тебя не прерывала. я расскажу Вам нечто. сейчас скажет: ну и перестань рвать себя на части. мне кажется.Павел Гольдштейн Простите за все и спасибо Вам за все. 280 . Однако при абсолютной благожелательности ее реакция на сказанное тобой была часто неожиданной. может. дети – все на мне… Моя. Вот я ей жалуюсь: мама больна. И не промолчит. свекровь больна. 2005-05-05 Шуламит Шалит «Я расскажу Вам нечто. Узнав. только очень отчетливо. не обязательно. но и слышать недосказанное. Пожалуйста. и напишу что-нибудь. я все понимаю. пока не знаю. она умело направляла твою мысль. чего никто не знает. как с ребенком. именуемая творческой. что я собираю материалы о Феликсе Шапиро. это другим нужно… И если уж заговорили о работе. бегу на службу… Устала. а потом.

которому она помогала в работе над словарем. ушедший в свои думы. что у нее было: письма своего единственного сына. Не только душевная. ну. в теплом пальто. но вот работа закончена. Это к ней приезжала потом из Израиля в Москву сестра Рахели – Ципора. И это Лея перед отъездом в Израиль отправилась в Москве на Востряковское кладбище. что и в тебе только что горело. назвав ее в своем очерке о Феликсе Шапиро (он вошел и в мою книгу «На круги свои…») просто другом и «близким знакомым».Памяти Леи Мучник-Гольдштейн Только пообещайте. пока я жива. погибшего на войне. 281 . И похвалит и замечание сделает как-то по-особенному. И Лея рассказала мне историю «японской шкатулки». как будто это происходило вчера». потому Лея и отдала ей письма и стихи. Шапиро горсть земли и положила ее в подножие могилы Рахели Марголиной. Такая история. но и духовная сила была в этой скромной и хрупкой женщине. Как Вы сказали о Якове Эйдельмане. Многие люди входят в твой круг. нахохлившийся. и пламя притухло. а она тебя в него возвращает. которая знала «пароль»: «японская шкатулка». и стихи на иврите полюбившего ее на склоне лет Феликса Шапиро. Лея была бы рада узнать. говорит негромко. Лея всегда оставалась тихой такой светящейся звездочкой. Фрагменты из очерков Шуламит Шалит Яков Наумович Эйдельман (1896-1978) «Он стоял в стороне от провожающих один. взяла с могилы Ф. Сейчас. ее слова как будто горят тем пламенем. Это ей перед отъездом в Израиль доверила Рахель Марголина самое дорогое. так и я скажу о Вас. так и выходят. я могу открыть имя этого друга. что моего имени упоминать не станете. – вспоминает Лея Мучник-Гольдштейн. умно и тонко всё подмечая.. но как входят. – я помню эти проводы так отчетливо. Она любила их обоих и верила в их глубокие чувства друг к другу. Лея: я вспоминаю Вас с глубокой нежностью. выполнив условие Леи. но ее мысли.. что в первых числах января 2008 года именем Феликса Шапиро назван симпатичный сквер в городе БеэрШева.

когда все ее родные и близкие давно уже были в Израиле. а она – человек религиозный. 1990 г.После моей радиопередачи о переписке Корнея Чуковского с Рахелью Марголиной мне позвонила ее сестра Кция Павловна. А в 1992 году в Израиле побывала 282 . Лея написала в журнале «Менора». что одной из последних с Я. Порою ссорились.). уехала Рахель Павловна Марголина. После его кончины Лея вместе с семьей сына Шмуэля переехала из Иерусалима в Хеврон. бесценный материал – оригиналы писем Я.Н. Уехал и его молодой ленинградский друг Саша Бланк.... С Яковом Наумовичем она переписывалась до самой его см