Иерей Иоанн Бер

Становление христианского богословия:

Путь к Никее

Герменевтика
2006
1

ББК 86.372
Б 45

Издается по благословению
Высокопреосвященнейшего Филарета,
Митрополита Минского и Слуцкого,
Экзарха Всея Белоруси

Издано при поддержке православного фонда «Религиозные книги  России»
(Religious Books for Russia, USA)
Originally published as John Behr, The Way to Nicaea. The Formation of Chris
tian Theology, Volume 1. St. Vladimir’s Seminary Press. Crestwood, New York, 2001.

Иерей Иоанн Бер
Формирование христианского богословия: Путь к Никее
Пер. с англ. Варзонин Ю.Н., Боголюбов К.Л. Редактор пере
вода Козин C.C. – Тверь: Герменевтика, 2006 г., 240 стр.

Книга священника Иоанна Бeра, профессора СвятоВладимирской
духовной академии в Крествуде, штат НьюЙорк (Православная Церковь
в Америке), прослеживает пройденный христианским богословием путь от
раннего осмысления спасительных событий Священным Писанием Нового
Завета до вероучительных споров и соборных решений конца III века. Автор
анализирует богословское мышление ранних Отцов Церкви в контексте их
полемики с оппонентами, привлекая для этого богатый материал,
включающий как первоисточники, так и широкий круг патрологических
исследований. Рекомендуется всем изучающим церковную историю и
христианское богословие.

ISBN 5-89643-010-8

2

© «Герменевтика», 2006 г.

СОДЕРЖАНИЕ
ПРЕДИСЛОВИЕ
Митрополит Минский и Слуцкий Филарет.................................5
Священник Эндрю Лаут................................................................6
Принятые сокращения...............................................................7
ВВЕДЕНИЕ...............................................................................12
ЧАСТЬ I. ЕВАНГЕЛИЕ ИИСУСА ХРИСТА...............................18
Глава 1. Традиция и канон Евангелия по Писаниям................23
Глава 2. Христос Писания.........................................................49
ЧАСТЬ II. СЛОВО БОЖИЕ.......................................................68
Глава 3. Игнатий Антиохийский...............................................74
Глава 4. Иустин Мученик..........................................................85
Глава 5. Ириней Лионский......................................................100
ЧАСТЬ III. СЫН ОТЦА............................................................119
Глава 6. Ипполит и дебаты в Риме...........................................122
Глава 7. Ориген и Александрия...............................................138
Глава 8. Павел Самосатский и Антиохийский собор.............171
ЗАКЛЮЧЕНИЕ.......................................................................194
Примечания.............................................................................199
Библиография..........................................................................226

3

ЧАСТЬ I
ЕВАНГЕЛИЕ ИИСУСА ХРИСТА
«А вы за кого вы почитаете Меня?» Прежде чем приступить к ответу
на этот вопрос Христа, следует рассмотреть исторический фон, на ко
тором он возникает, и определить систему понятий, которая задает рам
ки возможного ответа на него. В первом случае речь идет об истори
ческих реалиях, что c неизбежностью затрагивает деликатный предмет
отношений между исторической и вероучительной истиной; во вто
ром – нам придется погрузиться в рассмотрение вызывающего опре
деленные дебаты отношения между Писанием и преданием и в доста
точно сложную проблематику канона. Все эти вопросы обсуждались
на протяжении первых двух столетий христианства, а их успешное раз
решение приобрело впоследствии характер нормативного (по крайней
мере, для того периода, о котором пойдет речь в данной серии книг).
В отношении проблем, связанных с историчностью, следует преж
де всего упомянуть о многократно описанном «скандале исключитель
ности» («the scandal of particularity»), заключающемся в том, что Бог
уникальным образом открылся в Своем Сыне, палестинском еврее
I века н.э. Многие тома были посвящены описанию социальной, по
литической, экономической и культурной ситуации Палестины того
времени. Примерно в том же русле находятся чрезвычайно размножив
шиеся на протяжении последних десятилетий двадцатого столетия по
пытки реконструкции образа «исторического Иисуса», характеризую
щиеся использованием якобы объективных методов исторической кри
тики. Тем не менее необходимо четко понимать, что все подобные про
екты (спекулятивность и произвольность которых становится очевид
ной при рассмотрении необычайного разнообразия «реальных» Иису
сов, которые появились и продолжают появляться на свет) не являют
ся ответом на вопрос Христа и не принадлежат тому типу познания, на
котором основывается христианская Церковь9 . Вопрос Христа требу
ет толкования, то есть объяснения значения и смысла этой историчес
кой Личности, Его жизни и миссии. Сказать, что Иисус родился от Ма
рии и был распят при Понтии Пилате, – означает сделать утвержде
ние, которое относится к сфере исторической реальности, то есть к
факту, который может быть проверен при помощи исторических мето
дов, а может, и нет. Однако сказать, что Он – воплощенное Слово Бо
18

жие, распятый и воскресший Господь и Спаситель, – это уже истолко
вание, объяснение того, Кем Он является и в каком отношении состо
ит со всеми желающими ответить на Его призыв. Писания Нового За
вета как раз были первыми подобными толкованиями, написанными
на основании веры в Того, Кого Бог воскресил из мертвых. Их статус
как толкований не может не быть упомянут в связи с имеющими место
попытками найти предполагаемое историческое «ядро», к которому за
тем применяются уже совершенно иные интерпретационные рамки. «Ре
альный Иисус», встречающийся нам на страницах Нового Завета, – это
уже истолкованный Иисус, и потому, чтобы понять Его наиболее глубо
ко и полно, следует прежде всего обратиться к символическому языку
Писания, посредством которого Христос с самого начала понят и ис
толкован – открыт людям.
И все же, когда мы начинаем говорить о собрании книг, известном
под общим заглавием Нового Завета, мы имеем в виду некоторое раз
витие, ставящее перед нами дальнейшие серьезные вопросы. Прежде
всего: почему именно эти, а не другие произведения? Хотя кажется
вполне вероятным, что послания апостола Павла были собраны вое
дино уже к концу первого столетия, после чего вскоре возникло и из
вестное нам четырехчастное собрание Евангелия10 , решающие сраже
ния на поле битвы за канон произошли только в следующем веке и толь
ко к концу его Новый Завет приобрел свои узнаваемые очертания. Па
раллельно с этим обрели четкую формулировку понятия апостольско
го предания, апостольской преемственности, а также канона, или пра
вила, истины. Значение дискуссии, сопровождавшей это развитие,
трудно переоценить: именно благодаря ей все указанные элементы сло
жились в единое взаимосвязанное целое. Новый Завет, таким образом,
занимает место внутри некоей более всеобъемлющей констелляции. В
связи с этим для того, чтобы понять всю специфику дискуссии, о кото
рой здесь пойдет речь, а также ее результаты, следует избегать прочте
ния способом, навязанным нам последующей полемикой в эпоху Ре
формации и Контрреформации – когда Писание и Предание были про
тивопоставлены друг другу в качестве двух независимых друг от друга
источников церковного авторитета11 . Подобное противопоставление
с неизбежностью заводит в тупик: если единственным авторитетным
источником веры служит Писание, в то время как «канон» понимается
только как «список» обладающих авторитетом книг, то оказывается
проблематичным само происхождение этого списка12 . С другой сторо
ны, если Писание полагается составной частью предания на основа
нии того факта, что Церковь предшествует во времени появлению книг
Нового Завета (при этом выгодным образом замалчивается, в стиле
Маркиона, что Писание существует как Закон, Псалмы и Пророки),
19

то вновь возникает проблема, на этот раз в связи с отсутствием крите
рия, или канона, для часто проводимого различения между «Предани
ем» и «преданиями»: ко всем преданиям следует относиться одинаково
почтительно, однако к некоторым из них почемуто в большей степени,
чем к другим, без объяснения оснований для подобного различения.
Что касается утверждения кафолического, православного или нор
мативного христианства к концу II в., то в качестве центрального дол
жен быть поставлен вопрос о том, на каком основании все это про
изошло. Было ли это результатом органического развития, обусловлен
ного самой природой евангельской проповеди, или, напротив, право
славие было произвольным образом навязано мужским, монархичес
ким и властолюбивым епископатом, которому удалось подавить все
альтернативные голоса путем их отлучения и демонизации (могут быть
и иные варианты «научного описания» означенного процесса)? Карти
ну изначально чистого православия, явившего себя в жизни образцовых
христианских сообществ, от которого в дальнейшем откололись различ
ные ереси, подобную той, что нарисована в книге Деяний апостолов или
в Церковной истории Евсевия Кесарийского (IV в.), становится все труд
ней отстаивать, в особенности после выхода работы Вальтера Бауэра
«Ортодоксия и ересь в первоначальном христианстве»13 . И это понятно:
ведь даже самые ранние христианские сочинения, которыми мы обла
даем, а именно послания апостола Павла, обращены к церквям, уже от
падающим от Евангелия, которое апостол ранее им возвестил.
И все же Евангелие было возвещено. Конечно, с самого начала по
являлись разногласия относительно того, как следует его правильным
образом понимать; было бы ошибкой искать в этом раннем периоде
истории Церкви потерянный золотой век, характеризующийся бого
словской и экклезиологической чистотой, – этого мы не найдем ни в
апостольском периоде, отраженном в книге Деяний, ни в истории ран
ней Церкви, описанной у Евсевия, ни в эпоху Отцов и великих Собо
ров, ни в последующий этап развития Церкви в Византийской импе
рии. Тем не менее Евангелие было возвещено, раз и навсегда. Необхо
димо, однако, напомнить, что Евангелие Иисуса Христа – это Благая
Весть Того, Кто грядет (oJ ejrcovmeno~, ср. Мф. 11:3, 21:9, 23:39), и, соот
ветственно, отечество христианина пребывает не на земле, а на небе
сах, откуда мы ожидаем своего Спасителя, Господа Иисуса Христа (Фил.
3:20). Подобным же образом Евангелие не заключено в какомлибо кон
кретном тексте: те книги, которые были признаны каноническими,
всегда обозначаются как «Евангелие от...», то есть «согласно такому
то». Евангелие зафиксировано не в отдельно взятом тексте, но, как мы
увидим позднее, в определенном истолковательном отношении к Пи
саниям: Закону, Псалмам и Пророкам.
20

Sign up to vote on this title
UsefulNot useful