You are on page 1of 3

Фалеристика

ПАРТИЗАНСКИЙ
ПАМЯТНЫЙ ЗНАК
1941 ГОДА
СССР – для Югославии. 1944

Кирилл
ЦЫПЛЕНКОВ

Борьба народов Югославии за освобождение от германской оккупации, развернутая
летом 1941 г., сопровождалась горячей поддержкой со стороны СССР. В полной мере эта
поддержка проявилась в 1944 г., когда Советский Союз начал оказывать материальную
и военную помощь Народно-освободительной армии Югославии (НОАЮ). Поставки
вооружения для различных родов войск дополнялись посылкой обмундирования для юго­
славских частей и партизанских отрядов, а также выпуском наград и знаков отличия.

В

конце июня 1944 г. в Орденское отделе­
ние Технического комитета Главного ин­­тендантского управления Красной Ар­­мии (ГИУ КА) поступил опытный об­­­ра­зец
нагрудно­го знака, изготовленный Штампо­
вочно-меха­ническим заводом Наркомата пу­
тей сообщений. По внешнему виду этот знак
из темно-оксидированного медного сплава
пред­ставлял собой овал в обрамлении лав­
рового венка, наложенный на пятиконечную
звезду, покрытую красной эмалью1. Слегка
вы­пуклую поверхность овала занимало рель­
ефное изображение воина в летнем голов­
ном уборе военнослужащих югославской
ар­мии («шайкача») с развевающимся знаме­
нем в правой руке. Ниже знамени под углом
к оси знака располагались выпуклые цифры
«1941». Между лучами звезды из-под овала
и венка выступали концы скрещенных пред­
метов различного вооружения, в том чис­
ле  винтовка и топор. С оборотной стороны

знака имелся винтовой штифт и посеребрен­
ная гайка с литерами «Ш.М.З. Н.К.П.С.».
4 июля 1944 г. образец знака был утверж­
ден в качестве руководящего для массово­
го заказа Управлением вещевого снабжения
ГИУ КА под наименованием: «Металличес­
кий знак для специальных воинских частей».
Карта образца, помимо утверждающей под­
писи председателя Техкома генерал-майора
интендантской службы С.В. Агинского, име­
ла поле для отметки «Согласовано» с датой
1 июля 1944 г. и автографом неуказанного
ли­ца, выполненным латинскими буквами.
Изображение данного знака и его точное
наименование автору удалось обнаружить
в Государственном архиве Российской Феде­
рации, хранящем материалы Управления де­
лами Совета Народных Комиссаров СССР
за 1944 г. Среди приложений к секретному
письму Начальника Тыла Красной Армии
А.В. Хрулева от 5 мая 1944 г. № 1267814 под­
шит однозначно соответствующий реально­
му знаку черно-белый эскиз с подписью на
обороте: «Знак участника войны 1941 г., окси­дированный»2. Текст самого письма, ад­ресо­
ванного зампреду СНК СССР А.И. Микояну,
гласит: «В соответствии с указанием Народ­
ного Комиссара Обороны Маршала Совет­
ского Союза товарища СТАЛИНА И.В. про­
шу Вашего распоряжения об изготовлении
и сдаче НКО во 2-м и 3-ем кварталах 1944 го­
да нагрудных знаков и кокард для Югослав­
ской народной армии»3.
Упомянутое в письме указание Сталина,
по-видимому, поступило вечером в пятницу
Общий вид Партизанского памятного знака
1941 года (томпак, оксидирование, эмаль)
с гайкой (латунь, серебрение).
Аверс и реверс. Изготовлен Штамповочномеханическим заводом НКПС, 1944 г.
(Частная коллекция)

Эскиз нагрудного
знака для Народноосвободительной армии
Югославии, апрель – май
1944 г. (ГАРФ. Ф. 5446.
Оп. 46-а. Д. 7157. Л. 2) 
Подпись на обороте:
«Знак участника войны
1941 г., оксидированный»

Карта утвержденного
образца № 153 (118-46)
«Металлический знак
для специальных
воинских частей» за
подписью генерал-майора
интендантской службы
С.В. Агинского от
4 июля 1944 г.
(Частная коллекция) 
Второй автограф
принадлежит
югославскому скульптору
А. Августинчичу —
наиболее вероятному
автору вышеприведенного
черно-белого эскиза

42

Старый ЦЕЙХГАУЗ (26)

Фалеристика

1×1

5 мая 1944 г., когда генерал армии Хрулев по­
сетил Верховного Главнокомандующего в его
кремлевском кабинете4. А уже в ближайший
понедельник, 8 мая 1944 г. И.В. Сталиным
бы­ло подписано Постановление Государст­
венного Комитета Обороны № 5847сс «О ме­
роприятиях по оказанию помощи НОАЮ»5,
один из пунктов которого непосредственно
затрагивал вопрос наград и знаков отличия.
В частности, Г.П. Андрееву, управляющему
Гознаком, было поручено в течение двух ме­
сяцев изготовить необходимые югославам
ордена и медали, а А.В. Хрулеву предписыва­
лось «в этот же срок организовать изготов­
ление нагрудных знаков и кокард для НОАЮ
также по образцам, представленным воен­
ной миссией НОАЮ в СССР»6.
Среди опубликованных документов о со­
ветско-югославском сотрудничестве в годы
II  мировой войны имеется радиограмма
И.  Броз Тито от 18 мая 1944 г.7, раскрываю­
щая личность автора-разработчика эскизов
юго­­славских орденов. Им оказался извест­
ный скульптор Антун Августинчич8, являв­
шийся заместителем Тито на посту предсе­
дателя Национального комитета освобож­
дения Юго­славии и временно находившийся
в 1944 г. в Москве вместе с членами военной
миссии НОАЮ. Расшифровка «латинской»
подписи на вышеупомянутой карте с образ­
цом знака «для специальных воинских час­

тей» показывает, что согласование данного
образца осуществлялось именно этим чело­
веком. Не станет ошибкой и предположение,
что автором эскиза знака участника войны
1941 г. также является А. Августинчич.
Рассматривая подлинный эскиз и утверж­
денный образец, любопытно отметить и про­
комментировать основные особенности знака участника войны 1941 г., по-разному от­об­
раженные на бумаге и в металле.
Во-первых, согласно эскизу, развевающе­
еся знамя должно было служить фоном цент­ральной композиции, а не предметом перед­
него плана. Гравер поступил иначе и по­мес­
тил древко знамени в правую руку воина,
взамен оружия (судя по всему, меча), изна­
чально намечавшегося автором.
Во-вторых, вместо «советской» пилотки,
запланированной автором эскиза (принятой
всеми югославскими партизанами), на голо­
ве у воина в итоге возникла «старорежим­
ная» шайкача. Следует отметить, что дан­
ный го­ловной убор с ноября 1943 г. состоял
на снабжении солдат югославской бригады
на территории СССР (являясь предметом
решительного недо­воль­ства со стороны чле­
нов военной миссии НОАЮ и самого марша­
ла Тито). Отметим так­же, что выступающие
фрагменты столь многих предметов воору­
жения (сабля, топор, рогатина и др.), «скре­
щенных» под медальоном знака, в реальном

Руководитель югославской делегации
майор Славко Комар произносит речь перед
встречающими на Центральном аэродроме
им. Фрунзе. Москва, 1945 г.
(РГАКФД) 
На левом нагрудном кармане мундира —
партизанский памятный знак 1941 г. (обр. 1944 г.)

исполнении слились в единое целое, остав­
шись практически неразличимыми.
Производство нагрудных знаков и кокард
для НОАЮ осуществлялось в соответст­вии
с секретным распоряжением СНК СССР
№ 10261-рс, подписанным А.И. Мико­яном
10  мая 1944 г.9 Выполнение непосредствен­ной задачи по выпуску 100 тысяч штук зна­ков участника войны 1941 г. было целиком
возложено на НКПС. Для этой цели ведомству
целевым образом были отпущены следующие
материалы: 5 тонн томпака, 10 кг латунной
проволоки, 6 кг серебра, 80 кг красной эма­
ли, а также по 20 кг горючей серы и поташа.
В связи со столь ответственным внеплано­
вым заданием Штамповочно-механическому
заводу НКПС был уменьшен ранее утверж­
денный план поставки нагрудных знаков
«Гвар­дия» для Наркомата обороны во втором
квартале 1944 г. (на 50 тысяч штук).
Уже 28 июля 1944 г. готовые нагрудные
знаки упоминаются в донесении Начальника
югославской военной миссии в СССР генера­

43

Фалеристика
ла Велимира Терзича на имя маршала Тито:
«С тов. Корнеевым отправлю Вам ордена, ор­
денские ленты, юбилейные медали для участ­
ников борьбы 1941 года, прессу, информацион­
ные материалы, и все, что потребуется»10.
Однако из отчетов аппарата Уполномоченно­
го СНК СССР по иностранным военным
формированиям видно, что, несмотря на
полную готовность к отправке, первая пар­
тия нагрудных знаков в количестве 121 тыс.
штук (а также югославские медали и ордена)
были до­ставлены в Верховный штаб НОАЮ
на острове Вис в Адриатике только с первым
эшелоном военной миссии генерал-лейте­нан­
та Н.В. Корнеева — 10 сентября 1944 г.11 Весь­
ма вероятно, что указанное количество вклю­
чало в себя значительную часть стотысячной
партии знаков с фигурой югославского воина
и цифрами «1941», запланированную к по­
ставке на конец сентября 1944 г.
14 сентября 1944 г. Верховный Штаб
НОАЮ произвел первые награждения «Пар­тизанским памятным знаком 1941 года»
(Пар­тизанска споменица / Partizanska spomenica 1941)12. В очерках военного корреспон­дента «Красной звезды» К.М. Симоно­
ва, написанных им в результате пребывания
в тылу партизанских районов на юге Сербии
в сентябре–ноябре 1944 г., неоднократно упо­
минается эта награда. Свидетельство писате­
ля лишний раз подтверждает, что существо­
вала единственная версия знака по внешней
отделке — оксидированная: «Потом [коман­
дующий] дотронулся до прикрепленно­
го у него на левой стороне груди маленького
значка с цифрой 1941, почти незаметного
на защитного цвета мундире. — Вот это,
сказал он, — когда-нибудь будет для нас до­
роже всех орденов. Этот значок есть толь­
ко у тех, кто начал борьбу с самого начала,
в 1941 году. Он для всех одинаков: для коман­
дующего и для любого войника и для этой де­
вушки. Мы узнаем по нему друг друга»13.
Как показывают фотографии, партизан­
ский знак чаще всего носили привинченным
непосредственно к левому карману куртки
(мундира) ниже карманного клапана14. Судя
по сохранившимся подлинным знакам, обо­
значение предприятия-изготовителя (ШМЗ
НКПС) на внешней поверхности гайки при
массовом изготовлении не выбивалось.
С 1946 г. в Югославии выпускалась дру­
гая версия партизанского памятного знака
на основе нового рисунка и в совершенно
ином художественном исполнении.

Приводимое описание знака участника войны 1941
года составлено автором статьи.
ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 46-а. Д. 7157. Л. 2.
3
Там же. Л. 14.
4
Архив вождей. Посетители кремлевского кабинета
И.В. Сталина. Журналы (тетради) записи лиц, приня­
тых первым генсеком. 1924–1953 гг. // Исторический
архив. 1996. № 4. С. 75.
5
РГАСПИ. Ф. 644. Оп. 2. Д. 251. Л. 171–172.
6
Там же. Л. 172.
7
Отношения России (СССР) с Югославией 1941–1945 гг.:
Документы и материалы. М., 1998. С. 246.
8
Антун Августинчич (Antun Augustinčić, 1900–1979)
наиболее известен как автор Монумента Мира у зда­
ния ООН в Нью-Йорке (1952–1955).
9
ГА РФ. Ф. 5446. Оп. 46-а. Д. 7157. Л. 17–20.
10
Отношения России (СССР) с Югославией… С. 287.
11
Там же. С. 311–312.
12
Ђудеж С. Одликовање Социјалистичне Федеративне
републике Југославије. Београд, 1987. С. 72.
13
Симонов К. Югославская тетрадь. М., 1945. С. 13.
14
См.: РГАКФД. 076299; 0145763; 0323113; 0323115; 0323241.
1
2

44

11-й отдельный
кавалерийский
полк
Алексей СТЕПАНОВ

Сокращение кавалерии началось сразу же после окончания II мировой войны. С октября
1945 г. по май 1946 г. произошло расформирование одних и разукрупнение других кавалерийских соединений, а часть из них была переформирована в танковые и механизированные соединения. Так, например, 2-й гвардейский кавалерийский Померанский Краснознаменный, ордена Суворова корпус в октябре 1945 г. был переформирован в 28-ю
гвардейскую механизированную дивизию1 (с 1957 г. — 40-я гвардейская танковая дивизия2). 5-й гвардейский казачий кавалерийский Донской Будапештский Краснознаменный
корпус в мае 1946 г. был преобразован в кавалерийскую дивизию с тем же номером
и на­именованием3. На следующем этапе в середине 1950-х гг. все оставшиеся кавалерийские соединения были переформированы в соединения других родов войск. Та же 5-я
гвардейская казачья кавалерийская дивизия в октябре 1954 г. стала 18-й гвардейской
тяжелой танковой дивизией4 (с 1965 г. — 5-я гвардейская танковая дивизия5). Таким
образом, кавалерия как род войск прекратила свое существование.

С

воим возрождением кавалерия обя­
зана С.Ф. Бондарчуку, задумавше­му
в начале 1960-х гг. создание фильма
«Война и мир». Для съемок батальных сцен
требовалось большое количество конни­ков.
Тогда кинорежиссер обратился в ЦК КПСС
и получил «добро». В ноябре 1962 г. был
сформирован Отдельный кавалерийский ди­
визион для съемок фильма «Война и мир»,
который спустя два года развернули в 11-й
отдельный кавалерийский полк. После эпо­
пеи «Война и мир», которую создавали с 1965
по 1967 г., полк принял учас­тие в съемках бо­
лее 900 отечественных и зарубежных кино­
фильмов.
Кроме 11-го отдельного кавалерийского
полка с 1953 г. в составе Вооруженных Сил
СССР существует Отдельный кон­но-спор­
тивный дивизион ЦСКА.
Как известно, начиная с 1955 г. во всех
правилах ношения военной формы одежды
про расцветку предметов обмундирования
кавалерии ничего не cообщалось. Впервые
упоминание о ней и светло-синем цвете око­
лыша и кантов фуражки, кантов на брюках
и поля петлиц появилось только в постанов­
лении Совета Министров СССР от 26 февра­
ля 1982 г. № 172 «О форме одежды военнослу­
жащих Советской Армии и Военно-Морского
флота» (объявлено приказом МО СССР от
14 апреля 1982 г. № 110). В представленной
статье речь пойдет об особой парадной фор­
ме одежды кавалеристов.
По рассказу старейшего сотрудника На­
учно-технического комитета Центрального
вещевого управления Г.Н. Нестерова-Кома­
ро­ва (1916–1993), идея кавалерийского эскор­
­та (вместо мотоциклистов) при встрече глав
Проектные рисунки специальной формы
одежды для кавалерийского эскадрона:
1-2) для офицеров и прапорщиков;
3-4) для сержантов и солдат.
Художник А.Б. Жук. 1972 г. (ТБ ВНК) 


Старый ЦЕЙХГАУЗ (26)