Июнь 2008

№8

.

Экономическое обозрение, № 8, июнь 2008 г.
Научный редактор к.э.н. А.В. Чаплыгина
Ученый секретарь О.А. Милова
Редактор И.В. Панкина
Тираж 500 экз.

Экономическое
обозрение
Июнь 2008
№8

www.fief.ru

Авторы обзора
Л.М. Григорьев – к.э.н., Президент Фонда «Институт энергетики и финансов»

М.Р. Салихов – зав. сектором экономических исследований Фонда
«Институт энергетики и финансов»

А.О. Кокорин – к.ф-м.н., руководитель Климатической программы
Всемирного фонда природы (Российское отделение)

Дж. Стерн – профессор, руководитель исследовательских программ
в газовой сфере в Оксфордском Институте энергетических исследований

С.Л. Комлев – к.э.н., начальник Управления структурирования контрактов
и ценообразования ООО "Газпром экспорт"

Д.А. Леонов – к.э.н., сотрудник Управления структурирования контрактов
и ценообразования ООО "Газпром экспорт"

О.Р. Сулейманова - сотрудник Управления структурирования контрактов
и ценообразования ООО "Газпром экспорт"

В.И. Фейгин – к.ф.-м.н., Главный директор Фонда «Институт энергетики
и финансов»

Е.А. Медведева – Менеджер аналитических проектов энергетического
департамента Фонда «Институт энергетики и финансов»

А.В. Чаплыгина – к.э.н., зав. группой мониторинга Фонда
«Институт энергетики и финансов»

.

Содержание обзора
Актуальные вопросы развития мировой энергетики
Финансовый кризис и энергетические рынки . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 6
(Л.М. Григорьев, М.Р. Салихов)

От Бали до Копенгагена: экономический взгляд на новое международное соглашение
о снижении выбросов парниковых газов
(А.О. Кокорин) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .14

Биотопливо: новая отрасль мировой энергетики
(А.В. Чаплыгина) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .24

Ограниченное будущее международной торговли газом?
(Дж. Стерн) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .32

Почему не устарела привязка к нефти в долгосрочных
газовых контрактах?
(С.Л. Комлев, Д.А. Леонов, О.Р.Сулейманова) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .37

Развитие ситуации вокруг Третьего энергопакета Европейской комиссии от
19 сентября 2007 года
(В.И. Фейгин, Е.А. Медведева) . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .46

Международные инициативы Института энергетики и финансов
Международные встречи экспертов по проблемам мировой энергетики . . . . . . . . .52

Всемирная независимая энергетическая сеть . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .54

Ф И Н А Н С О В
И
И Н С Т И Т У Т

Э Н Е Р Г Е Т И К И

Основные показатели
российской экономики,
2000–2007 гг.

4
Источники: ФСГС РФ, Министерство Финансов РФ, ЦБ РФ.

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

Основные показатели
мировой экономики,
2000–2007 гг.
2000
Рост ВВП, %
Мир
4,7
3,9
Развитые страны
США
3,7
Канада
5,2
Великобритания
3,8
Германия
3,1
Франция
3,9
Италия
3,6
Япония
2,9
5,9
Развивающиеся страны
Бразилия
4,3
Россия
10,0
Индия
5,5
Китай
8,4
Инфляция (ИПЦ), %
2,2
Развитые страны
США
3,4
ЕС–15
1,9
Япония
-0,7
8,5
Развивающиеся страны
Бразилия
7,1
Россия
20,8
Индия
4,0
Китай
0,4
Внешняя торговля, млрд долл.
США
Экспорт
782
Импорт
1 259
ЕС–15
Экспорт
2 316
Импорт
2 336
Япония
Экспорт
479
Импорт
380
Бразилия
Экспорт
55
Импорт
59
Россия
Экспорт
106
Импорт
45
Индия
Экспорт
42
Импорт
52
Китай
Экспорт
249
Импорт
225

2001

2002

2003

2004

2005

2006

2007

2008о

2,2
1,2
0,8
1,8
2,4
1,2
1,9
1,8
0,2
3,8
1,3
5,1
3,9
8,3

2,8
1,6
1,6
2,9
2,1
0,0
1,0
0,5
0,3
4,7
2,7
4,7
4,6
9,1

3,6
1,9
2,5
1,9
2,8
-0,3
1,1
0,0
1,4
6,2
1,1
7,3
6,9
10,0

4,9
3,2
3,6
3,1
3,3
1,1
2,5
1,5
2,7
7,5
5,7
7,2
7,9
10,1

4,4
2,6
3,1
3,1
1,8
0,8
1,7
0,6
1,9
7,1
3,2
6,4
9,1
10,4

5,0
3,0
2,9
2,8
2,9
2,9
2,0
1,8
2,4
7,8
3,8
7,4
9,7
11,1

4,9
2,7
2,2
2,7
3,1
2,5
1,9
1,5
2,1
7,9
5,4
8,1
9,2
11,4

3,7
1,3
0,5
1,3
1,6
1,4
1,4
0,3
1,4
6,7
4,8
6,8
7,9
9,3

2,1
2,8
2,2
-0,7
7,6
6,8
21,5
3,8
0,7

1,5
1,6
2,1
-0,9
6,7
8,4
15,8
4,3
-0,8

1,8
2,3
2
-0,3
6,6
14,8
13,7
3,8
1,2

2,0
2,7
2
0,0
5,9
6,6
10,9
3,8
3,9

2,3
3,4
2,1
-0,3
5,7
6,9
12,7
4,2
1,8

2,4
3,2
2,2
0,3
5,4
4,2
9,7
6,2
1,5

2,2
2,9
2,1
0,0
6,3
3,6
9,0
6,4
4,8

2,6
3,0
2,8
0,6
7,4
4,8
11,4
5,2
5,9

729
1 179

693
1 200

725
1 303

819
1 526

904
1 733

1037
1 918

1 163
2 017

2 320
2 288

2 466
2 380

2 926
2 854

3 463
3 406

3 717
3 731

4 164
4 239

4 772
4 829

403
349

417
337

472
383

566
455

595
515

647
580

713
621

58
59

60
50

73
51

97
66

119
78

138
96

161
127

102
54

107
61

136
76

183
97

244
125

304
165

355
223

43
50

49
57

59
73

77
100

100
143

121
175

145
217

266
244

326
295

438
413

593
561

762
660

969
791

1 218
956

5

Источники: МВФ, ВТО.
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

Ф И Н А Н С О В
И Н С Т И Т У Т

Э Н Е Р Г Е Т И К И

И

Актуальные вопросы развития
мировой энергетики
Финансовый кризис и энергетические рынки
Финансовые потрясения в США вызвали значительное замедление экономического роста
в конце 2007 – начале 2008 годов, но не перешли в рецессию. Антикризисные меры ФРС
(Федеральной Резервной Системы) и дополнительные бюджетные вливания, направленные
на стимулирование потребления домашних хозяйств, начали действовать и препятствуют
развитию экономического спада. В результате, экономический рост в мире замедляется и в
2008 году снизится ниже средних темпов роста за 2003–2007 гг., но остается на уровне, близком к средним темпам роста последних полутора десятилетий XX века.
Текущая добыча и потребление нефти остаются на высоком уровне в силу специфики потребления в развивающихся странах. ОПЕК увеличила добычу в начале 2008 г. и баланс на
рынке сохраняется. В условиях политических потрясений в нефтедобывающих странах и высокой неопределенности цены на нефть растут (особенно в долларах), перейдя новую психологическую границу в 125 долларов за баррель. Цена в 150 и даже 200 долларов за баррель
уже не представляется невероятной.
Это первый кризис в эпоху высоких цен на энергию и сырьевые товары, которые не испытывают при этом значительного снижения, что отражает новую модель роста в мире. Мировое потребление первичной энергии растет высокими темпами, поддерживая общий спрос на
энергоносители, особенно в ряде крупных регионов мира.
Мир стоит перед сложным выбором: быстрый рост мирового ВВП среди прочих других факторов дал возможность странам решать проблемы развития, бедности, но увеличил спрос
на сырьевые материалы, энергоносители, с недавнего времени и продовольствие. С другой
стороны, замедление мирового роста в 2008 году пока не сжало сырьевые рынки. В текущем
мировом цикле трендовые факторы продолжают доминировать и поддерживают цены на
энергоносители в обозримом горизонте.

США: финансовый кризис – рецессия
все еще «на пороге»

6

Американская экономика вопреки ожиданиям экспертов и наблюдателей показала в I
квартале 2008 года такой же рост реального ВВП, как в IV квартале 2007 года в +0,6% в годовом выражении. Основными виновниками замедления в американской экономике стали
жилищный и финансовый сектора. Объемы нового строительства сократились примерно вполовину по сравнению с рекордными показателями начала 2006 года, продолжается снижение цен на жилье. Эти факторы вызвали сжатие жилищного сектора и падение стоимости
ипотечных ценных бумаг. Однако даже тяжелый кризис в относительно локализованном жилищном секторе «в одиночку» не смог остановить экономический рост.
С другой стороны, существует ряд причин ожидать дальнейшего ослабления американской экономики. К концу 2007 года замедлилось личное потребление на фоне роста производственных инвестиций. Именно поэтому сокращение капиталовложений уже в начале 2008
года указывает на то, что шансы на стандартную рецессию остаются весьма значительными.
Обычно ей присущи следующие параметры: два квартала падения реального ВВП (пока не
наблюдается), снижение промышленного производства и занятости (уже зафиксировано), нулевой рост личного потребления при сокращении покупок товаров длительного пользования
и падении производственных инвестиций (уже заметны). Кризисное сокращение запасов
идет уже восемь кварталов, что указывает на интенсивность процессов «расчистки» даже до
обострения финансовых потрясений. Таким образом, наблюдается очевидное внутреннее ослабление американской экономики, тем не менее достаточно далекое от катастрофических
сценариев.
Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

Ноябрь 2007
Январь 2008
Март 2008
Май 2008

Март 2007
Май 2007

Июль 2007
Сентябрь 2007

Январь 2007

Март 2000
Май 2000

Ноябрь 2000
Январь 2001
Март 2001
Май 2001

Ноябрь 2006

Январь 2000

Июль 2000
Сентябрь 2000

Сентябрь 2006

Ноябрь 1999

Май 2006
Июль 2006

Сентябрь 1999

Январь 2006
Март 2006

Май 1999
Июль 1999

и ю н ь ,

Март 2003

Январь 2003

Ноябрь 2002

Май 2002

Сентябрь 2002

Март 2002

Июль 2002

Январь 2002

Ноябрь 2001

Июль 2001

Сентябрь 2001

начало соответствующего периода = 100

Январь 1999
Март 1999

В этих условиях ФРС под руководством Бена Бернанке фактически пожертвовало долларом,
предприняв «маневр Алана Гринспена» 2001 года: в течение восьми-девяти месяцев (с сентября
2007 года по май 2008 года) базовая ставка ФРС была снижена с 5,25% до 2,0% – почти в том же
режиме практически теми же шагами. Курс доллара к евро сократился с 1,3 в начале 2007 года
до 1,6 к апрелю 2008 года. Падение доллара до достаточно низкого уровня помогло поддержать
экспорт (см. рисунок 1), который
все больше становится локомотивом роста и ограничивает
влияние американского спада
на мировую экономику. Аналогичная модель стимулирования
экономики сложилась после
кризиса в США 2000–2001 года,
когда падение биржевых индексов было гораздо больше, а политическая необходимость поддержать рост в год выборов была не менее высокой.
Важно то, что затормозили
рост экономики страны не рекордно высокие цены на энергию, как предполагали многие
модели в 2004–2005 годах., а
внутренние финансовые потряРисунок 1. Динамика основных компонентов ВВП США, 2006–2008, гг. %
сения. Ряд банкротств ипотечк предыдущему периоду в годовом выражении (сезонно сглаженные данные)
ных учреждений, явная несоИсточник: BEA.
стоятельность массы выпусков
инвестиционных бумаг CDO
(collateralized debt obligations)
130
серьезно дезорганизовали работу на мировых финансовых
120
рынках и привели к так называемому кредитному кризису
110
(credit crunch) в августе–октяб100
ре 2007 года, что выразилось в
резком взлете краткосрочных
90
процентных ставок.
80
К началу 2008 года потрясения достигли и фондовых рын70
ков – к началу мая биржевые
индексы в США прошли лишь
60
часть «пути вниз», потянув за
Рецессия 2007 года (верхняя шкала)
собой и биржи других стран
Рецессия 2001 года (нижняя шкала)
(см. рисунок 2). Если бы не огРисунок 2. Динамика индекса S&P 500: 4 января 1999 г. – 3 марта 2003 г.;
ромный «взрывчатый матери27 января 2006 г. – 4 мая 2008 г.
ал» производных ценных бумаг
Источник: РБК, расчеты ИЭФ.
с высокими исходными кредитными рейтингами, которые оказались банкротами и постепенно списываются владельцами (по
некоторым оценкам до одного триллиона долларов), угроза общего финансового кризиса с тяжелыми последствиями для всей экономики не была бы столь актуальной.
Положительным стал тот факт, что риски оказались распределены более или менее равномерно среди участников финансовой системы, в том числе в Европе, но при этом незаметно для
внешних наблюдателей. Существует вероятность, что «плохие» ипотечные бумаги окажутся в
портфелях неожиданных инвесторов, поэтому рынки с осени 2007 года постоянно находятся в
ожидании очередного списания и бурно реагируют на новости о новых списаниях. К весне
2008 года выявлено и списано порядка 320 млрд долларов. Оценки оставшихся списаний существенно разнятся – от 150 до свыше 500 млрд долларов, что отражает дефицит информации о степени подверженности финансовых институтов этим рискам. Несколько крупных бан2 0 0 8

№ 8

7

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

ков, имевших наибольшие интересы на рынках рискованных ипотечных бумаг, понесли тяжелые потери, а инвестиционный банк Bear Sterns из-за проблем с ликвидностью после предоставления ему срочной финансовой помощи со стороны ФРС был продан JP Morgan «за небольшую плату».
Государственные правительственные органы США в настоящее время проводят агрессивную
антициклическую политику с помощью ФРС и Минфина. Первый квартал 2008 года был ожидаемо «упущен», но оказался все же приемлемым по результатам. Существенное падение во II
квартале грозит нынешней республиканской администрации тяжелыми последствиями на выборах в ноябре.
Ослабление монетарной политики выражается в решении ФРС о предоставлении специального пакета на 200 млрд долл. казначейских облигаций в обмен на высококлассные ипотечные
бумаги. Эта мера типична для США – в 80-х годах было выделено около 300 млрд государственных средств для спасения ссудо-сберегательных ассоциаций (также ипотечный сектор).
Принятое в начале года решение о специальной поддержке личного потребления за счет фискального стимула начинает действовать только сейчас. В апреле–мае текущего года налогоплательщики получат свыше 110 млрд долл. в рамках принятого пакета по стимулированию домашних хозяйств, что составляет порядка 20% ежемесячного уровня личного потребления населения. Эти средства могут поддержать личное потребление, отчасти сократить личные долги.
Отметим определенный риск сильного фискального стимула в условиях бюджетного дефицита.
Непосредственными последствиями такой экономической политики уже стало резкое ослабление доллара относительно мировых валют и преодоление уровня 1,50 относительно евро.
Снижение процентных ставок ФРС по опыту прошлого кризиса продлится примерно до июня
2008 года, в основном, в связи с предстоящими выборами и попытками поддержать экономику
в этих условиях.
Пока преждевременно предполагать какие-либо грандиозные изменения в мировой экономике и финансах под влиянием ипотечного кризиса в США – современникам свойственно переоценивать тяжесть переживаемых ими событий и потрясений. До настоящего времени глубина биржевого кризиса начала 2000-х годов (особенно с учетом акций в высокотехнологичном секторе)
остается большей, чем в текущем кризисе.
В начале 2000-х годов кризис сопровождался глубоким кризисом доверия к действию принципов корпоративного управления, качеству управления корпорациями и надежности аудита.
Ныне финансовый кризис вновь представляет собой переплетение обвала на одном из сегментов финансового рынка с недостатком контроля со стороны регулирующих органов. Ошибки в
регулировании привели к проблемам в процессе создания производных финансовых инструментов и торговли ими.
Оба финансовых кризиса имеют глубокое внутреннее сходство, несмотря на разные источники потрясений и разные «ошибки контроля». Изменения в финансовой системе в будущем
следует рассматривать в комплексе с корпоративным контролем в нефинансовом секторе, внутренними закономерностями развития финансовых рынков и инструментами, реорганизации
контроля регуляторов ради стабильности рынков и защиты интересов инвесторов. «Нервная»
расчистка мировых финансовых рынков и сокращение аппетита к риску в этих условиях сохранятся до конца 2008 года. Некоторый проблеск в финансовом кризисе наметился в начале мая,
когда стало ясно, что рецессия в I квартале не началась, а доллар пошел вверх.

Кризис и нефть

8

Для большинства внешних наблюдателей вопрос по-прежнему состоит в том, будет ли рецессия в США, удастся ли ее предотвратить во II квартале – «к выборам» – и, если все-таки произойдет, насколько серьезно она отразится на мировой экономике. Воздействие американского
кризиса на мировую экономику будет идти через возможное сокращение товарного импорта
США (особенно важен вопрос о нефти), изменение курса доллара и потрясения на финансовых
рынках, которые пока и находятся в фокусе внимания политиков и прессы.
С точки зрения влияния, которое может оказать замедление экономического роста США на
остальной мир, ситуация пока находится в приемлемых пределах. Похоже, действительно прошли те времена, когда при насморке в американской экономике мир получал воспаление легких.
Американская статистика указывает устойчивость импорта в его основных параметрах. Более
того, данные за последние месяцы показали сокращение торгового дефицита и замедление динамики импорта при устойчивом экспорте. Одной из основных категорий, по которой происходит
Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

37

36

35

34

33

32

31

янв.
фев.
мар.
апр.
май.
июн.
июл.
авг.
сен.
окт.
ноя.
дек.
янв.
фев.
мар.
апр.
май.
июн.
июл.
авг.
сен.
окт.
ноя.
дек.
янв.
фев.
мар.
апр.
май.
июн.
июл.
авг.
сен.
окт.
ноя.
дек.
янв.
фев.
мар.
апр.
май.
июн.
июл.
авг.
сен.
окт.
ноя.
дек.
янв.
фев.
мар.

и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

млн баррелей в день

мар. 08

янв. 08

фев. 08

дек. 07

ноя. 07

авг. 07

окт. 07

сен. 07

июл. 07

июн. 07

апр. 07

май. 07

мар. 07

янв. 07

дек. 06

фев. 07

окт. 06

ноя. 06

авг. 06

сен. 06

июл. 06

июн. 06

апр. 06

мар. 06

май. 06

янв. 06

фев. 06

дек. 05

окт. 05

ноя. 05

авг. 05

сен. 05

июл. 05

июн. 05

апр. 05

май. 05

мар. 05

янв. 05

апр. 08

38

млн баррелей в день

фев. 05

% к соответствующему периоду прошлого года

устойчивое снижение объема импорта в стоимостном выражении, является компьютерная
техника (130 млрд долл. в 2007 году). На наш взгляд, этот рынок, как один из наиболее конкурентных, отражает специфику действий импортеров на американском рынке. Падение стоимости ввозимой компьютерной техники может вызвать обострение конкуренции и сокращение цен ради удержания рынка. По результатам I квартала 2008 года еще нельзя говорить о
замедлении роста экономики – скорее происходит резкое обострение конкуренции импортеров на рынке США при слабом долларе.
Ряд факторов, в частности замедление динамики американской промышленности и взлет
цен на нефть, постепенно начинают действовать и указывать на некоторое изменение конъюнктурной ситуации на рынке нефти. Практически с июня 2007
5,0
года темпы прироста потребле4,0
ния нефти в США стали отри3,0
цательными (см. рисунок 3).
Это сокращение спроса (по
2,0
1,0–1,5% в месяц) по мере на1,0
копления становится все значи0,0
тельнее в абсолютном выражении, но мало отражается на це-1,0
нах, поскольку политическая
-2,0
нервозность и колебания коммерческих запасов нефти под-3,0
талкивают цены вверх. Однако
-4,0
основными предельными по-5,0
требителями в последние годы
выступают не США. Хотя развитые страны (ОЭСР) потребляют
Динамика промышленного производства (сезонная сглаженная)
Потребление нефти
свыше 60% мировой нефти, их
Рисунок 3. Динамика промышленного производства и потребления нефти в США
доля устойчиво сокращается.
Источник: BEA, FRED.
Повышательный тренд потребления нефти развиваю53
щихся стран виден на фоне колебаний спроса стран ОЭСР
52
(см. рисунок 4). Страны ОЭСР в
течение четырех последних лет
51
в общем остаются в пределах
потребления 48–50 млн барре50
лей в день, тогда как развивающиеся увеличили спрос на 5
49
млн баррелей в день – с 32 до
37. Разумеется, высокие цены
48
на нефть и другие товары сокращают доходы стран-потре47
бителей и перераспределяют
46
финансовые ресурсы в пользу
экспортеров. Однако послед2004
2005
2006
2007
ние, в свою очередь, увеличиваОЭСР (левая шкала)
не-ОЭСР (правая шкала)
ют импорт промышленных товаров и услуг из развитых стран. А
Рисунок 4. Потребление нефти в мире, 2004-2008 гг.
также значительная часть сбеИсточник: EIA.
регаемых финансовых ресурсов
экспортеров нефти оказывается на финансовых рынках развитых стран. Эти факторы поддерживали рост в течение всего подъема. Только в марте текущего года наметился спад потребления,
но его размеры и устойчивость пока еще не ясны и могут носить сезонный характер.
Мировая экономика оказалась весьма чувствительна к текущему балансу спроса и предложения на нефтяном рынке, поскольку оперирует без сколько-нибудь значительного запаса мощностей. В результате этого малейшие колебания в текущей добыче или намеки на такие колебания приводят к усиленному влиянию на цены.

30

2008

9

37,0

36,5

млн баррелей в день

36,0

35,5

35,0

34,5

34,0

33,5

янв.
фев.
мар.
апр.
май.
июн.
июл.
авг.
сен.
окт.
ноя.
дек.
янв.
фев.
мар.
апр.
май.
июн.
июл.
авг.
сен.
окт.
ноя.
дек.
янв.
фев.
мар.
апр.
май.
июн.
июл.
авг.
сен.
окт.
ноя.
дек.
янв.
фев.
мар.
апр.
май.
июн.
июл.
авг.
сен.
окт.
ноя.
дек.
янв.
фев.
мар.

33,0

млн баррелей в день

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

37,5

Динамика добычи как фактор балансировки мирового рынка нефти указывает на несколько важных обстоятельств. Прежде всего, в условиях высоких цен и стимулов к наращиванию добычи страны за пределами ОПЕК несколько увеличили свою добычу и близки к тому, чтобы удовлетворять спрос стран ОЭСР (численно – без учета реальной географии поставок) – порядка 49 млн баррелей в день (см. рисунок 5). ОПЕК смог увеличить свои поставки
с лета 2007 года к весне 2008 года, но это не решило проблемы высоких цен. В настоящее
время текущие резервы по наращиванию добычи в краткосрочном периоде в большей степени исчерпаны, любой дополнительный спрос немедленно транслируется в цены, достигавшие
уровней свыше 125 долл. за баррель.
До завершения инвестици50
онного цикла стран ОПЕК –
примерно к 2011–2012 годам –
49,5
резервы мощностей в мире ос49
танутся незначительными. Соответственно, Международное
48,5
энергетическое
агентство
48
(МЭА) дает тревожный прогноз на 2015 год по мировому
47,5
балансу нефти. По мнению
47
МЭА, будущие 10 лет будут определяющими для дальнейше46,5
го развития глобальной энер46
гетической системы, которая
находится на все более неус2004
2005
2006
2007
2008
тойчивой траектории развития
ОПЕК (левая шкала)
не-ОПЕК (правая шкала)
1
(unsustainable path) .
Рисунок 5. Динамика добычи нефти в странах ОПЕК и вне ОПЕК,
Мы полагаем, что в 2008
2004–2008 гг., млн баррелей в день
году не произойдет резкого
Источник: EIA.
падения цен на нефть благодаря сохранению дополнительного спроса со стороны развивающихся стран и относительно
незначительному спаду в США. Прирост потребления нефти может даже составить в 2008 году +1,6% по сравнению с 1,2% в 2007 году. Основным источником спроса станет вновь Китай, который будет потреблять до 1 млн баррелей в день дополнительно. С другой стороны,
потребление нефти в США, Японии и ряде стран Западной Европы сократится на несколько
процентов. Цены на нефть останутся на уровнях, превышающих 100 долл. за баррель. При
благоприятной обстановке трейдеры могли бы сыграть на понижение, но при политической
нервозности сценарий цен до 200 долл. за баррель нефти оказывается возможным.

Замедление роста и энергетика

10

Рост мировой экономики естественным образом замедлится в 2008-2009 годах, однако
мы не ожидаем серьезных последствий для роста развивающихся стран. Учитывая их возросший вес и внутреннюю динамику, можно ожидать сохранения высокого спроса на сырьевые
товары и энергоносители, что поддержит рынки в текущей перспективе.
Фактически экономический цикл в развитых странах при «сложении» сопоставимых объемов приростов в развивающихся странах меняет свой традиционный характер. В частности,
именно в этой ранней фазе кризиса должны были бы наблюдаться не только финансовые потрясения, но и обвал цен на сырьевых рынках. По такому сценарию развивались сырьевые
рынки и в ходе предыдущей рецессии. Однако вместо этого цены на сырьевые товары синхронно растут, причем это не фактор «картелей», а сложного баланса спроса и предложения,
экономического роста и политической нервозности, особенно для энергетических рынков.
В мире постоянно обсуждается вопрос, при каких условиях могло бы произойти резкое
снижение цен на нефть. По всей видимости, это предполагало бы совпадение во времени нескольких событий: глубокого кризиса в развитых странах, спада в развивающихся странах,
завершения инвестиционного цикла новых проектов и обострения конкуренции между сами-

1

Выступление Директора департамента нефтяных рынков МЭА Дидье Хуссина 8 ноября 2007 года в Вене
«The Challenges of Changing International Energy Markets».

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

долл. /1000м 3

2013п

2012п

2011п

2010п

2009п

2007
2008о

2006

2005

2003
2004

2002

2001

1999
2000

1998

1997

1996

1995

1994

1993

1991
1992

1990

1989

1987
1988

1986

1985

1983
1984

1982

1981

долл./баррель

1980

% к предыдущему году

ми производителями нефти (как в 1986 и 1998 годах). Пока прогнозы по миру ниже предшествующих лет, но выше средней за предыдущие десятилетия (см. рисунок 6).
Низкий уровень цен на нефть в течение более полутора десятилетий (до 2002 года), естественно, означал низкие инвестиции в добычу и переработку нефти как ведущими мировыми энергетическими компаниями, так и государственными компаниями развивающихся стран. Мир
вступил в эпоху быстрого экономического роста и роста потребления энергии «неподготовленным», так что сам по себе рост цен был неизбежен.
В долгосрочном плане прогнозы потребления энергии методологически корректно рассматривать
именно как потребление первичной энергии в процессе роста и развития. Каждая страна опирается
на свою композицию природных
8,0
ресурсов, энергетических мощностей и импортируемых энерго7,0
носителей. Технический про6,0
гресс, цены, политика правительств постепенно меняют эту
5,0
композицию. И хотя рынок нефти
4,0
во многом играет ключевую роль
в определении уровней цен на
3,0
энергоносители в мире, доля
2,0
нефти не столь высока и постепенно снижается.
1,0
При попытке заглянуть в будущее примерно на 5–7 лет мож0,0
но использовать эластичности
потребления первичной энергии
Мир
Развитые страны
Развивающиеся страны
в недавнем прошлом. В этом отРисунок 6. Динамика мировой экономики, 1980–2007 гг., прогноз до 2013 г.
ношении два периода в таблице 1
Источник: МВФ (WEO April 2008), прогнозы – МВФ.
дают возможность сравнить период низких цен (средняя цена
нефти Брент – 24 долл./баррель)
80
300
и спада в мировой экономике с
70
периодом роста и высоких цен
250
(средняя цена нефти Брент –
60
46,7 долл./баррель).
200
50
Сразу выделим один из
ключевых моментов – увеличе40
150
ние темпов прироста на 1,2 процентных пункта (с 3,3% в
30
100
1999–2002 годах до 4,5% в
20
2003–2006 годах) в мире со50
провождался ещё большим ро10
стом потребления первичной
0
0
энергии – с 1,7% до 3,3%. Это
1990 1991 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007 2008 2009 2010
означает, что дополнительный
Цены на нефть Брент (левая шкала)
прирост в динамике ВВП выЦены на нефть Брент в ценах 2005 года (левая шкала)
Импортные цены на газ в ЕС (CIF) (правая шкала)
звал ещё более значительный
Импортные цены на газ в ЕС (CIF) в ценах 2005 года (правая шкала)
прирост в потреблении энерРисунок 7. Цены (доллары США) на нефть Брент и импортные цены на газ в ЕС, 1990–2007 гг.,
гии. Этот на первый взгляд папрогноз до 2010 г.
радоксальный результат можно
Источник: EIA, BP, расчеты ИЭФ, прогноз на 2010 год IEA World Energy Outlook 2007 (November 2007).
объяснить, исследуя показатели отдельных стран и регионов.
Принципиально различаются значения эластичностей потребления энергии и нефти, в частности между развитыми и развивающимися странами. Страны, находящиеся на стадии ускоренной индустриализации, характеризуются эластичностью в районе 1,0 даже в период высоких
цен. Наиболее ярким примером является Китай, в котором за 2003–2006 годы средние темпы
прироста потребления первичной энергии на 20% превышали темпы прироста ВВП. Большой интерес здесь представляет динамика энергопотребления Индии: на сегодняшний день эластичность потребления первичной энергии здесь не так велика, как в Китае (хотя и выше, чем в рази ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

11

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

витых странах). Однако активный экономический рост в этой стране при условии увеличения потребительского спроса способен создать ещё один «очаг разогрева» конъюнктуры на сырьевом
рынке. Кроме этого, довольно высокую эластичность демонстрируют страны Ближнего Востока.
Это можно объяснить тем, что благоприятные условия торговли, быстрый рост позволяют им сегодня быть расточительными и не снижать собственное энергопотребление в условиях мирового дефицита энергоресурсов.
Потребление энергии в развитых странах характеризуется в целом гораздо меньшей эластичностью за счет использования более современных технологий, меньшей долей промышленного сектора в структуре экономики и прочих факторов. Однако внутренняя энергетическая политика, налогообложение и степень зависимости от импорта могут достаточно сильно отличаться. Эластичность в этом случае может даже достигать отрицательных величин: примером является Япония, в которой экономический рост сопровождается устойчивым снижением потребления нефти. Отрицательная эластичность потребления нефти наблюдалась и в России в период
низких цен, что было связано с имеющимися возможностями по повышению энергоэффективности и спецификой посткризисного экономического роста.
С другой стороны, потребление энергии и нефти в США исторически характеризуется более
высокой эластичностью по сравнению с ЕС и Японией. Это сохранялось до недавнего времени даже в период роста цен на энергоносители. Однако, возможно, что в 2007 году начались качестТаблица 1. Основные показатели экономического развития и потребления энергии по странам и регионам мира, 1999-2006 гг.

Страна/Регион

Доля в ми- Доля в
Средний темп
ровом по- мировом
прироста
треблении потреблеВВП, %
первичной нии нефти
энергии в в 2006 г., %
2006 г., %

Мир

Средний темп
прироста
потребления
первичной
энергии, %

Средний темп
прироста
потребления
нефти, %

Эластичность
потребления
первичной
энергии
по ВВП

Эластичность
потребления
нефти по ВВП

1999–
2002

2003–
2006

1999–
2002

2003–
2006

1999–
2002

2003–
2006

1999–
2002

2003–
2006

1999–
2002

2003–
2006

100,0

100,0

3,3

4,5

1,7

3,3

1,1

1,9

0,50

0,74

0,34

0,42

21,4

24,1

2,6

3,0

0,8

0,4

1,0

1,1

0,30

0,13

0,37

0,38

Развитые страны
США
Канада

3,0

2,5

3,8

2,7

1,2

2,1

1,5

1,7

0,32

0,78

0,40

0,65

Европа (ОЭСР)

17,2

19,2

2,3

2,5

0,6

1,0

0,0

0,7

0,26

0,40

-0,01

0,26

Австралия
и Новая
Зеландия

1,3

1,2

3,5

3,0

2,0

0,7

0,8

1,7

0,56

0,22

0,22

0,55

Япония

4,8

6,0

0,8

2,1

0,4

0,5

-1,0

-0,9

0,55

0,23

-1,28

-0,42

Развивающиеся страны

12

*

Китай

15,6

9,0

8,3

10,4

3,6

12,6

5,9

9,0

0,44

1,21

0,70

0,87

Индия

3,9

3,1

5,3

8,4

3,4

5,7

4,7

2,0

0,65

0,68

0,90

0,23

Африка

3,0

3,4

4,3

5,9

1,8

3,2

1,1

2,7

0,41

0,54

0,25

0,45

Латинская
Америка

4,9

6,1

1,4

4,6

0,8

3,5

-0,2

1,3

0,60

0,76

-0,11

0,28

НИС* Азии

3,8

5,5

5,4

4,9

5,4

3,2

3,5

1,8

0,99

0,66

0,64

0,36

Ближний
Восток

5,1

7,2

3,5

6,1

3,9

5,6

2,7

3,9

1,11

0,93

0,76

0,65

Европа
(не ОЭСР)
и экс-СССР

10,7

5,8

5,8

7,4

0,9

2,2

-1,0

2,1

0,15

0,29

-0,17

0,28

в том числе
Россия

6,5

3,3

6,5

7,1

1,4

2,2

-0,5

1,0

0,22

0,31

-0,08

0,14

Остальная
Азия (кроме
Китая, Индии,
Кореи, НИС,
Японии)

4,1

4,6

4,6

6,2

5,4

5,0

2,4

1,0

1,18

0,80

0,53

0,16

Мексика

1,4

2,2

2,7

3,3

1,4

3,3

-0,4

1,6

0,49

1,00

-0,15

0,49

НИС – новые индустриальные страны.

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

венные изменения в поведении потребителей и высокие цены, наконец, окажут обратное влияние
на спрос, по крайней мере, на нефть.
Отметим, что существуют структурные различия между эластичностями первичного потребления энергии и потребления нефти. Как правило, спрос на нефть характеризуется меньшей
эластичностью, так как нефть занимает лишь некоторую часть совокупного спроса на энергию
и в меньшей степени связана с общей экономической активностью. С другой стороны, использование нефти на транспорте практически не имеет субститутов и характеризуется крайне низкой эластичностью по цене, по крайней мере, в краткосрочном периоде. Первичное потребление энергии достаточно инерционно и сохраняет устойчивую связь с общей экономической динамикой. Хотя развитые страны сумели снизить зависимость потребления энергии от динамики экономического развития, однако крупные развивающиеся страны, быстро расширяющие
спрос на энергию, в значительной степени компенсируют эти достижения.
Мы ожидаем, что в перспективе 5 лет такая модель экономического роста с высокой эластичностью потребления энергии по ВВП в развивающихся странах сохранится. Даже в условиях замедления мирового роста текущая модель обеспечит прирост спроса на энергоносители. Поскольку замедление роста спроса на энергоресурсы концентрируется в странах с низкой
эластичностью потребления энергии по экономическому росту, то совокупное влияние на мировой спрос на энергию окажется не слишком значительным. Ценовые факторы будут оказывать
серьезное понижающее влияние на мировой энергетический спрос. В результате осложнится
динамический процесс, в котором добывающие страны – экспортеры энергоносителей
получают определенный финансовый выигрыш, но должны быть весьма осторожны по мере удлинения горизонтов экономического анализа и стратегического планирования.

13

и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

Ф И Н А Н С О В
И

Цель и пути ее достижения

И Н С Т И Т У Т

Э Н Е Р Г Е Т И К И

От Бали до Копенгагена: экономический взгляд
на новое международное соглашение о снижении
выбросов парниковых газов
На Саммите «Восьмерки» в июне 2007 года мировые лидеры согласились, что необходимо
разработать всеобъемлющее соглашение по снижению выбросов парниковых газов с участием
всех стран, а официальные переговоры по нему должны начаться в конце года на конференции
ООН на Бали. По мнению России, проблема изменения климата выходит на одно из первых
мест в ряду новых вызовов XXI века и представляет собой угрозу для развития человечества.
Международное сообщество должно более широко внедрять рыночные механизмы Киотского
протокола, поскольку «двуединый эффект от их внедрения как для целей собственно борьбы с
1
изменением климата, так и в плане искоренения бедности может быть весьма значительным» .
На Бали это неофициальное политическое решение было оформлено в виде решений Рамочной конвенции об изменении климата (РКИК) ООН о выработке нового соглашения. Решение и план работы затрагивают четыре главных направления деятельности:
• выбросы снижают все развитые и сильнейшие развивающиеся страны в зависимости от уровня их экономического развития и имеющегося потенциала; развитые страны помогают развивающимся странам снижать выбросы;
• внедряется широкий спектр мер по адаптации к изменению климата;
• облегчается передача экологически чистых технологий низких выбросов парниковых газов;
• развивающимся странам, прежде всего бедным и наиболее уязвимым к изменениям климата,
оказывается финансовая поддержка.
Новое соглашение должно стать шагом вперед на так называемой «дорожной карте» стратегического решения глобальной проблемы изменения климата. «Мы исходим из принципиальной точки отсчета: к 2050 году снизить глобальные выбросы на 50% по сравнению с уровнем 1990 года. Тут есть и логика, и научное обоснование»2. Таким образом, с учетом роста
выбросов с 1990 года всему миру требуется снизить выбросы на 60–80%. Какой путь в глобальной «дорожной карте» изберет каждая из стран и как им действовать в 2013–2020 годах
(т. к. действие Киотского протокола заканчивается в 2012 году)? Эти и другие вопросы сейчас активно обсуждаются. План переговоров рассчитан на 2 года, до декабря 2009 года, когда в
Копенгагене состоится Конференция сторон РКИК ООН, на которой предполагается рассмотреть
текст нового соглашения.
Важно подчеркнуть, что проблема снижения выбросов рассматривается как сугубо экономический вопрос. Климатологические, экологические и прочие аспекты проблемы, бурно обсуждавшиеся в последние 10 лет, признаны достаточно изученными и доказанными для того, чтобы
приступить к практическим действиям. С технологической точки зрения у человечества достаточно инструментов для снижения выбросов. Вопрос заключается в том, как экономически оптимально модернизировать мировую энергетику и прекратить уничтожение тропических лесов.
Международное энергетическое агентство (МЭА), Межправительственная группа экспертов
по изменению климата (МГЭИК), а также различные международные и национальные организации разработали немало сценариев развития мировой энергетики, к которым в последние два года добавились так называемые низкоуглеродные сценарии, позволяющие в XXI веке с теми или
иными затратами и потерями решить проблему антропогенного воздействия на изменение климата. Разработаны сценарии и для отдельных стран: ЕС, Норвегия, Бразилия и т. д.
В последнем выпуске «Экономического обозрения» за 2007 год был дан детальный обзор низкоуглеродных сценариев3. Учитывая и это обстоятельство, и появление не вошедших в Обзор новых
сценариев, в данной работе проводится краткое обобщение имеющихся сценариев (см. рисунок 1).

14

1

2

3

Выступление постоянного представителя России при ООН Виталия Чуркина перед участниками
тематических прений по климату в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке, 01.08.2007.
Выступление главы делегации России, руководителя Росгидромета Александра Бедрицкого / РИА
Новости, 13.12.2007, см. также на сайте Росгидромета www.meteorf.ru.
См. Кокорин А.О. Низкоуглеродный сценарий развития мировой энергетики / «Экономическое
обозрение», декабрь 2007 г., с. 60–67.

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

70
Принципиально важным является «Альтернативный сце60
нарий» МЭА (Advanced Policy
50
Scenario, 2007 – синяя кривая
на рисунке 1), который предпо40
лагает, что все страны внедрят
все виды мер, относящиеся к
30
снижению выбросов СО2 в
20
энергетике, которые они сейчас планируют (это закреплено
10
в правительственных докумен0
тах). Данные меры включают в
2004
2010
2015
2020
2025
2030
2035
2040
2045
2050
себя энергоэффективность и
МГЭИК A1B (Базовый), до 2050 г.
энергосбережение, снижение
МЭА Сценарий быстрого роста Китая и Индии (HGS) 2007, до 2030 г.
потребления нефти и газа
МЭА Базовый 2007, до 2030 г.
МГЭИК В1 (Альтернативный), до 2050 г.
странами–импортерами, разМЭА Альтернативный сценарий (APS) 2007, до 2030 г.
витие ВИЭ (возобновляемых
МЭА Низкоуглеродный сценарий (BAPS) 2006, до 2030 г.
источников энергии) и ядерной
WWF 2007, Климатический сценарий на 2050 г. (как продолжение BAPS до 2050 г.)
энергетики. Крупнейшие 13
программ (т. е. все программы,
Рисунок 1. Обзор глобальных сценариев выбросов СО2 от всех видов сжигания ископринятые в ЕС, США и Китае)
паемого топлива (млрд т СО2 в год)
снижают к 2030 году выбросы
Источники: IEA WEO 2006, IEA WEO 2007, www.iea.org; Доклад РКИК ООН по инвестициям и финансовым потокам, http://unfccc.int/cooperation_and_support/financial_mechanism/items/4053.php; Climate
на 2 млрд т СО2 в год (что приSolutions. WWF’s Vision for 2050. – WWF Intl., 2007. http://www.wwf.ru/resources/publ/book/220.
мерно равно объему всех текущих выбросов СО2 в России).
Однако «Альтернативный сценарий» позволяет лишь стабилизировать выбросы, но не начать
их глобальное снижение. По низкоуглеродным сценариям (зеленые кривые на рисунке) внедрение технологий с низкими выбросами СО2 надо ускорить, причем прежде всего – в развивающихся странах. Китай и Индия должны здесь играть главные роли, но и у России роль тоже далеко не
последняя. Для реализации этих сценариев нужны дополнительные экономические стимулы, заложенные в новое международное соглашение, подготовка которого началась на Бали.
Не вдаваясь в подробности, детально изложенные ранее4, сформулируем главный вывод. Если глобальная экономика и энергетика в целом будут следовать низкоуглеродному сценарию, то
это будет содействовать переориентации российского экспорта на продукты глубокой переработки и технологическому перевооружению нашей страны.

Новый взгляд на углеродный рынок
Вероятно, главным итогом Киотского протокола станет его роль «катализатора» климатической деятельности в целом: развития по всему миру энергоэффективных технологий, возобновляемой энергетики и использования природного газа, поддержка науки и образования, привлечение внимания к проблеме изменения климата. Все это создает политическую и экономическую
основу нового международного соглашения. При этом главным экономическим достижением Киото надо признать создание принципиально нового сегмента мирового рынка – так называемого
углеродного рынка, где обращаются разрешения (квоты) на выбросы парниковых газов.
Сейчас углеродный рынок зиждется на двух столпах: торговой системе ЕС (EU ETS) и международной системе проектов по снижению выбросов парниковых газов в развивающихся
странах и странах с переходной экономикой. Деятельность EU ETS оказывает сильное и непосредственное влияние на экономическое развитие всех 27 стран Евросоюза, а также Норвегии, Швейцарии и ряда других тесно связанных с ЕС государств. Однако прямой доступ
российских компаний в торговую систему ЕС отсутствует и маловероятно ожидать его в период до 2020 года. «Окном в Европу» для России, Китая, Индии и других стран стали проектные механизмы Киотского протокола.
Статья 6 Протокола регламентирует Проекты совместного осуществления (ПСО) в странах
с переходной экономикой, а Статья 12 определяет аналогичные проекты Механизма чистого
развития (МЧР) в развивающихся странах. Согласно Статьям 6 и 12 инвестор из развитой стра4

См. там же.
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

15

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

16

ны может вложить средства в отвечающий определенным критериям проект по снижению выбросов на территории другой страны. После сертификации проекта в РКИК ООН и верификации его результатов соответствующие национальные органы выпускают разрешения на выбросы (или углеродные единицы Киотского протокола), который инвестор может использовать для
покрытия своих обязательств по снижению выбросов или просто продать на углеродном рынке.
Структура и объем оборота на мировом углеродном рынке наглядно отражены в таблице 1.
Таблица 1. Оборот углеродных рынков в 2007 году

Источник: Point Carbon, 2008. www.pointcarbon.com.

Проекты по снижению выбросов сейчас переживают настоящий бум. Этому немало
способствовал успех конференции на Бали, где было неоднократно подтверждено, что
проектные механизмы обязательно будут присутствовать в новом соглашении в практически неизменном формате. Углеродный рынок почувствовал уверенность в том, что в
2013 году не придется закрывать все действующие к этому времени проекты и контракты.
Рынок МЧР работает уже четвертый год: первые проекты были зарегистрированы в 2004
году, а их подготовка началась с 2003 года. В настоящее время зарегистрировано более 1 000
проектов МЧР примерно в 50 странах, и еще около 3 000 проектов находятся в стадии подготовки и регистрации. Количество эмитированных разрешений на выбросы составляет 136
млн единиц (тонн СО2-эквивалента). Планируемая эмиссия зарегистрированных проектов
равна 1,25 млрд единиц (тонн СО2-эквивалента ) на период до 2012 года включительно5.
Рынок ПСО развивается с 3–4-летним опозданием. К настоящему моменту зарегистрирован лишь один проект (внедрение новых технологий на Подольском цементном заводе на Украине). Однако в РКИК ООН представлено уже 133 проекта, и из них более 70 российских6.
Эти 70 проектов охватывают примерно 40 регионов России и предполагают сокращение выбросов в 2008-2012 годах в объеме около 130 млн т СО2-эквивалента, а общий объем привлекаемых по ним «климатических денег» составит до 1 млрд евро.
В начале 2008 года в нашей стране была завершена подготовка нормативной базы ПСО.
Министерство экономического развития и торговли начало прием заявок на официальное утверждение проектов с 10 марта 2008 года, и есть все основания ожидать быстрого прогресса в данном процессе: утверждения российских проектов правительством России и их последующей международной регистрации.
В целом ожидается, что Киотский протокол к 2012 году может «сгенерировать» более 3
тыс. проектов с суммарным снижением объема выбросов примерно на 4 млрд т СО2, а объем
климатических инвестиций составит не менее 30 млрд долларов.
В 2007 году значительно увеличилось число продавцов квот, но все же роль безусловного лидера пока сохраняет Китай. Заметим, что если территориальное распределение продавцов зависит от места реализации проекта и реальных достижений страны, то распределение
покупателей во многом отражает лишь место регистрации брокера. В частности, «Carbon
Trade and Finance» – совместное предприятие Дрезднербанка и Газпромбанка – зарегистрировано в Люксембурге (см. таблицу 2).
Важной новой чертой углеродного рынка в 2007 году стала ведущая роль частного
бизнеса и преобладание проектов, связанных с возобновляемыми источниками энергии. Если 2–3 года назад важнейшими покупателями были государственные структуры или
международные фонды (в частности, Всемирного банка), то в 2007 году частный бизнес поверил в прибыльность подобных инвестиций и его вклад в масштаб рынка достиг 78% (см. рисунки 2 и 3).

5
6

Источник: http://cdm.unfccc.int/Statistics/index.html.
http://ji.unfccc.int/JI_Projects/Verification/PDD/index.html

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

Таблица 2. Страны-продавцы и страны-покупатели на рынке МЧР в 2007 году

Источник: Point Carbon, 2008. www.pointcarbon.com.
4%

Наибольший и устойчивый
18%
спрос на рынке вызывают разрешения на выбросы от проектов ВИЭ. Вероятно, это вызвано, с одной стороны, косвенными выгодами покупателей
(имидж, освоение новых рын78%
ков ВИЭ), а с другой стороны, –
высокой «углеродной рентаЧастный бизнес
Международные фонды
Государства
бельностью» проектов (выбросы от сжигания биомассы по
Рисунок 2. Категории покупателей рынка МЧР в 2007 г.
правилам РКИК ООН считаютИсточник: Point Carbon, 2008. www.pointcarbon.com.
ся равным нулю) и поддержкой
ВИЭ страной-продавцом на на1%
1%
циональном уровне. Ранее на
7%
первых местах были наиболее
8%
29%
дешевые проекты по улавли10%
ванию HFC-23 и N2O в химической промышленности, ликвидации утечек метана и его
эмиссии на свалках. Что каса10%
ется российских проектов, то
20%
они пока находятся на стадии
14%
реализации наиболее дешеВозобновляемые источники энергии
вых мер, перечисленных выше.
Повышение энергоэффективности и энергосбережение
Новый взгляд на углеродУлавливание HFC-23 в химической промышленности
ный рынок также заключаетУлавливание метана на свалках и прочие операции с отходами
ся в том, что «классическая»
Устранение утечек метана и прочих фугитивных эмиссий (включая прекращение сжигания газа в факелах)
межгосударственная торговУлавливание N2O в химической промышленности
ля квотами по Статье 17 КиотПереход на другие виды ископаемого топлива (обычно с угля или мазута на газ)
ского протокола развивается
Леса и землепользование
слабо. Конечно, отдельные усиПрочие (или тип проекта не известен)
лия предпринимаются. страны
Центральной и Восточной ЕвроРисунок 3. Типы проектов рынка МЧР в 2007 г.
пы создали свою правовую базу
Источник: Point Carbon, 2008. www.pointcarbon.com.
внешней торговли квотами, и
есть даже примеры небольших сделок. Особую активность проявляют Всемирный банк и Украина.
Всемирный банк на деньги правительства Японии начал в России «Проект развития углеродного финансирования», ставящий целью объединить проектный подход с нормами Статьи 17.
Предполагается, что продажа (передача) квот будет вестись в соответствии со Статьей 17 и на основе межгосударственных соглашений, но расходование средств будет целевым образом привязано к определенному пакету проектов и мер по снижению выбросов парниковых газов. Такой подход называют Схемой зеленых инвестиций или Целевыми экологическими инвестициями (Green
investment scheme).
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

17

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

Однако по итогам конференции на Бали складывается весьма пессимистическое мнение о торговле по Статье 17. Во-первых, спрос очень ограничен и меньше предложения.
Если несколько лет назад в прессе нередко встречались заявления о том, что у развитых
стран–участниц Киотского протокола нет иного выхода, кроме как закупить квоты у России или
Украины, то сейчас ситуация совершенно иная.
Действительно, у ряда стран ЕС, а также в Японии, Канаде, Швейцарии и Новой Зеландии намечается значительный дефицит квот, в сумме составляющий 2 500 млн т СО2 на весь период обязательств по Киотскому протоколу. Но этот спрос уже покрывается проектами, занесенными в
РКИК ООН (как зарегистрированными, так и только заявленными), а к 2012 году предложение, несомненно, будет гораздо больше. Конечно, покупка по Статье 17 может быть дешевле, особенно у
Украины. Однако в торговой системе ЕС эти квоты использовать нельзя, то есть частному бизнесу
они неинтересны. Такие квоты могут использовать только государства стран ЕС и вне торговой системы. Покупка через межгосударственную торговлю наталкивается на политические и имиджевые
барьеры. Общественность всех потенциальных стран–покупателей крайне негативно относится к
трате денег налогоплательщиков на покупку квот в странах с переходной экономикой. Этим и вызваны попытки Всемирного банка «озеленить» данную схему, и создать некий гибридный вариант.
Во-вторых, у «классической» глобальной торговли квотами весьма пессимистические
перспективы на период после 2012 года. Ни США, ни Китай, ни, вероятно, Россия не стремятся к ее созданию в новом международном соглашении.
В ближайшие годы очень вероятно создание национальных систем торговли Японии, Австралии,
а затем и США, Канады и других развитых стран. Вопрос их взаимной состыковки пока не ясен, однако, вероятнее всего, прямых объединений не будет. Связующими звеньями «глобальной кровеносной системы» углеродного рынка наверняка выступят те же проектные механизмы МЧР и ПСО. Скорее всего, все проекты будут иметь тот или иной уровень доступа на национальные рынки. При этом
вводимые ограничения на доступ будут определяться не новым международным соглашением, а непосредственно национальными органами управления углеродным рынком. В этой ситуации России
не обязательно нужно создавать свой внутренний углеродный рынок.
По мнению Секретариата РКИК ООН, главной задачей является не создание глобальной системы торговли, а привлечение в проекты по снижению выбросов парниковых газов частных инвестиций, а также широчайшее развитие системы проектов Механизма чистого развития7. Эти
процессы, как ожидается, приведут к стабилизации цен на разрешения на выбросы на уровне не
выше 30 евро. Цена будет определяться не столько затратами на снижение выбросов в развитых странах (они могут достигать 100 евро за тонну СО2 и более), сколько растущим предложением проектов по снижению выбросов в развивающихся странах. В перспективе на рынок выйдут долгосрочные, но крупные и дешевые лесные проекты, что надолго предотвратит рост цен.
Таким образом, по итогам Конференции на Бали и последующих встреч можно сделать определенные выводы о развитии углеродных рынков:
• углеродные рынки будут активно развиваться, их оборот к 2020 году достигнет сотен миллиардов евро;
• с организационной точки зрения: не будет создаваться единый глобальный рынок – будут
функционировать отдельные кластеры (ЕС, США, рынок МЧР+ПСО, и т. д.), связующим звеном между которыми, вероятно, станет механизм МЧР и ПСО;
• вероятно, можно ожидать роста спроса на проекты ВИЭ;
• в меньшей степени стоит ожидать значительного роста цен на разрешения на выбросы; уровень цен будет колебаться в диапазоне 15–30 евро за тонну СО2-эквивалента;
• маловероятно ожидать после 2012 года введения упрощенных процедур ПСО (так называемого
Варианта 1 ПСО Киотского протокола); скорее, наоборот, ПСО полностью объединится с МЧР.

Роль России в глобальных выбросах парниковых газов

18

В целом глобальные антропогенные выбросы парниковых газов по состоянию на 2004 год (дату последней имеющейся оценки для всех стран мира) составили примерно 46 млрд т СО2-эквивалента8. Из них 28,9 млрд т СО2 – это глобальные выбросы от сжигания ископаемого топлива

7

См. Доклад РКИК ООН по инвестициям и финансовым потокам за 2007 г.: http://unfccc.int/cooperation_and_support/financial_mechanism/items/4053.php.
8
Carbon Dioxide Information Analysis Center, Oak Ridge National Laboratory, US Department of Energy
(http://cdiac.esd.ornl.gov/trends/emis/usr.htm).
Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

(с небольшой добавкой от производства цемента), 9,2 млрд т СО2 – выбросы метана (в основном с рисовых полей и от животноводства) и 7,3 млрд т СО2 – от землепользования и лесов.
Антропогенное воздействие на леса и почвы планеты дает значительный отрицательный баланс СО2; выбросы значительно превышают поглощение. Это является результатом
уничтожения тропических лесов – именно поэтому в «дорожной карте» Бали особое внимание
уделяется прекращению этого процесса.
Увы, леса и почвы России в результате антропогенной деятельности также выделяют больше СО2, чем поглощают9. Потери почвенного углерода в последние годы практически неизменны и дают порядка 300 млн т СО2 в год, или почти 15% от всех выбросов парниковых газов в России, в то время как нетто-поглощение СО2 лесами варьируется в диапазоне от 100
до 500 млн т СО2 в год. В 2005 году леса и почвы России были нетто-эмитентом СО2 в объеме примерно в 160 млн т.
Тем не менее, главным источником выбросов в мире и в России является сжигание ископаемого топлива. Пять главных стран с наибольшими выбросами СО2 от сжигания ископаемого топлива (США, Китай, Россия, Япония и Индия) по состоянию на 2005 год производят 55% выбросов10; причем если к этом добавить выбросы ЕС, то суммарная доля
возрастет до 70%. Вклад России составляет 2,3 млрд т СО2-эквивалента (в 2005 году) или
5% от общего объема. Важно отметить, что общий процентный вклад этих стран в глобальные выбросы мало зависит от выбора сценария развития мировой энергетики. И в базовом
сценарии, и в сценарии альтернативной политики МЭА (APS), и в сценарии быстрого роста
(HGS) доля указанных выше стран держится на уровне 70%. Все пять стран и ЕС сохраняют
свое лидирующее положение в мире, но внутри этой группы происходят значительные изменения (см. таблицу 3).
Таблица 3. Вклад в глобальные выбросы СО2 от сжигания всех видов ископаемого топлива (по базовому сценарию
МЭА в 2005–2030 гг.)

2005 г.

2015 г.

2030 г.

млрд т/год

место

млрд т/год

место

млрд т/год

место

США

5,8

1

6,4

2

6,9

2

Китай

5,1

2

8,6

1

11,4

1

ЕС

3,9

3

4,0

3

4,2

3

Россия

1,5

4

1,8

5

2,0

5

Япония

1,2

5

1,3

6

1,2

6

Индия

1,1

6

1,8

4

3,3

4

Источник: IEA WEO, 2007, www.iea.org. Более детальные данные для развитых стран по состоянию на 2005 г., охватывающие все парниковые газы (как с учетом лесов и землепользования, так и без них), имеются на сайте РКИК ООН, www.unfccc.int. Однако ввиду специфики
системы отчетности в РКИК ООН, данные о выбросах развивающихся стран там имеются только по состоянию на 1990-ые годы.

С точки зрения уничтожения тропических лесов, к пяти перечисленным странам и ЕС надо добавить Бразилию и Индонезию. По последним официальным данным РКИК ООН, по состоянию на
середину 1990-ых годов выбросы каждой из этих стран составляли менее 1 млрд т СО2-эквивалента. Сейчас, по ориентировочным независимым оценкам, они догнали уровень России.
Если в США в 2006 году выбросы СО2 от сжигания угля, газа и нефтепродуктов немножко
снизились и составили 5,7 млрд т., то в Китае они за год выросли на 9,4% до уровня 5,6 млрд т.
Ожидается, что по итогам 2007 года Китай обгонит США и быстрыми темпами уйдет в отрыв.
К 2015 году выбросы Китая будут больше, чем в США, на 35%, а к 2030 году – на 66%. Индия
к 2015 году обгонит Японию и Россию и выйдет на четвертое место в мире по объему выбросов. ЕС будет оставаться на третьем месте, но выбросы входящих в ЕС стран будут составлять
уже лишь 23% от суммарного объема выбросов Китая и США.
Однако есть и другие параметры, с помощью которых можно оценить вклад стран, в том числе
и России, в мировой уровень выбросов. Это исторически накопленная эмиссия СО2 (то есть доля
ответственности страны за происходящее изменение климата) и выбросы на душу населения.

19
9

Report of the review of the initial report of the Russian Federation FCCC/IRR/2007/RUS, 18 February 2008.
www.unfccc.int.
10
Выбросы СО2 в энергетике в широком смысле слова включают ЖКХ и потребление топлива всеми
секторами экономики, но не включают выбросы СО2 при технологических процессах (например, при
производстве цемента) или при лесных пожарах. См. IEA WEO, 2007, www.iea.org.
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

С 1900 по 2005 годы кумулятивная эмиссия от сжигания ископаемого топлива составила примерно 1 100 млрд т СО2. Наибольший вклад внесли США – 30%, затем идут 15 «старых» стран–членов ЕС – 23%; Россия и Китай внесли по 8%, Япония – примерно 5%, Индия – 2%, а все остальные страны мира «накопили» 25% от общего количества выбросов.
Проведенные в нашей работе оценки позволили ориентировочно оценить вклад крупнейших
эмитентов СО2 с 1900 по 1990 годы и в 1991–2005 годах, а также сопоставить их с прогнозом
по базовому сценарию МЭА на 2030 год. Основой для оценок послужили данные Oak Ridge
National Laboratory (ORNL)11.
Страны Европы и США выбрасывали значительные количества СО2 и до 1900 года, но оценки МЭА охватывают период только с начала XX века12, поэтому для сопоставимости данных наши расчеты также ведутся с 1900 года. Ориентировочно (по данным ORNL) с 1750 по 1900 годы
от сжигания ископаемого топлива в промышленно развитых странах было выброшено очень
немного – лишь около 50 млрд т СО2.
Из данных по СССР выделены данные по России: на основании данных по всем странам по
состоянию на 1991 год, а также с учетом предположения о том, что развитие Украины, Белоруссии и стран Прибалтики шло в XX веке синхронно с Россией, а страны Средней Азии и Закавказья начали процесс индустриализации в 1930–1940-ые годы.
Результаты расчетов показывают, что для Китая и Индии характерен резкий взлет выбросов после 1990 года. Китай по накопленным историческим выбросам к 2030 году может догнать
ЕС, а Индия – Японию. Россия же остается далеко позади Китая (см. таблицу 4).
Таблица 4. Вклад в кумулятивные глобальные выбросы: исторические данные и прогноз по базовому сценарию МЭА на
2005–2030 гг. (выбросы СО2 от сжигания всех видов ископаемого топлива; округленные значения; млрд т)

1900–1990 гг. 1991–2005 гг. 2006–2030 гг. 1900–2005 гг. 1900–2030 гг.
в сумме
в сумме

Место по
состоянию
на 2030 г.

США

210

70

160

280

440

1

Китай

40

50

250

90

340

3

ЕС

190

60

100

250

350

2

Россия

70

20

45

90

135

4

Япония

< 45

> 15

20

60

80

5–6

Индия

< 10

> 10

60

20

80

5–6

Источник: оценки на основе базы данных ONRL, http://cdiac.esd.ornl.gov/trends/emis/usr.htm, и IEA WEO, 2007, www.iea.org.

20

Что касается ожидающихся выбросов СО2 на душу населения в России, то все сценарии
прогнозируют их рост. Даже стабилизация общих выбросов в нашей стране в 2020 году на фоне снижения численности населения будет приводить к росту удельных значений. По состоянию на 2005 год выбросы СО2 от сжигания всех видов ископаемого топлива составили в России 10,8 т СО2/чел. По базовому сценарию МЭА к 2015 и 2030 годам они увеличатся до 13,3 и
16 т СО2/чел. соответственно. По сценарию быстрого развития Китая и Индии (HGS) ожидаются такие же значения. То есть, согласно МЭА, быстрое развитие крупнейших развивающихся
стран и провал большинства планов развитых стран остановить рост выбросов практически не
повлияет на выбросы в России. Значительные отличия будут наблюдаться только в сценарии
Альтернативной политики (APS). В этом случае к 2015 году удельные выбросы в России возрастут только до 12,6, а к 2030 году – до 14,1 т СО2/чел. (см. рисунки 4, 5 и 6).
Выбросы на душу населения многие страны считают главным параметром справедливого
распределения обязательств в новом международном соглашении по климату. Учитывая объективные различия в климатических условиях, с этим сложно согласится, но за основу, тем не
менее, принять можно. В целом ситуация непроста, в ней немалую роль играют традиции, сложившихся в ООН и в мировой системе экономических отношений. Статус развивающейся
страны (и отсутствие численных обязательств по выбросам) имеют страны, где ВВП на душу
населения значительно выше, чем в ряде развитых стран. По выбросам на душу населения
первые места занимают страны Персидского залива, что не мешает им считаться развиваю11

G. Marland, T.A. Boden, R.J. Andres. Global, Regional, and National CO2 Emissions. In Trends: A Compendium of
Data on Global Change. – Carbon Dioxide Information Analysis Center, Oak Ridge National Laboratory, US
Department of Energy, Oak Ridge, 2000, http://cdiac.esd.ornl.gov/trends/emis/usr.htm.
12
IEA WEO, 2007, р. 201, www.iea.org.
Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

щимися. С другой стороны, выгодный для России принцип отсчитывать уровень выбросов от
1990 года – фактически лишь традиция. Предложение отсчитывать выбросы от 2000 года может означать забвение нашего вклада в снижение глобальных выбросов в 1990-ые годы.
В настоящий момент наиболее логичным выглядит разбиение стран на три группы в соответствии с типом обязательств:

т СО2 на душу населения

25
20
15
10
5

А

О
АЭ

Ш

В

ми

Ю

ре

ж

на

я

С

ги
я
Ко
ре
Яп я
о
Ге ния
рм
ан
Ф
ия
ин
ля
нд
ия
Ро
с
Ка си
за я
хс
та
н
Ка
на
да

на

ве

аи

ор

Ук
р

Н

м

в

Ф

ср

ра

нц

ия

й
ед

не

ка

Ки

та

а

Ар

М

ек
си

ия

ин

ге

нт

ия
нд

ил

И

Источник: International Energy Agency, Key world energy statistics, 2007.

1000 долл. США в ценах 2000 г.

40
35
30
25
20
15
10
5

я
ве

ги

А
Ш

ор

С

С
Н

ж

ик

ис

та
н
уд
ан
И
нд
ия
Ки
та
й
Ук
ра
и
Ка
н
за а
хс
т
В
ан
ми Бра
зи
ре
ли
в
я
ср
ед
не
м
М
ек
си
ка
Ро
с
Ар си
я
ге
Ю
нт
ж
на ина
я
Ко
ре
я
О
А
Ге
Э
рм
ан
ия
Ф
ра
нц
ия
Яп
о
ни
Ф
ин
я
ля
нд
ия
Ка
на
да

0

Рисунок 5. ВВП на душу населения, в пересчете по паритету покупательной способности,
2005 г.
Источник: International Energy Agency, Key world energy statistics, 2007.

1.6
1.4
1.2
1
0.8
0.6
0.4
0.2

ия
Ка
за
хс
та
н

сс

О
АЭ

Ро

Ки
Та
та
дж
ик й
ис
та
н
Ук
ра
ин
а

А

да

Ка

на

Ш

в

С

м

ср

ед

не

ея

ка

Ко
р

В

ми

ре

ж

на

я

ек
си

М
Ю

Ге
р

ма

ни

я

ия
нд

ля
ин

Ф

Яп

он

ия

ия
И

нд

а
ин
нт

ге
Ар

Бр

аз

ил

ия

ия
нц

ги
ве

ра
Ф

Н

ор

уд
а

н

я

0

С

Развитие и выбросы
парниковых
газов: разрушение
стереотипов

аз

Рисунок 4. Удельные выбросы СО2 на душу населения, 2005 г.

кг СО2 на 1 долл. США в ценах 2000 г.

Справедливое распределение обязательств может устанавливаться как путем отнесения страны в ту или иную группу, так и вариацией численных
параметров обязательств или
размерами помощи, получаемой беднейшими странами.

Бр

С
Та
у
д ж да
ик н
ис
та
н

0

Та
д

• Развитые и наиболее богатые
развивающиеся страны – обязательства в виде уровня выбросов, отсчитываемого от
1990 года. Самые богатые
развитые страны помогают
развивающимся в снижении
выбросов, а также берут обязательства по прямой помощи
беднейшим странам.
• Остальные успешно развивающиеся страны – обязательства в виде снижения удельных выбросов; создание условий для широкого развития
проектов по снижению выбросов (Механизма чистого развития) и, возможно, со-инвестирование проектов.
• Беднейшие развивающиеся
страны – меры по адаптации к
изменению климата, поддерживаемые наиболее богатыми развитыми странами.

Рисунок 6. Удельные выбросы СО2 на единицу ВВП, в пересчете по паритету покупатель-

Выбросы парниковых газов
ной способности, 2005 г.
в России в 2005 году составили
Источник: International Energy Agency, Key world energy statistics, 2007.
2 289 млн т СО2-эквивалента, или
71,3% от уровня 1990 года. Эти значения были рассчитаны с хорошей точностью и недавно успешно прошли международную проверку в РКИК ООН13. В 2000-2005 годах выбросы нашей
страны росли примерно на 1% в год, что на фоне 6–7% роста ВВП – очень хороший показатель.
Вскоре Росгидромет должен направить в РКИК ООН официальные данные об уровне выбросов
в 2006 году. Однако, по оценкам независимых экспертов, смены тенденции не наблюдается. По
всей вероятности, в 2006–2007 годах выбросы не превысят 73–74% от уровня 1990 года. Ситуация с энергоэффективностью экономики России медленно, но верно улучшается. При всех
13

Report of the review of the initial report of the Russian Federation FCCC/IRR/2007/RUS, 18 February 2008. www.unfccc.int.
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

21

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

22

возможных поправках на влияние цен на нефть и другие благоприятные для России факторы
нашей стране есть чем гордиться.
Почему же тогда регулярно появляются сообщения о грядущем резком росте выбросов парниковых газов? Вероятнее всего, тут работают стереотипы и непонимание структуры источников выбросов парниковых газов и влияющих на них механизмов.
Для всех стран мира, в том числе и для России, наблюдается одинаковая зависимость темпов
роста выбросов СО2 от темпов экономического развития. Быстрый рост выбросов происходит в период электрификации и индустриализации, во время переселения людей в города и вовлечения
широких масс населения в активную экономическую деятельность. Именно такие процессы сейчас
происходят в Китае и Индии, поэтому быстрый рост выбросов в этих странах практически неизбежен. Но затем зависимость скорости роста выбросов от темпов роста ВВП замедляется. Начиная
со значения ВВП на душу населения в 15–20 тыс. долларов выбросы парниковых газов почти не
зависят от уровня жизни14. Выбросы в этом случае зависят скорее от роста населения, устоявшихся традиций, наличия или отсутствия собственных энергоносителей. Все это приводит нас к выводу о том, что Россия находится в такой фазе индустриального развития, когда резкий рост
выбросов парниковых газов маловероятен. В зависимости от особенностей развития страны выбросы могут расти на 0,5–1,5% в год, но не более.
А как же прогнозируемый в принятой в феврале 2008 года «Генеральной схеме размещения
объектов электроэнергетики до 2020 г.» быстрый рост выработки электроэнергии на электростанциях? Дело в том, что объекты Схемы – так называемая «большая энергетика» – производят
лишь треть от общего объема выбросов парниковых газов в России. Выбросы сильно «размазаны» по различным категориям источников и о них нельзя судить по прогнозам развития только электроэнергетики.
Рост спроса на энергию, заложенный в Схему, проработан несоизмеримо хуже, чем собственно схема строительства и ввода новых объектов и вывода старых объектов электроэнергетики. Складывается впечатление, что в прогнозе спроса явно недооценены будущие меры по энергосбережению и энергоэффективности. Здесь необходимо проведение детальных дополнительных исследований.
России нужен свой Альтернативный сценарий развития энергетики, возможно, основанный на принципах глобального альтернативного сценария МЭА 2007 года. Желательно и построение Низкоуглеродного российского сценария. Даже если их практическая реализация
представляется маловероятной, они позволят понять потенциальные механизмы снижения выбросов, помогут России общаться на равных с другими развитыми странами, где такие сценарии уже
созданы. Кроме этого, они помогут яснее очертить круг наших возможностей, что очень желательно при разработке нового международного соглашения по климату.
Экспертные оценки показывают, что даже если основываться на быстром росте спроса,
заложенном в Схему, то общие цифры последнего официального прогноза выбросов
парниковых газов в России остаются верными: к 2020 году выбросы составят 95% от
уровня 1990 года15, но не более.
Проиллюстрировать возможности снижения выбросов можно на примере относительно простых мер, которые, вероятно, стоило бы осуществить и без учета углеродных аргументов:
• утилизация попутного нефтяного газа и снижение масштабов сжигания газа в факелах к 2013
году на треть, а к 2020 году – на 90% (примерно 55 млн т СО2-эквивалента в год);
• меры по снижению потерь природного газа компенсируют потенциальный рост его выбросов,
связанный с большей добычей (примерно 13 млн т СО2-эквивалента в год);
• выбросы при добыче и транспортировке нефти с 2013 по 2020 годы снижаются на 20% (примерно 8 млн т СО2-эквивалента в год);
• меры по утилизации шахтного метана компенсируют рост его выбросов, вызванный увеличением добычи угля (ориентировочно 9 млн т СО2-эквивалента в год);
• снижение выбросов HFC-23 в химическом производстве: на две трети к 2013 году и полностью
к 2020 году (14,3 млн т СО2-эквивалента в год);
• снижение выбросов PFC при производстве алюминия: в 3 раза к 2013 году и полностью к
2020 году (19 млн т СО2-эквивалента в год).
14
15

Stern N., 2006. The Economics of Climate Change. Cambridge University Press, www.sternreview.org.uk.
Четвертое Национальное сообщение Российской Федерации по Рамочной конвенции ООН об изменении
климата и Киотскому протоколу, 2006. Росгидромет, М., 164 с., www.unfccc.int (Инновационно-активный
сценарий, стр. 78).

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

Общий эффект от указанных мер составит около 120 млн т СО2-эквивалента в год, что более 5% всех выбросов (несколько менее 4% от уровня выбросов 1990 года). Это уже значительно, но, вероятно, намного меньше, эффекта от возможных мер по повышению энергоэффективности и энергосбережения.
Не надо сбрасывать со счетов и развитие ВИЭ. В 2006 году в мире в технологии ВИЭ было
инвестировано более 50 млрд долларов, что на 33% больше, чем было ранее. Ожидается, что по
итогам 2007 года эти инвестиции составят уже около 70 млрд долларов (по покупательной
способности доллара в 2005 году). Такие инновационные технологии, по сути, превратились в самостоятельный емкий и перспективный рынок. И Россия должна вовремя на нем закрепиться16.
Путь «от Бали в Копенгаген», новое международное соглашение по климату и всю
«дорожную карту» глобальной стратегии снижения выбросов парниковых газов на период до 2050 года неверно рассматривать только как груз, давящий на российскую экономику. Необходимость решения глобальной проблемы климата неизбежно влияет на мировую экономику в целом, но особенности России позволяют ей минимизировать затраты. Следует использовать происходящие процессы для повышения конкурентоспособности российской продукции и ускорения технологического перевооружения.

23

16

Д. А. Медведев, Выступление на заседании Совета Безопасности по вопросу обеспечения экологической
безопасности России, Москва, 29 января 2008 года, http://www.medvedev2008.ru/performance_2008_01_30.htm
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

Биотопливо: новая отрасль мировой энергетики
Вопрос об использовании биотоплива в последнее время вышел на авансцену мировой политики.
За несколько лет благодаря действию нескольких мощных факторов сформировался и начал
влиять на экономику многих стран новый мировой рынок – рынок биотоплива. Отношение экспертов к развитию этого рынка от восторженного успело стать весьма настороженным, а уровень общественной осведомленности о перспективах и возможных проблемах перехода на биотопливо все еще очень низок.

История биотоплива
Понятие «биотопливо» объединяет все виды топлива из «свежих» биологических материалов, или биомассы (в отличие от ископаемого топлива). Наиболее активно для производства
биотоплива используются фотосинтезирующие растения.
Использование энергии, получаемой из биотоплива, – вовсе не новость: наоборот, этот способ
старше многих других видов энергии. На заре автомобильной эры такое топливо считалось единственно возможным: например, изобретатель двигателя внутреннего сгорания Николас Отто предполагал, что его изобретение будет использовать этанол в качестве источника энергии, а изобретатель дизельного двигателя Рудольф Дизель разрабатывал его для работы на арахисовом масле. Однако после открытия нефтяных месторождений эти идеи были практически забыты.
Вспомнили о них во время Второй мировой войны, когда Германия столкнулась с острой нехваткой нефти: биотопливо рассматривалось как стратегическая альтернатива нефти, активно
проводились исследования, настал короткий период биоэнергетических инноваций. В это время
даже было начато использование для некоторых транспортных средств смеси бензина с алкоголем, полученным из картофеля (смесь получила имя Reichkraftsprit). Но в послевоенное время дешевая ближневосточная нефть опять надолго отодвинула биотопливо на задний план. Правда, во
второй половине XX в. периодически возникали всплески интереса к теме биотоплива – всякий
раз, когда политические конфликты, экономические кризисы или резкие рыночные колебания создавали ощутимый дефицит нефти (особенно во время кризиса 1970-х годов).
Но подлинный расцвет биотоплива начался с 2000 года. Причинами стали и растущие цены на
нефть и природный газ, и увеличение спроса на энергоносители, и рост общественного интереса к
проблеме глобального потепления и ее связи с выбросами продуктов сгорания ископаемого топлива, и неуверенность стран–покупателей в стабильности в основных странах–поставщиках такого
топлива, и многие другие. Звездный час биотоплива настал в 2005 году, когда из-за хороших урожаев и дешевого сырья «зеленое» топливо оказалось ощутимо дешевле нефти / газа.

Разновидности и поколения биотоплива

24

Существует несколько видов биотоплива, различающихся по исходному сырью, технологии
производства, а также возможностям и последствиям использования в сравнении с традиционными нефтью и природным газом:
• Биодизель – наиболее распространенный тип биотоплива в Европе; производится из масел
и жиров путем их смешивания с гидроксидом натрия и метанолом/этанолом.
Биодизель может использоваться в любом дизельном двигателе при условии смешивания с
минеральным дизельным топливом в различных пропорциях, причем доля биодизеля может
достигать 100% для некоторых марок двигателей. Экономически для производства биодизеля наиболее выгодно использовать рапс и пальмовое масло. Из 2 т рапса получают в среднем
1 т биодизеля (см. рисунок 1); реже используют другие растительные и животные, а также
вторично переработанные масла и жиры.
• Биоспирт – как и обычный, вырабатывается за счет действия микроорганизмов и энзимов с
помощью процесса ферментации на сахара или целлюлозу. Самая популярная разновидность – биоэтанол, реже используется биопропанол и биобутанол. Последний (называется
также биобензином) может напрямую заменять бензин и использоваться в любых бензиновых двигателях. Усовершенствованием технологии производства биобензина активно занимаются компании DuPont и British Petroleum. Два варианта используемого сырья для биоэтанола – это пищевые культуры (из них он добывается почти теми же способами, что и при производстве самогона, за счет ферментации сахаров) и целлюлоза. Биоэтанол может использоваться как заменитель бензина или смешиваться с ним в любых пропорциях, повышая октаЭ К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

новое число топливной смеси. Этанол как топливо получил наибольшее распространение в
США. Как сырье для биоэтанола предпочтителен сахарный тростник; реже используется пшеница и другие зерновые, иногда - даже виноград. В среднем из 2,5 т сырья получается около
1 т биоэтанола.
7 000
• Растительное масло – может
напрямую использоваться как
6 000
топливо (в дизельных систе5 000
мах старого типа, без прямого
впрыска), но только в услови4 000
ях теплого климата, т. к. при
3 000
понижении температуры густеет и теряет свои свойства.
2 000
• Биогаз – производится из ор1 000
ганических отходов путем анаэробного брожения. В резуль0
ячмень пшеница кукуруза сахарная сахарный соя клищевина подсол- рапс ятрофа пальма
тате этого процесса кроме сасвекла
тростник
нечник
мого биогаза в качестве поЭтанол (литров с гектара)
Биодизель (литров с гектара)
бочного продукта образуется
Рисунок 1. «Выход» конечного биотоплива при выращивании сельскохозяйственных культур
твердый компонент, который
Источник: "Biofuels for Transportation: Global Potential and Implications for Sustainable Agriculture and Energy in
может служить в качестве
the 21st Century", prepared by the Worldwatch Institute for the German Federal Ministry of Food, Agriculture and
твердого биотоплива или как
Consumer Protection (BMELV), in cooperation with the Agency for Technical Cooperation (GTZ) and the Agency of
удобрение.
Renewable Resource (FNR) Washington, D.C., June 2006.
• Сингаз – газовая смесь, которую получают в результате пиролиза (сухой перегонки) и газификации из других видов биотоплива. Сингаз может напрямую использоваться в любом двигателе внутреннего сгорания и
это эффективнее, чем использовать исходное биотопливное сырье, т. к. выделяется большее
количество энергии.
• Твердое биотопливо – древесина (щепа и др.), солома, торф, отходы производства биогаза
и т. п. Формуется в брикеты, пеллеты или гранулы. Соотношение «сырье–продукт» для твердого биотоплива составляет практически 1:1.

Во всем мире уже пару десятилетий используется твердое биотопливо: на него в том или
ином виде постепенно переводятся некоторые тепло- и электроэнергетические мощности. В
частности, для использования биомассы при генерации электричества с помощью тепла существует много технологий, но наиболее распространенный способ – паровая турбина (пар
производится паровым котлом, работающим на биотопливе).
Твердое биотопливо привлекает меньше внимания аналитиков, чем жидкое моторное, но
потенциал этого сектора биоэнергетики сопоставим с моторным. Поскольку твердое биотопливо часто делается из отходов и мусора, даже побочные эффекты от его использования –
в основном, положительные: уменьшение площадей свалок, уменьшение экологической нагрузки, повышение эффективности производств, служащих источником отходов и т. д.
В России твердое биотопливо используется пока мало и очень локально: в основном
предприятия используют свои собственные отходы для снижения стоимости потребляемой
ими энергии.
Так называемое биотопливо первого поколения – термин, относящийся к топливу на основе переработанного сахара или растительного/животного масла; другими словами, «топливо из продовольствия». Сейчас именно такое биотопливо в мире используется и обсуждается чаще всего.
Биотопливо второго поколения сейчас пользуется большей поддержкой и в политических, и в индустриальных кругах, поскольку к нему относятся те виды биотоплива, которые
производятся НЕ из пищевых культур (а например, из целлюлозы, органических отходов и
др.). Многие виды биотоплива еще только разрабатываются и изучаются – такие, как биоводород, биометанол, биоводородный и древесный дизели. Такие технологии гораздо дороже
на стадии разработки, апробации и внедрения; требуют масштабных инвестиций, перспективы их активного коммерческого производства пока весьма туманны.
Биотопливо третьего поколения – это биотопливо, получаемое из водорослей (латинское
название – Аlgae, отсюда английский акроним OILgae). В процессе производства биотоплива
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

25

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

26

водоросли дают наилучшее соотношение «низкий вход–высокий выход»: американские эксперты подсчитали, что для замены всей потребляемой в США нефти на «водорослетопливо»,
понадобится отдать для выращивания водорослей менее 40 тыс км2. С единицы площади выращиваемые водоросли позволяют получить в итоге в 30 раз больше энергии, чем биотопливное сырье, разводимое на суше. Кроме того, конечное топливо из них является биоразлагаемым, то есть минимально воздействует на окружающую среду.

Плюсы и минусы моторного биотоплива
Наиболее болезненный вопрос в современной мировой экономике – перспективы использования моторного биотоплива, в частности, таких достаточно хорошо внедренных в
практику его видов, как биодизель и биоэтанол. В связи с постепенным истощением запасов нефти и природного газа, а также с устойчиво растущими ценами на эти энергоносители в последние годы, правительства некоторых стран начали активно поощрять использование моторного биотоплива как замены нефти и газа. Последствия оказались гораздо более разнообразными и глубокими, чем можно было предположить, – причем как положительные, так и отрицательные.
Среди положительных эффектов от использования моторного биотоплива вместо минерального можно назвать следующие:
1) Пропорциональное уменьшение потребления нефти / газа и других невозобновляемых
энергоносителей (консервация месторождений);
2) Снижение зависимости от импорта энергоносителей (в странах–импортерах энергии);
3) Уменьшение уровня вредных выбросов при использовании вместо традиционного топлива, замедление глобального потепления (из-за своего растительного происхождения
биотопливо имеет почти нулевой баланс выброса углеродов);
4) Заметный рост инвестиций и приток новых технологий в сельское хозяйство – в отрасли по выращиванию биотопливных культур;
5) Рост сельской занятости;
6) Некоторые отходы производства можно использовать повторно (например, барда, получаемая в качестве отхода при производстве биоэтанола, хорошо подходит как корм для
животноводства);
7) Возможность замены биотопливными культурами нелегальных посевов для борьбы с ними экономическими методами (активно используется и поощряется правительствами
стран Латинской Америки, особенно Перу, для сокращения посевов коки);
8) Использование такой биотопливной культуры, как ятрофа, в целях улучшения качества
земель: эта культура (разновидность молочая, другое название – маниока) растет на землях любого качества, очень нетребовательна.
К числу отрицательных последствий относятся:
1) Переориентация сельхозпроизводителей: пищевые культуры идут на переработку в биотопливо, а не на продовольственную переработку: дилемма «еда или топливо?» – дефицит
продовольствия;
2) При росте спроса – вытеснение традиционных сельскохозяйственных культур теми,
что более эффективны для производства биотоплива; ухудшение ситуации с биоразнообразием и состоянием почв (деградация и эрозия при чрезмерной эксплуатации);
3) При росте посевных площадей под биотопливные культуры – сокращение площади лесов,
рост масштабов вырубки, угроза традиционному образу жизни;
4) Большее количество воды требуется для орошения – проблема с обеспеченностью водой (особенно в странах Африки);
5) Степень внесения удобрений при выращивании сельскохозяйственных культур на биотопливо выше, чем при выращивании для продовольственных нужд – проблема с загрязнением пестицидами и др. химикатами;
6) При переводе лесов/степей и традиционных сельскохозяйственных угодий под выращивание биотопливных культу высвобождается больше диоксида углерода, чем может поглощаться растениями (т. н. косвенные выбросы парниковых газов от смены схемы землепользования);
7) Несовершенство технологий, запаздывание промышленного производства биотоплива
II поколения: пока в процессе производства многих видов биотоплива затрачивается больше
энергии, чем потенциально они сами способны дать. Хотя изначально предполагалось, что
Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

биотопливо будет углеродно-нейтральным или даже углеродно-отрицательным источником
энергии, действительность внесла свои коррективы. Опубликованное недавно исследование1
доказало, что за счет косвенной эмиссии (производство удобрений, уничтожение лесов и др.
факторы) производство биотоплива из сельскохозяйственных культур вносит больший вклад
в глобальное потепление, чем в его снижение за счет замены ископаемого топлива.
Как видно, аргументы и сторонников, и противников идеи о замене бензина и других видов энергоресурсов моторным биотопливом – более чем серьезны. Во многих странах публикация перечисленных опасений вынудила правительства и компании притормозить форсированное развитие биоэнергетики и начать новые серьезные исследования. Наибольшие опасения вызывает первое из списка отрицательных последствий – рассмотрим эту проблему
более подробно.

Топливно-продовольственная проблема
Некоторые эксперты напрямую увязывают рост цен на продовольствие в конце 2007 года и в
2008 году с развитием биотопливной отрасли (особенно в США и ЕС), и пророчат неизбежные конфликты с развивающимися и наименее развитыми странами на фоне общественного недовольства (вплоть до новой мировой войны).
В выступлении на эту тему в апреле 2008 года главный экономист МВФ Саймон Джонсон призвал развитые страны к «переосмыслению политики в отношении биотоплива в связи с побочными
эффектами от развития кукурузного биоэтанола в США и биодизеля в ЕС, которые вывели биотопливо на передний край глобальной геополитики».
Мировые цены на продовольствие тянет вверх целый ряд факторов;
• развитие биоэнергетики (особенно производства жидкого моторного биотоплива – прежде всего за счет желания правительств стран–импортеров энергии снизить зависимость от нефти и газа, а также из экологических соображений):
• первыми и наиболее заметно выросли цены на кукурузу (как сырье для производства биоэтанола, потребляемого в ЕС), за ними последовали цены на остальные зерновые как на заменители подорожавшей и ставшей недоступной некоторым «пищевым» потребителям кукурузы;
• кукуруза активно используется в качестве корма в свиноводстве и выращивании бройлеров,
а для крупного рогатого скота можно с успехом использовать барду (отходы зерновых от производства биоэтанола); поэтому цены на свинину и курятину выросли гораздо заметнее, чем
на говядину;
• рост в «продвинутых» развивающихся странах (Россия, Китай, Индия, Бразилия) и рост мировой экономики в целом, повышение стандартов потребления в развивающихся странах и
изменение пищевых схем (например, большее использование мяса и молока,
увеличивающее спрос на корма);
• повторившийся два года подряд неурожай в некоторых крупных странах–производителях пищевого сельскохозяйственного сырья, уменьшение его запасов;
• постепенное облегчение условий экспорта продовольственного/биотопливного сырья (снижение торговых барьеров в результате двусторонних и многосторонних переговоров и заключения соглашений) – сравнительно небольшое облегчение вывоза на привлекательные для
производителей из развивающихся стран рынки стран ЕС и Северной Америки; значительное облегчение – для противоположных потоков более дорогого субсидируемого продовольствия, прежде всего из ЕС и США, на рынки развивающихся стран;
• спекулятивные действия крупных продовольственных компаний.
Апогеем скептицизма по отношению к биотопливу стал доклад профессора социологии
Женевского университета (Швейцария) Жана Зиглера, специального докладчика ООН по теме «Право на продовольствие», представленный им в августе 2007 года. Г-н Зиглер в своем
докладе назвал перевод сельскохозяйственных земель на выращивание биотопливных культур «преступлением против гуманности», которое приводит к взвинчиванию цен на продовольствие для беднейших слоев населения во всех странах мира. В связи с этим он призвал ООН ввести пятилетний мораторий на производство биотоплива.

1

"N2O release from agro-biofuel production negates global warming reduction by replacing fossil fuels" (совместное
исследование ученых Англии, США, Германии и Австрии под руководством Пола Крутцена, лауреата
Нобелевской премии за исследования парникового эффекта) / журнал «Атмосферная химия и физика», 29
января 2008 года: www.atmos-chem-phys.net/8/389/2008/acp-8-389-2008.pdf.
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

27

И
И Н С Т И Т У Т

Э Н Е Р Г Е Т И К И

До конца не выяснено, каков вклад в современную «агроинфляцию» такого фактора, как
развитие биоэнергетики, но очевидно, что он усиливает действие всех остальных, в том
числе и за счет психологического компонента и эффекта домино.
Однако в последние месяцы в США было проведено несколько исследований, результаты
которых говорят о том, что максимальный вклад в рост продовольственных цен оказывают все
же дорожающие энергоносители, а доля влияния развивающейся биотопливной отрасли минимальна.

Мировое производство моторного биотоплива
и торговля сырьем для его производства
Сельскохозяйственное сырье
Мировой спрос и предложение сырья для производства моторного биотоплива напрямую
175
зависит от цен на традиционные
соя
минеральные виды топлива –
150
прежде всего, от цен на нефть,
поскольку коммерческая состоя125
пшеница
тельность производства моторкормовое
зерно
ного биотоплива зависит от его
100
предпочтительности по сравнению с обычным бензином или
75
дизелем, которые оно может заменить. Важна и политическая
50
составляющая – решимость пра1990
1995
2000
2005
2010
2015
вительств способствовать внеРисунок 2. Объем мировой торговли зерновыми и бобовыми (млн т)
дрению биотоплива путем субси150
дий на производство сырья и готового продукта, поощрения ин125
вестиций в усовершенствование
биотопливных технологий, а так100
же установления нормативов использования альтернативного
75
топлива в транспортной сфере и
50
в промышленности.
Благодаря
совокупному
25
действию нескольких факторов (общий рост мировой эко0
1990
1995
2000
2005
2010
2015
номики и потребления, развитие биоэнергетики и др.) с
США
Канада
Аргентина
Остальные страны
2006-2007 годов устойчиво
ЕС-25
Австралия
бСССР и др. страны Европы
растут объемы мирового эксРисунок 3. Мировой экспорт пшеницы (млн т)
порта зерновых и бобовых
культур. Прогнозы американского Агентства развития предполагают, что эта тенденция сохранится в ближайшие 10 лет (см. рисунки 2–5).
200

28

Производство биоэтанола и биодизеля
Как отдельная отрасль мировой экономики производство этих двух наиболее распространенных
видов жидкого моторного биотоплива складывается именно в настоящее время. Объемы производства в этой индустрии растут быстрыми темпами и во многих странах, но статистические данные о
мощностях (действующих и вводимых/строящихся) и объемах продаж пока фрагментарны и приблизительны. Не существует пока обобщенной информации о количествах заводов по производству биотоплива в разбивке по странам или регионам, а также данных о результатах их деятельности.
Некоторое представление о масштабах новой энергетической отрасли дает недавно созданный ресурс Worldbioplants, в котором по состоянию на май 2008 года собрана информация почти о тысяче
таких заводов в 57 странах (в том числе и в России). Суммарная мощность этих предприятий составляет свыше 100 млрд л биоэтанола и свыше 63 млрд л биодизеля (см. таблицу 1).
Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

Статистики по объемам и географическому распределению производства биотоплива на
глобальном уровне также пока не существует: имеются лишь данные от нескольких «зеленых»
организаций, но обнадеживает тот факт, что в последние два года их обобщающие данные перестали противоречить друг другу и стали широко использоваться отраслевыми экспертами.
За последние пять лет (с начала 2002 года) мировой объем производства биоэтанола увеличился более чем вдвое, а производства биодизеля – в четыре раза, хотя этот рост происходил с очень низких начальных уровней (см. рисунок 6).
Однако до сих пор доля биотоплива в мировом потреблении энергии чрезвычайно мала: при
высоких темпах роста к началу 2007 года она достигла значения лишь в 0,3% (см. рисунок 7).
В новых лидерах мировой экономики, таких странах как – Китай и Индия, развитие биотопливного производства идет весьма активно, причем эти страны развивают параллельно программы
как по биоэтанолу, так и по био100
дизелю. В Индии – одни из круп90
нейших плантаций ятрофы (для
биодизеля), а также обширные
80
площади под сахаром – для
70
биоэтанола. Китай уже сейчас
60
является крупнейшим произво50
дителем биоэтанола и активно
40
наращивает производство и
30
этанола, и биодизеля. В целом в
20
развивающихся странах по ито10
гам 2007 года сосредоточено
0
1990
1995
2000
2005
2010
2015
около 45% мирового производства моторного биотоплива, и
США
др. страны Европы (не ЕС и бСССР)
ЮАР, Бразилия, ЕС, бСССР
эта доля, скорее всего, будет
и остальные страны
Китай
Аргентина
постепенно увеличиваться.
Рисунок 4. Мировой экспорт кукурузы (млн т)

Топливный биоэтанол
100
Объем мирового производ90
ства топливного этанола в 2007
80
году составил чуть менее 50
70
млрд л (по сравнению с 39
60
млрд л в 2006 году), то есть вы50
рос на 28%.
40
В то время как традицион30
ные страны–лидеры по топлив20
ному этанолу (США, Бразилия,
10
Канада и ЕС) продолжают на0
ращивать как его производст1990
1995
2000
2005
2010
2015
во, так и потребление; на мироСША
Бразилия
Остальные страны
вой арене появляются новые
ЕС
Аргентина
крупные игроки, такие как Китай и Япония. Лидирующим
Рисунок 5. Мировой экспорт сои (млн т)
экспортером биоэтанола являИсточник для рис. 2–5: USDA Agricultural Projections to 2016, февраль 2007, USDA Economic Research Service.
ется Бразилия, и там же получили
наибольшее распространение так называемые «гибкие» автомобили, которые могут использовать чистый этанол либо смеси с широким диапазоном доли этанола.
Среди производителей и экспортеров биоэтанола в последние пару лет появились и наименее развитые африканские страны, например: Малави и Замбия.
Себестоимость производства биоэтанола (по состоянию на 2007 год) составляет 0,25-0,30
долл./литр2 при выработке из сахарного тростника и 0,45-0,50 долл./литр – при получении из
кормовой кукурузы3. Доля этанола в потребленных в мире в 2007 году 1,3 млрд литров бензина составила 4%.

2

Здесь и далее – данные "Renewables 2007 Global Status Report", REN 21 – Renewable Energy Policy Network for
the 21st Century, www.ren21.net.
3
Указан уровень экономических издержек – без учета субсидий и т. п.
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

29

И Н С Т И Т У Т

Э Н Е Р Г Е Т И К И

И

Ф И Н А Н С О В

Таблица 1. Структура мирового производства биоэтанола и биодизеля

Биодизель
Мировое
производство
биодизеля по итогам 2006 го40
да выросло на 50%, достигнув
уровня свыше 6 млрд литров.
Биоэтанол
30
Половина этого объема попрежнему производится в Германии. Значительно увеличи20
ли свои доли Италия и США
(американское производство
выросло за данный период бо10
лее чем втрое).
Биодизель
Достаточно агрессивно по0
ощряют рост производства
2002
2003
2004
2005
2006
2007
2008
2000
2001
биодизеля
правительства
стран Юго-Восточной Азии
Рисунок 6. Мировое производство биоэтанола и биодизеля, млрд литров.
(Малайзии, Индонезии, СингаИсточник: «Renewables 2007 Global Status Report», REN 21 - Renewable Energy Policy Network forthe 21st
пура), а также Китая. ПоощриCentury, www.ren21.net.
тельная государственная политика в отношении производбиотопливо 0,3%
ства биодизеля проводится
электроэнергия 0,8%
паровая энергия 1,3%
атомная
также в некоторых странах Лаэнергия
3%
гидроэнергетика 3%
тинской Америки (Аргентина,
Бразилия) и Центральной Европы (Румыния, Сербия).
Некоторые из названных
топливо из
ископаемое
возобновимых
выше
стран сделали ставку
топливо
источников
79%
традиционная
18%
именно на биодизель для забиомасса 13%
крепления на формирующемся мировом рынке моторного
биотоплива. Так, например,
Малайзия планирует к 2010 году занять 10% мирового рынка
биодизеля за счет значительРисунок 7. Доли различных энергоносителей в мировом объеме конечного потребления энергии
ного увеличения площадей,
Источник: «Renewables 2007 Global Status Report», REN 21 – Renewable Energy Policy Network for the 21st
занятых под получение пальCentury, www.ren21.net.
мового масла.
Себестоимость производства биодизеля (по состоянию на 2007 год) варьируется в диапазоне 0,4–0,8 долл./литр.
* * *
50

30
Растущий интерес к жидкому моторному биотопливу как способу замены традиционного
топлива очевиден: многие страны стремятся с его помощью сократить импорт нефти, одновременно подстегнув развитие сельского хозяйства и уменьшив темпы загрязнения окружающей среды, а также используя его как новую карту во внутренней и внешней политике.
Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

Несмотря на описанные выше возможные сложности и угрозы, которые может повлечь за
собой дальнейшее развитие биотопливной отрасли, ее вес в мировой энергетике, судя по
всему, в ближайшие годы станет весьма значимым, настолько, что вряд ли хотя бы одна крупная страна–производитель или потребитель энергии обойдется без амбициозной национальной биотопливной стратегии.

31

и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

Ограниченное будущее международной
торговли газом?1
Объемы торговли природным газом продолжают расти высокими темпами как в отдельных
регионах, так и во всем мире. Большое число проектов по строительству газопроводов и производству СПГ (сжиженного природного газа) находится на стадии разработки, а многие отраслевые издания чрезвычайно заняты публикациями об этих проектах на различных этапах их
планирования. Так есть ли причины для беспокойства о наличии газа в международной торговле в будущем? Проблема, которая появилась не так давно, заключается в том, что с завершением большого числа проектов по строительству газопроводов и экспорту СПГ дополнительные экспортные проекты, очевидно, не являются приоритетными для большинства стран.
Стандартный подход к оценке потенциального объема экспорта газа заключается в определении величины текущего запаса и объема производства, расчете коэффициента обеспеченности запасами и выводе о вероятном объеме экспортных возможностей. Для стран с коэффициентом обеспеченности запасами, составляющим менее 30 лет, это сделать достаточно трудно,
но для стран, у которых этот коэффициент превышает 50 лет, не должно возникнуть подобных
проблем. Однако возникают некоторые трудности с использованием подобного количественного подхода, поскольку он дает все меньше представления о реальной ситуации в отдельных
странах–экспортерах. Рост спроса на внутренних рынках этих стран и стимулы, побуждающие
их разрабатывать ранее обнаруженные месторождения, – вот те существенные элементы, которые не учитываются в расчетах будущего объема экспорта.
В 2006 году 22 страны экспортировали газ по газопроводам и 13 стран – в форме СПГ (пять
стран присутствовали в обеих категориях). В таблице 1 представлены крупнейшие страны–нетто-экспортеры газа в 2006 году.
В начале 2000-х годов в международной торговле газом поризошло событие, которое можно
назвать признаком (если не тенденцией) того, что следует ожидать от торговли газом в будущем.
Таким событием была неспособность индонезийской компании «Pertamina» выполнить свои долгосрочные контрактные обязательства по экспорту СПГ. Эту несостоятельность можно отнести на
счет характерной для страны экономической и политической ситуации, в частности, увеличения
численности населения и высоких темпов роста экономики. По прошествии нескольких лет исследование, проведенное Оксфордским Институтом энергетических исследований, выявило схожие
тенденции в ряде стран–экспортеров газа. Растет вероятность того, что в этих странах экспорт не
только не будет развиваться, но и сократится в виду следующих факторов:
• роста спроса на внутреннем рынке, вызванного высокими темпами экономического роста и
низкими внутренними ценами на газ;
• неблагоприятных внутренних политических последствий, связанных с выбором, сделанным
правительствами этих стран в пользу экспорта по более высоким ценам, в ущерб удовлетворению внутреннего спроса;
• существенного финансового профицита (по причине высоких экспортных цен), который устранил необходимость в значительном превышении объема экспорта над уровнем, зафиксированным в контрактах, и быстрой разработке месторождений (ранее уже обнаруженных) для
поддержки новых проектов.

32

Эту ситуацию можно было бы легко объяснить всеобъемлющим «ресурсным национализмом» или картелизацией, связанной со стремлением к повышению цен. Однако более убедительное объяснение можно найти не столько в теориях заговора, сколько в учебниках по экономике для первокурсников.
На внутреннем рынке большинства стран, представленных в таблице 1, газ продается по ценам, более близким к уровню, зафиксированному в 1970-х и 80-х годах, а не к международному уровню второй половины 2000-х годов. Но было бы несправедливо чрезмерно критиковать
сложившуюся ситуацию, особенно принимая во внимание, что ценообразование на энергоресурсы по всему миру было «сбито с толку» не только недавним повышением цен на нефть, но
и изменением степени взаимозависимости цен на нефть и газ, а также на газ и уголь (с учетом
или без учета парниковых газов).

1

Статья для 72-го Оксфордского энергетического форума, февраль 2008 года.

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

Таблица 1. Крупнейшие страны–нетто-экспортеры газа в 2006 годуa

Резервы
(трлн м3)

Коэффициент
обеспеченности
запасамиb

Объем
экспорта
(млрд м3)

Доля газа в спросе
на первичные
энергоресурсы (%)

Алжир

4,50

53,3

61,6

64

Аргентина

0,42

9,0

6,1

53d

Австралия

2,61

67,0

18,0

21

Боливия

0,74

66,3

10,8

37d

Бруней

0,34

28,6

9,8

76d

Египет

1,94

43,3

16,9

44

Индонезия

2,63

35,6

34,3

31

Иран

28,13

> 100,0

5,7

53

Ливия

1,32

88,9

8,4

28d

Малайзия

2,48

41,2

28,0

54

Мьянма

0,54

40,1

9,0

52d

Нигерия

5,21

> 100

17,6

36d

Норвегия

2,89

33,0

84,0

0

Оман

0,98

39,0

12,9

71d

Катар

25,36

> 100,0

31,1

80

Россия

47,65

77,8

151,5

55

Тринидад

0,53

15,1

16,3

91

c

Туркменистан

2,86

46,0

6,0

76

ОАЭ

6,06

> 100,0

7,1

66

Примечания:
a. В данный список не вошли страны, которые либо также экспортируют значительные объемы газа, либо
только разрабатывают свои проекты, а именно: Казахстан, Азейбарджан, Йемен, Восточный Тимор, Экваториальная Гвинея, Папуа-Новая Гвинея, Ангола и Перу.
b. По состоянию на конец 2005 года.
c. После выхода из СНГ; общий объем экспорта составил около 47 млрд м3 (Источник: Статистический обзор BP мирового рынка энергетики, 2007).
d. Кроме данных за 2005 год, полученных из «Ежегодного издания по международной энергетике», выпущенного Управлением по информации в области энергетики в 2005 году.

Многие страны ОЭСР продолжают использовать цены на нефть в качестве основного механизма
ценообразования на газ, тем самым отстраняясь от рыночных условий. Но если в странах ОЭСР
это обычно приводит к завышению цен на газ (т. е. цены превышают уровень, формируемый спросом и предложением на рынке), то в странах–экспортерах газа растет проблема существенного занижения внутренних цен на газ. Это явление широко известно как проблема субсидий, но лишь в
некоторых странах цена продажи газа ниже, чем стоимость его добычи и транспортировки. Более
распространена ситуация, когда внутренняя цена продажи существенно ниже экспортной цены.
Данная проблема особенно обострилась в связи с ростом цен на нефть после 2003 года.

Россия
Россия и страны Персидского залива представляют собой два противоположных примера
загадочной головоломки внутреннего/экспортного ценообразования, с которыми столкнулись
страны–экспортеры газа. На сегодняшний день Россия имеет наиболее полный комплекс вариантов развития газового сектора, ее внутренний рынок огромен; у нее очень внушительные
обязательства по экспорту в Европу и долгосрочный потенциал наращивания объемов экспорта по газопроводам в Азию, а также в форме СПГ как в Азию, так и в Северную Америку. Но в
России давно уже существует проблема, с которой другие страны только начали сталкиваться:
на долю газа приходится более 50% российского топливно-энергетического баланса притом,
что его потребление (в любом виде) составляет около 450 млрд м3 в год.
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

33

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

Цены, которые платили потребители на внутреннем рынке в советский период, не имели ничего общего со стоимостью добычи и транспортировки газа с территории Сибири, расположенной на расстоянии тысяч километров от центров спроса, поэтому существенное повышение цен
в середине 1990-х годов вызвало волну неплатежей и стало причиной активного развития бартерной торговли. Решив эту сложную для отрасли проблему, в конце 2006 года администрация
Путина, наконец, принялась за цены на внутреннем рынке, заявив, что к 2011 году цены для
промышленного потребителя (включая электростанции) будут равны ценам «netback» на газ, доставленный к границе ЕС. В этом заявлении также содержались твердые обязательства по повышению цен для промышленного потребителя к 2011 году в 2,5 раза по сравнению с уровнем цен
в 2007 году; таким образом, цена к этому моменту должна составить около 3,5 долл. / 1 млн БТЕ
(британские термальные единицы). Администрация также обещала повысить цены до того же
уровня для непромышленных потребителей, но очевидно, что это потребует намного больше
времени. Тем не менее, данные политические обязательства очень важны, поскольку они означают следующее:
• в России будет прибыльно развивать новые проекты по добыче газа, включая газ, сжигаемый
на факелах и добываемый на огромной территории полуострова Ямал;
• впервые в истории российской газовой индустрии у компаний появится серьезный стимул
вкладывать средства в повышение эффективности производства и замену основных производственных фондов.
Если европейские цены на нефть и, следовательно, на газ не упадут, стремление привести
к 2011 году внутренние цены к уровню цен «netback» на газ, доставленный к границе ЕС, окажется слишком амбициозным.
Отказ от традиционного права российского потребителя на субсидированный газ – это смена парадигмы, которая демонстрирует нежизнеспособность старой системы и приводит в движение процесс постепенного изменения прибыльности гигантского внутреннего рынка. Это означает, что к концу 2010-х годов всеобщее предположение о том, что экспорт газа всегда будет
намного прибыльнее продаж на внутреннем рынке, и что Россия продолжит наращивать объемы экспорта в Европу, будет подвергнуто сомнению.

Нефтедобывающие компании Персидского залива

34

До 1980 года нефтедобывающие компании Персидского залива сжигали большую часть попутного газа на факелах, но за последние 30 лет этот вид топлива все чаще стали использовать в ряде промышленных, сырьевых и энергетических областей. В таких странах, как Иран,
где обратное закачивание газа в пласт с целью увеличения добычи и экспорта нефти является
основным и наиболее выгодным способом его использования, правительству целесообразно
выделять большие объемы газа для этих целей. В большинстве стран Персидского залива позиция государства в отношении формирования внутренних цен на газ и развития стимулов добычи газа для внутренних рынков схожа с позицией России в период до 2000 года. Частично изза традиций сжигания газа на факелах, частично из-за того, что цена, устанавливаемая для попутного нефтяного газа может варьироваться от нуля до полноценной рыночной стоимости (в
зависимости от внутрикорпоративной политики компании и налогового режима в стране), нефтедобывающие компании склонны были распределять газ внутри страны по низким фиксированным ценам, что было частью их «социального контракта».
Это не представляло собой проблемы до 1990-х годов, пока рост населения и экономики
вкупе с возросшим стремлением экспортировать нефть и заменить ее газом во внутренней экономике не вызвали стремительное развитие внутреннего спроса на газ. В большинстве стран
Персидского залива внутренние цены на газ в 2007 году не превышали 1 долл. / млн БТЕ, в то
время как экспортные цены на СПГ превосходили этот уровень почти в 10 раз. Ситуация существенно облегчилась в 2007 году с началом проекта «Дельфин», когда Катар начал экспортировать газ по газопроводам в ОАЭ и Оман по цене около 1,4 долл. / млн БТЕ, в то время как
ОАЭ и Оман экспортировали СПГ по цене 6–10 долл. / млн БТЕ2.
Неспособность стран Ближнего Востока предложить механизм привязки своих внутренних
цен к условиям рынка, сложившимся в 2000-х годах, свидетельствует о растущей нехватке га2

См. Джастин Дарджин «Проект "Дельфин": развитие инициативы в области газовой инфраструктуры в
Персидском заливе», Оксфордский Институт энергетических исследований, 2008.

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

за на их внутренних рынках. Без твердого обязательства правительства увеличить внутренние
цены не будет и стимула для развития частных капиталовложений в добычу газа и газовую инфраструктуру для внутренних рынков. Это означает, что без ценовой реформы большинство
правительств столкнется с растущими затратами на выполнение своих социальных обязательств. Это будет способствовать созданию ситуаций, подобных сложившейся в ОАЭ, где прибыльная разработка резервов высокосернистого газа, превышающих 6 трлн м3, потребует пятикратного увеличения внутренних цен на газ. Проблема формирования цен на газ дополнятется нехваткой реформ в области цен на электричество. В последнем случае проблема заключается в том, что цены на энергоресурсы в большинстве стран очень далеки от уровня, при котором новые национальные электростанции, работающие на газе, были бы жизнеспособны. В
данной ситуации, для описываемых стран нет никакого экономического смысла развивать более дорогостоящие альтернативы, такие как атомные электростанции.

Другие страны–экспортеры
Изложенные выше соображения в той или иной степени можно отнести практически ко всем
странам, представленным в таблице 1, начиная с Туркменистана, где газ отдается населению
бесплатно, и заканчивая Западной Австралией, где несмотря на то, что потребители платят рыночную цену, государство настаивает, чтобы 15% газа, добываемого для экспорта СПГ, было
зарезервировано для внутреннего рынка. В большинстве стран приоритеты внутренней политики расставляются в пользу внутреннего рынка, несмотря на очевидную экономическую выгоду
от наращивания экспорта. Свое стремление удерживать очень низкие цены на газ политики,
как правило, объясняют бедностью населения, которое не может позволить себе платить рыночную цену. Данное утверждение может быть вполне справедливо, поэтому в отношении групп
риска необходимо принимать особые меры, что особенно актуально для России, где низкая
температура зимой и отсутствие доступа к дешевым энергоресурсам могут стать угрозой для
жизни населения. Но подобные аргументы о «бедных пенсионерах, которые зимой замерзают
до смерти» часто используются для оправдания субсидированных цен для потребителей, которое вполне способны заплатить рыночную цену, а также для отраслей, в которых правительство добивается повышения занятости населения.
Формируется опасный замкнутый круг: с одной стороны, цены необходимо удерживать на
низком уровне, чтобы выполнять социальные обязательства перед населением, но с другой
стороны, подобная политика поощряет расточительное и неоптимальное использование газа,
то есть существующие запасы истощаются быстрее, а новые разведывательные работы и добыча газа не имеют стимулов для развития. Эта проблема не только не разрешится, но и, что
очевидно, усугубится с течением времени.
В качестве другого набирающего популярность аргумента используется тот факт, что с ростом мировых цен на нефть и газ у стран–экспортеров нет необходимости повышать свои доходы и они скорее будут сохранять свои ресурсы для внутреннего использования и «будущих
поколений», чем увеличивать объемы экспорта.

Катар
Особый случай представляет собой Катар с его текущей политикой, накладывающей мораторий на будущие проекты по добыче газа до тех пор, пока в 2012 году не будет завершена полная оценка промышленных последствий значительного роста объемов добычи газа на Северном шельфовом месторождении (North Field) c нынешнего уровня приблизительно в 50 млрд м3
до уровня в более чем 240 млрд м3. Несмотря на всю значимость моратория для мировой добычи газа и производства СПГ, до сих пор не было издано ни одного официального документа и
не прозвучало ни одной официальной речи о том, будут ли рассматриваться новые проекты по
экспорту после 2011 года или нет. Катарцы по вполне понятным соображениям не хотят брать
на себя обязательства по экспорту в будущем.
* * *
Среди всех участников мирового рынка природного газа можно выделить лишь несколько
стран, от которых реально можно было бы ожидать существенного (более чем на 30 млрд м3 в
год) увеличения объемов экспорта к 2020 году сверх принятых на себя текущих обязательств
по контрактам. К числу этих стран относятся: Австралия, Туркменистан, Ливия, Восточно-Сибирский и Дальневосточный регионы России и, возможно, Азербайджан, Казахстан и Нигерия.
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

35

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

На «скамье запасных» находятся Саудовская Аравия, Венесуэла, Иран и Ирак, но по ряду причин (начиная с текущей политики правительства по отношению к многочисленным неудачным
или неразвивающимся проектам и заканчивая проблематичной внутренней политикой и политическими взаимоотношениями с основными потенциальными импортерами) перспективы роста экспорта в этих странах незначительны.
Ситуацию, в которой сегодня находятся мировые поставщики газа, нельзя назвать краткосрочным кризисом: проекты, которые сегодня находятся в процессе разработки, поддержат отрасль до середины 2010-х годов. Однако принимая во внимание сроки подготовительных работ,
следующее поколение проектов по строительству газопроводов и производству СПГ необходимо разработать к началу 2010-х годов.
На сегодняшний день сложно найти иные источники существенного объема дополнительного газа для продажи на международном рынке за исключением немногих стран, перечисленных
выше. Одним из решающих станет вопрос о том, поднимутся ли в странах–экспортерах внутренние цены на газ до уровня, стимулирующего новые проекты по добыче газа и эффективное
его использование, даже если эти цены все еще будут существенно ниже экспортных. Россия
уже сделала важный шаг в этом направлении (хотя ей еще многое предстоит сделать), а остальным странам–экспортерам необходимо последовать ее примеру. В случае если они этого
не сделают, перспектива появления дополнительного газа на международном рынке после
2020 года будет весьма и весьма неопределенной.

36

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

Почему не устарела привязка к нефти
в долгосрочных газовых контрактах?
В дискуссии относительно правомерности привязки экспортных цен на газ к нефтяной корзине1,
на наш взгляд, недостаточно учитывается фактор глобального по масштабам роста цен на сырьевые товары. Этот рост вызван процессом, который получил неофициальное название «денежного
пузыря». Вместе с тем, при надлежащем учете фактора «денежного пузыря» многие аргументы сторонников «отвязки» цен на газ от цен на нефть теряют свою убедительность.
Мы постараемся показать, что по состоянию на начало 2008 года значительный рост цен на природный газ в условиях существования в континентальной Европе рынка покупателя (то есть устойчивого превышения предложения над спросом) не может служить не только бесспорным, но и скольнибудь серьезным свидетельством окончательного отрыва спотовой цены на газ от цены долгосрочных контрактов, привязанных к нефти. Существующая система экспортных «бери-или-плати» контрактов с опосредованной привязкой цен к нефти в настоящее время отвечает интересам и покупателей, и продавцов. Более того, такая система не только придает надежность системе газоснабжения Европы, но и не препятствует развитию свободного спотового рынка, создавая благоприятные
условия для арбитражных операций между двумя рынками.
Утверждая, что индексация цен на газ по нефти не утратила своей актуальности, мы, тем не менее, не исключаем вероятность того, что уже в недалеком будущем, формула цены в долгосрочных
экспортных контрактах на поставку газа в континентальную Европу станет объектом эволюционных
изменений. В ней могут найти более широкое применение спотовые цены на газ и электроэнергия.
Эволюцию может претерпеть и комбинация альтернативных энергоносителей в формуле цены с отражением в ней роли атомной энергетики или цен контрактов на выбросы парниковых газов.

Аргументы против привязки к динамике нефтяных цен
Активизация противников привязки газовых контрактов к нефтяным ценам за последний год
связана с принятием в 2007 году Европейской комиссией (ЕК) курса на полную либерализацию
газового рынка, всемерное развитие конкуренции и ценообразования, основанного на свободной
игре рыночных сил. Создание конкуренции в газовой отрасли, по мнению ЕК, в конечном счете,
должно привести к существенному снижению цен на газ по сравнению с их существующим уровнем. Аномально теплая зима 2007 года привела к тому, что цены спотового рынка на газ в континентальной Европе в течение длительного времени двигались в противофазе к ценам долгосрочных контрактов и опустились ниже уровня спотовых цен в США. Это еще более усилило уверенность сторонников точки зрения, что цены индексированных по нефти контрактов оторвались от
реальных уровней. За утверждениями об искусственном завышении привязанных к нефти цен на
газ последовали далеко идущие практические выводы. Негативная позиция ЕК по отношению к
долгосрочным контрактам, использующим привязку к нефти, связана с идеологическим неприятием традиционной модели организации газового рынка ЕС, на котором доминирующую роль играют вертикально-интегрированные компании. По мнению комиссара ЕК по вопросам энергетики, Андриса Пибалгса, привязка цен на газ к ценам на нефть уже устарела и служит лишь для того, чтобы увеличивать доходы газовых концернов. В то же время, Пибалгс признает, что Еврокомиссия не располагает правовыми средствами, чтобы воспрепятствовать этому явлению.
Главная претензия к долгосрочным газовым контрактам с привязкой к нефти со стороны Международного энергетического агентства (МЭА) – негибкость по отношению к спросу и предложению, которая за последние годы стала причиной более высокого уровня цен в континентальной Европе по сравнению с США2. Главный экономист МЭА Фатих Бирол считает также, что завышение
цены в газовых контрактах, индексированных по нефти, является фактором, оказывающим деструктивное влияние на спрос на газ со стороны электростанций в континентальной Европе. Высокие цены деформируют структуру потребления в этом самом перспективном сегменте спроса на
газ в пользу угля. А это, в свою очередь, приводит к увеличению выбросов парниковых газов3. Иными словами, если бы цена на газ определялась по другим, более гибким правилам, объемы спроса были бы существенно выше. Слишком дорогой «чистый» газ в итоге теряет популярность в Европе, а его место занимает «грязный» уголь.
1

Далее по тексту речь идет о привязке «к нефти», что подразумевает привязку не только к сырой нефти, но и
к нефтепродуктам.
2
Natural Gas Market Review 2007, IEA, р. 22.
3
"Chilling Vision of Global Warming" / Petroleum Economist, December 2007, p. 4.
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

37

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

Мягкий критик привязки цен газа к нефтепродуктам Джонатан Стерн (Оксфордский Институт энергетических исследований) в апреле 2007 года опубликовал специальное исследование,
в котором показал, что реальной взаимозаменяемости между газом и конкурирующей корзиной нефтепродуктов, обычно фигурирующих в долгосрочных контрактах, нет4. В силу специализации газового оборудования электростанций и котельных (горелки, турбины, теплообменники) технологическая замена газа на нефтепродукты либо невозможна, либо сопряжена со значительными потерями в мощности. Это означает, что потребитель практически не может перейти с газа на мазут или газойль в случае, когда стоимость газа существенно превышает цену
альтернативного нефтепродукта. Следовательно, альтернатива газ или нефтепродукты себя
изжила. Кроме того, по мнению Стерна, привязанная к нефти/газойлю цена на газ фактически
отражает динамику спроса и предложения на рынке моторного топлива, к которому газ не имеет прямого отношения. Стерн, однако, воспринимает долгосрочные индексируемые по ценам на
нефтепродукты контракты как неизбежность, поскольку в континентальной Европе в настоящий момент нет условий для перехода к ценообразованию на основе спроса и предложения изза неразвитости ликвидных точек спотовой торговли и отсутствия соответствующей транспортной инфраструктуры, в том числе терминалов по регазификации, которые позволили бы новым
участникам рынка оказать существенное конкурентное давление на национальные энергетические компании.
Российский критик привязки цен долгосрочных контрактов на газ к динамике цен нефтепродуктов («примитивный механизм ценообразования»), президент Института энергетической политики Владимир Милов, считает, что «Газпром» ведет себя как «неумный коммерсант», используя уже устаревшую европейскую модель ценообразования, а также навязывая ее странам СНГ. «Переход к более гибким ценовым механизмам разбивается о неповоротливость и
бюрократическую инерцию монополии, а, кроме того, банальную алчность. Люди, кажется, действительно поверили, что дорогая нефть – это навсегда», – пишет В. Милов5.
Но так ли высока цена на природный газ в Европе, что дискредитирует существующий механизм ценообразования? Предваряя ответ на этот вопрос, отметим только, что инициатива переподписания долгосрочных газовых контрактов в 2006-2007 годах, многие из которых были
продлены до 2025–2030 гг., исходила от европейских партнеров «Газпрома». Ставка на долгосрочные контракты с нефтяной индексацией по цене свидетельствует о том, что контрагенты
«Газпрома» не видят причин отказываться от практики ценообразования, оправдывавшей себя
не одно десятилетие.
Если исходить из предпосылки, что газ считается слишком дорогим постольку, поскольку он
привязан к нефтяным ценам, то для проверки обоснованности подобного утверждения надо
сначала разобраться с другим вопросом, а переоценена ли нефть? При ответе на этот вопрос,
очевидно, нельзя руководствоваться эмоциональными соображениями.
Еще 5–6 лет назад авторитетные на Западе экономические эксперты считали оптимальной
ценой нефти 25 долл. за баррель, и страны ОПЕК охотно с этим соглашались. Обе стороны хотели избежать мирового экономического кризиса, вызванного чрезмерной дороговизной нефти. Квоты добычи держали так, чтобы не слишком удаляться от указанного уровня. В тех условиях цена в 30 долл. за баррель казалась явно завышенной и сопровождалась призывами усилить давление на страны–члены ОПЕК с целью заставить их увеличить добычу. При цене нефти, которая в этом году превысила уровень 100 долл. за баррель, цена в 30 долл. кажется явно
заниженной. Хотя ОПЕК не имеет в настоящий момент официального ценового ориентира, уровень 70 долл. для нее уже неприемлем. При этом почти не слышно призывов воздействовать
на страны ОПЕК. Что же произошло за последние 5–7 лет?

Обесценивание мировых валют как фактор роста
цены на нефть

38

Непрекращающийся рост цен на основные сырьевые товары, включая нефть, свидетельствует о появление нового важного фактора этого роста. Без учета этого фактора удорожание
сырьевых товаров не поддается рациональному объяснению ни фундаментальными особенностями рынка (спрос и предложение, издержки производства, разведанные запасы), ни геополи-

4

Jonathan Stern "Is There a Rational for the Continuing Link to Oil Product Prices in Continental European Long-Term
Gas Contracts?" / Oxford Institute for Energy Studies, № 19, April 2007.
5
В. Милов «Команда "газы" дана для всех» / The New Times от 10.12.2007.
Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

тикой, ни так называемой спекуляцией. Понятие «денежный пузырь» было введено в оборот
для обозначения изменений в механизме ценообразовании, которые не могут быть объяснены
традиционными причинами. В этом смысле – как слабоизученное явление – «денежный пузырь» не несет в себе негативной оценочной характеристики. Далее мы специально остановимся на вопросе о природе этого явления и прогнозировании его последствий. Пока же посмотрим, какое место «денежный пузырь» занимает в структуре цены на нефть.
Начнем со спроса и предложения. Рост нефтяных цен происходит в условиях, когда реальный спрос и предложение сбалансированы в течение продолжительного времени. Во всяком
случае, разрыв между спросом и предложением на «черное золото» никогда не был столь значителен, чтобы объяснить почти десятикратное увеличение цены с 1999 года, выраженной в текущих долларах. Годовой дефицит нефти в самые проблемные годы (1994–2003 годы) не превышал 2,6 млн баррелей в день, или 0,1% от объема коммерческих запасов нефти в странах
ОЭСР. То есть текущий дефицит мог быть без труда покрыт товарными резервами6.
Неубедительно выглядят и поиски источников роста цены на нефть в переоценке будущих
рисков дефицита данного вида сырья. При цене нефти в районе 100 долл. становится рентабельной добыча многих новых месторождений. Канада недавно увеличила свои коммерческие
запасы за счет нефтяных песков почти на 180 млрд баррелей – то есть на величину, которая сопоставима с запасами Саудовской Аравии. При существующем уровне добычи нынешних запасов нефти у ведущих стран ОПЕК хватит от 75 лет (Саудовская Аравия) до 168 лет (Ирак)7.
Необъясним рост цены на нефть и геополитическими рисками, характерными для этого рынка. «Навес» факторов геополитического характера в цене нефти и связанные с этим спекулятивные движения рынка обычно не превышают 5–15 долл. Об этом говорит поведение нефтяных
цен в ходе трех наиболее серьезных военных конфликтов: в Кувейте (1990 год), Ираке (2003 год)
и Ливане (2006 год). После непродолжительного подскока цены на 12–15 долл., устойчивое превышение цены над прежним уровнем составляло 5–7 долларов. В современных условиях вес
геополитических факторов в цене незначителен. Конечно, в случае геополитической катастрофы, цены на нефть в одночасье могут подскочить до 250 долл. за баррель (такой прогноз опубликовало недавно рейтинговое агентство «Standard & Poor’s»). Это может случиться, если США
начнут войну против Ирана. Однако взлет цены в этом случае будет носить временный характер, и она снова вернется к нормальным значениям.
В ноябре 2007 года на третьем саммите ОПЕК его участники впервые признали, что причины скачка цен на нефть почти до ста долларов находятся вне компетенции членов картеля.
В качестве главной причины роста была названа «биржевая спекуляция»: приток спекулятивных капиталов на рынок нефти, которая используется в качестве страховки от обесценения
денежных активов, «денежного пузыря». Если согласиться с МЭА, что справедливая цена на
нефть в четвертом квартале 2007 года составляла 75 долл. за баррель, то это означает, что
на долю «денежного пузыря» приходится, за вычетом геополитических рисков, около 20% современной цены нефти.
Фактор «денежного пузыря», как мы уже отмечали, еще малоизучен, что признают и сами
участники рынка, но сводить его к чистой спекуляции было бы ошибочно. Далее мы более подробнее остановимся на этом вопросе. Пока лишь отметим, что признание чисто спекулятивного характера роста биржевых цен на нефть неверно потому, что оно переворачивает наши традиционные представления о механизме формирования биржевых цен.
Чем больше денег обращается на бирже, говорит теория, чем больше ее ликвидность, тем
более точную, реальную и неискаженную картину цены мы получаем в итоге. Для полноценной
работы нефтегазовой товарной биржи, например, считается нормальным показатель ликвидности, при котором соотношение между реальными контрактами на поставку нефти и сопровождающими их финансовыми инструментами фьючерсной торговли составляет 1 к 1030. Таким
соотношением в среднем характеризуется ликвидность крупнейшей газовой биржи в Европе
НБП (Великобритания). На ведущей бирже по торговле фьючерсами на нефтью марки Брент
(лондонская биржа Ice Futures Europe) в 2007 году оборот финансовых контрактов в натуральном выражении равнялся 164 млрд баррелей в день. Это вдвое превышает мировую добычу
нефти всех сортов, и в 500 раз – объемы добычи нефти марки Брент–31. Сами хедж фонды и
институциональные инвесторы не отрицают, что их активность на рынке усиливает его волатильность, но они утверждают, что не определяют тенденции движения цены. Это, в частности,

6
7

«Экономическое обозрение», № 7, декабрь 2007, с. 31.
EIA/International Energy Outlook 2007. P.37-38.
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

39

Ф И Н А Н С О В
Э Н Е Р Г Е Т И К И

И

подтверждают и специальные исследования: например, Комиссия по фьючерсной торговле
США (CFTC) и Нью-Йоркская фондовая биржа (Nymex) недавно в ходе совместного исследования пришли к выводу, что финансовые участники биржевых торгов – хедж-фонды и инвестбанки – не формируют цены, а следуют за ними8.
Если не доказано противоположное, то есть то, что дополнительная ликвидность на биржевом рынке ведет к искажениям цены, то нет оснований и считать цену нефти и производной от
нее цену природного газа спекулятивной, искусственно завышенной.

изменения, %

И Н С Т И Т У Т

Слишком дорогая нефть?

40

Если взять другие товарные рынки, то и здесь наблюдается одновременный рост цен по широкому спектру товаров, необъяснимый с позиций отношения их реального спроса и предложения. В этот спектр входят энергоносители, базовые промышленные металлы, драгоценные металлы. Не все виды сырья демонстрируют одинаковую динамику, однако общая тенденция к росту четко выражена. За прошедший год в «инфляционный прорыв» влились минеральные удобрения (за 11 месяцев 2007 года их средние цены, по данным МВФ, выросли на 59%), пищевые
масла и жиры (рост на 47%), продукты питания (рост на 19%). Когда цены растут на стольких
различных рынках одновременно, это свидетельствует о том, что здесь задействован общий
фактор, а именно потеря стоимости денег, или «денежный пузырь».
Судить о том, слишком ли дорога нефть или газ, поэтому необходимо на основе не абсолютных, а относительных данных о динамике цен. Сравним динамику цен на «черное золото» с динамикой цен на другие сырьевые товары. На рисунке 1 схематично представлены данные о движении номинальных цен на нефть и драгоценные металлы, а также некоторые базовые металлы. Цены выражены в «твердой» валюте – евро. Для того чтобы избежать сезонных колебаний,
в качестве годовых значений взяты средние цены ноября для каждого года.
С ноября 2000 года по ноябрь 2007 года, цена на нефть марки Брент, выраженная в евро,
выросла в 1,7 раза, что достаточно точно совпало с динамикой номинальных цен в группе драгоценных металлов. Так, за рассматриваемый период, цена платины выросла в 1,6 раза, серебра и золота – 1,8 раза. Совпадение темпов удорожания нефти, одного из важнейших биржевых товаров, с темпами роста текущих цен на драгоценные металлы является важным свидетельством того, что нефть или ее запасы, способны взять на себя функцию драгоценных металлов по образованию сокровища и стать «черным золотом» в полном смысле этого слова.
Цены на нефть не выглядят «перегретыми» и на фоне динамики цен базовых промышленных металлов. По сравнению с драгоценными металлами и нефтью базовые металлы являются менее популярными инструментами фьючерсной торговли. Тем не менее, мы нашли только
один популярный биржевой металл – первичный алюминий, – чья динамика явно уступала динамике роста цены на нефть.
Стагнация цены на алюми350.00
ний вызвана его перепроизводством в Китае. Эксперты
300.00
считают, что «крылатый металл» включится в ценовую
250.00
гонку уже в 2008 году. В связи
200.00
с превращением Китая в нетто–импортера алюминия. Что
150.00
же касается других популярных биржевых товаров, таких,
100.00
как олово, свинец и медь, то
их удорожание было более
50.00
сильным по сравнению с нефтью марки Брент. Рост цен на
0.00
базовые металлы приобрел
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
столь необратимый характер,
Серебро
Платина
Свинец
Нефть Brent
Золото
Цинк
Медь
что эти цены утратили прежние циклические особенности
Рисунок 1. Цены на металлы и на нефть, ноябрь 2000 г.=100%
своего движения.
Источники: Bloomberg; www.informine.com.

8

Коммерсант Business Guide. 20 ноября 2007, с. 27.

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

т03
ен
т03
М
ар
т04
С
ен
т04
М
ар
т05
С
ен
т05
М
ар
т06
С
ен
т06
М
ар
т07
С
ен
т07
С

02

ар

М

02

т-

ен
т-

С

01

ар

М

ен
т-

С

0

т01

ар

т0

М

С
ен

9

ар

т9

М

С
ен

т00

унций

изменения, %

Цены на нефть не являются лидерами роста и в группе энергоносителей. Судя по данным,
представленным на рисунке 2, цены на газ и коксующийся уголь подорожали за рассматриваемый период в пределах роста цен на драгоценные металлы. Можно также отметить, что
выраженная в евро цена на нефть, на протяжении рассматриваемого периода отставала от
динамики цен на газ (пункт НБП и индекс Бафа) и коксующийся уголь, и только после 2006
года догнала эти энергоносители. На рисунке 2 не представлены данные по энергетическим
углям, цена которых стагнировала из-за снижения спроса по соображениям экологии, а также уран. Только в конце 2007 года был отмечен существенный рост цен на энергетические угли и резкая активизация торговли фьючерсными контрактами на них. Уран за рассматриваемый период подорожал примерно в 10 раз, что стало, прежде всего, результатом анонсирования планов строительства атомных электростанций по всему миру, то есть фактор спроса играл в отношении цен на этот
300.00
энергоноситель ведущую роль.
Если цены на нефть не вы250.00
падают из русла динамики основных сырьевых товаров, то
200.00
нет и оснований считать, что
привязка к нефтяной корзине
150.00
сама по себе приводит к необоснованному
завышению
100.00
цены на газ в долгосрочных
экспортных контрактах. Утвер50.00
ждения о «дутых» ценах на
нефть из-за активной бирже0.00
вой торговли этими товарами
2000
2001
2002
2003
2004
2005
2006
2007
некорректно потому, что оно
Нефть Brent
Газ Bafa
Газ NBP
Коксующийся уголь
равнозначно признанию того,
что «дутыми» являются цены и
Рисунок 2. Цены на энергоносители, ноябрь 2000 г.=100%
многих других сырьевых товаИсточники: Bloomberg; www.informine.com; www.bafa.de.
ров, которые торгуются на бирже. Иными словами, главным виновником роста мировых цен на нефть и газ является «денежный пузырь», который приводит к значительному снижению покупательной способности денег.
Наши расчеты показывают, что если бы существовал «золотой стандарт», то цена нефти с
начала этого десятилетия оставалась бы неизменной. В 2008 году, также как и в 1999 году, баррель нефти соответствовал примерно 0,1 унции золота. А тысяча кубометров газа – независимо от того, формировалась ли его цена на основании спроса и предложения (пункты «Генри
Хаб» и НБП) или долгосрочных контрактов, привязанных к нефти (индекс Бафа), – в начале и в
конце рассматриваемого периода соответствовала 0,3-0,4 унции золота (см. рисунок 3).
Соотношение между уровнями цен на газ в индексируемых по нефти долгосрочных контрактах и его спотовыми ценами в
континентальной Европе также
1.2
не подтверждает гипотезы противников привязки цен к нефти
1
о системно более низком уровне спотовых цен, поскольку в
0.8
них не «сидят» политические,
спекулятивные и прочие риски,
0.6
свойственные нефтяному рынку. Как показывает многолет0.4
ний опыт, спотовые цены обыч0.2
но ниже контрактных в летние
месяцы, но устойчиво выше в
0
зимние. Схематично соотношение спотовых и контрактных
цен представлено на рисунке 4.
Brent
Henry Hub
NBP
Bafa
Несмотря на продолжаюРисунок 3. Цены нефти и газа в золотом эквиваленте, унции за барр./тыс. м3
щийся рост цен на «черное золото», спотовые цены на газ,
Источники: Bloomberg; www.bafa.de.
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

41

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

25
24
23

евроцент/МВтч

22
21
20
19
18
17
16
15

не имеющие даже формальной привязки к нефти, последовательно сохраняют или, по меньшей
мере, периодически восстанавливают корреляцию с нефтяными ценами (см. рисунки 2 и 3). То
есть вторичность, зависимость цен на газ не исчезает и при переходе к ценообразованию на
основе спроса и предложения, хотя волатильность цены при этом существенно увеличивается.
Так, одно из исследований поведения спотовых газовых цен в пункте НБП в 1996–2003 годах
показало, что они на протяжении всего рассматриваемого периода не утрачивали связь с ценами нефти марки Брент, в том числе и до строительства газопровода «Интерконнектор» в 1998
году, который соединил Великобританию с континентом9.
В 2006 году спотовые цены на газ в Европе, казалось бы, вышли из тандема с нефтяными
и пошли своей дорогой, однако на фоне растущего спроса на газ во второй половине 2007 года корреляция между ними восстановилась. Однако погодные условия не могут играть роль постоянно действующего фактора, разрывающего связку между ценами на нефть и газ.
Динамика цен на газ, представленная на рисунке 5, позволяет сделать вывод, что стоимость
газа на границе Германии, определяемая по формуле, опосредованно связывающей ее с нефтью, и цены континентального спотового рынка (пункт «Зеебрюге Хаб») охарактеризуется общей
трендовой динамикой. Паритет цен на биржевой газ и газ, индексируемый по нефти, сохранится, как полагают некоторые европейские эксперты (Д. Кокс, М. Фриш), по меньшей мере, на ближайшее десятилетие из-за невысоких темпов увеличения мировой добычи газа, что не позволяет рассчитывать на его избыточное предложение на рынках континентальной Европы10.
В целом можно констатировать
сохранение традиционных
ЗИМНИЙ ПЕРИОД
ЗИМНИЙ ПЕРИОД
(«oil–is–king») принципов ценообразования на энергоносители, где отправной точкой отсчета выступает цена на нефть.
Эта цена в силу высокой концентрации потребительских
свойств нефти служит исходным ориентиром для определеЛЕТНИЙ ПЕРИОД
ния цен других углеводородов.
Многолетние наблюдения
за ценой газа в США показывают, что в пересчете на единицу теплотворной способноокт.
ноя.
дек.
янв.
фев.
мар.
апр.
май.
июн.
июл.
авг.
сен.
окт.
ноя.
дек.
сти (БТЕ) цена газа в пункте
«Генри Хаб» составляет приПрофиль поставок
Контрактная цена
Спотовые цены
Мин. уровень отбора
мерно 70% от цены сырой нефти WTI. Многие долгосрочные
Рисунок 4. Соотношение цен долгосрочных контрактов и спотовых цен
прогнозы газовых цен строятся
Источник: ООО «Газпром экспорт».
на основе предположения, что
такое соотношение сохранится, как минимум, на ближайшие двадцать лет11. Японский Институт
экономики энергетики, в частности, прогнозирует, что в долгосрочных японских контрактах цена газа будет по-прежнему определяться в связке с нефтью, хотя и с более высоким коэффициентом цены газ / нефть, в 2030 году – 0,9 по сравнению с 0,65 в 2006 году12. Привязка всех
видов газовых цен к нефти, как мы видим, не потеряла своей актуальности.
Если же рассматривать эволюцию газовой торговли в пользу СПГ, то эта эволюция ведет к
сближению товарных свойств нефти и газа: и в одном и другом случае мы имеем дело с жидкость,
которая перевозится танкерами и заливается для хранения в специальные емкости. Можно предположить, что эволюция мировых долгосрочных контрактов приведет к большему использованию
прямой привязки цены газа к нефти, а не опосредованно к нефтепродуктам, как это имеет место
в настоящее время в долгосрочных контрактах по торговле трубопроводным газом.
Привязку газовых цен к стоимости корзины нефтепродуктов нельзя понимать в узком, буквальном смысле, как это делает Стерн. Для существования такой привязки не имеет значения

42
9

T. Panagiotidisa, E. Rutledge "Oil and Gas Markets in the UK: Evidence from a Сointegrating Approach", Loughborough
University, October 2006.
10
Например: Focus on Oil Indexation in Contracts, EGM 15.02.2, р. 5.; World Gas Intelligence. December 12, 2007, р. 5.
11
Например, Natural Gas Market Outlook. Q4 2007. Pace Global Energy Services, р. 12.
12
World Gas Intelligence, № 51, December 19, 2007.
Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

07

т-

07

06

т-

ен

С

т-

ар

М

С

ен

т-

06

05

ар

М

С

ен

т-

05

04

М

ар

т-

т-

04

03

т-

ен

С

т-

ар

М

С

ен

т-

03

02

ар

М

С

ен

т-

02

01

т-

ар

М

т-

ен

С

ар

М

т-

01

00

т-

т-

ен

С

ар

М

С

ен

т-

00

99

евроцент/кВт.ч

то обстоятельство, что природный газ и нефть (как основной источник моторного топлива) используются на различных рынках и напрямую не конкурируют друг с другом. Для такой привязки не является обязательным условием возможность его технологической замены на нефтепродукты, представленные в формуле цены, в случае существенного расхождения их рыночной
стоимости. Напомним, что в японских и алжирских контрактах цена газа на протяжении всей их
истории привязывается непосредственно к нефти, которая сама по себе не может служить топливом для тепловых установок.
Альтернатива газ / нефтепродукты в формуле цены на газ в современных долгосрочных контрактах сохраняется, но носит условный, модельный характер и не предполагает прямой взаимозаменяемости. Соотношение между газойлем и мазутом в формуле цены обычно копирует структуру отраслевого потребления газа по отдельным странам. Если, например, 30% газа в стране
потребляет электроэнергетика,
где альтернативой газу высту4.5
пает мазут, а 70% – население
4
и коммунальный сектор (аль3.5
тернативным газу топливом
3
здесь служит газойль), то доля
2.5
мазута в формуле составит
2
примерно одну треть, а осталь1.5
ное придется на газойль. Учитывая, что формула цены толь1
ко моделирует структуру по0.5
требления
альтернативных
0
энергоносителей, нет оснований считать, что привязка к
нефти устарела по причине тоZeeHub
Цена на границе Германии
го, что тенденция к специализации оборудования электростанций и котельных все более заРисунок 5. Динамика европейских спотовых цен (ZeeHub) и цен газа по долгосрочным контрактам (цена на границе Германии)
трудняет переключение с одного вида топлива на другое.
Источники: Bloomberg; ООО «Газпром экспорт».

Как долго сохранятся высокие цены на нефть и газ?
Важнейший вывод из роста цен на энергоносители за последние 5–7 лет: мировая экономика
вполне выдерживает в 4–5 раз более высокие расценки на нефть, чем уровень 25 долл. за баррель, превышение которого, по мнению авторитетных экспертов, должно было иметь разрушительные последствия для спроса. При цене в 100 долл. за баррель затраты на нее в США, крупнейшем потребителе нефти, составляют всего 3% от уровня ВВП. В то же время, доля корпоративной
прибыли в ВВП этой страны – около 12%. Практически такое же соотношение в ЕС. В свою очередь, экономика Япония уже давно нормально функционирует при еще более высоких ценах на
энергию. Стоимость природного газа при условной цене 400 долл. за тыс. м3 составляет 0,4% ВВП
Европы и 1,6% от ВВП США. Все это свидетельствует о практической возможности удержания цен
на нефть и газ на высоком уровне. Но как на самом деле поведет себя «денежный пузырь»?
Можно предположить три сценария развития. Первый: финансовый пузырь лопается, ввергнув
рынок сырьевых товаров в резкую коррекцию. Второй сценарий развития событий: пузырь сдувается постепенно, но проседание цен сырьевых товаров вниз будет значительным. Третий сценарий: в случае, если «денежный пузырь» является выражением фундаментальных процессов в
сфере мировых финансов, то снижение цен сырьевых товаров будет незначительным или не произойдет вовсе. Мы склоняемся к третьему сценарию развития событий.
Допустим, что действия биржевых спекулянтов, хедж-фондов и других институциональных инвесторов, которые стремятся таким способом сохранить стоимость своих активов, и постоянно
наращивают объем длинных позиций по нефтяным фьючерсам, влияют на цену в сторону ее повышения. Сломать устойчивую тенденцию к росту в этом случае может укрепление курса доллара по отношению к другим валютам, что будет способствовать закрытию длинных позиций на
фьючерсных рынках. Иными словами, укрепление доллара приведет к оттоку определенной части спекулятивного капитала с биржевых рынков. Но оценить влияние этих спекулятивных капиталов на цену довольно сложно.
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

43

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

Вероятнее всего, что и в случае укрепления доллара снижение цен на энергоносители будет
незначительным. Апокалипсические оценки, согласно которым лопнувший «пузырь» приведет
к тому, что цены скатятся на уровень начала десятилетия, на наш взгляд, не имеют под собой
убедительных оснований.
В основе «денежного пузыря» лежат глубинные процессы, которые не связаны только с
обесценением доллара, хотя и усугубляются им. «Денежный пузырь» вызван беспрецедентным
раздуванием мировых валютных запасов центральных банков, большую часть которых в настоящий момент составляют быстро обесценивающиеся американские доллары. По данным МВФ,
поддающиеся учету валютные запасы с начала десятилетия почти утроились, достигнув 5,7
трлн долл.13 В отсутствии «золотого стандарта» и нефть, и газ, и многие другие «реальные» товары через механизмы биржевой торговли начинают стихийно выравнивать диспропорции между денежной массой и массой товаров и услуг. Данная диспропорция складывается из-за того, что темпы роста мировой экономики ниже, чем темпы увеличения денежной массы.
«Денежный пузырь», следовательно, отражает процессы, происходящие за пределами собственно сырьевых рынков, но отражает при этом фундаментальные экономические процессы.
По типологии «денежный пузырь» близок к процессам обычной потребительской инфляция.
Однако в отличие от потребительской инфляции, которая пока находится под контролем центральных банков ведущих мировых финансовых центров, в сфере сырьевых товаров инфляция
явно прорвалась наружу.
Указанному избирательному прорыву инфляции способствует то обстоятельство, что основные сырьевые товары являются также и биржевыми товарами. С учетом существования
развитой системы инструментов фьючерсной торговли, производить операции с сырьевыми
товарами сегодня столь же просто, как с валютой или акциями. Обратные утверждения, а
именно, что механизмы фьючерсной торговли не столько выявляют реальные ценовых пропорции, сколько сами вызывают диспропорции и масштабный инфляционный рост цен, недостаточно аргументированы.
Существующая цена на нефть, а, соответственно, и газ объективно отражает как соотношения реального спроса и предложения, так и диспропорции в сфере мировых финансов. Даже с
учетом заложенных в цене нефти спекулятивной и геополитической составляющих, ее динамика не «выбивается» из темпов удорожания группы биржевых сырьевых товаров. Выраженная в
евро, цена на нефть за последние 7 лет выросла всего на 70%, что соответствует динамике цен
группы драгоценных металлов. Выраженная в «золотых ценах» стоимость нефти фактически
оставалась неизменной с начала десятилетия (см. рисунок 3).
Таблица 1. Прогноз инвестиционной компании Goldman Sachs, цены на нефть WTI (долл. США, номинальные)

Цена на нефть WTI

2008 г.

2009 г.

2010 г.

2011 г.

108

110

120

120

Источник: банк «Голдман Сакс», май 2008 г.

44

В таблице 1 представлены прогнозы цен на нефть одной из ведущих инвестиционных компаний, банка «Голдман Сакс», которые указывают на разброс оценок в интервале от 108 долл.
до 120 долл. за баррель на ближайшие 4 года. Аналитик инвестиционного банка «Голдман
Сакс» Аржун Мерти в апреле 2005 года при цене нефти в 50 долл. за баррель выступил с сенсационным прогнозом, что она может достигнуть 100 долл. за баррель уже в 2007 году. Мерти,
который почти не известен экспертам в нефтяной отрасли, не увидел объективных препятствий
для того, чтобы цена нефти не устремилась вверх вслед за другими биржевыми товарами, причем, не возглавляя эту гонку.
В отличие от более удачных прогнозов инвестиционных компаний, прогнозы МЭА и Энергетического информационного агентства США (ЭИА) до последнего времени строились при явной недооценке феномена «денежного пузыря». Как результат, прогнозы этих авторитетных исследовательских центров хронически отставали от реальной динамики цены на нефть. Так,
МЭА в конце 2007 года прогнозировала выход цены нефти в номинальном выражении на 100
долл. только после 2015 года, на 107 долл. – в 2030 году14.
Фиксируя свое внимание на изучении реального соотношения спроса и предложения на
рынке нефти, и недооценивая роль «денежного пузыря», как внешнего фактора в формирова-

13
14

«Вера в доллар слабеет» / РБК, февраль 2008, с. 23.
"World Energy Outlook 2007.China and India Insights", IEA, р. 64.

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

нии его цены, МЭА приходит к ошибочному выводу, что цена на нефть не отражает ее фундаментальную стоимость. За этим следует другой ошибочный, на наш взгляд, вывод: цена природного газа, которая рассчитывается в привязке к спекулятивно раздутой стоимости нефти,
ведет к разрушению спроса на газ, в том числе в самой перспективной точке роста этого спроса – в электроэнергетике. Не будь такой привязки, и цена была бы ниже, и спрос был бы адекватен. И хотя за последние 3 года в Европе действительно наблюдается тенденция к снижению
темпов потребления газа, объяснение этого явления искусственным завышение цены «голубого топлива» не представляется корректным. Иными словами, существующая экспортная цена
на газ, которой в этом году в Европе вполне может покориться рубеж в 400 долл. за тыс. м3, не
может по общепринятым критериям считаться завышенной.

45

и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

Развитие ситуации вокруг Третьего энергопакета
Европейской комиссии от 19 сентября 2007 года
Страны ЕС продолжают совершенствовать свою политику в сфере энергетики, продвигаясь по пути создания единого открытого и конкурентного энергетического рынка. Если вернуться к истории этого процесса, то либерализация на энергетических рынках Евросоюза началась в 2000 году с введения в действие Первой директивы ЕС по газу. Вторая директива,
принятая в 2003 году, ставила целью завершение процессов либерализации и открытия рынков к 1 июля 2007 года. Все потребители стран ЕС (кроме нескольких рынков, отнесенных к
«новым» или зависящим от одного поставщика) должны были к этому сроку получить право
свободного выбора поставщика «голубого топлива».
Вторая Директива предусматривала также меры по выделению транспортной инфраструктуры вертикально интегрированных компаний в отдельные юридические лица (т.н. «юридическое разделение») и меры по предоставлению этим транспортным компаниям определенной независимости от материнских компаний.
На деле же Европейская комиссия (ЕК) осенью 2007 года констатировала недостаточность развития на газовых рынках конкуренции и предложила для ее обеспечения либо полное разделение («по собственности») энергетических компаний, либо введение независимых
системных операторов газотранспортной инфраструктуры. Данные положения являются ключевыми элементами официальных предложений ЕК от 19 сентября 2007 года, широко известных в экспертном сообществе как «Третий пакет» энергетических инициатив.

Суть «Третьего пакета» и возможные последствия
его принятия

46

Сердцевина предложенных Европейская комиссии новых мер – требование о том, чтобы
страны–члены выбрали для своих рынков одну из двух конструкций построения рынка газа:
• полное разделение вертикально интегрированных компаний с выделением из них юридических лиц, владеющих газовой инфраструктурой. При этом поставщики газа не могут быть
контролирующими акционерами таких компаний. Этот вариант преобразований получил название «разделение по собственности» (ownership unbundling) и считается Еврокомиссией
предпочтительным;
• формирование независимых системных операторов (independent system operator – ISO), которые будут независимы от производителей газа и которым будет предоставлена (наряду с
резко усиливающими свою роль органами регулирования) вся полнота прав на принятие решений по функционированию и развитию соответствующей инфраструктуры. При этом ее
собственник по сути не участвует в управлении и становится пассивным исполнителем соответствующих решений ISO и регуляторов.
Надо сразу отметить, что предложенные ЕК меры – смена собственников или изменение
прав собственников (требование передачи их прав независимому системному оператору,
включая права на реализацию режима транзита, в увязке с режимом доступа третьих сторон
и пр.) – в случае их осуществления означают, в частности, нарушение режима транзита и нарушение прав иностранных инвесторов. При этом в Энергопакете есть специальные положения, которыми иностранные инвесторы ставятся в неравноправные с местными инвесторами условия, поскольку само их право на сохранение указанных инвестиций попадает в зависимость от заключения в будущем специальных соглашений с ЕС.
По сути, эти положения посягают на важнейший принцип свободы транзита и ненарушения режима действующего транзита, который в общем виде сформулирован в правилах ВТО
и Договоре Энергетической хартии (ДЭХ, статья 7). Этот принцип также развивается в проекте Протокола по транзиту.
Второй важнейший принцип – сохранение для уже осуществленных иностранных инвестиций режима в отношении управления, поддержания, пользования, владения и распоряжения
ими режима не менее благоприятного, чем для своих собственных инвесторов – также содержится в ДЭХ (статья 10).
На территории ЕС работают газопроводы, осуществляющие транзит газа, в правах собственности на которые участвуют российские поставщики газа. При создании этих объектов
были осуществлены крупные российские инвестиции. Режим их работы определяется межправительственными соглашениями, соглашениями акционеров и т. п.
Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

Таким объектом является, например, газопровод «Ямал–Европа» на территории Польши, который осуществляет масштабный транзит российского газа через территорию Польши в Германию. Компания «Газпром» является инвестором, владеет 48%-ной долей в компании–операторе
«Европолгаз» и контролирует данную газотранспортную инфраструктуру.
Транзит российского газа осуществляется по территории Румынии и Болгарии в Турцию. В
собственности этих газопроводов российская сторона не участвует, но в последние годы были
осуществлены масштабные инвестиции в реконструкцию и развитие их мощностей с привлечением российских кредитных ресурсов.
Таким образом, предлагаемые изменения напрямую затрагивают и даже нарушают права российских инвесторов, уже осуществивших инвестиции в действующие инфраструктурные объекты
на территории ЕС. Кроме того, эти изменения и резко ухудшают условия реализации новых проектов поставки газа на территорию ЕС.
Разделение активов вертикально–интегрированных компаний, работающих в газовом и электроэнергетическом секторах экономики, неизбежно ударит по позициям нынешних лидеров – так
называемых «национальных чемпионов» стран ЕС в энергетике. Идея отделения транспортных
активов крупных компаний базируется на понимании того, что транспортная инфраструктура является «входными воротами» на рынок для новых участников и доступ к ней является важнейшим
условием создания конкуренции.
Для вертикально-интегрированных компаний, естественно, возникает конфликт интересов между доступом третьих сторон и усилением позиций на рынке ресурсов, производимых собственно данной компанией. Этот конфликт может быть смягчен мерами регулирования. Ряд из них
предлагался во Второй директиве, но ЕК заявила, что не удовлетворена достигнутыми в этом направлении практическими результатами. Комиссия пришла к выводу, что продолжение практики
объединения инфраструктурных активов и активов в сфере добычи / производства и маркетинга / продаж энергоресурсов под управлением одной компании будет негативно влиять на развитие конкуренции в отрасли и эффективную работу рынка. Этот вывод представляется далеко не
бесспорным, ведь многое зависит от подхода и приоритетов – от того, решению каких задач отдавать предпочтение.
Проведение обязательного разделения активов вертикально-интегрированных компаний будет увеличивать риск потери заинтересованности со стороны отдельных подразделений компании, превращенных в самостоятельные независимые единицы, инвестировать в не принадлежащие им проекты, в том числе по развитию инфраструктуры. Дробление крупных компаний на более мелкие независимые подразделения может привести к потере эффективности управления
общим процессом развития сетей, рассогласованности в принятии стратегически важных решений, дополнительной бюрократизации при их одобрении и утверждении, а также потеря контроля
надо всей необходимой для планирования отраслевой информацией.
При реализации второго подхода (ISO) все решения и планы по развитию инфраструктуры будут приниматься на уровне регуляторов и независимых операторов систем. Собственник активов
фактически будет обеспечивать финансирование при минимальном вовлечении в процесс дальнейшей жизни проекта, что не соответствует интересам профессиональных участников рынка:
скорее, такая роль может заинтересовать пассивных инвесторов (например, пенсионные фонды).
Но будут ли они готовы достаточно масштабно войти в новую для них сферу размещения активов, причем с принятием на себя обязательств безропотно предоставлять финансирование в соответствии с решениями регуляторов, – большой вопрос.
Положения Третьего энергопакета от 19 сентября 2007 г. вызвали резкие возражения у ряда
ведущих стран ЕС – таких, например, как Франция и Германия, для которых жесткие положения
по разделению активов ведущих национальных энергетических монополий представляются неэффективными и нежелательными.
С самого начала этой дискуссии можно было ожидать появления предложений от стран–членов ЕС по совершенствованию Третьего энергопакета, поскольку пакет изначально содержал амбициозные задачи, пути решения которых явно неоднозначны с национальных точек зрения поиска баланса и логически взаимосвязанных решений по отношению к трем основным составляющим энергополитики ЕС – обеспечению надежности энергоснабжения, решению климатического
вопроса и созданию единого открытого конкурентного европейского энергетического рынка.
Следует учитывать, что инициативы Третьего пакета, представленные странам на рассмотрение осенью 2007 года, были сформулированы в условиях, когда положения Второй газовой директивы в отношении юридического разделения деятельности компаний воплощены в жизнь не в
полном объеме; существует серьезная нехватка межстрановой транспортной инфраструктуры,
и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

47

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

48

несогласованы действия регуляторов и операторов газотранcпортных сетей, недостаточно развиты региональные рынки. Все это вызывает закономерный вопрос о своевременности дальнейших
более радикальных шагов и объясняет трудности в согласовании позиций стран, находящихся на
разных этапах развития рынков.

От «Третьего пакета» к «Третьему пути»
Германия и Франция представили свой вариант предложений, называемый также «Третий
путь», заявив, что за основу ими были приняты особенности функционирования национальных
энергетических рынков, которые контролируются несколькими крупными компаниями, владеющими активами в электроэнергетике, в том числе и распределительными сетями. Речь идет о таких компаниях, как E.ON, EDF, Vattenfall, RTE и EnBw.
С учетом этих особенностей две крупнейшие страны ЕС заявили, что оба предложенных в
Третьем пакете варианта реформирования энергетических рынков ЕС – разделение активов по
собственности и формирование независимых системных операторов (ISO) – для них неприемлемы. Неприемлемость полного разделения активов обосновывается важностью сохранения на
рынке крупных интегрированных энергетических структур. Второй вариант документа, предложенный Еврокомиссией, эти страны также отвергают, считая неэффективной передачу важнейших функций управления энергетической инфраструктурой операторам, которых пока нет на
рынке, и наднациональным структурам.
В настоящее время к данному предложению присоединилось 8 стран: Германия, Франция, Австрия, Болгария, Греция, Люксембург, Латвия, Словакия.
Суть «Третьего пути» в нынешней редакции заключается в следующем:
• энергетические компании должны перейти к структуре акционерных обществ (АО); при этом
операторы энерготранспортной инфраструктуры (TSO) будут являться филиалами данных АО с
отдельным органом управления – Советом директоров, и с четким ограничением сферы влияния со стороны материнской компании;
• материнская компания не будет вовлечена в ежедневную деятельность TSO; управление ISO будет отделено, что обеспечит полноценную самостоятельность этой структуры в принятии решений по управлению сетями, соответствующими активами и планами развития.
Надо отметить, что вариант Германии и Франции принципиально отличается от предложенного ЕК варианта формирования ISO, поскольку в варианте Еврокомиссии материнская компания
должна быть полностью отстранена от участия в принятии инвестиционных решений ISO, а в новых предложениях этих стран такое участие в разумной степени будет разрешено.
В частности, материнская компания будет утверждать годовой финансовый план своего TSO
и устанавливать общий лимит на уровень финансовых обязательств, относящихся к деятельности
TSO. Таким образом, каждодневная деятельность TSO не будет контролироваться материнской
компанией, в том числе и в сфере принятия решений по новому строительству и реконструкции
сетей, но при условии, что такие решения будут находиться в пределах установленного общего
лимита расходов, согласованного с материнской компанией.
Наиболее слабой стороной предложений ЕК от 19 сентября 2007 года является блок инвестиционных вопросов, которые критически важны для успешного развития рынка и которые, по сути, были пропущены при создании программы формирования энергетических рынков ЕС.
Согласно нынешним предложениям «Третьего пути» TSO будет иметь право представлять по своей инициативе 10-летний инвестиционный план, разработанный при участии материнской компании
на основе прогнозов об объемах потребления, торговли между странами и других факторах. План будет представляться в национальные органы регулирования (НОР) для открытых консультаций, во
время которых все существующие и потенциальные пользователи сетей смогут предложить свои изменения. НОР оставляют за собой право обязать TSO внести в план необходимые поправки.
Для того чтобы соответствовать принципу недискриминации новых пользователей сетей, TSO
будет обязан назначить менеджера для рассмотрения поступающих жалоб. Работа по рассмотрению всех поступающих претензий будет также находиться под надзором со стороны НОР.
Надо отметить, что на состоявшейся 28 февраля 2008 года встрече министров энергетики
стран ЕС предложения по Третьему пути были отвергнуты как недостаточно радикальные, что,
однако, не означает прекращения их инициаторами поиска компромиссного решения.
Для наглядности деталей различий между Второй газовой директивой и «Третьем путем» приводим их в нижеследующей таблице1.
1

Источник: "Gaz de France".

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

Вопросы независимости
На уровне компании
Вторая
директива

На уровнеTSO
На уровне Наблюдательного совета
(исполнительный директор – CEO)
(НС) TSO

«Третий путь»

Вторая
директива

«Третий путь»

Вторая
директива

«Третий путь»

TSO владеют активами, необходимыми
для ведения бизнеса

Ничего не
сказано

Независимость CEO
определяется его мандатом (долгосрочно)

Ничего не
сказано

Совет состоит только из независимых
членов, никак не
связанных с материнской компанией

TSO по организационной форме являются
акционерными обществами (АО)

Ничего не
сказано

У национальных регуляторов есть право
вето в случае назначения или отставки СЕО

Ничего не
сказано

Их назначение одобряется национальными регуляторами

TSO имеют свою собственную корпоративную бизнес структуру
с соответствующими
службами: юридичеЮридическое ской, компьютерной
разделение поддержки, необходимых коммуникаций

Ничего не
сказано

Оплата CEO определяется в индивидуально
в соответствии с
критериями, определяемыми TSO

Cуществует

TSO имеют необходимый штат персонала
для выполнения своих
основных транспортных задач, коммерческой деятельности,
обслуживанию и
развитию сети

Ничего не
сказано

CEO однозначно
запрещено работать в компанияхконкурентах как
минимум 3 года после
окончания срока своего мандата

Ничего не
сказано

• НС может высказывать свое
мнение по вопросу распределения
инвестиций;
• запрещено иметь
доступ к особо
важным коммерческим данным
TSO без наблюдения менеджера
по раccмотрению
жалоб

Ничего не
сказано

Руководители
высшего звена TSO в
случае отставки могут
вернуться в отрасль
без серьезных ограничений

Ничего не
сказано

Этот менеджер участвует в заседаниях
НС по обсуждению
коммерческой деятельности TSO

49

и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

Вторая директива

Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

«Третий путь»

Ничего не сказано

TSO представляет проект инвестиционного плана на 10 лет.

Ничего не сказано

Потом проходят консультации c участниками рынка, организованные национальными регулирующими органами или третьими сторонами, независимыми от деятельности TSO,
которые представляют свое мнение до окончательного согласования инвестиционного
плана с национальными регулирующими органами.

Ничего не сказано

Национальные регулирующие органы затем одобряют инвестиционный план и согласовывают долгосрочные задачи и перспективы в деятельности TSO.

Ничего не сказано

В случае конфликта между TSO и национальными регулирующими органами, последние
имеют право:
• обязать TSO произвести необходимые инвестиции;
• провести тендер в поиске нового инвестора.

Ничего не сказано

Создание ACER – Европейского агентства по координации работы регуляторов. Особое
внимание – регулированию межстрановой торговли.

Ничего не сказано

Создание Единой сети TSO (ENTSO) для повышения эффективности и степени координации работы TSO на общеевропейском уровне.

Ничего не сказано

Повышение роли региональных координаторов. Особое внимание – развитию региональных рынков.

И

Ф И Н А Н С О В

Вопросы инвестиций

Вопросы интеграции

Новые веяния и перспективы

50

На основании рабочих документов по анализу предложений стран, поступающих на рассмотрение при модификации предложений Третьего пакета, можно сказать, что особое внимание
в дальнейшей работе над его положениями будет уделено согласованию позиций, таких как:
• эффективное разделение – возможность применения «Третьего пути»;
• уточнение положений о возможности миноритарного участия производителей / поставщиков
в структуре собственности TSO;
• определение выбора на национальном уровне между ISO и TSO;
• рассмотрение исключений из общих правил;
• инвестиционное планирование;
• вопросы регионального сотрудничества;
• конкретизация задач и обязанностей для регулирующих органов на национальном и наднациональном уровне, а также отношений между ними;
• рассмотрение вопросов регулирования межстрановой торговли и развития соединительных
систем / сетей.
В феврале 2008 года ЕК выпустила два рабочих документа под названием «Non-paper», которое подчеркивает их предварительный характер. В этих документах представлены некоторые
выводы и обозначены направления будущей работы по согласованию позиций стран ЕС.
Можно утверждать, что при формировании своей окончательной позиции ЕК будет придерживаться пяти основных принципов, созвучных с решениями весеннего Европейского совета
2007 года:
• требования по разделению должны применяться как к электроэнергии, так и к газу;
• TSO должны быть независимы от вертикально-интегрированных компаний;
• регуляторы должны иметь полномочия влиять на процесс определения инвестиций и осуществлять необходимые инвестиции либо через TSO, либо через привлечение третьих сторон;
• не должно быть несогласованности действий по отношению ко Второму пакету по вопросам
полномочий регуляторов на национальном уровне; необходимо их усиление;
• следует эффективно развивать региональное сотрудничество.
Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

Отношение стран–членов ЕС к положениям, высказанным ЕК, неоднозначно. Великобритания
полагает, что поскольку одной из основных целей документа является обеспечение инвестиций в
инфраструктуру, необходимо четко продумать, как регулятор сможет влиять на процесс их привлечения, особенно при участии третьих сторон, не являющихся TSO. Высказывается мнение, что
в таком прямом влиянии нет необходимости, поскольку TSO, являясь (согласно позиции ЕК) полностью независимой и свободной от любого другого вида бизнеса структурой, будет заинтересована в осуществлении инвестиций самостоятельно при согласовании с регулятором.
В настоящее время некоторые из приведенных выше ключевых элементов стратегии ЕК выглядят декларативно и требуют практической проработки.
По данным Еврокомиссии, ею получено уже свыше 500 замечаний по тексту предлагаемой
Газовой директивы, большинство из которых относятся к вопросам разделения компаний и
«Третьему пути». Ожидается, что ЕК представит новый вариант предложений, который уже получил условное название «Четвертый вариант».
Таким образом, ЕС берет на себя серьезную ответственность по нахождению сбалансированного решения, бесспорно, затрагивающего интересы и права внешних сторон, которые пока не стали полноправными участниками дискуссии.

51

и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

52

Международные инициативы
Института энергетики
и финансов
Международные встречи экспертов по
проблемам мировой энергетики
В 2006–2008 годах резко выросла интенсивность обсуждения тем энергетики и энергетической безопасности в мире, и особенно в Европе. Подходы к рассмотрению проблемы обоснованы различиями в объективных интересах стран–импортеров и стран–экспортеров энергоресурсов, что выражается в рассогласованности их позиций по многим краткосрочным вопросам и долгосрочным тенденциям. В итоге процесс поиска решения приобрел в большей
степени политическую окраску, заявления в мировой прессе – больше конфликтный характер.
На этом фоне очевидным стал недостаток международных коммуникаций между экспертами–энергетиками, способными на высоком профессиональном уровне объективно и всесторонне обсуждать энергетические проблемы мира, не опускаясь на уровень политических дебатов. Существующая система энергетических конференций, которые могли бы стать плацдармом для таких научных обсуждений, изначально была построена по другим принципам. Выяснилось, что энергетическое сообщество не располагает эффективным инструментом для
обсуждения одновременно как фундаментальных, так и текущих проблем. Эксперты из академической среды, из корпоративного бизнеса, эксперты – политологи, правительственные
специалисты, защитники окружающей среды и климата – все они замкнуты в основном на
своих аудиториях. Таким образом, складывается ситуация, когда политологи со своей стороны не до конца понимают специфику процессов, происходящих в мировой энергетике; энергетики, в свою очередь, далеко не в полной мере сознают психологические и политические
контексты принимаемых решений; в то время как «зеленые» – неохотно считают стоимость
предлагаемых ими отдельным странам и мировому сообществу в целом императивных решений по «перестройке» мировой энергетики.
Институт энергетики и финансов (ИЭФ) в 2006 году выдвинул идею о необходимости прибегнуть к новому подходу для построения экспертных коммуникаций для улучшения взаимопонимания между различными ветвями энергетических специалистов. Мы уверены, что совместная работа специалистов высокого класса разных профилей, из разных стран, в том числе придерживающихся различных научных взглядов, станет огромным позитивным вкладом
в развитие глобальной энергетики. Институт выступил с инициативой проведения международных встреч экспертов–энергетиков в целях комплексного исследования глобальных энергетических вопросов в долгосрочной перспективе с учетом общеэкономических, политических
и экологических проблем.
С целью развития процесса взаимопонимания экспертов ИЭФ приложил значительные организационные усилия для поиска заинтересованных специалистов. К настоящему времени было организовано уже три встречи на международном уровне:
• в марте 2007 года прошло заседание, посвященное теме «Трансформация энергетических
рынков: основные аспекты» (г. Баден-Баден, Германия);
• в ноябре 2007 года обсуждалась тема «Россия, ЕС, мир: изменения в сфере регулирования
и на корпоративном уровне» (г. Вена, Австрия);
• в апреле 2008 года эксперты сконцентрировались на теме «Ценообразование на энергоресурсы и анализ мирового спроса на них» (г. Падуя, Италия).
Выбранный формат проведения заседаний в форме круглых столов на практике подтвердил
свою эффективность. При открытых дверях для представителей бизнеса, международных организаций и правительств разных стран уже устоявшееся «ядро» экспертов ведет дискуссию на
своем профессиональном языке. Такой подход позволяет перевести обсуждение актуальных
вопросов из разряда «отдельных выступлений на тему», что практикуется на больших конференциях, в плоскость активного обмена экспертными мнениями, фактически «мозгового штурма», вовлекающего в себя всех участников мероприятия. Участвующие в данном процессе

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

специалисты (как международные, так и российские) единогласно высказываются за продолжение проведения таких встреч, подчеркивая их важность для себя как экспертов–энергетиков.
Углубленное понимание проблем энергетики помогает всем участникам встреч, являющимся
в то же время признанными в своих странах специалистами, способными на экспертном уровне оказывать влияние на ход дискуссии по энергетической политике.
Складывающееся в рамках таких встреч профессиональное общение в итоге позволит облегчить процесс понимания сути энергетических проблем современного мира, сформировать
взвешенные и объективные подходы к вопросам, касающимся европейской и мировой энергетической политики в целом. Для российских экспертов это дает возможность показать зарубежным коллегам суть реальных процессов, происходящих в России, и предоставить достоверную информацию о развитии ее энергетики и энергетической политике.
К настоящему времени в рамках данного процесса складывается профессиональный международный клуб со своим устойчивым «ядром» известных в мире специалистов, принимающих участие в заседаниях и готовых к дальнейшим шагам по развитию данной инициативы,
приобретающей собственную жизнь. «Ядро» группы продолжает именовать себя «Баден-Баденской Группой» по наименованию места первой встречи (в г. Баден-Баден (Германия), март
2007 года), хотя, в сущности, сейчас это уже более широкая группа экспертов.
В заседаниях группы принимали участие эксперты из разных стран мира, в частности: из Канады – Джон Лэйси (Джон Лэйси интернэйшнл); из Норвегии – Питер Норе (Агентство по развитию); из Соединенных Штатов Америки – Ариель Коен (Фонд Херитэйдж) и Михаэль Сипос
(Бизнес совет по международному сотрудничеству); из Великобритании – Джонатан Стерн
(Оксфордский Институт энергетических исследований), Мика Панич (Кэмбриджский Университет), Лей Болтон (Холмвуд консалтинг) и Майк Фалвуд (Энергетические рынки); из Австрии –
Лео Шратенхолцер и Ярослав Минуллин (Международный Институт прикладного системного
анализа); из Германии – Альбрехт Рейтер (Фитчнер консалтинг) и Роланд Гетц (Институт безопасности и внешних отношений); из Швейцарии – Ханс Пюттген (Лозаннский Политехнический
институт); из Франции – Манфред Хафнер (Международный центр научных исследований), Тома Гомар (Французский институт международных отношений) и Доминик Финон (Международный центр научных исследований); из Италии – Джакомо Лучани (Университет Джона Хопкинса); из Литвы – Юргис Вилемас (Литовский энергетический институт); из Турции – Бурджу Пунсманн (Кавказская сеть бизнеса и развития). Россию на встречах представляли: Алексей Кокорин (WWF-Россия); Татьяна Митрова (Центр изучения мировых энергетических рынков Института энергетических исследований РАН); Иван Иванов (Институт Европы РАН); Валерий Крюков (Государственный Университет – Высшая школа экономики); Елена Новикова (Новиков
и партнеры); Леонид Григорьев, Владимир Фейгин, Ольга Милова, Марсель Салихов, Мария Белова и Елена Медведева (Институт энергетики и финансов).
В качестве приглашенных специалистов по обсуждаемой проблематике на встречах присутствовали представители Секретариата энергетической хартии (Бельгия) – Ральф Дикель и Андрей Конопляник. В ходе последней встречи, посвященной вопросам ценообразования на энергоресурсы, в качестве основного докладчика выступил приглашенный Институтом энергетики
и финансов представитель ООО «Газпром экспорт» Сергей Комлев.
Прошедшие встречи принесли ее участникам существенную пользу в понимании текущих
процессов в мировой энергетике. На последнем заседании экспертов в апреле 2008 года в городе Падуя (Италия) участниками было одобрено предложение о создании на базе сложившейся «площадки» Всемирной независимой энергетической сети (WIEN – World Independent Energy
Network) как устойчивого образования в институциональной структуре мировой энергетической науки. Задача WIEN заключается в установлении контактов с основными игроками мирового энергетического рынка, с международными организациями и правительственными структурами с целью налаживания конструктивного диалога по проблемам развития мировой энергетики. Заседания WIEN предполагается сделать открытыми для участия широкого круга компаний и организаций, заинтересованных в обеспечении глобальной энергетической безопасности и в решении сопряженных с ней практических вопросов энергообеспечения, экологии и промышленного развития.

53

и ю н ь ,

2 0 0 8

№ 8

Ф И Н А Н С О В
И
Э Н Е Р Г Е Т И К И
И Н С Т И Т У Т

Всемирная независимая энергетическая сеть
Основные принципы
Всемирная независимая энергетическая сеть (далее по тексту «WIEN» или «Сеть») является сетью международных экспертов в области энергетики, решивших совместно подойти к разработке критически важных энергетических вопросов. Первым шагом в этом направлении было создание «Баден-Баденской Группы» (названной по месту проведения первой встречи
в марте 2007 г.) – регулярной конференции для профессиональных специалистов–энергетиков,
инициатором которой выступил Институт энергетики и финансов. Группа провела три успешных встречи – Баден-Баден (Германия) – март 2007 года; Вена (Австрия) – ноябрь 2007 года;
и Падуя (Италия) – апрель 2008 года.
Сферой первостепенных интересов WIEN являются:
• темпы развития и повышения степени сложности мировых энергетических проблем;
• ограниченность в понимании долгосрочного и глобального характера данных проблем;
• ограниченная и часто несфокусированная реакция лиц, ответственных за принятие решений,
на возникающие вызовы в сфере энергетики;
• конфронтационная манера, с которой воспринимаются многие из этих проблем политиками
и средствами массовой информации;
• ограниченный характер, присущий процессу взаимного признания странами различий своих
национальных интересов при подходе к проблемам и вызовам в области энергетики.
Роль WIEN будет заключаться в продвижении независимых и открытых дискуссий, выработке экспертных мнений и поиске возможных действий при решении важнейших энергетических
вопросов. Участники Сети могли бы оказывать помощь политикам, компаниям и другим заинтересованным сторонам в понимании и анализе сложных проблем, сложившихся в мировой
энергетике. По мнению WIEN, политики и средства массовой информации выдвигают на
передний план многие энергетические вопросы в форме алармистских заявлений по мелким
проблемам, пренебрегая анализом серьезных нерешенных вызовов в энергетике.
Являясь независимой, WIEN выступает как общество частных лиц с административной поддержкой в лице Института энергетики и финансов. Участие экспертов как членов Сети определяется в первую очередь личными способностями, знанием обсуждаемых процессов, репутацией, а также профессиональными интересами в конкретных тематических областях, лежащих
в сфере интересов Сети. Каждая конкретная работа или проект, осуществляемые в рамках Сети, будут выполняться с привлечением отдельных лиц (и, возможно, организаций), специализирующихся на данной проблематике в каждом отдельном случае.
В настоящее время деятельность WIEN базируется на коллективной работе участвующих
экспертов над проблематикой, тематически связанной с нефтью и природным газом в Евразии,
особенно в сфере взаимоотношений между ЕС и Россией. В сферу текущего анализа Сети входят следующие проблемы:
• либерализация и разделение рынков природного газа;
• потенциальное воздействие Энергетической хартии и Транзитного протокола к ней и других
существующих и потенциально возможных инструментов подобного действия;
• предотвращение споров в сфере энергетики.
Предполагается, что WIEN будет в дальнейшем изучать вопросы того, как подходить к изучению энергетических балансов и развития ситуации в энергетике в Прикаспийском регионе,
на Ближнем Востоке, в Азии, в Северной Америке и в мире в целом.

54

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

Worldwide Independent Energy Network
Statement of principles
The Worldwide Independent Energy Network (WIEN) (also known as the Baden-Baden Group,
named after the location of its initial meeting in March 2007), is a Network of international energy
experts from many countries who have come together to address critical energy issues. The first step
in this initiative was the foundation of the "Baden-Baden Group" (referred to as the Group hereafter) –
a regular meeting of energy specialists, which was initiated by the Moscow-based Institute of Energy
and Finance. The Group has held three successful meetings: Baden-Baden Germany in March 2007,
Vienna Austria in November 2007, and Padua Italy in April 2008.
The primary concerns of WIEN are to address:
• the accelerating pace and complexity of global energy problems,
• the limited recognition of the long-term and global nature of such problems,
• the limited and often unfocused response of the decision makers to energy challenges,
• the adversarial manner in which many of these problems and challenges are expressed by both decision makers and the media,
• the limited mutual recognition of differing national interests in relation to energy problems and
challenges.
WIEN’s role will be to promote independent and open discussion, give opinions and evaluate possible solutions on critical energy issues. It will provide its expertise to assist policy makers, companies
and other stakeholders in understanding and analyzing complex global energy problems. WIEN
believes that many of the energy issues highlighted by politicians and mass media often result in
alarmist statements about minor issues, and neglect analysis of major unresolved energy challenges.
The Network is independent of any organisation and acts as a collection of individuals, with administration being handled by the Institute of Energy and Finance. Involvement is based primarily on a
member’s personal ability, knowledge and reputation, and on their interest in specific issues which are
being addressed by WIEN. Specific activities or projects will require the input of persons (and possibly
institutions) qualified in such activities and those involved will vary on a case-by-case basis.
WIEN’s current focus is based on its collective expertise on oil and natural gas issues in the Eurasia
region, specifically relations between European Union and Russia. The Network is currently studying
and addressing issues associated with:
• natural gas liberalisation and unbundling,
• the potential impact of the Energy Charter Treaty and its Transit Protocol as well as alternative existing and potential instruments.
• prevention of energy disputes
It is expected that WIEN will subsequently address issues of how Caspian, Middle East, Asian,
North American and global energy balances and developments can best be projected and analyzed.

55

и ю н ь ,

.

2 0 0 8

№ 8

Для заметок

56

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е

О Б О З Р Е Н И Е

Э К О Н О М И Ч Е С К О Е
О Б О З Р Е Н И Е
и ю н ь

2 0 0 8

г .

№ 8

Sign up to vote on this title
UsefulNot useful