2

Посвящается 90-летию со дня рождения
великого политического и государственного
деятеля XX века Гейдара Алиева

Кто прав, тот и сильнее?

Сборник статей информационно-аналитического
портала Newtimes.az

3

Руководитель и главный редактор
Новруз Исмаил оглы Мамедов

Редколлегия:
Парвин Дарабади
Арасту Хабиббейли
Кямал Адыгёзалов
Аяз Мамедов
Тураб Гурбанов
Тамилла Нуриева
Книга набрана на основе готовых материалов и подготовлена
к печати в ООО “ZAMAN STAT”.
Издание с грифом
Офсетный способ печати
Баку, напечатана в типографии ООО “Zərdabi LTD”.
2013, формат 148 × 210, 346 стр., Тираж: 360

© Авторские права защищены
Баку – 2013

4

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие......................................................................................................9
Глава I. НОВЫЕ ТРЕНДЫ В ГЕОПОЛИТИКЕ. КРИЗИС
СПРАВЕДЛИВОСТИ
1.1. Кризис международной правовой системы (NewTimes)......................14
1.2. Военные базы – основной инструмент демократической
внешней политики (Арасту Габиббейли)......................................................18
1.3. Воинствующий сепаратизм как одна из основных угроз
современной международной стабильности (Пярвин Дарабади)...............24
1.4. Наркоторговля – следы бесшумной войны (NewTimes).......................26
1.5. Cоциальные сети и СМИ на службе у ЦРУ (NewTimes)......................32
1.6. Британия: неуважение к международному праву (NewTimes).............38
1.7. Являются ли продавцы оружия сторонниками мира?
(Арасту Габиббейли).......................................................................................40
Глава II. НОВЫЕ АКТОРЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ
В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ
МЕЖДУНАРОДНОЙ СИТУАЦИИ
2.1. Немецкие политические фонды – «радетели»
демократии (NewTimes)……………………………………………………..46
2.2. Кому и чему служат международные НПО,
или актор с особой миссией (NewTimes).......................................................51
2.3. Информационно-коммуникационные составляющие новой
глобальной геополитики ХХI века (Пярвин Дарабади)...............................57
2.4. Мировая медиа-монополия: чему она служит –
демонстрации или сокрытию реалий? (Арасту Габиббейли)......................63
2.5. Глобальные телевизионные сети: человечество в
информационном «рабстве» (NewTimes)......................................................68
2.6. Freedom House и Amnesty International как проводники
американских интересов (Заур Расулзаде)....................................................74

5

Глава III. ВЫБОР ЗАПАДА: ГЛОБАЛЬНОЕ ЛИДЕРСТВО
ИЛИ ГОСПОДСТВО
3.1. Борьба за демократизацию Мали или новая волна
колониальной войны (Нигяр Гаджиева)........................................................79
3.2. Сага о латиноамериканских государствах (NewTimes)........................82
3.3. Европейское понимание «справедливости»:
Таглерян, Сафаров и Брейвик (NewTimes)....................................................87
3.4. Европа на перепутье – мировой экономический кризис и
перспективы европейского дома (Аяз Гадиров)...........................................91
3.5. Европейский Союз: на перекрестке обновления
(Кямал Адыгезалов).........................................................................................95
3.6. «Пышный» крах Европы (NewTimes)...................................................103
3.7. Нобелевская премия мира: политические аспекты
(Тураб Гурбанов)............................................................................................108
3.8. Претензии развивающихся стран на региональное
лидерство (Кямал Адыгезалов)...................................................................111
Глава IV. ГЕОЭКОНОМИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ
4.1. Политическая гегемония Германии в Европе
(Ибрагим Мамедов).......................................................................................114
4.2. Глобальный экономический кризис и переполох в
Арабском мире (Арасту Габиббейли)..........................................................118
4.3. Может ли очередной экономический кризис
начаться с Китая? (Рамиль Тагиев)..............................................................126
4.4. Геоэкономика, энергетика и международная
безопасность (Дуйгу Гендж).........................................................................130
4.5. Хедж фонды и инвестиционные банки – проводники и
операторы виртуальной экономики (Аяз Гадиров)....................................136
Глава V. НОВЫЙ МИР: МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМ ИЛИ
СТОЛКНОВЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ
5.1. Мультикультурализм: общечеловеческая идея или
западные ценности? (Арасту Габиббейли)..................................................143
5.2. Западная модель постмодернистского развития: переход от
демократии к национализму (Тураб Гурбанов)..........................................158
5.3. В состоянии ли постиндустриальное общество приостановить
дегуманизацию западной культуры? (Закир Мамедалиев)........................161

6

5.4. Расизм и ксенофобия в Европе (Хулья Мамедли)...............................168
5.5. Борьба цивилизаций: угрозы будущему мира (NewTimes)................172
5.6. Мир все тот же, но Европа стала другой (Аскер Алиев)....................178
5.7. Исламофобия: новый недуг Европы (NewTimes)................................181
5.8. Исламофобия против семейных ценностей (Арасту Габиббейли)....184
5.9. Причины, уничтожающие духовные ценности на Западе:
естественный процесс развития или продуманные
социальные революции? (Хулья Мамедли)................................................189
Глава VI. ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ КАРТИНА В
ЕВРАЗИЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
6.1. Россия: к новому геополитическому силовому
центру (NewTimes).........................................................................................195
6.2. Турция: новая сила в Евразии (NewTimes)...........................................201
6.3. «Конфликтный треугольник» в Центральной
Азии (NewTimes)............................................................................................208
6.4. Китай в Центральной Азии: геополитические
проблемы растут (NewTimes).......................................................................213
6.5. Водная дипломатия (Арасту Габиббейли)............................................217
6.6. Увядшие цветы «цветных» революций (Пярвин Дарабади)..............224
6.7. Дальний Восток – новый горячий регион (NewTimes).......................227
6.8. Азиатско-тихоокеанский регион: перспективы
интеграции (NewTimes).................................................................................232
6.9. Южная Азия: новая проблема глобальной геополитики?
(NewTimes).....................................................................................................237
6.10. Каспий: новая арена войны? (NewTimes)...........................................242
Глава VII. КРИЗИСНЫЙ БЛИЖНИЙ ВОСТОК
7.1. Ближний Восток: сценарии развития геополитической
картины (NewTimes)......................................................................................246
7.2. Новая картина в проекте «Великий Средний Восток»
(Арасту Габиббейли).....................................................................................251
7.3. Политика и религия: салафиды (Кямал Адыгезалов)………………..257
7.4. Невидимые стороны информационной войны против
Сирии (Эльмар Гусейнов).............................................................................263
7.5. Арабская весна или драма? 8 фактов и 7 философских
вопросов (Аяз Гадиров).................................................................................267
7.6. Влияние нового миропорядка – Арабское пробуждение
(NewTimes).....................................................................................................271

7

7.7. Позиция армян на Ближнем Востоке – после Арабского
пробуждения (Арасту Габиббейли).............................................................276
7.8. Ближневосточная дилемма внешней политики
Великобритании. Явуз Йенер (Турция).......................................................284
7.9. Саудовская Аравия и арабская весна (Эйюб Эрсой,
Университет Билкент, Турция).....................................................................289
Глава VIII. СИТУАЦИЯ НА ЮЖНОМ КАВКАЗЕ И
АРМЯНО-АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ,
НАГОРНО-КАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ
8.1. Мультистандартная западная справедливость в карабахском
конфликте, или вопросы без ответов (NewTimes)......................................293
8.2. Геополитическое положение Южного Кавказа и проблемы
безопасности (Хатам Джаббарлы)................................................................299
8.3. «Армянский вопрос» – большая угроза для Кавказа
(Кямал Адыгезалов).......................................................................................304
8.4. Военно-морская составляющая геополитических процессов на
Каспии на современном этапе (Пярвин Дарабади).....................................308
8.5. Неразрешимых конфликтов нет. А как насчет
нежелающих их разрешения?... (Валиюлла Джафаров).............................312
8.6. «Богом Избранная нация» (NewTimes).................................................320
8.7. Армянские террористические организации (Тураб Гурбанов)..........323
8.8. Южный Кавказ: в оковах геополитической
неопределенности (Newtimes.az)..................................................................328
8.9. Присвоение чужой культуры по-армянски (Тураб Гурбанов)……...334
8.10. Вечно зарящиеся на чужие территории сейчас
покидают «свои земли»? (NewTimes)..........................................................339
8.11. Армянская политика – ложь, выдумка, террор и
угодливость (Асиф Бабаев)...........................................................................342

8

ПРЕДИСЛОВИЕ
Информационно-аналитический портал Newtimes.az, созданный в азербайджанском информационном пространстве в 2012
году, специализируется на анализе актуальных тем, связанных с
различными направлениями процессов и событий, в том числе и
внешней политики, происходящих на международной арене. За
прошедший период в портале были опубликованы статьи, посвященные темам, стоявшим на повестке дня мировой общественности. Статьи на азербайджанском языке уже вышли в сборнике
«Глобальная политика: угрозы, вызовы, надежды».
Информационно-аналитический портал, выходящий на четырех языках (азербайджанском, турецком, русском, английском), имеет широкую русскоязычную аудиторию. Наряду с
Азербайджаном, наши статьи повторно были опубликованы на
интернет-сайтах, информационно-аналитических сайтах, опубликованы в газетах, журналах, агентствах новостей и других
средствах электронной массовой информации мозговых центров
США, Турции, Объединенных Арабских Эмиратов, России,
Украины, Беларуси, Казахстана, Узбекистана, Кыргызстана и
других стран.
Такие мозговые центры, как Институт Международных
Исследований и Центр Военно-политических исследований,
функционирующие при Московском Государственном Институте Международных Отношений, Каспийский Институт
Сотрудничества, а также электронные средства массовой
информации, такие, как İnosmi.ru, Russia.Post.su, аналитический портал «Политическое обозрение» (www.politobzor.net),
информационно-аналитический портал «Нефтяное обозрение»
(www.oilru.com), международный исследовательский журнал
«Центральная Азия и Кавказ», информационно-аналитический
портал Беларуси «Империя» (www.imperiya.by), электронные
средства информации Казахстана Thenewtimes.kz, Centrasia.ru,
информационно-аналитический
портал
«Республика»
9

(www.respublika-kz.info), газета «Информ-Вест», казахское
издание журнала «Forbes» (www.forbes.kz), украинское издание
журнала «Newsweek», узбекское международное агентство
новостей «Фергана» (www.fergananews.com) разместили ряд
статей, опубликованных на сайте Newtimes.az. Все это
свидетельствует о растущем авторитете и значении портала
Newtimes.az в международном научном и информационном
пространстве.
Учитывая вышесказанное, представляем вниманию читателей сборник статей на русском языке «Кто прав, тот и сильнее?». Современная эпоха характеризуется игнорированием
фундаментальных принципов международного права, беспомощностью и бездействием ведущих международных организаций и межгосударственных структур. В таких условиях, разумеется, невольно возникает риторический вопрос: действительно ли кто прав, тот и сильнее?
Последние два-три десятилетия отмечены процессом формирования новой системы международных отношений, очередного миропорядка, или, как иногда говорят, «нового мирового
беспорядка». А это связано с тем, что в отличие от прежних времен в настоящее время на международной арене нет общепринятых правил игры. Сегодня проявляются существенно противоречащие друг другу, конфликтующие друг с другом подходы, что
порождает опасно неопределенную, двойственную ситуацию.
Сказанное относится и к постсоветскому пространству, в
особенности, к Южному Кавказу, где этнополитические, межгосударственные конфликты сохранили всю свою остроту. За
конфликтами, носящими словно локальный характер и затрагивающими словно только интересы южнокавказских народов,
стоят взаимоисключающие геополитические интересы конкурирующих друг с другом крупных держав. Это позволяет им держать страны Южного Кавказа в «зависимом» положении и использовать их в новой «большой геостратегической игре», разворачивающейся в широком геополитическом пространстве

10

Черное море – Кавказ – Каспий. Сказанное наиболее ярко
проявляется в армяно-азербайджанском, нагорно-карабахском
конфликте.
Представленные материалы призваны сформировать у читателя более широкие представления о некоторых особенностях
динамики и трансформации геополитических процессов на современном этапе. Эти статьи, охватывая различные темы, вместе
с тем тесно друг с другом связаны. В аспекте динамики современных геополитических процессов их объединяет многое. В
сборнике нашли отражение позиции сотрудничающих с порталом ученых, экспертов, аналитиков и специалистов по поводу
волнующих человечество процессов.
Особое внимание в сборнике статей уделено анализу глобальных процессов и трендов, характеризующих современные
международные отношения. При этом наиболее пристальное
внимание уделено вопросам, связанным с двойными стандартами в подходе к решению актуальнейших проблем современности. Вместе с тем отдельное место отводится актуальным вызовам, стоящим перед мировой общественностью, – реальным
угрозам международной безопасности (доминирование на международной арене силовых методов, активизация сил международного терроризма, организованной преступности, сепаратизма, угроза столкновения цивилизаций, судьба идей мультикультурализма).
Другой вопрос, анализу которого отведено широкое место,
связан с механизмом деятельности различных неправительственных организаций и фондов, ролью и местом средств массовой информации как новых акторов геополитики, их растущим
влиянием во внешней и внутренней политике государства. Как
известно, ведущие акторы на политической повестке дня –
США, Евросоюз, Россия и Китай. В сборнике дан глубокий
анализ ряда направлений их деятельности.
Хотя в сборник включены статьи, посвященные различным
областям международных отношений, главная его идея заклю-

11

чается в освещении геополитических процессов глобального и
регионального масштаба. Эта идея несет в себе мысль о том, что
международное право, а также понятие «справедливость» переживают кризис, который вызвал серьезные изменения в системе
международных отношений. Авторы обращают внимание на то,
что общечеловеческие проблемы современности – наркоторговля, горячие точки, этно-религиозная дискриминация, деградация моральных норм, утрата семейных ценностей и другие
тревожные вызовы, стоящие перед человечеством, по сути
непосредственно связаны с кризисом, вызванным несправедливостью. Одним из моментов, которые нашли отражение в исследованиях, является анализ новых тенденций, проявляющихся в
общественной жизни и глобальных процессах под влиянием
этого кризиса.
В сборнике отслеживается постепенный переход от анализа
общего теоретического и практического положения международных отношений к анализу основных критериев изменения
геополитической картины мира, влияния межцивилизационных
отношений на эти процессы и на фоне этого к анализу специфики обновления геополитической картины на Южном Кавказе.
Отдельное место отводится очень значимому для региона
вопросу справедливого урегулирования армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта. Объективно, на многочисленных конкретных фактах проанализирован подход крупных держав к проблеме сквозь призму собственных интересов,
разоблачено подлинное лицо армянского терроризма, лицемерная политика, осуществляемая Арменией, и беспринципность
международных организаций.
Newtimes.az обращается к своим читателям из Азербайджана. Мы намерены отражать взгляды, существующие и в других странах мира. С учетом устойчивого расширения географии
публикуемых в портале статей можно утверждать, что мы уверенно движемся по этому пути. Вдобавок к указанным выше
русскоязычным средствам информации с информационно-ана-

12

литическим порталом Newtimes.az сотрудничают и «History of
Truth» в США), Международная Политическая Академия
(UPA) и Центр Исследований по Международной Стратегии
и Безопасности (USGAM) в Турции, Институт Военного и
Научного Анализа Среднего Востока и Залива в Объединенных Арабских Эмиратах.
Статьи, размещаемые в портале, высоко ценятся нашими
читателями в России, Турции, Китае, США и странах Европы,
которые подчеркивают важность и необходимость такого рода
оригинальных материалов и альтернативных мнений. Надеемся,
в ближайшей перспективе число наших единомышленников
возрастет, география нашей аудитории охватит все новые
страны.
Уважаемые читатели!
Мы продолжаем новые искания, поиски новых тем и новых
способов исследования. Мы благодарим наших единомышленников и выражаем свою постоянную готовность к сотрудничеству с новыми исследователями. Хотим, чтобы вы также
внесли свой вклад в эти новшества. Давайте смотреть в будущее
вместе. Мы приглашаем к участию в наших проектах авторов и
экспертов, желающих с нами сотрудничать. С предложениями и
замечаниями вы можете обращаться по электронной почте
editor@newtimes.az. Мы уверены, что сборник статей «Кто прав,
тот и сильнее?» привлечет к нам новых исследователей.
В свете новых идей, новых инициатив ждите наших будущих исследований.

13

Глава I
НОВЫЕ ТРЕНДЫ В ГЕОПОЛИТИКЕ.
КРИЗИС СПРАВЕДЛИВОСТИ
1.1 Кризис международной правовой системы

Существует несколько концепций относительно периодизации истории. Каждый период обладает своеобразными социальными, культурными, политическими, правовыми и экономическими параметрами. Переход от одного этапа к другому в этих
параметрах отмечается кризисами. Трудно при этом однозначно
определить решающую роль того или иного фактора.
Однако стремление больших государств во что бы то ни
стало навязать собственные интересы другим создавало серьезные противоречия. Именно этот фактор сыграл решающую роль
в возникновении первой и второй мировой войн. Примечательно, что даже после второй мировой войны гегемонские амбиции
больших государств не ослабели.
В настоящее время наряду с другими наблюдается кризис и
международного права. Это происходит на фоне коренных глобальных преобразований в геополитической среде. Растет число
правонарушений, что вызывает обеспокоенность в мире. Приходится говорить о кризисе механизма регулирования межгосударственных отношений. Об этом конкретно заявляют аналитики, политики и опытные дипломаты.
Все это актуализирует вопрос о необходимости следования
нормам международного права. В этой связи первое, что приходит на ум, – это ООН. После второй мировой войны эта организация долгое время играла серьезную роль в предотвращении
глобальных военных конфликтов и защите прав человека. Но
был и горький опыт. Нормы международного права в мире

14

неоднократно нарушались. Есть немало примеров, подтверждающих эту мысль.
Прежде всего необходимо отметить, что число войн и конфликтов почему-то не убавляется. А согласно целям, поставленным перед ООН, должно быть все наоборот. В настоящее время
существуют нерешенные конфликты на Ближнем и Центральном Востоке, на Кавказе, в Афганистане и на Дальнем Востоке.
В некоторых местах продолжаются военные столкновения.
Серьезной проблемой в мире остается международный терроризм. Принятые в связи с этим международные решения, правовые механизмы оказываются неэффективными. Поэтому террористические организации продолжают свою деятельность. А
некоторые из них вообще остаются безнаказанными. Например,
до сих пор не принято каких-либо серьезных международных
шагов в отношении армянского террора.
Сама ООН не может добиться выполнения принятых ею резолюций и решений. Одна из причин этого – отсутствие организационного механизма, обеспечивающего реализацию решений,
принятых данной организацией. Другая причина заключается в
том, что ООН монополизирован несколькими большими государствами.
В поведении больших государств, вмешивающихся по мандату ООН в геополитические процессы, разворачивающиеся в
различных регионах мира, наблюдаются двойные стандарты.
Бомбардировка в 1999 году Сербии, шаги в отношении Афганистана и Ирака тому подтверждение.
В международных организациях сформировалась еще одна
«интересная привычка». В некоторых государствах нет проблем
с правами человека, справедливостью, демократией и состоянием международного права. Однако в отношении соседних государств они проводят совершенно иную политику. Сначала они
обвиняют их, выдумывают различные проблемы и, наконец,
подвергают бомбардировке.

15

45 бастовавших шахтеров в Южной Африке были убиты на
месте, а большие государства никак не отреагировали на это.
Весь мир просто наблюдает за тем, как убивают мусульман в
Мьянме. ООН и НАТО не вмешиваются в эти процессы. Ни
одна из международных организаций не выражает своего
отношения к гибели мирных мусульман. Ясно, что в таких
условиях международно-правовая система не может работать –
она переживает кризис.
Предвзятая позиция определенных кругов на Западе в отношении Азербайджана налицо. Иногда из-за дефицита информации, а порой из-за предвзятости в глазах мировой общественности формируется отрицательный имидж страны. Примечательно, что на фоне этого такие парламентарии, как баронесса
Кокс, без разрешения азербайджанских властей совершают визиты в Нагорный Карабах. Уже насчитывается до 100 таких
визитов.
В некоторых кругах предпринимаются попытки создать искусственные политические проблемы для Азербайджана. Достаточно вспомнить заявление европейского депутата Штрассера
по поводу заключенных. 20 из названных им политзаключенными лиц освобождены. Троих лиц, указанных в списке,
представленном Штрассером, вообще не существует и не было в
действительности.
Кроме того, господин Ягланд и господин Щульц (имеются в
виду генеральный секретарь Совета Европы Торберн Ягланд и
президент Европарламента Мартин Шульц) сознательно искажают реальные процессы, протекающие в Азербайджане. Почему они несправедливы? Наверное, потому, что близки к кругам,
имеющим свои политические и экономические интересы.
Стоит задуматься и о целях антиазербайджанской кампании,
организованной в западных СМИ. Такие издания, как
«Guardian», «Forbes», «Economist», распространяют ложную
информацию об Азербайджане. Конечно, они видят, что страна
развивается. Однако сегодня в мире существует медиа-моно-

16

полия. Поэтому довести до международной общественности
истину не так легко. Напротив, периодически распространяется
ложь.
Годами мы наблюдаем, как Армения не соблюдает нормы
международного права в вопросе нагорно-карабахского конфликта. Почему не выполняются 4 резолюции ООН? Ответа на
это вопрос до сих пор нет. Вместо этого потакают всем капризам Армении, закрывают глаза на то, как она в нарушение
норм международного права совершает преступления против
Азербайджана.
Игнорирует официальный Ереван также решения и предложения государств-сопредседателей Минской группы ОБСЕ.
Например, главы государств-сопредседателей неоднократно
говорили о необходимости изменить существующий статус-кво,
однако Армения игнорирует это. Наоборот, официальные представители страны несвязными речами пытаются запутать мировую общественность. Государства-посредники не выражают
своего недовольства. Но не следует забывать, что такое отношение к Азербайджану заставит их однажды призадуматься.
В целом европейские государства должны занять справедливую позицию относительно событий последних лет. Однако в
самой процветающей Европе фундаментальные права нарушаются, нарушаются права человека на жизнь и труд. Но они об
этом молчат, а в Азербайджане ищут искусственные проблемы.
Куда приведет позиция «улыбаться и давить» в эпоху, когда в
мире углубляется поляризация, растут конфликты, сепаратизм,
террор, наркоторговля и т.д.? Не означает ли это кризис международного права и справедливости?
Все это показывает, что существует настоятельная потребность в обновлении международной правовой системы. Неспособность ООН реализовать свои функции углубляет геополитический кризис. Многие государственные деятели обращают
внимание на этот аспект проблемы.

17

Премьер-министр Турции Р.Т.Эрдоган в последнее время очень
часто говорит о необходимости изменить формат СБ ООН. Он
особо отмечает тот факт, что СБ ООН занимает необъективную
позицию в отношении мусульманских государств. Р.Т.Эрдоган
считает, что принятие решения в отношении всех стран мира только
5 государствами (США, Францией, Россией, Великобританией и
Китаем) уже не отвечает требованиям времени.
Отметим, что политики других стран также придерживаются
этого мнения. Нет сомнения, что речь идет о влиянии объективного процесса на политическое сознание. Мы имеем в виду
формирование многополярного мира. По мнению аналитиков,
даже если США пожелают, не смогут в одиночку лидировать в
мире. Появление региональных лидеров – неизбежный процесс.
Поэтому необходимо формировать новые механизмы регулирования международных отношений, соответствующие этим
процессам. Но здесь есть момент, углубляющий кризис. Между
большими государствами мира идет напряженная геополитическая борьба за собственные интересы. Вместе с тем они не хотят
считаться с другими. Двойные стандарты питаются из этих
амбициозных целей. Однако с одной истиной должны согласиться все: надо предпринять нормальные шаги. Надо спасать
международное право, справедливость. И Запад должен сам показать пример.
NewTimes.az
21 декабря 2012

1.2. Военные базы – основной инструмент
демократической внешней политики

Исторически размещение на территории той или иной
страны войск иностранного государства было признаком политической зависимости. Для защиты различных экономических
18

интересов большие империи на оккупированных территориях, а
также за пределами имперских границ держали армейские
части. Одна из самых больших по территории империй в
истории человечества – Римская империя – в пике своего развития в землях, простиравшихся от Британии до Египта, размещала войска в 37 основных пунктах. Эти пункты служили как
опорой для ведения войн, так и выполняли функцию контроля в
регионе, обеспечения безопасности торговых путей.
В прошлом веке в эпоху холодной войны два противостоящих друг другу блока в организационно-правовых рамках
руководимых ими военных союзов определили сферу своего
влияния. Соответственно в странах-союзниках были размещены
и военные базы. Во многих регионах мира размещались военные
базы – с одной стороны, Советского Союза, с другой – Атлантического блока. С распадом Советского Союза в новой геополитической среде изменилась и география и миссия военных
баз. События последних лет показывают, что военные базы уже
выполняют функцию не обороны, а нападения.
Возможности спутникового слежения из космоса, механизмы ведения электронной торговли и осуществления сложных
финансовых операций в эпоху столь бурного развития информационных технологий могут перенять на себя большинство
функций военных гарнизонов. В ядерный век человечества вероятность войны между большими государствами равна нулю, так
как ядерное оружие может положить конец миру. Сегодня
борьба между государствами за сферы влияния обрела форму
информационной борьбы или тактики бесконтактной войны. С
учетом сказанного необходимость в такого рода военных опорных пунктах отпадает.
Но в сложившихся в III тысячелетии новых геополитических
условиях возникла специфическая картина. Сегодня 95% всех
военных баз в мире принадлежат США. Имевшиеся в прошлом
веке в Германии, Италии, Японии и др. странах военные базы
уже ликвидированы, количество британских, французских и

19

российских военных пунктов же значительно сократилось.
Доминирование в этой области США отражает соотношение
новых сил.
Первые американские военные базы были созданы после
американо-испанской войны 1898 года. Одержав победу над
Испанией, США получили преимущество в Карибском бассейне
и Океании. В целом, американо-испанская война сыграла важную роль в глобальной военной сети США. В итоге в 1898 году
был подписан Парижский мирный договор, по которому на
Филиппинах, Гуаме, Пуэрто-Рико и Кубе, отошедших к США,
были размещены основные военные базы США.
Заняв в Тихом океане стратегические позиции между Филиппинами, с одной стороны, островом Гуам – с другой, США взяли
под свой контроль основные морские маршруты между Китаем и
Японией. Военные базы на Кубе и в Пуэрто-Рико были нацелены
на создание оборонной линии в Карибском море.
США умело воспользовались и второй мировой войной. В
период войны США получили от своих союзников по антигитлеровской коалиции - Англии и Франции право использовать их
порты и строить базы. Война закончилась, но США не вывели
свои войска из Англии, Западной Германии, Италии, Франции,
Бельгии, Исландии, Норвегии, Японии и Южной Кореи. До 1960
года США в связи с размещением на территории других государств военного контингента подписали 8 многосторонних соглашений с 42 странами и отдельно двусторонние договоры с 30
странами. Перед этими странами США брали на себя обязательство стоять на страже их независимости, защищать их от
коммунистического режима.
Военные базы в глобальном пространстве стали после второй мировой войны во внешней политике США постоянным
фактором. В настоящее время в более чем 130 странах мира
имеются более 700 военных баз разного назначения. Наряду с
крупными военными базами, территория которых измеряется
гектарами, между этими пунктами имеются и военные аэродро-

20

мы, центры связи, аналитические центры с контингентов военных от 20 до 200 человек. Кроме того, 11 крупных военных
кораблей, входящих в структуру вооруженных сил США, также
выполняют функцию военной базы. Двигаясь в любую точку
мира, эти корабли играют роль «плавучей военной базы».
Одним из важных факторов расширения географии военных
баз США является их коммерческая стоимость. Военные базы –
источник крупных доходов не только для военно-промышленных
предприятий, но и для отраслей гражданской промышленности
США.
По подсчетам американских исследователей, в настоящее
время устойчивость многих отраслей экономики США зависит от
контрактов по строительству баз и стабильности обеспечения
боеприпасами. Среди таких компаний особо можно отметить
группу компаний «Halliburton». Компании, входящие в эту группу
(«Kellogg», «Braun», «Ruth company» и др.), выполняют заказы по
строительству в разных точках мира баз, их обеспечению и удовлетворению потребностей персонала. А тот факт, что ряд членов
администрации и правительства были акционерами или членами
совета директоров этих компаний, вызвал в эпоху президентства
Буша-старшего и Буша-младшего серьезный резонанс в печати.
В целом, геополитический анализ географии размещения
американских военных баз позволяет выявить несколько моментов. Во-первых, самые крупные военные базы размещаются
в Британии, находящейся в «особых отношениях» с США, Израиле, Корейской Республике, а также в Германии и Японии, осуществлявших восстановительные работы после поражения во
второй мировой войне при поддержке США. Но примечательно,
что в Европе наибольшее количество американских военных баз
дислоцировано не в Британии, а в Германии, а в Азии – в Японии, а не в Южной Корее. На территории Германии расположены 205 военных объектов с численностью личного состава до
250 тыс. человек. Можно предположить, что это – свидетельство
того, что США не полностью доверяют своим изначальным

21

соперникам, которые дважды противостояли им в мировых
войнах и которых они сейчас называют своими союзниками.
Эти военные базы, скорее, выполняют функцию постоянного
контроля.
Во-вторых, география дислокации американских военных баз
постоянно расширяется за счет военных операций и горячих точек.
Корейская война, освободительное движение на Филиппинах,
война в Кувейте, Балканах, Ираке, Афганистане завершились
созданием в этих регионах и странах американских военных баз. А
после событий 11 сентября американские военные появились и на
постсоветском пространстве (Узбекистане и Кыргызстане), прежде
казавшемся недосягаемым. Иными словами, обязательным итогом
всякой войны или конфликта становилось размещение в той или
иной точке мира военной базы США. С тактической точки зрения
война или очаг напряженности играют стимулирующую роль в
расширении полосы военного влияния США.
Третий момент связан с концентрацией военных баз США в
богатых нефтью регионах, вокруг нефтяных маршрутов, торговых путей и транспортных коридоров. Вокруг всех регионов,
богатых нефтью, имеются американские военные базы. А конфликты – всего лишь средство для проникновения в эти регионы. Например, после кувейтской войны США вошли в
Персидский залив (Бахрейн, Катар, Оман), а во время иракской
войны создали свои военные пункты в других странах региона.
В настоящее время в этом регионе наблюдается наибольшая
концентрация американских военных баз. Наиболее важные
водные пути (Панама, Джибути, Малайзия, Оман и т.д.) также
контролируются американскими военными. В этом смысле очевидно, что в последние годы американские военные базы все
больше ориентируются на геоэкономические центры.
Большая часть американских военных баз размещается в
Западной Европе. Несмотря на продвижение в глубь Европы, а
также на увеличение военного контингента вокруг Персидского
залива, основное внимание сконцентрировано на путях выходя

22

Китая в море. На всех путях выхода Китая к морю – основного
соперника США в новом тысячелетии – имеются американские
военные базы. Если добавить к этому и Тайвань как реальный
очаг конфликта, то превосходство США станет очевидным.
В настоящее время во внешней политике США приоритетом
является «азиатская ось». Тихий океан можно назвать и
«американским морем». США – единственная доминирующая
сила в тихоокеанском бассейне. Кроме того, созданы новые
военные базы в Австралии, Кокосовых островах. Американцы
вернулись даже во Вьетнам.
В 2011 году они подписали со своим бывшим врагом договор о военном сотрудничестве. Ведутся также переговоры об
увеличении входов во вьетнамские порты американских кораблей. В Индонезии, Малайзии и Брунее создаются новые военные
базы. Наблюдения показывают, что за последние 10 лет вокруг
Китая появилось 200 военных пунктов. Особо надо отметить,
что во избежание лишнего шума США отдают предпочтение
мелким мобильным базам («lilypad»).
Таким образом, основываясь на перспективных прогнозах в
новых геополитических условиях, можно утверждать, что,
несмотря на различия в экономических интересах, во внешней
политике США на размещение военных баз оказывают влияние,
прежде всего, геополитические амбиции страны. А горячие
точки в мире и синхронная зависимость этих военных баз еще
более усложняют ситуацию. Но очевидно, что до тех пор, пока
сетями военных баз полностью не будет охвачен мир, спокойно
на планете не станет.
Арасту Габиббейли,
доктор философии по экономическим наукам
13 сентября 2012

23

1.3. Воинствующий сепаратизм как одна из
основных угроз современной международной
стабильности

Как известно, к началу ХХI века мировое сообщество
столкнулось с одной из основных угроз международной стабильности – воинствующим сепаратизмом в той или иной форме
проявляющимся во многих странах мира. Именно подпитывающие сепаратизм межэтнические конфликты в ряде случаев неизбежно перерастают в военно-политические конфликты, а то и в
межгосударственные войны с трагическими последствиями для
мирного населения. К тому же во многом именно в этих конфликтах проходят боевую выучку будущие кадры международных террористических организаций.
Специфической чертой этого пагубного явления следует
считать то, что в нем удивительным образом соседствуют
граничащая с безумием кровавая истерическая вакханалия,
прикрываемая будто бы гуманистическими демократическими
идеями вроде «пробуждение национального самосознания»,
«права наций на самоопределение», «свободы угнетаемым
народам», «прав человека», «воссоединение с Родиной» и пр.
В конечном же счете, это приводит к появлению новых,
«незаконнорожденных» и чаще всего маргинализированных
образований, причем, как правило, не признаваемых мировым
сообществом. Причем, пусть это и не так бросается в глаза,
однако в конечном счете основную роль в них играют внешние
геополитические факторы, «стимулирующие» разрушительные
сепаратистские процессы. Это весьма наглядно прослеживается
во всем Черноморско-Кавказско-Каспийском геополитическом
пространстве и, в особенности, в ходе армяно-азербайджанского, нагорно–карабахского конфликта, а точнее, если называть
вещи своими именами, агрессии Армении против Азербайджана.

24

Корни же неразрешенности этого конфликта, продолжающего уже свыше двух десятков лет, кроются в геостратегическом значении Азербайджана и органично дополняются
геоэкономической перспективой страны, ибо, как известно, в
недрах бассейна Каспийского моря хранятся огромные запасы
нефти и природного газа. К тому же, Азербайджан является
своеобразным мостом, соединяющим Европу с Азией, приобретающей все возрастающее геоэкономическое значение в условиях современных глобализационных процессов. Весьма
существенное негативное влияние на происходящие в этом регионе процессы оказывают острая конкуренция лоббируемых
ведущими мировыми и региональными странами различных
коммуникационных проектов – нефтегазовых трубопроводов,
железнодорожных и автомобильных магистралей и пр.
Межнациональные и межгосударственные конфликты на
Южном Кавказе в значительной мере облегчают геостратегическую цель США и их союзников по НАТО – не допустить,
чтобы только Россия доминировала в этом регионе. Россия же, в
свою очередь, «цепляясь» за свой «форпост на Южном Кавказе»
– Армению, старается всячески препятствовать проникновению
евроатлантических сил в этот регион.
Таким образом, полное и всеобъемлющее разрешение межнациональных конфликтов ставится в прямую зависимость от
того, какая из конкурирующих в этом регионе сторон – США
или Россия одержит верх в этом геополитическом соперничестве. В этом и заключается разгадка того феномена, что ни
одна из ведущих международных организаций, будь то ООН
или ОБСЕ, так и не могут оказать эффективное содействие
разрешению конфликтов, связанных с территориальной
целостностью Азербайджана и Грузии.
Выход же из этой геополитической ловушки видится в
неукоснительном соблюдении всеми заинтересованными сторонами универсальных принципов международного права,
основополагающими из которых, как известно, являются:

25

неизменность межгосударственных границ даже при возможной
их спорности, решение всех вопросов межнационального
характера исключительно неконфликтными методами, с учетом
интересов и противоборствующей стороны, неукоснительное
соблюдение прав национальных меньшинств на основе фундаментальных принципов прав человека и гражданских свобод. То
есть на тех основополагающих принципах международного
права, которым неукоснительно следует Азербайджан в своем
стремлении восстановить территориальную целостность страны.
Пярвин Дарабади,
Доктор исторических наук, профессор кафедры международных
отношений Бакинского Государственного Университета
17 декабря 2012

1.4. Наркоторговля – следы бесшумной войны

XX столетие характеризуется кардинальными изменениями
в системе международных отношений. Именно в этот период на
смену колониальной политике, проводившейся государствами в
течение тысячелетий, пришла новая система. Контроль глобальных сил над странами мира осуществляется уже посредством
различных финансовых структур, международных организаций,
через глобализационные процессы, культурную интервенцию,
космополитизм, глобальные медиа-сети, иногда даже посредством двойных стандартов, применяемых в международном
праве. Подобные глобальные механизмы в различных сферах
общества представляются под различными названиями. В целом
же, создан механизм, служащий во всех областях (начиная от
гармонизации национальных ценностей и кончая политикой
свободной торговли в экономике) интересам глобальных сил.
XX век принес новшества и в выяснение отношений глобальных сил между собой. Овладение бывшими империями
26

после пережитых двух мировых войн ядерным оружием поставило человечество перед угрозой самоуничтожения и, вместе с
тем, вызвало формирование нового подхода глобальных сил к
отношениям между собой. Так как владение этими странами
ядерным оружием исключает непосредственную возможность
войн между ними, ими стали применяться новые средства
давления: идеологическая борьба, медиа-борьба, политическая
блокада, экономические санкции, вирусная атака во всевозможных формах (кибер-атака, распространение вирусов в информационном пространстве, опасные инфекционные болезни),
наркоторговля и другие средства, ставящие человечество перед
серьезными испытаниями. Все эти способы борьбы есть не что
иное, как элементы «бесшумной войны».
Одним из основных оружий в бесшумной войне является
самая страшная беда человечества – наркотические средства. В
плане влияния на демографический потенциал страны, генофонд,
социальный статус населения, работоспособность, криминогенное
положение и т.д. наркомания представляет непосредственную
угрозу национальной безопасности государства. Поэтому при
оценке в отмеченном аспекте существующих трендов в мировом
наркотрафике контуры бесшумной войны становятся наиболее
очевидными.
По сути человечество уже было свидетелем использования
наркотических средств в качестве оружия. Усилия европейских
империалистов во главе с Англией 1840-60 гг. напичкать Китай
опиумом не обошлись даром, обернувшись наркотическими
войнами. Даже в некоторых кругах британского общества об этой
грязной торговле опиумом в течение долгих лет говорили как о
«позоре империи». Этот позор продолжается по сей день. Разница
лишь в том, что сейчас наркотическим оружием пользуются и в
отсутствие войны, в условиях мира.
По данным Управления ООН по наркотикам и преступности
(UNODC), в 2011 году в мире было произведено приблизительно 700 тонн опиума. Причем большая часть, около ¾ произ-

27

веденного в мире опиума, падает на долю Афганистана. Примечательно, что после ввода военных сил НАТО в Афганистан
производство наркотических средств в стране увеличилось в 40
раз, что привело к росту мирового наркооборота в 2 раза.
Можно было бы расценивать это как случайность. Но ситуация
несколько меняется, если учесть, что страны, лидировавшие в
мировом производстве опиума в 70-е годы прошлого века, находились тогда под контролем вооруженных сил США.
По статистике, в те годы 67% мирового производства
опиума выпадало на долю стран «Золотого Треугольника»
(Мьянмы, Лаоса, Таиланда). Интересно отметить, что именно
тогда в эти страны были введены вооруженные силы США. В
1960-1970 гг. во Вьетнаме, Камбодже, Лаосе и Таиланде размещался почти полумиллионный военный контингент США.
Согласно распространенным в печати неофициальным данным,
в то время в перевозке героина из стран региона на мировой
рынок немаловажную роль сыграли связи некоторых военных с
местной китайской общиной и китайской диаспорой в США.
Картина сегодня примерно такая же. Сегодня, когда военный
контингент США и НАТО контролирует Афганистан, лидерство
по производству опиума перешло к этой стране.
Реальная картина же порождает вопрос: почему, полностью
контролируя все процессы в указанных странах, военные силы,
тем не менее, не могут предотвратить производство и экспорт
наркотиков? Все дело в том, что, распыляя из самолетов специальные химические средства над наркоплантациями, Соединенным
Штатам за год удалось уменьшить производство кокаина в Колумбии, представлявшей непосредственную угрозу национальной
безопасности США, на 75%. Все это свидетельствует о том, что
нежелание США уничтожить наркоплантации в полностью
подконтрольном им Афганистане продиктовано темными
намерениями. В целом, согласно просочившейся в прессу
информации, коалиционные силы не хотят уничтожать маковые
поля. По их заявлениям, они этого не делают из опасения перед

28

тем, что в случае уничтожения этих полей афганские земледельцы
останутся без работы и примкнут к талибам. Специальный
представитель США в Афганистане Ричард Холбрук по этому
поводу в 2009 году говорил: «Уничтожение маковых полей в
Афганистане – напрасная трата денег. Уничтожение маковых
полей вызывает недовольство бедствующих крестьян и приводит
людей прямо в ряды Талибана».
Таким образом, очевидно, что геополитическое положение
Афганистана может пролить свет на некоторые вопросы.
Страна, расположенная в центре Евразии, находится поблизости
с Россией и Китаем – главными конкурентами США на
геополитической арене. Добавив к этой паре и Евросоюз,
получим полный список основных конкурентов США на
глобальной арене. Транспортировка 20% произведенных в
Афганистане наркотических средств в Россию, 19% - в Европу, а
15% - в Китай свидетельствует о многом. Уровень охраняемости
афганских границ и наличие на транзитных маршрутах
неконтролируемых центральной властью территорий упрощает
транспортировку наркотических веществ.
Первое направление среди целей бесшумной войны –
Россия. В последнее время население России безудержно
сокращается (по данным на 2011 год, число россиян составило
139 миллионов человек). Сокращается численность и активность
молодежи. Больше всего детей-наркоманов в России. По
подсчетам демографов, к 2100 году население России составит
всего 80 миллионов человек. В стране ежегодно употребляется
до 70 тонн опиума. Число наркозависимых в России достигает 22,5 миллиона человек. Ежегодно от передозировки умирают
примерно 30-40 тыс. человек. До 70 тыс. смертей в стране
связаны с употреблением наркотиков. Для сравнения отметим,
что этот показатель значительно превышает потери СССР в
Афганистане в период советской оккупации. Если учесть
многодетность мусульманских семей как основных религиозных

29

меньшинств в России, то, без сомнения, демографическое
будущее будет значительно отличаться от нынешнего.
Таким образом, удар, направленный по демографической
структуре России посредством наркотических средств, рассчитан
прежде всего на то, чтобы выжить ее как глобальную силу со
сцены. Приведенные цифры показывают, что эта бесшумная война
гораздо опаснее любой другой «теплой войны», с которой может
столкнуться Россия в ближайшей перспективе.
Одним из конечных пунктов назначения экспортируемых из
Афганистана нарковеществ является Европа. В связи с регулированием употребления наркотиков посредством либеральных
законов в Европе этот регион представляет собой благоприятный режим для наркотрафика. Но есть еще одна сторона
вопроса, связанная с тем, что увлеченность наркотиками самого
европейского общества предоставила ведущим бесшумную
войну реальные шансы. Демографическая ситуация в Европе в
текущем столетии не обещает хороших перспектив. Во многих
странах происходит естественная убыль населения. С другой
стороны, новым актором социума стали мигранты, численность
которых растет с каждым годом. Учитывая большую жесткость
требований к мигрантам по поводу наркотиков, а также периодическую в связи с этим их депортацию из Европы, актуальной
становится проблема влияния нарковеществ, прежде всего, на
местное население. Другими словами, депортированные мигранты-потребители или мигранты-продавцы наркотиков проходят через естественный фильтр. Это дает новым обитателям
Европы – мигрантам возможность более эффективно избавиться
от пагубных последствий приёма наркотических веществ, чем
это удается местным. А значит, через 100 лет в демографической структуре Европы можно ожидать серьезных изменений.
Небезынтересно отметить, что в перевозке нарковеществ в
Европу особую роль играют азербайджанские земли, оккупированные Арменией. Территория Нагорного Карабаха используется наркомафией. Одним из основных транзитных маршрутов

30

перевозки нарковеществ является маршрут Афганистан-ИранАзербайджан (оккупированный Нагорный Карабах) - АрменияГрузия-Европа. Есть сведения о функционировании в Нагорном
Карабахе и нарколабораторий. Таким образом, оккупированные
территории армяне используют и для транзита, и для производства. Евросоюз и европейские страны закрывают глаза на реальную картину происходящего, не вырабатывая решительной
позиции по нагорно-карабахскому конфликту.
Таким образом, в новом тысячелетии на глобальной политической арене применяются иные методы и тактики. Но суть осталась неизменной. Если в прошлом глобальная империя господствовала на оккупированных территориях, то теперь эти силы
проводят ту же политику, но прикрываясь уже принципами
демократии и справедливости. В прошлом противостояния глобальных сил заканчивались мировыми войнами, вызывавшими за
короткий срок разрушения инфраструктуры, гибель миллионов
людей и другие социальные бедствия. Борьба этих сил и сегодня
остается причиной гибели большого количества людей, экономических кризисов, голода и других гуманитарных проблем. Разница
лишь в том, что их последствия проявляются не в ближайшее
время, а в относительно более отдаленной перспективе. Причем
войны стали еще суровее и трагичнее. От нанесенных ударов
возможен эффект бумеранга. Другими словами, использование
нового оружия в виде наркотических веществ против той или иной
страны может нанести ущерб и своей собственной. Борьба уже
идет не на поле боя. А потому жертвы среди простых людей стали
обычным явлением. Но кто бы ни победил, в проигрыше останется
человечество – вот главная истина!
NewTimes.az
1 августа 2012

31

1.5. Cоциальные сети и СМИ на службе у ЦРУ
Социальные сети приобретают всё большее значение в современном обществе, поэтому неудивительно, что стремительно
растёт их коммерческая стоимость и одновременно ширится
дискуссия о роли и месте этого института в современной цивилизации.
Не случайно стоимость Facebook уже достигла 7 млрд. долларов. Немного отстаёт российская сеть «ВКонтакте», охватывающая более 50 млн. активных пользователей. Почти миллиард
людей пишет сегодня посты в Facebook о том, кого они знают,
что им нравится и что они любят делать, какие у них планы на
будущее, о своих мыслях относительно нынешней ситуации в
политике и обществе.
Это седьмая часть всех людей, населяющих Землю. Каждый
пользователь совершенно добровольно сообщает о себе информацию личного характера. До тех пор, пока Facebook или Google
применяют эти сведения лишь для того, чтобы генерировать
рекламу под конкретного человека, рядовым обывателям такая
цена за доступ к сервисам кажется вполне соразмерной. Но что
случится, если данные компании займутся не только рекламой?
Что произойдет, если информация из Facebook попадет не в те
руки – например, в распоряжение государственных учреждений
и служб безопасности? Ведь, похоже, именно это сегодня и
происходит.
В апреле 2006 года, когда социальной сети Facebook не исполнилось еще и двух лет, она получила финансовую подпитку
в размере около $27 млн. Среди кредиторов значилась инвестиционная компания Greylock Partners, которая и по сей день входит в десятку ведущих акционеров Facebook. В Кремниевой долине Greylock Partners является очень влиятельным инвестором:
помимо Facebook, она вложила средства в такие компании, как
LinkedIn, Instagram и Dropbox.

32

Одним из самых опытных сотрудников Greylock является
Говард Кокс, который работает в ней вот уже более 40 лет.
Многолетняя деятельность в качестве инвестора сделала его
«матерым волком» в мире бизнеса. В одной лишь компании
Greylock Partners за эти четыре десятилетия он занимал
различные должности в наблюдательном совете акционерного
общества ЦРУ. Более того в ЦРУ уже несколько лет существует
специальный отдел, занимающийся мониторингом социальных
сетей по всему миру. Официальное название отдела – «Центр
открытых источников». На службе в нём состоят в основном
хакеры и лингвисты. Основная задача отдела – сбор, фильтрация
и анализ информации из социальных сетей, а также локальных
форумов, телеканалов и СМИ.
Отчёты отдела поступают непосредственно в Белый дом.
Лингвисты и профессиональные хакеры отдела способны за
рабочий день отфильтровать миллионы записей в одном только
Твиттере и найти информацию, о которой никто даже и не
подозревает. Отдел был создан после событий 11 сентября, и
официальная версия о его необходимости, разумеется, «в рамках
борьбы с терроризмом». Например, основатель скандального
интернет-ресурса Wikileaks Джулиан Ассандж, выражая свое
отношение к глобальным сетевым корпорациям Google, Yahoo и
Facebook, обвинил их в сотрудничестве с ЦРУ. «Facebook в
особенности – это самое отвратительное устройство слежения за
людьми из всех, что когда-либо существовали.
Перед нами самая полная в мире база данных о людях и их
знакомых с именами, адресами, расположением различных
посещаемых мест, контактами их знакомых, информацией о
родственниках – и всё это находится в США и легко доступно
американской разведке.
Facebook, Google, Yahoo – у всех этих крупных американских компаний есть специальный встроенный интерфейс для
использования американскими спецслужбами. И тут дело не в

33

том, чтобы найти адрес, по которому можно направить повестку
в суд.
Сам интерфейс подготовлен для того, чтобы его использовали американские разведслужбы. Все должны понимать, что
когда мы добавляем друзей на Facebook, мы бесплатно делаем
работу для разведки США – мы составляем базу данных для
них», - говорит Дж.Ассанж. «То, что ЦРУ не смогло сделать за
60 лет, Цукерберг выполнил за семь – узнал, о чем думают, что
читают, что слушают, кого они знают, где живут, за кого голосуют, куда путешествуют и чему поклоняются 800 миллионов
человек – более 10% населения мира», - заявляет в свою очередь
Майкл Ноер, ответственный редактор Forbes.com.
Социальные сети, бесспорно, изменили мир. Как и другие,
более ранние изобретения человечества, они принесли с собой
как возможности, так и угрозы. Как и ранее – одни люди будут
пользоваться их возможностями, а другие – сталкиваться с
рисками. Разница заключается лишь в умении использовать
инструменты, помогающие контролировать эту сферу, такие как
конкурентная разведка. Отдельная тема – это сотрудничество
ЦРУ с западными СМИ.
ЦРУ – СМИ
Особое место в деятельности ЦРУ занимает работа со СМИ.
Как раз в задачу отдела специальных проектов (OSP), созданного в начале 1950-х при ЦРУ, входило оказание влияния как на
американские, так и на иностранные СМИ. С 1950-х сотрудники
американских новостных изданий регулярно вербовались ЦРУ.
Внутренние механизмы отношений ЦРУ с американскими
СМИ описаны в статье Карла Бернштейна за 1977 год в журнале
Rolling Stone под названием «ЦРУ и СМИ»: «Более чем 400
американских журналистов тайно выполняли задания Центрального разведывательного управления, согласно документам в
штаб-квартире ЦРУ.

34

Отношения некоторых журналистов с Управлением были
негласными; некоторые – явными… Журналисты предоставляли
свои записные книжки ЦРУ. Редакторы делились с Управлением
своим персоналом. Некоторые из журналистов являлись лауреатами Пулитцеровской премии … Большинство были менее благородными: иностранные корреспонденты, которые обнаруживали, что их дружба с Управлением помогает в их работе…».
Автор предполагает при этом, что «использование Центральным разведывательным управлением американских СМИ
было намного более широким, чем признавалось сотрудниками
Управления публично или на закрытых заседаниях с членами
Конгресса».
В последние годы отношения ЦРУ со СМИ стали еще более
сложными и изощренными. Мы имеем дело с громадной сетью
пропаганды, включающей ряд правительственных ведомств.
Дезинформация в СМИ стала официально оформленной.
Ложь и фабрикации становятся все более откровенными по
сравнению с 1970-ми. Американские СМИ стали рупором
американской внешней политики. Дезинформация регулярно
«внедряется» агентами ЦРУ в отделы новостей крупных
ежедневных изданий, журналов и телеканалов. С 2001 года
американские СМИ стали играть новую роль в поддержке
«глобальной войны с терроризмом» (ГВСТ) и сокрытия спонсируемых США военных преступлений.
После терактов 11 сентября министр обороны США
Дональд Рамсфельд создал Отдел стратегического влияния
(ОСВ) или «Отдел дезинформации», как его называли критики:
«Министерство обороны заявило, что им было необходимо
сделать это, и они собирались действительно запускать фальшивые истории в других странах – в качестве попытки воздействовать на общественное мнение в мире».
Вот несколько недель назад так называемое Международное
объединение, специализирующееся на журналистских расследованиях ICIJ (International Consortium of Investigative Journalists)

35

обнародовало информацию об офшорных компаниях ряда
известных политиков во всем мире.
Утечка 2,5 млн. конфиденциальных документов о счетах
более чем 120 тысяч компаний на Британских Виргинских
островах, острове Кука и в других офшорных «убежищах» привела к раскрытию сведений, имеющих отношение к крупнейшим
фигурам политического и делового мира, сообщается в статье на
сайте американской журналистской организации International
Consortium of Investigative Journalists (ICIJ).
Документы, проанализированные силами журналистов
почти из 40 мировых СМИ, включая BBC, The Guardian, Le
Monde, The Washington Post, проливают свет на денежные трансферты и деловые связи между корпорациями и отдельными
лицами более чем из 170 стран и территорий за последние 30
лет.
Как отмечается в статье, утечка может произвести «эффект
разорвавшейся бомбы», поскольку до сих пор подобная информация была закрытой, а о транзакциях или бенефициарах компаний выяснить что-либо было практически нереально. По различным оценкам, на офшорных счетах может находиться до 20
трлн. долларов средств, происхождение которых частично
можно поставить под сомнение. На первый взгляд ничто не
доказывает, что расследование ICIJ является тайной операцией
ЦРУ. Однако, учитывая тесные и структурированные связи корпоративных СМИ с американскими разведывательными службами, необходимо рассмотреть вопрос об организованной ЦРУ
операции психологической войны. Между прочим, газета The
New York Times никогда и не скрывала своего сотрудничества с
ЦРУ. Отношения ЦРУ с The New York Times считались одними
из ценных.
История взаимоотношений этого печатного органа с главной
разведструктурой уходят далеко в прошлое. С 1950-го по 1966
год около десяти сотрудникам ЦРУ была предоставлена
«крыша» благодаря издателю газеты Артуру Хейсу Сульцбергу.

36

Предоставление прикрытия было частью общей политики Times,
установленной Сульцбергом – оказание помощи ЦРУ всегда,
когда это возможно. Сульцбергер был особенно близок к
Аллену Даллесу.
«При таком уровне контакта «сильный мира сего говорил с
сильным», – заметил высокопоставленный сотрудник ЦРУ,
который присутствовал при некоторых разговорах. – Был
договор, что в принципе действительно мы будем помогать друг
другу. Вопрос о «крыше» всплывал в разговорах несколько раз.
Было решено, что фактические решения будут оговорены
подчиненными… Сильные не хотели знать деталей, им нужна
было правдоподобность».
Сотрудники ЦРУ, которые получили прикрытие, выдавали
себя за внештатных корреспондентов, находясь за границей, или
работали в качестве канцелярских служащих в иностранных
бюро Times. Большинство из них были американцами, а два или
три - иностранцами.
Чиновники ЦРУ привели две причины, почему сотрудничество с Times было теснее и шире, чем с любой другой газетой.
Первая – Times содержала крупнейший зарубежный новостной
штат среди всей американской ежедневной журналистики,
вторая – тесные личные связи между людьми, управлявшими
обоими учреждениями.
Итак, место ЦРУ в общей системе американской пропаганды
определено довольно четко. На него возложены главным образом функции «черной» и «серой» пропаганды, диапазон
приемов и методов которой весьма широк. Внутри самого ЦРУ
операции со средствами массовой информации, если не считать
пресс-отдела, отданы на откуп тайным службам, на которые
возложено ведение специальных политических, психологических, подрывных операций.
NewTimes.az
12 апреля 2013

37

1.6. Британия: неуважение к международному праву

Ассанж и Березовский: какая между ними разница?
Правоохранительные органы Швеции обвиняют Д.Ассанжа
в сексуальных преступлениях. Посольство же Эквадора в Великобритании предоставило ему политическое убежище. Вытащить оттуда Ассанжа стало теперь сложной задачей. Сначала
британцы угрожали штурмом посольства Эквадора в Лондоне.
Мир сразу отреагировал: это же нарушение международного
права!
Имея в виду официальный Лондон, газета «The Times» писала, что «нужно воздержаться от провоцирования конфликта».
Для того чтобы обосновать свою позицию, газета задавала
вопрос: «А вдруг в каком-то британском посольстве захочет укрыться настоящий диссидент? Что тогда?». Газета «Independent»
открыто предупредила, что угроза ничего не решает. Насильственный захват Ассанжа на территории посольства дал бы
Эквадору дипломатический аргумент.
Газета «Financial Times» же, идя еще дальше, характеризовала эту ситуацию как «бесславную осаду посольства». Примерно
такую же позицию занимают и другие известные издания Запада. Главное в том, почему одно из древнейших государств в Европе вдруг задумало так грубо попрать международное право.
На наш взгляд, ответ на этот вопрос кроится в том, что, считая
себя вне всякого сомнения колыбелью права и справедливости,
страны Запада поступают, как хотят, воспринимая это как
норму.
Великобритания предоставила политическое убежище
сотням людей. В отношении получивших убежище однозначно
высказаться трудно. Известно, что некоторым из них убежище
предоставлено по политическим, другим – по экономическим
мотивам, третьим – по другим соображениям. Договориться с

38

британским правительством о возвращении кого-либо из них
невозможно.
А Великобритании можно. В ряде случаев убежище предоставляется соразмерно взятке. Например, есть информация о
том, что за предоставление убежища Б.Березовский через
оффшорные компании в 2002-2008 гг. заплатил сумму в 320.000
фунтов стерлингов (см.: 1).
Перчатка, брошенная Венской Конвенции
В международно-правовой же плоскости Британия предприняла попытку нарушить Венскую Конвенцию о дипломатических отношениях 1961 года. В ст. 22 этого документа говорится: «1. Помещения представительства неприкосновенны.
Власти государства пребывания не могут ступить в эти помещения иначе, как с согласия главы представительства. 2. На государстве пребывания лежит специальная обязанность принимать
все надлежащие меры для защиты помещений представительства от всякого вторжения или нанесения ущерба и для предотвращения всякого нарушения спокойствия представительства
или оскорбления его достоинства” (см.: 2).
Британские власти же были намерены штурмовать посольство Эквадора в Лондоне и арестовать человека, получившего политическое убежище. Если одна из высокоразвитых
стран Запада в столь грубой форме предприняла попытку нарушить нормы права, то о каком примере демократии может идти
речь? Люди, ставшие свидетелями такой несправедливости,
вообще могут потерять всякую веру в справедливость и в соблюдение прав человека.
Страна, которая осуждает другие страны, обвиняя их в нарушении прав человека, еще раз продемонстрировала, насколько
может быть предвзятой, когда речь идет о ее собственных
интересах.
В мире, в котором царит такое отношение к международному праву, к правам человека, пресечь терроризм невозможно,

39

а такие страны-агрессоры, как Армения, никогда не откажутся
от своих захватнических замыслов и планов. Все более
проясняется следующее: если большие государства мира не займут справедливую позицию, не будут четко соблюдать нормы
международного права, человечество будет продолжать нести
потери. Будут зазря гибнуть люди. Не будет мира и согласия
NewTimes.az
30 августа 2012

Источники
1. Sam Greenhill. So why did a controversial Russian oligarch give
Queen's cousin Prince Michael £320000 through offshore
companies? / Daily Mail, 13 May 2012;
URL: http://www.dailymail.co.uk/news/article-2143711/Queenscousin-given-320-000-controversial-Russian-oligarch-pay-gracefavour-flat-upkeep.html
2. Vienna Convention on Diplomatic Relations. United Nations
Treaty
Collection.URL:http://treaties.un.org/Pages/ViewDetails.aspx?src=
TREATY&mtdsg_no=III-3&chapter=3&lang=en.

1.7. Являются ли продавцы оружия
сторонниками мира?

Согласно опубликованному отчету Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SİPRİ), в
2007-2011 годах объем закупок оружия в мире вырос на 24% по
сравнению с его уровнем в предыдущие 5 лет. По статистике, во
всем мире 44% импорта оружия приходится на долю Азии.
Взбудораженные «Арабским пробуждением» страны Ближнего
Востока также относятся к основным покупателям оружия:

40

регион обеспечивает 17% от всего его импорта. Среди закупщиков оружия лидируют Индия, Республика Корея, Пакистан,
Китай, Саудовская Аравия и Венесуэла[i].
А основными производителями и экспортерами оружия, по
недоброй традиции, являются страны Запада. По данным Стокгольмского института, в первой сотне компаний, производящих
оружие, 44 принадлежат США, а 30 – странам Западной Европы.
Вся эта статистика приводится вовсе не с целью напомнить и
без того известную информацию. Весь парадокс как раз в том,
что торговцы оружием являются сторонниками «мира».
Рост военных расходов и потребность в вооружении обусловлены как геополитическими амбициями, так и наличием в
мире горячих точек и замороженных конфликтов. То есть
требование вооружаться определяется конкурентной средой и
риском войны. И понятно, что для экспортеров оружия глобального масштаба желательно постоянное поддержание этого риска
на высоком уровне. Хотелось бы внести ясность в некоторые
нюансы, обусловливающие в мире неизменное выделение
больших средств на вооружение.
То, что в условиях глобального экономического кризиса
компании повышают расходы на производство оружия и, следовательно, его продажи, наталкивает на определенные выводы.
История показывает, что экономические кризисы глобального
характера всегда придавали импульс росту военных расходов.
Например, из глубочайшего экономического спада XX века –
«Великой депрессии» (1929-1933 гг.) Германия, усилившая
военную промышленность, вышла экономически самым
сильным государством. В тот период данный тренд проявился и
в экономике США. То есть в определенном смысле военные
расходы рассматриваются в экономике как стимулирующая сила
и способ спасения от кризиса. А то, что этот военный арсенал
обусловил вторую мировую войну, как это ни прискорбно,
является логическим продолжением событий.

41

Таким образом, очевидно наличие определенной пропорциональности между экономическим кризисом и вооружением.
И сегодня также можно наблюдать аналогичные процессы. За
последние несколько лет экономические колебания и кризисы
глобального масштаба поставили под сомнение рентабельность
и перспективность многих сфер экономики. Поэтому задействован уже испытанный в мировой практике метод вооружения.
Именно по этой причине тенденцию роста средств, выделяемых
на вооружение, можно рассматривать, в первую очередь, с этой
точки зрения.
На наш взгляд, можно предположить наличие определенной
связи между глобальным экономическим кризисом и процессом,
называемым «Арабским пробуждением». В происходящих в
арабском мире событиях Запад достаточно использовал свой
арсенал вооружения, что означает обеспечение новых заказов
компаниям, производящим оружие. С другой стороны, силы,
только что пришедшие к власти, с целью вооружения и обеспечения безопасности, первым делом, подписывают контракты с
западными компаниями. Эта тенденция наблюдалась уже в
первом звене «Арабского пробуждения» – в событиях в Судане.
Южный Судан, получивший независимость с распадом Судана,
стал закупать в большом объеме оружие у компаний мира,
занимающихся его продажей. Создается впечатление, что в
течение длительного времени происходит компенсация поставок
оружия повстанцам в Судане.
Основным рынком для компаний, торгующих оружием,
являются те страны, в которых происходит смена режима. Многомиллиардные затраты нынешних властей Ирака на вооружение иначе и не назовешь. По сути, после смены власти, в соответствии с официальной внешней политикой Ирака, у него больше нет никаких внешних врагов. С другой стороны, там необходимо провести большую работу по восстановлению разрушенных в период военной кампании инфраструктуры, системы
социального обеспечения, а также по реализации иных экономи-

42

ческих проектов. В таком случае неясно, каким целям служат
измеряемые миллиардами долларов военные расходы официального Багдада.
Сохранение существующих между странами конфликтов в
замороженном состоянии также является постоянным рынком и
источником доходов для торговцев оружием. Например, то, что
в течение полувека так и не найдено решения и сохраняется
статус-кво в кашмирском конфликте, весьма выгодно для экспортеров оружия. В 2011 году Индия была самым большим в
мире импортером оружия, а Пакистан входил в их списке в
первую пятерку, что говорит об обоснованности этих аргументов. Наличие замороженных конфликтов отвечает интересам
компаний-производителей оружия. Все это и дает основание
считать, что глобальные силы отнюдь не заинтересованы в решении армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта, как и конфликтов в Грузии, в Южнокавказском регионе.
А если учесть возможность влияния компаний, занятых в
военной промышленности, на внешнюю политику своих стран,
то возникает довольно интересная картина. Так как эти компании представляют ведущие страны Запада, сфера их влияния
захватывает международную орбиту. То есть эти страны обладают всеми возможностями для оказания влияния на все происходящие в мире процессы. Они в той или иной форме могут сказать свое веское слово во всех конфликтах, происходящих на
планете. Следовательно, интересы этих компаний соблюдаются
во всех горячих точках мира. Распространенное на днях сообщение о том, что Государственный департамент США вычеркнул
Азербайджан из списка стран, которым будет продаваться военная техника США, также может быть рассмотрено с этой точки
зрения.
Есть также стороны, заинтересованные и в том, что конфликт между Израилем и Палестиной превратил их в одну из
горячих точек мира. Израиль как опору Запада в регионе постоянно вооружают. Только США ежегодно оказывают Израилю

43

военную помощь в размере до $2 млрд. В условиях стабильного
снабжения Израиля оружием для всех других стран региона
формируется климат гонки вооружения. Чтобы не отстать в этой
общей для региона гонке все региональные страны закупают за
рубежом современные оружие и технологии. Хотя враждебные
Израилю страны (Иран, Сирия, Ливан) и импортируют оружие
из других источников, большинство нефтяных монархий
(Саудовская Аравия, ОАЭ, Кувейт) предпочитают закупать
оружие у Запада.
В сущности, можно предположить, что противостояние
Израиль-Иран и ядерная проблема Ирана также служат этому
вооружению. Так, вооружение Ирана в условиях конкуренции с
Израилем вынуждает к тем же действиям и все страны региона.
И другие соперники Ирана в регионе также расходуют на
вооружение большие средства. В связи с этим достаточно перечислить два факта. Саудовская Аравия в 2011 году заказала 154
единицы военных самолетов типа F-15SA в США и 800 единиц
танков типа «Leopard-2» - в Германии, и это одни из самых
больших показателей в мире.
Наблюдения показывают, что оказание Западом военной
помощи Израилю вызывает цепной процесс, приводящий к
росту военных расходов всех стран региона. По сути, выделение
Израилю безвозмездной военной помощи оказывается
оплаченным за счет продажи западными компаниями оружия и
боеприпасов богатым странам региона. Таким образом, часть
ресурсов богатых нефтью стран региона постоянно расходуется
на эту гонку вооружений. И поэтому можно предположить, что
пока стоимость нефти будет высокой, в Ближневосточном
регионе проблемам и конфликтам не будет конца.
Таким образом, мы наблюдаем интересную картину. Большинство сфер мировой торговли регулируются глобальными
правилами, и перед странами ставятся конкретные обязательства. Если в связи с трансфертом обычного вооружения в
региональных рамках и имеются регулирующие средства и инс-

44

трументы, то глобального механизма, регулирующего торговлю
обычным вооружением, нет. Правда, в этой сфере проявляются
некоторые инициативы. Конференцию ООН по международному договору о торговле оружием, проводимую в Нью-Йорке
2-27 июля 2012 года, можно считать одной из таких инициатив.
Однако, на наш взгляд, в действительности эти меры не могут
служить механизмом регулирования обычного вооружения. Ибо
этот шаг, прежде всего, должен соответствовать интересам
торговцев оружием. А продавцы оружия вовсе не намерены ограничивать свою деятельность. И реальная картина такова, что
стремление к затягиванию конфликтов, сохранению статус-кво в
горячих точках, формированию геополитической конкурентной
среды отнюдь не согласуется с ролью глашатая идеи мира.
Арасту Габиббейли,
доктор философии по экономическим наукам
12 июля 2012
[i] http://www.sipri.org

45

Глава II
НОВЫЕ АКТОРЫ МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ В
УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННОЙ
МЕЖДУНАРОДНОЙ СИТУАЦИИ

2.1. Немецкие политические фонды – «радетели»
демократии

Подлинное лицо немецких политических фондов
Мир всегда был ареной борьбы сильных. В истории эта
борьба очень часто приводила к войнам. Однако начиная с ХХ
века наблюдается переход борьбы за сферы влияния на другую
плоскость. Особенно после второй мировой войны большинство
бывших империй для защиты собственных интересов в отдельных регионах стали использовать средства политического воздействия. Эти средства проявляются то в форме внешней
помощи, то в виде требований демократии и прав человека. Во
всех случаях очевидно, что и внешняя помощь заинтересованных сил, и их требования демократизации являются не чем
иным, как служением собственным амбициям.
В одном из ведущих государств Европы – Германии эта миссия возложена на немецкие политические фонды. В этой стране
данные фонды напрямую связаны с политическими партиями.
Каждая партия, представленная в Бундестаге более одного созыва, имеет право создать общественно-политический фонд
(stiftung). В немецком обществе действуют политические
фонды, близкие ко всем влиятельным партиям. Так, Фонд
Конрада Аденауэра известен своей близостью к Христианскодемократическому союзу, Фонд Фридриха Эберта – к Социалдемократической партии, Фонд Генриха Белля – к партии

46

«зеленых», Фонд Фридриха Наумана – к Свободной демократической партии, Фонд Ганса Зайделя – к Христианско-социальному союзу, Фонд Розы Люксембург – к Левой партии. Нынешний канцлер Германии Ангела Меркель является членом Совета
директоров Фонда Конрада Аденауэра.
За исключением созданного в 1925 году Фонда Фридриха
Эберта, другие немецкие политические фонды были учреждены
после второй мировой войны. Их главными целями было удовлетворение потребностей избавившейся от фашизма Германии в
демократизации и восстановление имиджа страны. Лишь затем
эти фонды обратили свои взоры на международную арену. К
числу новых целей фондов прибавились такие, как усиление
демократических политических и социальных структур в зарубежных странах, соблюдение принципов свободы, мира и справедливости, евроинтеграция, вклад в укрепление трансатлантических отношений. Все это – видимая сторона вопроса.
Политический исследователь Майкл Пинто-Душинский так
пишет о закулисных целях фондов, являющихся одним из
важных инструментов германской внешней политики: «Фонды
и их представительства за рубежом способны налаживать
связи и подружиться с лидерами оппозиции в зарубежных
странах. Потому что у дипломатов, остерегающихся недовольства действующей власти, такой возможности нет. Они помогают политикам, находящимся в зарубежной эмиграции. Фонды
поддерживают различные политические силы в зарубежных
странах, которым они оказывают помощь. В большинстве
случаев для каждого фонда определяется своя страна или же
в одной и той же стране каждый фонд поддерживает определенную политическую силу. Тем самым они надеются на
то, что независимо от того, кто придет к власти, найдутся
близкие им стороны.[i]
Какие страны находятся под прицелом: Турция, Египет,
Ливия, Украина…

47

Деятельность немецких политических фондов на международной арене подтверждает эти мысли. В разное время в
отдельных странах возникало справедливое недовольство деятельностью этих фондов. К примеру в 2002 году в Турции недовольство деятельностью Фонда Конрада Аденауэра привело к
привлечению последнего к суду. Сотрудники фонда обвинялись
в действиях против турецкой государственности. Утверждали,
что они пытались препятствовать разработке золотых приисков
в турецком городе Бергам, поэтому с помощью экологов организовывали демонстрации протеста против данного проекта.
В турецкой прессе звучали утверждения о том, что немцы,
обладающие крупными инвестициями, провоцировали население. Хотя суд и завершился вынесением оправдательного приговора, он оставил след в отношениях. Другие немецкие фонды
также пытаются оказывать давление на Турцию посредством
своего основного партнера в этой стране - Объединения газетчиков. Фонд Конрада Аденауэра участвует в оказании поддержки
муниципалитетам на населенных курдами территориях, а Фонд
Генриха Белля – в проектах по изучению женских проблем (при
этом основными партнерами являются оппозиционные курдские
женщины-лидеры). В прошлом году премьер-министр Турции
обвинил немецкие фонды в поддержке организации ПКК.
У этого вопроса есть и другая интересная сторона: Фонд
Конрада Аденауэра, Фонд Фридриха Эберта, Фонд Фридриха
Наумана, Фонд Генриха Белля и Германский Восточный институт поддерживают членство Турции в Европейском Союзе. То
есть, с одной стороны, они оказывают поддержку сепаратизму в
Турции, а с другой – пытаются создать видимость того, что
поддерживают страну на пути в Европу.
В июне 2010 года произошел скандал из-за того, что руководителя представительства Фонда Конрада Аденауэра в Украине
Нико Ланге не впустили в страну. После прямого вмешательства
правительства Германии инцидент был устранен, но
последствия этого происшествия в украинско-германских отно-

48

шениях мы можем видеть и по сей день. По неофициальным
данным, представитель Фонда подозревался во вмешательстве
во внутренние дела страны, тайной сделке с лидерами оппозиции и шпионаже.
В Египте немецкие фонды уделяют внимание, в основном,
проектам, направленным на молодежь, в область демократии и
на права женщин. В декабре 2011 года в Египте с обвинениями в
действиях, направленных на нарушение внутренней стабильности, раскол страны и свержение власти, были задержаны сотрудники ряда международных неправительственных организаций.
Среди арестованных, наряду с сотрудниками американских
Международного республиканского института, Национального
института демократии, Международного центра для журналистов и Freedom House, были также и сотрудники немецкого
Фонда Конрада Аденауэра. Эти международные НПО подозреваются в создании агентурной сети среди египтян, разжигании
религиозных столкновений, службе иностранным разведывательным органам. В ходе судебного процесса официальные лица
США и Германии оказывали давление на руководство Египта. В
частности, на повестке дня появился вопрос, связанный с зарубежной помощью Египту. В результате большинство обвиняемых были отпущены и покинули страну. Другой инцидент произошел в Объединенных Арабских Эмиратах. В марте текущего
года официальные лица ОАЭ приостановили деятельность
представительства Фонда Конрада Аденауэра в стране.
Одно из основных направлений деятельности немецких
фондов – исследовательские проекты в области демократического ислама. Данные структуры, истинная суть которых заключается в пропаганде христианских ценностей, под предлогом
«демократического ислама» пытаются навязывать мусульманским странам свои ценности.

49

Претензии на роль геополитического актора
В России и даже в самом Западе ряд аналитиков считает, что
Германия взяла курс на укрепление своего статуса на Западе.
Германия стремится занять более сильную позицию в новом
мире. Это можно легко обнаружить в процессах в Северной
Африке, а также в отношении к финансовому кризису в самой
Европе и даже в сотрудничестве между Германией и НАТО. В
зоне евро Германия выступает в качестве основного донора и
хозяина. Регионы Южного Кавказа и Центральной Азии также
находятся в сфере интересов немцев.
Федеральное правительство Германии создало «Команду
трансформации Северной Африки», в которую входят ведущие
эксперты, и видит себя в роли основного консультанта Запада в
ближневосточных процессах. Немецкие политические фонды и
здесь должны стать главными механизмами. Министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле, посетивший 7-9 января текущего года три страны Северной Африки (Алжир, Ливию и
Тунис), поднял вопросы о разрешении для функционирования в
этих странах немецких политических фондов или усилении их
деятельности.
В другой стороны, Германии принадлежит ведущее слово на
энергетическом рынке Европы. «Северный поток», являющийся
одним из основных газовых маршрутов из России в Европу,
через Германию направляется в другие страны. Германия стремится занять лидирующие позиции и в транспортировке углеводородных ресурсов, поступающих с других направлений. В этом
смысле немецкая компания RWE является одним из основных
идейных авторов проекта «Набукко». В последнее время работа
в этом направлении в определенном смысле не оправдала надежд. Можно предположить, что это способствовало подключению некоторых сил в Германии к антиазербайджанской кампании. Наверное, кому-то не нравится, что азербайджанский газ
поставляется в Европу другими маршрутами.

50

Таким образом, реальная политическая картина свидетельствует о том, что немецкие политические фонды направляют
свою деятельность, главным образом, на обеспечение экономических интересов Германии. Эта страна стремится выйти на политическую сцену III тысячелетия, прежде всего, как экономическая сила. При этом немецкие фонды прибегают к любым
средствам. В случае необходимости в отношении какой-либо
страны используются все методы, начиная от «черного пиара» и
до демократических требований, которые являются лишь
видимостью. К сожалению, и после второй мировой войны мир
продолжает наблюдать манипуляции этих игроков в различных
странах.
NewTimes.az
14 мая 2012
[i] Michael Pinto-Duschinsky. Foreign Political Aid: The German
Political Foundations and TheirUS Counterparts. Royal Institute of
International Affairs. p.45
http://www.jstor.org/action/showPublisher?publisherCode=riia

2.2. Кому и чему служат международные НПО,
или актор с особой миссией

Что такое международные НПО, как они работают, каким
целям и намерениям служат? Как следует из самого названия,
неправительственная организация – это субъект права, не
связанный с государством или межгосударственными структурами, созданный физическими или юридическими лицами,
строящими свою деятельность автономно от государства.
Учрежденный в 1863 году Международный Комитет Красного Креста, несмотря на связь с правительством Швейцарии,
известен как первый пример международных НПО. Тем не
51

менее, международные НПО были включены в международное
право после создания ООН, точнее сказать, благодаря статье 71й 10-го раздела Хартии ООН, которая придает данным организациям консультативный статус и создает правовую почву для их
международной деятельности. А спустя пять лет один из специализированных органов ООН – ECOSOC своей резолюцией от
27 февраля номер 288(Х) включает «все организации, не созданные по международному договору» в категорию международных НПО.
Если обратиться к истории, то можно увидеть, что международные НПО играли важную роль во многих сферах, к примеру в вопросах защиты раненых и военнопленных, а также
гражданских лиц во время войны, отмены рабства, предоставления женщинам права голоса, разоружения. Некоторые НПО
(Международный Комитет Красного Креста) даже были удостоены Нобелевской премии мира (1).
В наши дни число НПО, осуществляющих деятельность на
международном уровне, исчисляется тысячами. Достаточно
лишь отметить, что к ноябрю 2011 года число международных
НПО, получивших от ECOSOC консультативный статус, составило 3536 (2). Кроме того, другие международные организации
также самостоятельны в признании такого статуса тех или иных
НПО.
С теоретической точки зрения сферы деятельности НПО
чрезвычайно широки: от прав человека до экологии, от солидарности до гуманитарной деятельности и далее - «мозговых
центров». В то время как деятельность некоторых подобных организаций касается конкретных областей (Международный Комитет Красного Креста, Гринпис, «Врачи без границ», «Защитим детей» и пр.), деятельность других, специализирующихся в
основном в области демократии и прав человека (Институт
«Открытое общество», Международный институт республиканцев, Международная кризисная группа, организация «Международная транспарентность», организация «Международная

52

амнистия», Корпус мира, Дом свободы, «Репортеры без границ»,
Национальный институт демократии и пр.), охватывает чрезвычайно широкую сферу.
В таком случае возникает вопрос: действительно ли сегодняшние международные НПО привержены своим историческим
миссиям? Способны ли они продолжать свою деятельность независимо, без какого-либо внешнего влияния?
К сожалению, ответ на этот вопрос не такой уж отрадный.
Прежде всего, несмотря на свое название, эти организации
далеко не всегда бывают неправительственными. Исследования
немецкого ученого Ральфа Блазера подтверждают, что в
большинстве случаев они зависимы от государственного
аппарата (3).
Эта зависимость может иметь несколько причин. В большинстве случаев финансовые трудности, с которыми они
сталкиваются, еще больше повышают эту зависимость (4). Как
говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. Финансовая
зависимость вынуждает НПО, отбросив в сторону свои принципы и философию, защищать интересы донорских и лоббистских
организаций (5).
Параллельно с финансовой зависимостью бросает тень на
деятельность НПО и политический фактор. К примеру, каких
критериев придерживаются НПО, действующие в таких
областях, как права человека, свобода слова, демократия, по
какой формуле они проводят мониторинги и на основе каких
ценностей относят государства к той или иной категории? Все
это абстрактно, и потому составляемые НПО отчеты далеко не
всеми воспринимаются однозначно и очень часто обвиняются в
предвзятости. К примеру, судья Конституционного суда Бельгии
Жан-Поль Мурман в своем интервью заявил, что отчеты
организации «Международная амнистия» очень часто далеки от
реальности и не отражают истину (6).
Как отмечают аналитики, некоторые государства намеренно
используют НПО в своих интересах. Так, эти государства,

53

стремящиеся преподнести себя в качестве приверженцев дипломатических норм и принципов, говорят то, что хотят сказать о
других государствах, посредством международных НПО,
формируют на международной арене их имидж и в своей
внешней политике действуют, ссылаясь на отчеты этих НПО.
Поэтому во многих странах снижается доверие к международным НПО, действующим в этой области.
Порой НПО упоминаются в различных скандалах. Так,
французская журналистка Сильви Брюнель в своих исследованиях подробно рассказывает о том, как НПО присваивают
средства, собранные в целях оказания гуманитарной помощи, и
об их деятельности по отмыванию «грязных денег» (7). Согласно другому исследователю – Эшли Смиту, только во время
произошедшего на Гаити стихийного бедствия суммы, потраченные посредством НПО на не предусмотренные цели, исчисляются сотнями миллионов (8). Ужасающим является тот факт,
что, по сообщениям западной прессы, выделенная для Гаити гуманитарная помощь распределялась следующим образом: с каждого американского доллара 42 цента на помощь жертвам
стихии, 33 цента – армии США, 9 центов – на продовольствие, 9
центов – на перевозку продовольствия, 5 центов – на компенсацию пострадавшим в Гаити, менее 1 цента – на помощь правительству Гаити и полцента – на помощь правительству Доминиканской Республики (9).
Одна из самых интересных функций таких организаций –
кадровые перемещения. Как известно, у НПО есть права на
получение субвенций и помощи, и ограничение на это не накладывается. С этой точки зрения члены административно-политической элиты, которые, находясь на должности, «вели себя хорошо» или зарабатывали для НПО хорошие деньги, после ухода
с должности назначаются в тех же организациях на должность
«консультанта» и получают достаточно высокое жалованье.
Если обратить внимание на состав правлений и консультативных советов влиятельных международных НПО, то можно

54

столкнуться с отнюдь не чужими нам «бывшими». К примеру,
новоназначенный исполнитель организации «Международная
амнистия» Сюзан Носель в прошлом была одним из заместителей государственного секретаря США (10). Точно так же
председатель Международной кризисной группы Томас
Пикеринг (бывший посол) и член ее Исполнительного комитета
Мортон Абрамович (бывший заместитель государственного
секретаря) до прихода в организацию работали в Государственном департаменте (11). А председатель правления организации
«Дом свободы» Уильям Тафт был заместителем министра
обороны (12).
Одно из обвинений в адрес международных НПО заключается в том, что они являются прикрытием для агентов. К примеру, руководитель Федеральной службы безопасности России
Николай Патрушев отметил, что именно в этих целях Англия и
США использовали международные НПО (в частности, Корпус
мира и Международный институт республиканцев) в бывших
советских республиках (13). Такая миссия международных НПО
была признана даже их руководителями. К примеру, учредитель
международной организации National Endowment for Democracy
Ален Вейнштейн в своем интервью в 1991 году отметил, что
большинство их нынешних миссий 25 лет назад осуществляло
Центральное разведывательное управление (14).
Естественно, имеются и другие цели международной
деятельности НПО. Самый наглядный пример этого – прямые
вмешательства под девизом демократии и прав человека.
Согласно исследованиям Марка-Антуана Перуза де Монкло,
ведущей силой революций, произошедших в таких странах, как
Грузия, Украина и Кыргызстан, были именно международные
НПО (15). Многие аналитики утверждают, что «арабская весна»
также произошла благодаря деятельности международных НПО
(16). Эту мысль подтвердил и директор Французского центра
разведывательных исследований Эрик Денесе. Он отмечает, что
еще с 2007-2008 годов такие американские НПО, как Дом

55

свободы, Международный институт республиканцев, организуя
конференции и тренинги для блогеров и лидеров движений,
вели подготовку к революциям (17).
Сказанное дает основание для утверждений, что международные неправительственные организации, которые со стороны
кажутся независимыми и нейтральными, в национальной
плоскости обеспечивают интересы собственных государств, а на
международном уровне выполняют функции организаций,
действующих против интересов других государств.
NewTimes.az
12 апреля 2012
[1] http://www.nobelprize.org/nobel_prizes/peace/laureates/
[2] http://csonet.org/content/documents/E2011INF4.pdf
[3] http://www.cairn.info/resume.php?ID_ARTICLE=AG_668_0359
[4] Richard Robbins, Global Problems and the Cultre of Capitalism,
(Allyn and Bacon, Second Edition, 2002), s.129
[5] Jude Howell and Jenny Pearce (David Lewis and Tina Wallace,
Editors), New Roles and Relevance; Development NGOs and the Challenge
of Change, (Kumarian Press, 2000), s. 83
[6] http://www.sia.az/index.php?action=static_detail&static_id=187405
[7] Sylvie Brunel, Du local au global - Le rôle ambigu des
organisations non-gouvernementales (ONG) dans le développement,
Historiens & Géographes, n°395
[8] http://www.counterpunch.org/2010/02/24/haiti-and-the-aid-racket/
[9]http://www.huffingtonpost.com/2010/01/27/haiti-government-gets1-p_n_438938.html
[10] http://www.democracyarsenal.org/SmartPowerFA.pdf
[11] http://www.crisisgroup.org/en/about/board.aspx
[12] http://www.freedomhouse.org/content/william-h-taft-iv
[13] http://www.guardian.co.uk/world/2005/may/13/russia.nickpatonwalsh
[14] William Blum,Rogue State: A Guide to the World’s Only
Superpower, 3rd ed. (Monroe, ME: Common Courage Press, 2005) p 239

56

[15]http://www.politiqueinternationale.com/revue/read2.php?id_revue
=116&id=656&content=texte
[16] Revue Humanitaire n°29 – Révolutions arabes : la « divine
surprise », ses acteurs, son avenir – Juillet 2011
[17]http://sos-crise.over-blog.com/article-la-verite-sur-lesrevolutions-arabes-tous-floues-role-des-militaires-76414331.html

2.3. Информационно-коммуникационные составляющие
новой глобальной геополитики ХХI века

Острые правительственные кризисы, сопровождающиеся социальными потрясениями, военные перевороты, цикл «цветных»
революций, охвативших за последнее десятилетие ряд стран
Европы, Азии и Африки, оказывают существенное влияние на
расклад конкурирующих геополитических сил на планете.
Такого рода политические катаклизмы наглядно демонстрируют
все возрастающую роль информационно-коммуникационных
составляющих современных геополитических процессов. На
передний план выходят новые механизмы, оказывающие порой
решающее влияние на итоги внутриполитической борьбы за
власть. Неслучайно многие ведущие политологи мира и специалисты-международники обращают пристальное внимание именно на эти аспекты современных геополитических процессов.
Известный азербайджанский ученый по международным
отношениям и геополитике Новруз Мамедов считает, что новые
информационные технологии, транспортные магистрали и
другие технические достижения значительно сблизили географические рамки, сократили расстояния. Стала зарождаться
«новейшая геополитика» Земли, основанная на представлениях
о многомерных коммуникационных пространствах. На основе
концепции многомерного коммуникационного пространства,
57

обладающей высокой энергетикой «пограничных состояний»,
геополитика позволяет разрабатывать новые подходы к решению глобальных и региональных геополитических, геоэкономических и геоэкологических проблем. Данный подход концентрирует внимание на пограничных состояниях, происходящих в
природе и обществе.
Опираясь на новейшие достижения науки о геополитике,
Н.Мамедов считает, что в геополитике особое место занимают
статусные коммуникации, то есть стремительно меняющаяся
иерархия статусов силового, экономического и цивилизационного могущества ведущих мировых держав. В центре международных отношений стоит негативность коммуникации в традиционной классической геополитике – конфликтность как реакция на изоляцию пространства от внешнего мира. При этом конфликт возникает одновременно и как «возмутитель спокойствия», и как созидательная функция новой коммуникации.
В своем двухтомнике «Введение в геополитику» Н.Мамедов
анализирует основные параметры многомерности коммуникационного пространства, отмечая, что в современную эпоху информационное пространство обрело особое значение.
Информационная революция есть глобальная мобильность
информации, капитала и специализированных кадров как
результат технологического прогресса. Причем зачастую доминирует приоритет духовных технологий над материально-практическими. Каналы связи, информационные базы и информационные источники, ранее определявшиеся в зависимости от
статуса индивида, занимаемой им должности и положения в обществе, и контролировавшиеся национальными правительствами и международными корпорациями, теперь стали для
неофициальных лиц доступными.
В целом, информационные ресурсы являются плодом интеллектуальной деятельности высокоспециализированных и
творческих работников – профессионалов сферы духовного производства. С политической, экономической, социальной, куль-

58

турной точек зрения, а также в плане обороны современные
информационные технологии имеют стратегическое значение. В
отличие от трансакций, то есть адресной передачи информации
на дальние расстояния, теперь широко распространяется
интеракция, то есть интерактивное бытие слова в сети Интернет.
Все это наглядно было продемонстрировано в ходе ряда «цветных» революций на арабском Востоке.
Формирующееся мировое информационное, в том числе
кибернетическое пространство Интернет, называется цивилизацией мышления. По данным ЮНЕСКО, 65% информационнокоммуникационного потока в мире выпадает на долю США.
Таким образом, Соединенные Штаты стоят в центре мирового
информационного пространства, и мировое сообщество в значительной степени зависит от американского информационного
пространства.
В книге Н.Мамедова отмечается, что в микрокосмосе молодых государств своеобразно проявляются геополитические и
социокультурные рубежи многомерного коммуникационного
пространства. Они могут стать основой консолидации или
дезинтеграции общества.
Что касается практического применения информационнокоммуникационных технологий на международной арене, то
наиболее эффективно они были использованы в ходе так называемых «цветных» революций в постсоветском пространстве
(Украине, Грузии, Кыргызстане) и ряде арабских стран (Тунисе,
Ливии, Египте, Сирии).
Анализируя «арабскую весну» последних двух лет, один из
ведущих аналитиков США Дж. С. Най в своей статье «Информационная революция становится политической» подчеркивает,
что «за арабской политической революцией стоит более глубокий и длительный процесс радикальных изменений, который
иногда называют информационной революцией. Мы еще не
можем в полной мере осознать ее последствия, однако она в
корне меняет характер власти в двадцать первом веке, где все

59

государства существуют в среде, которую, в отличие от былых
времен, не может контролировать полностью даже самая
мощная власть». В то же время следует отметить, что политизация информационной войны, превратившись в настоящее
время в геополитическую проблему, в перспективе окажет
влияние даже на самые могущественные государства, так как
существует необходимость в переходе к новому миропорядку не
только регионов, охваченных конфликтами, но и всего
человечества. Одновременно с этим нужно осознавать тот факт,
что все страны вступили на новый уровень взаимозависимости.
В этом смысле проблема арабских стран является в то же время
и проблемой всего мира.
Дж.Най считает, что эти процессы оказывают серьезное
влияние и на межгосударственные отношения. Вместе с тем,
каждая страна пытается использовать революционные новшества в информационно-коммуникационных средствах в соответствии со своими интересами. Например, Иран, Китай и Саудовская Аравия предприняли серьезные шаги по установлению
еще более строгого контроля над обществом. Тем самым им удалось в определенной степени нейтрализовать информационные
воздействия со стороны. Вместе с тем, информационная революция существенно увеличивает возможности масс оказывать
влияние на политическую среду. Расширение возможностей
быстрой передачи информации и доступа в информационные
источники в этом процессе играют особую роль.
В свою очередь, один из известных политических деятелей
США Генри Киссинджер утверждает, что «Соединенные Штаты
могут и должны оказывать другим странам помощь в создании
общества, основанного на гражданской толерантности и правах
индивида. Но это невозможно сделать, воспринимая каждый
конфликт в чисто идеологических категориях. Необходимо
помещать наши усилия в рамки стратегических интересов США,
что должно способствовать определению величины и характера
нашей роли. Продвижение к мировому порядку, предполагаю-

60

щему демократию участия и международное сотрудничество,
требует стойкости, которая поможет пережить промежуточные
этапы. Кроме того, оно требует, чтобы различные силы,
стремящиеся к новому порядку на Ближнем Востоке, признавали, что наш вклад в их усилия будет измеряться их совместимостью с нашими интересами и ценностями. Именно поэтому
следует примирить реализм и идеализм, которые сегодня
представляются нам несовместимыми».
Идеи, выдвинутые Г.Киссинджером, служат достижению
этой цели. Новым геополитическим фактором является то, что
Америка уже не опирается, как прежде, только на свою военную
силу. Вместе с тем, Вашингтон ни на шаг не намерен отступить
от своих стратегических намерений. Из всего сказанного становится очевидным, что в геополитических концепциях США
начался этап определенных трансформаций. Для того чтобы
Америка гибко могла реагировать на новую глобальную
геополитическую ситуацию и сохранить свое лидерство, идут
интенсивные идейные поиски.
Достижению данной геополитической цели и призвано служить мощнейшее информационно-коммуникационное оружие,
которым обладают Соединенные Штаты.
Известный американский политолог Збигнев Бжезинский в
интервью журналу «The National Interest», одного из мозговых
центров в Вашингтоне – «Центра Национальных интересов»,
освещающему актуальные вопросы международных отношений,
отмечает две стратегические ошибки, допущенные США в 90-е
гг. XX века: во-первых, неумение Соединенными Штатами
видеть новые глобальные геополитические реалии; во-вторых,
военное вмешательство в Ирак.
Первая ошибка связана с недостатками западного политического мышления вообще. После распада социалистического
лагеря Запад впал в эйфорию от успехов, вместо того, чтобы
отнестись к сложившейся ситуации творчески. США остались в

61

своем прежнем геополитическом амплуа, а Европа решила стать
еще сильнее.
З.Бжезинский неоднозначно оценивает получившие в
настоящее время широкий размах на Ближнем Востоке акции
протеста против диктатуры. Это движение, получившее название «арабская весна», по содержанию отличается от процессов,
протекавших в Восточной Европе в конце прошлого века. Так, в
отличие от Европы, где в XIX веке завершился этап становления
наций, на Ближнем Востоке такие явления, как популизм,
нетерпимость, племенные структуры, еще сохраняются. В этом
смысле трудно точно предсказать, каким будет конец «весны» в
этом регионе. Этот процесс может и не вести к демократии.
Здесь, скорее, могут усилиться такие факторы, как нетерпимость, фанатизм, видимость демократического управления, формальность правовой системы. Поэтому «арабская весна» более
похожа на «сломанное крыло демократии». В целом, по мнению
З.Бжезинского, должно произойти обновление способа
мышления. Американское политическое сознание должно
строиться на стратегии выхода из сложных ситуаций.
По мнению российского специалиста-международника
Ирины Василенко, «если раньше стратегическое значение имела
военная разведка и контрразведка, то в настоящее время – анализ информационных потоков, среди которых важно своевременно выявлять и разоблачать агрессивные разрушительные информационные фантомы». В современном информационном
обществе борьба за пространство разворачивается в информационном поле, и именно здесь располагается передовой край геополитики. И.Василенко не без оснований считает, что новая
информационная парадигма геополитики означает, что в наступившем ХХI столетии судьба пространственных отношений
между конкурирующими на мировой арене государствами
определяется, в первую очередь, их информационным превосходством в виртуальном пространстве. В современных условиях разработка геополитической стратегии заключается в соз-

62

дании оперативной концепции, базирующейся на информационном превосходстве и позволяющей достичь роста боевой
мощи государства с помощью активизации информационных
технологий.
В современную эпоху интенсивных изменений как на международной арене, так и в социально-политических структурах,
внутри государств наблюдается технологический прорыв практически во всех сферах информационно-коммуникационных
систем. Все это придает новое содержание социально-политическим отношениям, формируются новые отношения между индивидом и коллективом, гражданином и властью. Государство
как субъект международного права не может, как прежде, строго
контролировать распространение информации. Появляется
проблема резкого увеличения активности всех социально-политических слоев общества. В итоге все это неизбежно отражается
и на глобальной геополитической среде. В целом, в современную эпоху достижение большими государствами своих
геостратегических целей зависит от умелого использования
новейших информационно-коммуникационных технологий.
Пярвин Дарабади,
доктор исторических наук, профессор кафедры международных
отношений Бакинского Государственного Университета
1 апреля 2013

2.4. Мировая медиа-монополия: чему она служит –
демонстрации или сокрытию реалий?

За последнее столетие средства массовой информации
(СМИ) во всех сферах общественной жизни превратились в
одно из самых действенных средств. Именно благодаря возможностям влияния прессу иногда называют четвертой властью.
С момента возникновения письменная печать (газеты, журналы),
63

немного позднее эфир (радио, телевидение), а к новому тысячелетию и Интернет стали неразрывной частью нашей жизни.
Сегодня СМИ определяют образ жизни людей. Но СМИ оказывают серьезное влияние не только на процессы, протекающие
внутри страны, но и на межгосударственные и международные
отношения.
Свобода печати – один из важнейших принципов демократии. Учитывая, что мир сегодня в значительной степени зависит от информационного обеспечения, на демократическую и
справедливую печать возлагается большая ответственность. История свидетельствует, что любая информация (или дезинформация), распространенная в печати, способна привести даже к
межгосударственным конфликтам. Пресса выступает в качестве
важнейшего актора и в периоды экономических кризисов. Экономические процессы, в том числе финансовые операции, напрямую зависящие от информационного пространства, находятся
в синхронной зависимости от сообщений в печати.
Во всех биржах основные финансовые спекуляции начинаются с информационной атаки, распространяемой через печать.
Таким образом, растущая роль прессы во всех политических
и экономических процессах привела к изменению отношения к
СМИ в мировом масштабе.
До 60-70-гг. прошлого века пресса была многополярной.
Она еще не была централизованной. В отдельных странах важнейшие издания составляли мировой информационный поток. К
концу века в мире начался процесс концентрации печати в руках
определенных групп. В сложившихся за прошедший период условиях политизировавшаяся уже печать стала выполнять функцию не информационного обеспечения, а информационного давления. Сегодня в системе международных отношений информационная война – самое большое поле сражений. Информационная война между государствами, корпорациями и даже индивидами ведется посредством печати. Все это вызвано реалия-

64

ми жизни и воспринимается как само собой разумеющийся
факт. Однако есть и невидимые стороны вопроса.
В настоящее время большая часть глобальных медиа-органов находится под контролем 5 крупнейших корпораций:
«Time-Warner» (каналы CNN, TNT, журнал Time), «Walt Disney
Corporation» (телеканал ABC), «News Corporation» (газеты The
Sun, The Times, The Sunday Times, New York Post, The Wall
Street Journal, телеканал Fox), «Viacom» и «Bertellsmann» («RTL
Group»). Первые четыре из них – американские медиа-холдинги,
последний – немецкий. Следом за ними идут такие конгломераты, как «Sony», «General Electric», «Seagram». По доходам,
занятости, охватываемому региону эти компании, скорее, можно
называть медиа-империями. К примеру, по данным на 2011 год,
в «Walt Disney Corporation» заняты 156 тыс., «Time-Warner» – 34
тыс., телеканале BBC - 23 тыс. человек. Компания «RTL Group»,
которым владеет концерн «Bertellsmann», - акционер 45 ТВ, 32
радио в 11 странах Европы.
«Bertelsmann» владеет крупнейшим мировым англоязычным
книгоиздательством Random House. Концерну также принадлежит часть акций журнала «Stern» и издания «Der Spiegel» в
Германии.
Компания «Axel Springer AG» (Берлин) – также один из
крупнейших медиа-монополистов Европы. Она владеет 200
газетами и журналами, телеканалами и радио в 36 странах
континента. «Axel Springer AG» принадлежит примерно ¼ часть
ежедневного газетного рынка Германии. Среди них – самая
многотиражная в Германии газета «Bild». Поэтому любая тема,
ставшая мишенью этой газеты, днями не сходит с пьедестала
внимания Европы, регулярно освещается в различных газетах
тех или иных стран. У простых читателей формируется представление о том, насколько актуальна эта тема. Но, учитывая
медиа-монополию, становится очевидным, что это – следствие
инструкции, данной из единого центра. Монополистические позиции влиятельных медиа-конгломератов в Британии или дру-

65

гих странах Запада также способствуют возникновению подобной ситуации.
Наряду с такими традиционными областями, как телевидение, радио, газета и журналы, вышеуказанные медиа-гиганты
владеют также всеми средствами информационного обеспечения, начиная от киносъемок и кончая книгопечатанием. Незаменимые в плане воздействия на различные страны и социальные
прослойки, голливудские фильмы находятся в руках этих
компаний. Например, киностудии «Warner Brothers» и «Newline
Cinema» принадлежат компании «Time-Warner», «Disney
Production», «Miramax», «Buena Vista» – компании «Walt Disney
Corporation», «Columbia Pictures» – компании «Sony», «Universal
Pictures» – компании «Seagram», «Paramount Pictures» – компании «Viacom». Эти названия знакомы каждому кинолюбителю. Фильмы этих киностудий занимают ведущее место в
дневной программе всех телеканалов.
Медиа-гиганты не забывают и о детях. Герой детских
мультфильмов Mickey Mouse – персонаж компании «Walt Disney
Corporation», Том и Джерри, Супермен, Бэтмен – компании
«Time-Warner», персонажи Cartoon Network – герои, созданные
компанией «News Corporation» и т.д. Сегодня специалисты кино
бьют тревогу о том, что мультфильмы раньше времени
«взрослят» детей и вообще не соответствуют возрастной категории. Таким образом, эти медиа-империи, с детства отложившиеся в памяти людей как любимые развлечения, готовят
фундамент для того, что заставить их поверить в информацию,
представляемую им в течение всей их последующей жизни.
С другой стороны, большинство глобальных органов печати
заняты получением и распространением информации сильнейших информационных агентств. Информационные агентства
«Reuters» (Лондон), «Associated Press» (Нью-Йорк), «CNN»
(Атланта), «New York Times Servis» (Нью-Йорк), «Agence
France-Press» (Париж) развернули на планете большую сеть,
обеспечивая мировую общественность информацией. Например,

66

у агентства «Reuters» - бюро в 200 городах 94 стран мира, у
«Associated Press» – 243 бюро в 120 странах. Информацию этого
агентства передают в эфир более 1700 газет, 5000 ТВ и радио. В
такой ситуации информационное обеспечение бывает односторонним и более целевым. Зачастую мировая общественность
информируется так, как того хотят агентства. Наблюдения показывают, что довести до мировой общественности информацию,
не соответствующую интересам этих медиа-гигантов, практически не представляется возможным.
Особый момент в деятельности медиаобразований связан с
тем, что руководители влиятельных медиа являются традиционными участниками Бильдербергского клуба. Закрытый для
общественности, Бильдербергский клуб – скорее, формат,
созданный некоторыми западными кругами для направления
политических процессов. Подлинная же цель – участие средств
массовой информации в работе секретных организаций – не согласуется с принципами плюрализма и прозрачности медиа.
Участие влиятельных медиаобразований в закулисных политических процессах подтверждают следующие слова председателя
Совета Бильдербергского клуба Дэвида Рокфеллера, сказанные
им на заседании клуба в Баден-Бадене в 1991 году: «Мы благодарны «The Washington Post», «The New York Times», журналу
«Time» и другим выдающимся изданиям, руководители которых
почти сорок лет посещали наши встречи и соблюдали их конфиденциальность. Мы были бы не в состоянии разработать наш
план мирового порядка, если бы все эти годы на нас были обращены огни прожекторов».[i]
Интересно отметить, что, согласно просочившейся в прессу
информации в 2012 году на заседании Бильдербергского клуба
участвовали руководящие лица газет «Washington Post
Company», «The Economist», «Financial Times», «Le Monde»,
«Bonnier AB» (Швейцария), «Der Standard» (Австрия) и
«Hürriyyət» (Турция). Поэтому материалы относительно поли-

67

тической картины мира в ближайшем будущем, которые могут
быть опубликованы в этих изданиях, требуют особой чуткости.
Таким образом, исследования показывают, что большинство
мировой киноиндустрии, телеканалов, книгоиздательств, газет и
журналов сконцентрированы в руках примерно 50 компаний. В
соответствии с демократическими стандартами, подобная концентрация медиа недопустима. Интересно, что среди акционеров этих компаний, охватывающих все сферы медиа, начиная от
съемок кино и кончая печатанием газет и журналов, есть и банковские и другие финансовые институты. Так, являясь в том
числе и медиамагнатами, крупные банкиры или бизнесмены
имеют возможность в глобальных рамках направлять политические и экономические процессы и тренды. В таких случаях
возникает вопрос о целевой направленности ежедневно получаемой нами информации.
[i] http://www.crossroad.to/Quotes/globalism/rockefeller.htm
Арасту Габиббейли,
доктор философии по экономическим наукам
19 июля 2012

2.5. Глобальные телевизионные сети:
Человечество в информационном «рабстве»

В нынешнем историческом этапе информация занимает
важное место в жизни людей. Телевизионные каналы оказывают значительное влияние на образ жизни и моральные
устои миллионов людей во всем мире. Человечество постепенно привыкает смотреть на себя через экран.

68

Информация для гонки
Нынче каждый понимает важную роль информации в жизни
общества. Многие даже верят тому, что миром управляет информация. Действительно, у каждого есть необходимость в ежедневном получении информации. Тем не менее, многие до сих
пор плохо себе представляют плановость в обеспечении этой
нужды и каким конкретно целям эти информации служат.
Одним словом, представляют большой интерес способы распространения информаций и поставленные перед ними цели.
Теперь, термин «телевизионная сеть» не является ни для
кого настоящим сюрпризом. Напротив, к не желающим слушать
это слово относятся с иронией. Тем не менее, должно быть проанализировано наличие большого числа телеканалов, их влияние на человеческий разум, чувства, характер и образ жизни.
Потому что в этом аспекте очень много интересных и наводящих на размышления моментов.
Начиная со второй половины прошлого века мировая геополитическая ситуация подверглась фундаментальным изменениям. Все больше расширялись связи между наиболее удаленными друг от друга в географическом плане странами. Теперь
кажется, что мир превращается в «глобальную деревню»
(Маршалл Maклюэн). Экономические и информационные связи
окружают его словно паутина. Этот процесс позволил выявить
необходимость изменения всей системы распространения информаций.
Эта тенденция все больше усилилась с распадом социалистического лагеря. Неслучайно в начале 90-х годов прошлого
века сформировалось несколько сетей, работающих на глобальном уровне. Среди них можно отметить такие, как CNBC (1989),
ВВС World News (1991), Euronews (1993), Bloomberg TV (1994),
Аль-Джазира (1996) и др.
Ясно были видны и геополитические контуры развития
этого процесса. В глобализированном мире скорость и расширение географии распространения информации становятся

69

первостепенной задачей. В то же время, возникла необходимость в обеспечении потребностей в сиюминутном получении
информаций работниками различных отраслей. Например, успех
для многих людей, занимающихся бизнесом, тесно связан с информационным обеспечением. Кстати, деятельность транснациональных компаний, разбросанных по всему миру, зависит от
деятельности глобальных информационных сетей.
Эти различные по природе процессы в мире дают основание
для формирования глобальных телевизионных сетей. Таким
образом, в ряде некоторых СМИ усилилась конкуренция за
лидерство в мире. В результате было образовано динамичное информационное пространство. Миллионы людей, сами того не
желая, попали в зависимость от глобального информационного
пространства. Но существует целый ряд моментов, о которых не
говорят вслух.
Информационная политика: охота за умами
Телекомпании, имеющие многомиллионную аудиторию, не
действуют ради распространения объективной информации.
Они составляют программу, соответствующую конкретным
программам. Их программы подходят для каждого человека. На
первый взгляд, предвидеть это очень трудно. Потому что профессиональные журналисты подготавливают настолько интересные и притягательные программы, что невозможно оценить информацию, полученную аудиторией.
Представляющий на CNN ток-шоу Ларри Кинг или Тим
Себастиан из World News ВВС могут собрать большое число
зрителей. Из-за их восхитительного, захватывающего дыхание
ораторского мастерства, они имеют много поклонников. Нет
никаких сомнений, что в результате этих ток-шоу, посвященных
различным проблемам в мире, у зрителей формируется конкретный взгляд на события.
Например, ток-шоу Ларри Кинга и Тима Себастиана способны создать мнения об «арабской весне». Запад, таким спосо-

70

бом управляя общественным мнением, в достаточной мере пользуется для себя выгодой. Основатель CNN Тед Тернер однажды
сказал, что телевидение является мощным инструментом
воздействия на общество. Несмотря на то, что он оценивает
информацию как непредвзятую и незащищающую ничьих
позиций, а процесс - объективно распространяющимся, тем не
менее, факты раскрывают совершенно иную картину.
Охватывающие почти все регионы мира каналы глобальных
телесетей воздействуют на процесс образования специальных
аудиторий, зависящих от пропагандируемых ими ценностей,
вкусов и стиля жизни. Например, музыкальный телеканал MTV
имеет 500- миллионную подростковую аудиторию. Этот музыкальный телеканал оказывает существенное влияние на их образ
жизни и поведение. В формировании вкусов и риторики молодежи роль подобных СМИ велика.
Передачи CNN, охватывают в основном отрасли политики,
экономики, экологии, культуры и социальных вопросов. В мире
очень известны такие телепрограммы, как «Ваш мир сегодня»,
«Дипломатическая лицензия», «Inside», «Ларри Кинг в живом
эфире», «Уикенд с Ларри Кинг». Каждая из этих программ имеет
свои особенности. Они формируют конкретные мысли о
социальной жизни, обществе, политике, общении, культуре и так
далее. CNN впервые в мире предложил концепцию распространения информации в 24 часа. В 2005 году у него было 37 зарубежных
бюро. Его информационные передачи одновременно могут
смотреть 200 миллионов зрителей из 212 стран мира. Новости
CNN распространяют 38 космических спутников. В судьбе этой
телекомпании сыграли особую роль прямые трансляции из зоны
военных действий в Персидском заливе в 1991 году и
террористической атаки в Нью-Йорке 11 сентября 2001.
ВВС World News, Bloomberg TV, CNBC, Al-Jazeera, Euronews
и другие популярные СМИ действуют таким же образом. ВВС
прямой наследник британской вещательной корпорации. Одной из
основных целей этой телесети, является информационное

71

«обогащение» зрительских аудиторий. Ныне сформировались
различные сильные сети, конкурирующих с ВВС. Тем не менее,
эта телесеть сумела сохранить свой авторитет благодаря высокому
качеству программы новостей, высокому уровню аналитики,
профессионализма телеведущих. Интересно и то, что BBC
принимает к сведению реакцию аудитории на события. Например,
сцены насилия демонстрируются путем серьезного отбора, иногда
от показа этих сцен и вовсе отказываются.
Главным лозунгом BBC является «осмысление всего и дача
этому значения». Конечно, телевизионная сеть делает это в рамках европейских ценностей. В связи с этим, в аналитических
программах высокого уровня преобладают идеи, соответствующие политическим и культурным интересам Запада. Есть у BBC
и такие постоянные передачи, как «Серьезный разговор с Тимом
Себастианом», «Репортер», «Разговор о Кони» и др.
Несмотря на то, что Euronews является европейской
телекомпанией, круг его влияния охватывает весь мир. Основной
лозунг этой телесети: «Мы говорим на 7 языках, но смотрим в
одну сторону». В этом предложении выражена основная цель
Euronews. Иными словами, предпочтение делается информациям,
формирующим позитивное мнение у людей о политической,
экономической и культурной жизни в ЕС. Аналитики объясняют
причины популярности этой телесети желанием стран Восточной
Европы вступить в Евросоюз. Таким образом, граждане этих стран
смотреть Euronews считают своим долгом.
Большая часть программ этих телесетей посвящена европейскому образу жизни. В передаче «Европа и европейцы» говорится об образовании Европейского Союза, актуальных проблемах жизни населения. В программе «Парламент» освещается
деятельность Европарламента. В передаче «Перспективы» проводятся обширные дискуссии по различным темам.
В Bloomberg TV и CNBC в основном распространяется информация о финансовых и экономических секторах. Эти сети
адресованы миру бизнеса. Они с помощью актуальных инфор-

72

маций различного характера пытаются определить пульс делового мира. Таким образом, они формируют имидж успешного
бизнесмена и страны. Конечно же, эти телесети оказывают
сильную информационную поддержку предпринимателям. Тем
не менее, они действуют в каждом конкретном случае в
соответствии с заранее планируемым определенным курсом.
«Аль-Джазира» в последнее время стал одним из самых
популярных телеканалов. Его аудитория насчитывает более 35
миллионов человек. Это телеканал Катара, но имеет известность
в глобальном масштабе. Интересно, что «Al-Jazeera», не воспринимают некоторые основные арабские страны и США. Америка
пытается наложить некоторые информационные ограничения,
так как большой объем информации, распространяемой АльДжазира, не всегда соответствует интересам Соединенных
Штатов.
Многие из арабских государств из-за своих интересов
закрывают офисы Al-Jazeera в своих странах. Например, так
поступили в Кувейте и Иордании. Тем не менее, этот телеканал
сохранил свою популярность.
Таким образом, телесети оказывают значительное влияние на
образ жизни, мысли и культуру, политические и экономические
процессы в глобальном масштабе. Фактически, они формируют
информационное пространство человечества. Это подтверждают
прогнозы хорошо известного канадского социолога M.Maклюэна о
том, что мир «может превратиться в глобальную деревню». Человечество, в целом, привыкает «смотреть на свою жизнь через
экран».
NewTimes.az
10 декабря 2012

73

2.6. Freedom House и Amnesty International как
проводники американских интересов

С усложнением международных отношений увеличился
спектр интересов и задач великих держав, сделав еще более
изощренными средства их влияния. В современном мире
считается более эффективным использовать не прямой, а мягкий
диктат. Неправительственные организации теперь стали одним
из важнейших средств достижения целей во внешней политике
великих держав. Особенно это касается таких организаций, как
Национальный фонд в поддержку демократии (NED), Freedom
House и Amnesty International.
Изначально, Freedom House была учреждена в 1941 году как
организация в поддержку демократии и прав человека. Хотя в
прошлом это действительно могло соответствовать истине, в
наши дни Freedom House принимает весьма активное участие в
проталкивании интересов США на международной арене, а её
руководители имеют контакты с довольно сомнительными
организациями. Так, её исполнительный директор Дэвид Крамер
является старшим сотрудником Проекта нового американского
столетия, многие из членов которого несут ответственность за
нынешний статус США как поджигателя войн.
В годы администрации Буша президент опирался на Freedom
House для поддержки так называемой «войны с терроризмом». В
своём выступлении от 29 марта 2006 года президент Буш заявил,
что Freedom House «объявила 2005 год одним из самых
успешных для свободы с того момента, когда свыше 30 лет
назад она начала проводить измерения свободы в мире, и что
США не должны почивать на лаврах до тех пор, «пока надежда
свободы не дойдёт до каждого народа и каждой нации», ведь «в
этом новом столетии прогресс свободы является жизненно
важным элементом нашей стратегии по защите американского
народа и обеспечению мира для грядущих поколений».[1]

74

В дальнейшем стало известно, что Freedom House становилась всё более и более благосклонной к курсу администрации
Буша из-за финансовых вливаний, получаемых ею от правительства США. По данным её собственного внутреннего отчёта
за 2007 год, правительство США обеспечивало около 66 процентов объёма финансирования организации. Это финансирование
по большей части поступало из Агентства США по международному развитию (USAID), Государственного департамента и Национального фонда в поддержку демократии. Следовательно,
между Freedom House и правительством США наблюдается не
только политическая, но ещё и сильная финансовая сцепка.
Однако, следует отметить, что Freedom House была не одинока в
своей поддержке правительства. При администрации Буша
правительство США заставило НПО стать более восприимчивыми к своим потребностям.
Совсем недавно, Freedom House отличилась во время
«арабской весны», оказывая помощь в обучении и финансировании групп и отдельных представителей гражданского общества,
«в том числе молодёжного движения «6 апреля» в Египте,
бахрейнского Центра по правам человека и активистов из народа вроде молодёжного лидера Энтсара Кади в Йемене».
То, что Фонд и Freedom House используются в качестве
инструментов внешней политики США, не означает, что американское правительство не ищет новых инструментов. [2]
Правозащитная организация Amnesty International – это
новейшее орудие из арсенала Америки. В январе 2012 года
новым исполнительным директором Международной амнистии
по решению самой организации была назначена Сьюзан Носсел.
До своего прихода в «Амнистию» Носсел уже была тесно связана с правительством США, так как «служила заместителем помощника государственного секретаря США по делам международных организаций».
Носсел известна своим изобретением выражения «умная
сила», которую она определила как знание о том, что «интересы

75

США продвигаются привлечением других на свою сторону во
имя достижения целей США посредством союзов, международных институтов, взвешенной дипломатии и силы идеалов». Хотя
данное определение может показаться безобидным, «умная
сила» производит впечатление расширенного варианта «мягкой
силы» Джозефа Ная (американский политолог, основатель неолиберальной школы международной политики; прим.
mixednews), которая описывается как «способность достигать
желаемых результатов, скорее, притяжением, нежели кнутом
принуждения и пряником вознаграждения». Возможным примером этой «умной силы» является война в Ливии, где США употребили ООН в качестве средства получения разрешения на
проведение «гуманитарной интервенции».
Ещё до назначения Носсел в «Амнистию» эта организация
невольно содействовала информационной войне против Сирии.
В интервью программе “Democracy Now” от 1 сентября 2011
года исследователь и соавтор доклада «Амнистии»
«Смертоносные аресты: гибель заключённых посреди народных
протестов в Сирии» Нейл Саммондс рассказывал о манере
проведения расследования, по результатам которого был подготовлен отчёт. Он сказал следующее:
Я не был в Сирии. У «Международной амнистии» не было
разрешения находится в стране во время этих событий, несмотря на то, что мы его и запрашивали. Поэтому исследования
для отчёта проводились в большинстве своём из Лондона, а
также в ходе определённой работы в соседних странах, путём
получения сведений от широкой сети знакомых и родственников семей, ну и из других источников (выделено автором).
Можно ли написать сколь-нибудь авторитетный доклад,
когда единственные источники информации для него проходят
через вторые руки, которые могут не быть, а могут и быть
предвзятыми или продвигающими свою повестку дня? Как вы
можете писать доклад, пользуясь источниками, информация из
которых не поддаётся проверке? Напоминает медийную войну

76

против Каддафи, в которой ведущие СМИ сообщали о том, что
он бомбил свой собственный народ и давал виагру солдатам,
чтобы они могли насиловать женщин, но абсолютно ничего из
этого не получило подтверждения. [3]
Официально делая «продвижение демократии и защиту прав
человека любыми средствами» основой своей внешней политики, американские власти совершают большую внешнеполитическую ошибку.
Еще Уинстон Черчилль иронизировал: «Американцы всегда
поступают правильно - после того, как исчерпают все альтернативы». А Шарль де Голль язвил: «Можете быть уверены - янки
сделают все глупости, какие только могут прийти вам на ум,
плюс еще и те, что в голове не укладываются!».
Как выразился Джордж Буш-младший в Канаде: «Америка ваш друг, нравится вам это или нет!». Они готовы задушить в
своих демократичных объятиях весь мир... [4]
На словах отношение «флагмана демократии» к прочим
странам определяется геополитическими соображениями - они
важнее всякой там демократии! Если американцы о ней и
вспоминают, то разве что когда им нужно «надавить» на ту или
иную страну.
Возьмем, например, принятие так называемого «Списка
Магнитского». Мы не берем на себя роль чьих-либо адвокатов
по поводу «списка Магнитского», но не можем не отметить, что
в этом деле отчетливо заметно желание некоторых кругов США
удерживать по отношению к России позиции, казалось бы,
давно отшумевшей «холодной войны».
Не скрыть и того, что геополитики тут больше, чем заботы о
демократии! Кое-кому за океаном очень хочется продолжать
указывать этой стране, как ей жить, как себя вести.
Многополярный мир этим «кое-кому» не по душе, они вечно
бредят идеей своего превосходства и установления сугубо
однополярного мира, с центром в Вашингтоне!

77

Указывает на это и поправка Джексона - Вэника, принятая
когда-то в отношении СССР за притеснения евреев, создание
препятствий для их выезда. Но СССР уже 20 лет как нет,
Израиль принял десятки тысяч иммигрантов из бывших
советских республик, а эта поправка до последнего времени так
и оставалась нетронутой! [5]
Это красноречиво говорит о том, что США в принципе
против усиления тех государств, в которых они видят своих
геополитических соперников. А ссылки на коммунизм, отстаивание демократии, авторитаризм - все это отговорки. За многие
десятилетия эта политика не претерпела изменений.
И такая позиция США само по себе дискредитирует в глазах
народов саму идею демократии, не говоря уж об имидже ее
"оплота и флагмана".
Этот имидж уже до того подпорчен, что антиамериканские
настроения сейчас растут даже в странах, традиционно
дружественных к США, - в Пакистане, в том же Египте, в
странах Ближнего Востока...
Западу же, если он хочет действительно пользоваться
авторитетом и уважением в мире, нужно быть как минимум
последовательнее. И покуда в действиях Запада не будет
последовательности, вести речь о справедливом мироустройстве
по-прежнему будет весьма и весьма трудно...
Заур Расулзаде
23 мая 2013
1.http://mixednews.ru/archives/15498
2. news.putc.org/news/npo_missionery_imperii/2012-03-04-833
3. http://ruslentarss.ru/politika/news_2012-03-12-02-10-01-851. html
4. http://www.vixri.ru/d/Utkin%20AI%20_%20AMERIKANSKAJa%20 IMPERIJa.pdf
5. lib.rus.ec

78

Глава III
ВЫБОР ЗАПАДА: ГЛОБАЛЬНОЕ
ЛИДЕРСТВО ИЛИ ГОСПОДСТВО
3.1. Борьба за демократизацию Мали или
новая волна колониальной войны

Мировые передовицы последних нескольких дней просто
пестрят заголовками о событиях в Мали. Ситуация обострилась
после свержения ливийского лидера Муамара Каддафи и последующего за этим ухода туарегов. На севере Мали ими было провозглашено государство Азавад, в центре Мали исламисты подвинули на север туарегов и на юг армию.
Причем малийские исламисты не утруждали себя произношением слова «демократия», как это делается в Египте. О
демократии в Мали говорить вообще излишне, так как страна за
полвека своего существования пережила двух диктаторов, два
государственных и один военный переворот.
Потом в стране резко началась массовая бойня при
отсутствии центральной власти. Конфликт продолжался около
года и вдруг резко перестал быть рядовой африканской войной
местного значения.
Произошло это после того, как вторая экономика Евросоюза
– Франция приняла решение ввести войска в одно из беднейших
государств Африки. Невольно задаешься вопросом: откуда
вдруг такой интерес к Мали? Неужели забота о мирных жителях? И почему это произошло сразу после того, как поступила
информация о том, что боевики, занимающие северные районы,
атакуют правительственные войска, занимающие юг страны?
Ответ, как оказалось, лежит на самой поверхности. На кону,
как всегда, лишь одни экономические интересы. Проведя не79

большой анализ в интернете, можно прийти к выводу, что эта
беднейшая африканская страна представляет собой настоящий
клад для своей бывшей метрополии – Франции.
Запасы золота в Мали составляют приблизительно 800 тысяч
тонн, что выводит страну на третье место в Африке. Причем
запасы сосредоточены на юге, а повстанцы контролировали север
Мали. В лучших постколониальных традициях разработку золота в
Мали проводят иностранные компании, на долю которых
приходится 80%, а из 20% золота, разрабатываемого местными
компаниями почти 100% идет на экспорт, внутри страны остается
всего 150 кг. Однозначно, пока междоусобица не затрагивала интересы Запада, никто и не думал вмешиваться в конфликт.
В течение нескольких месяцев обсуждался вопрос о формировании контингента для осуществления интервенции в Мали
с представителями Экономического сообщества западноафриканских государств (ЭКОВАС). Однако в лучших традициях
западных стран, эти переговоры затягивались, поскольку не удавалось решить вопросы о том, кто должен направить в Мали
свои войска, о численности солдат, сколько они будут там находиться и кто будет за это платить.
Госдепартамент США говорил о необходимости восстановления демократии и принятия мер экономического характера
для решения проблем менее развитых районов севера страны, с
тем чтобы привлечь на свою сторону тех, кто готов отказаться
от участия в террористической деятельности. Но дальше разговоров дело не шло. До тех пор, пока повстанцы не начали активно продвигаться в южном направлении.
В результате всего этого Франция потеряла доступ к урановым, молибденовым и полиметаллическим рудникам на севере
Мали и полное отсутствие управления на поднадзорном юге.
Желая развернуть ситуацию в свою пользу, Франция под
лозунгом борьбы с радикальными исламистами добилась решения Совбеза о допустимости проведения операции по умиротворению. Операция была назначена на осень 2013 года. Однако в

80

силу стремительно развивающихся событий перед Францией
встала перспектива потери всех своих интересов в Мали.
Естественно, уже не дожидаясь никаких санкций международного сообщества, Франция принимает решение о немедленном
вводе войск в Мали. Интересно то, что западные страны никак не
задел тот факт, что действия Франции идут вразрез с запланированными международными санкцииями. В этом контексте опять видно
наличие двойных стандартов в мировом сообществе. Парадоксально, но после распада Варшавского договора страны, считающиеся
демократическими, сами нарушают международное право, либо
опережая международные санкции, либо начиная военные действия
тотчас - в момент получения санкций.
Франция, однозначно, не может позволить себе потерю
крупных урановых месторождений, относительно недавно обнаруженных на севере Мали и оцениваемых приблизительно в 100
тысяч тонн. Интересы Франции в этом контексте выявляются
гораздо более отчетливо. Ведь вторая экономика ЕС реально зависима от этого вида сырья. Львиная доля производимой в
стране электроэнергии приходится на атомные электростанции.
Причем доход от экспортируемой электроэнергии составляет
около 3 млрд. евро в год.
Думается, что на примере ситуации в Мали мир являяется
свидетелем новой колониальной войны. А страны Запада
преследуют, в первую очередь, очевидную цель – обогащения и
легкой наживы.
Нигяр Гаджиева,
доктор философии по юридическим наукам
24 января 2013

81

3.2. Сага о латиноамериканских государствах

Когда-то страны Латинской Америки были колониями Великобритании, Испании, Франции и Португалии. В 1803 году
США купили Луизиану.
С этого момента в истории Латинской Америки начался
новый этап оккупаций. В XIX веке большую часть территории
Латинской Америки контролировала Великобритания. В 18611867 гг. попытка Франции закрепиться в Мексике закончилась
неудачей. Тщетными оказались и попытки Испании вернуть
часть колониальных территорий. Увенчались успехом только
попытки США укрепиться на юге. Север Америки начал
оккупацию юга.
Первый удар: Перуанская кампания
Вначале США оккупировали часть восставших испанских
колоний. Затем была захвачена большая часть территории
Мексики. А доктрина Монро 1823 года стала идеологической
основой янков. Согласно этому документу, европейцы не
должны вмешиваться в отношения американских государств
между собой, а США – в отношения европейских государств
между собой.
Во время тихоокеанской войны 1879-1884 гг. США взяли курс
на захват еще больших территорий. В то время англичане
помогали Чили. Америка поддержала Перу. Перу уступила Чили
провинции Такна и Арика. Янки стали требовать возвращения
перуанских земель, захваченных Чили.
Исходя из интересов американских капиталистов, представитель США Герлбат всячески мешал перемирию. Воспользовавшись слабостью Перу и Боливии, американцы разработали
план «Перуанская кампания», по которому оккупированный
чилийскими войсками Перу и боливийские залежи полезных
ископаемых должны были перейти в распоряжение США.

82

Несмотря на усилия американской дипломатии, Чили не
отказалась от своих позиций. В Сантьяго был арестован глава
перуанского правительства. Перу и Боливия оказались в тяжелом положении. США же не сдержали своего обещания. Так две
латиноамериканские страны стали жертвой дипломатической
авантюры США.
Но янки на этом не остановились. В 1889 году по инициативе официального Вашингтона была созвана I Всеамериканская конференция, преследующая цель обеспечить господствующее положение США в Латинской Америке. Спустя 6
лет тогдашний госсекретарь США Олни выступил с новой инициативой. Он придал доктрине Монро новое содержание.
В одном из заявлений он говорил: «...Дело в том, что наряду
со всеми другими причинами неисчислимые ресурсы США в сочетании с изолированной позицией (речь идет об изоляции территории США от больших государств - NewTimes.az) делают их
хозяевами положения...». Это заявление было сделано в 1895
году.
США, нанесшие в 1898 году поражение испанцам, получили
возможность вмешиваться в дела во всем мире. Главной же
целью была Латинская Америка. США начали здесь создавать
империю зависимых государств: Пуэрто-Рико, Куба, Панама…
Потом список пополнился.
В 1904 году Теодор Рузвельт заявил, что Соединенные
Штаты
«могут
выполнять
функцию
международного
жандарма». Это означало, что новая империалистическая сила
стремится обрести мировое господство. Преемник Т.Рузвельта
Тафт же выразил мысль, которая сохраняет свою актуальность и
сегодня: «Чтобы создать возможности для капиталистов и
торговцев, …наша внешняя политика смело может прибегнуть к
активным вмешательствам».

83

Три разных Хосе в Латинской Америке
Т.Рузвельт разработал политику «большой дубинки», а Тафт
- политику «долларовой дипломатии». Первая подразумевала
беспрепятственное капиталовложение в Латинскую Америку,
вторая – обеспечение безопасности этих инвестиций. Этот курс
продолжается и сегодня.
Первой мишенью новой политики стала Никарагуа. Долгое
время вмешательству Америки в эту страну мешала Великобритания. С отделением Панамы от Колумбии в 1903 году янки получили новую возможность. Американская компания «United
Fruit Company» купила банановые плантации в Никарагуа.
Президент Никарагуа Хосе Сантос Селая попытался помешать вмешательству американцев. В 1909 году было организовано восстание против президента, в котором участвовали несколько американских военных. Двое из них взорвали корабль,
принадлежавший Никарагуа. Американцев, осуществивших эту
диверсию, расстреляли. В США началась бешеная антиникарагуанская кампания. Чтобы спасти страну от оккупации, президент Никарагуа ушел в отставку.
Сменивший его в 1910 году Хосе Мадрис решил раз и навсегда покончить с восстанием. США мгновенно предприняли
военную агрессию, в результате чего Мадрис также принял решение отойти от власти. На посту его сменил верный американцам Хосе Долорес Эстрада.
Но повстанцы начали напряженную борьбу за власть. Америка направила в Никарагуа войска, чтобы навести здесь
порядок. Хосе сменил Адольфо Диаз. Выполнив все требования
американцев, Диаз стал «демократическим президентом».
Но США не остались в долгу: предоставив Никарагуа займы
под высокие проценты, США поставили ее в полную зависимость от себя. (В этом отношении Никарагуа можно сравнить с
полностью зависящей от России Арменией).

84

Две мировые войны: Южная политика США
Уже накануне первой мировой войны капиталовложения США
в Латинской Америке составляли 173 миллиона долларов. Но США
отставали от Великобритании. Война нанесла тяжелый удар по
связям европейского и американского континентов. Страны
Латинской Америки были вынуждены повернуться лицом к
американскому рынку.
В тот период Германия имела большое влияние в Латинской
Америке. Но США имели здесь большее влияяние. Когда Америка объявила в 1917 году войну Германии, большинство
латиноамериканских стран поддержали США. Куба и Бразилия
стали союзниками. Перу, Боливия, Уругвай и Доминиканская
Республика прервали дипломАтические отношения с Германией.
Несмотря на это, используя войну, США под предлогом
защиты латиноамериканских стран от Германии окупировали
их. В 1914 году США направили в Мексику и Гаити войска.
Вторжение в Гаити было связано со стремлением вытеснить
оттуда французский капитал.
Руководство страны попыталось оказать сопротивление.
Однако американцы увезли золотые запасы Гаити в Нью-Йорк
для «хранения». Очевидно, что, когда в 1949 году Америка
прибрала к рукам золотые запасы Германии, у нее уже был опыт
Латинской Америки.
В 1915 году во время восстания в Гаити США во второй раз
направили туда войска. В результате в Гаити США создали
новую власть с участием военных. Страна полностью перешла
под контроль Америки. Схожие процессы протекали и в
Доминиканской Республике. На этом фоне влияяние европейцев
на континенте ослабло.
После второй мировой войны влияние США в странах
Латинской Америки значительно возросло. 2 сентября 1947 года
в Рио-де-Жанейро 20 стран Латинской Америки и США подписали «Межамериканский договор о взаимной помощи».

85

Договор предусматривал «консультации при угрозе» в
Западном полушарии и совместную борьбу против «оккупации»
в зоне «особой безопасности». Но идея создания общих
вооруженных сил не была принята. В 1948 году в Боготе была
создана Организация американских государств.
Параллельно с этим продолжалась политика США по созданию в странах континента власти, отвечающей собственным
интересам. В 1950 году очередной мишенью такой политики
стала Гватемала. Президент Гватемалы Арбенс не захотел
отдавать банановые плантации компании «United Fruit
Company», и в результате восстания в компании вынужден был
уйти в отставку.
Новый поворот: конкуренты растут
В начале 60-х гг. возникла доктрина «Союз во имя прогресса» президента Кеннеди, предусматривавшая сотрудничество
со странами Латинской Америки. Куба не входила в этот союз.
В рамках этой программы Америка с политическими условиями
оказывала этим странам помощь. А в 1965 году была принята
«Доктрина Джонсона». Связанный с именем президента
Джонсона, этот документ предусматривал сотрудничество со
странами Латинской Америки на более жестких условиях.
Только в 1969 году президент Никсон вынужден был сменить
этот курс.
После окончания «холодной войны» стали проявляться
новшества в Южной политике США. Вашингтон уже предпочитал «мягкий» курс. Начались попытки по созданию латиноамериканского аналога NAFTA как модели экономического сотрудничества, разработанной для Северной Америки. В результате появились такие модели, как FTA (соглашение о свободной
торговле между США и Чили), SASM (Центральноамериканский общий рынок). Но суть не изменилась. Страны Латинской Америки должны были оставаться в зоне влияния США.

86

В тот период в ряде латиноамериканских стран ЦРУ организовало восстания и перевороты. Страны этого континента и
сегодня находятся в сфере интересов США. Но здесь активизировались и другие страны. Уже и Евросоюз, Китай, Россия, Индия, Иран также имеют в этих странах влияние. Можно сказать,
что конкурентов у США стало больше. Политика Китая более
практична. Он пытается использовать природные богатства
региона и отдает приоритет экономическому сотрудничеству.
После некоторого перерыва Россия возвращается в
Латинскую Америку. Москва отдает приоритет экономическому
и военному сотрудничеству.
Индия подписывает со странами региона новые соглашения.
ЮАР пытается развивать связи между странами, входящими в
МЕРКОСУР (Аргентина, Бразилия, Парагвай, Уругвай и т.д.), и
Южноафриканским Таможенным Союзом. Иран предпринимает
шаги в направлении сотрудничества в области энергетики.
Вашингтон внимательно следит за этими процессами. Вероятно, он намеревается разработать новую стратегию. Безусловно, политика США в этом направлении и сегодня достаточно
сильна. Поэтому «приключения» в истории латиноамериканских
стран продолжаются.
NewTimes.az
10 сентября 2012

3.3. Европейское понимание «справедливости»:
Таглерян, Сафаров и Брейвик

Европейский континент в темные периоды своей истории
пережил инквизицию и Возрождение, 30-летнюю и 100-летнюю
войны и, наконец, в XX веке - две мировые войны, став тем, что
есть сегодня. Сколько ученых и философов с блестящим буду-

87

щим были заживо сожжены церковью! Тьму той эпохи освещали на миг не философские взгляды и мировоззрение осужденных на смерть людей, а свет от зажженных костров инквизиции.
Обладая мышлением «мое» и «чужое», Европа и христианский мир во всех вопросах поступал эгоистично. Так было в
эпоху инквизиции, в эпоху Возрождения и двух мировых войн,
так обстоит дело и сегодня.
Европа любит ложь и клевету. Но эти ложь и клевету они
любят, лишь тогда, когда они исходят из их собственных уст,
отвечают их интересам. Для них неважно, правы другие или нет.
Сказанное выше не ставит под сомнение сегодняшний
уровень развития Европы. Но не вызывает сомнения и факт
наличия в некоторых так называемых краеугольных вопросах
некоторых серьезных упущений и недостатков.
Убивший 15 марта 1921 года выстрелом в затылок бывшего
в 1917-1918 гг. Большим визирем Османской империи ТалатаПашу, когда тот выходил из своего дома в Берлине, Согомон
Таглерян после всего лишь двухдневного суда был отпущен на
свободу. Немецкий суд, быть может, вынес самое трагикомичное решение в своей истории. Если бы это решение могло служить прецедентом, то в Германии вообще пришлось бы ликвидировать судебную систему, и любой гражданин, утверждая (а
не доказывая) о якобы имевшем место убийстве близкого ему
человека, спокойно мог убить любого на своем пути и оставаться при этом безнаказанным.
По уголовному кодексу тогдашнего немецкого государства,
если смерть наступала случайно, в результате инцидента после
тяжких оскорблений со стороны убитого, то это расценивалось
как смягчающее обстоятельство, и обвиняемый приговаривался
к шести месяцам заклюючения; а если убийство было совершено
умышленно, по заранее запланированному плану, то обвиняемый приговаривался к пяти годам тюремного заключения. Если
у обвиняемого в момент происшествия была нарушена память и,
будучи в состоянии невменяемости, он не осознавал характер

88

своих противоправных действий, то он освобождался от
наказания. Учитывая это, немецкий суд освободил Таглеряна.
Если суд, основываясь на этом, освободил Таглеряна, он должен
был направить его, как общественно опасное лицо, на принудительное лечение.
Но почему-то эта болезнь Таглеряна больше не повторилась:
убив Талата-Пашу, он смог полностью «исцелиться». Немецкий
суд всего лишь привлек Таглеряна, убившего Талата-Пашу, к
ответственности и потом освободил его. А организаторы преступления, снабдившие Таглеряна оружием и проинформировавшие его о месте жительства и маршруте движения ТалатаПаши, остались в стороне.
Рамиль Сафаров родился в 1977 году в Джебраильском
районе. Во время армянской оккупации района его близкие
родственники были взяты армянской армией в плен, подвержены пыткам и убиты. В отличие от Таглеряна, Сафаров был
очевидцем последствий армянской оккупации и жестокости
армян. Он лично пережил все это, потерял близких ему людей.
Район, где родился и вырос Рамиль, и сегодня находится под
армянской оккупацией. Почти один миллион беженцев, включая
Рамиля и его семью, не могут вернуться на родные земли. В
2004 году, находясь на курсах по изучению английского языка в
Венгрии, Сафаров, не выдержав оскорблений в адрес Азербайджанского государства, Государственного флага Азербайджана, убил армянского офицера. Венгерский суд приговорил
его к пожизненному заключению. Почему-то венгерский суд не
учел того, что Сафаров видел все жестокости армян, потерял
близких родственников. Суд не учел его психического состояния, того, что он подвергался оскорблениям со стороны армянского офицера.
Андерс Беринг Брейвик родился 13 февраля 1979 года. Он
обвинялся в организации 22 июля 2011 года взрыва в столице
Норвегии - Осло и совершении вооруженного нападения на
участников традиционного молодежного летнего лагеря, органи-

89

зованного правящей рабочей партией у острова Утёйа, в
результате чего погибли 77 и были ранены 97 человек. Хотя
Брейвик признался в совершении преступлений, виновным он
себя не считает.
Он – христианин лютеранского вероисповедания. После
совершения преступления Брейвиком европейская пресса
попыталась разжечь исламофобию, затем, когда стало известно
о преступлении Брейвика, делала все возможное, чтобы
представить происшествие в ином виде. Интересно, что вместо
глубокого анализа преступления норвежская прокуратура
подняла вопрос о невменяемости Брейвика. Не были проанализированы международные связи Брейвика, информация о которых просочилась в прессу. Как он заполучил бомбу, кто помог
ему в этом – все эти важные вопросы практически не были
изучены. Невозможно предположить, чтобы такой широкомасштабный террористический акт был совершен Брейвиком в
одиночку.
Примерно через год норвежский суд приговорил Брейвика к
21 году тюремного заключения. Иными словами, за каждого
убитого Брейвик получил по 3,5 месяца тюрьмы. Таглерян убил
Талата-Пашу, но не был осужден. Сафаров за убийство
армянского офицера, оскорбившего Государственный флаг
Азербайджана, был приговорен к пожизненному заключению.
Мусульмане, числящиеся в списках террористов, годами
содержатся в тюрьме Гуантанамо. Это – серьезное нарушение
прав и свобод человека. Таковы ли демократические ценности
Европы, европейское понимание справедливости и прав
человека? Если да, то она должна задуматься, прежде чем
выносить проблемы других стран на обсуждение. «Тот, чей дом
сделан из стекла, не бросает в людей камни».
NewTimes.az
3 сентября 2012

90

3.4. Европа на перепутье - мировой экономический
кризис и перспективы европейского дома
Пожалуй, никогда еще со времен империи Наполеона
Европа не выглядела столь объединенной и продвинутой на
Восток, как в начале 21-го века. 27 государств, составляющих
Европейский Союз, с населением свыше 500 миллионов человек
представляют, казалось бы, нерушимую геополитическую единицу, сплоченную в единый рынок. Движение этого рынка на
Восток ощущается экономистами и политиками постсоветских
стран как необратимый исторический процесс, и все новые
страны вовлекаются в орбиту евроинтеграции. Не далее как 3
года назад ЕС начал новые переговоры с 6 республиками СНГ
на базе Восточного Партнерства, суть которого также сводится к
дальнейшему расширению Евросоюза.
Однако мировой экономический кризис вносит свои коррективы, и сегодня мы уже не можем рассматривать европейские перспективы как безоблачно ясные. В апреле 2012 года
Международная организация труда выпустила очередной обзор
глобальной занятости. Согласно данным МОТ мировой уровень
безработицы в этом и следующем годах будет 6,1 и 6,2% соответственно и до 2016 года так и не опустится до предкризисных
5,4%, оставаясь на уровне свыше 6%. Но эти пессимистичные
цифры не отражают всей реальности. Дело в том, что в Европе
ситуация еще хуже – число людей, ищущих работу в еврозоне,
приближается к 11%. Вообще уровень безработицы в развитых
странах значительно выше общемирового значения и прогнозируется более 9,4% к 2013 году.
Международные организации отмечают 5 основных причин
продолжения рецессии в Европе: низкий внутренний спрос, недостаточно тратят домашние хозяйства; компании не инвестируют в экономику на прежнем уровне; банки отягощены плохими активами и сокращают кредиты; госдолг и бюджетные дефициты в еврозоне повышают цену заимствований; отсутствие
91

валютных курсов не позволяет прибегнуть к девальвации.
Можно заметить, что эти причины, скорее, похожи на следствие
более глубинных факторов, которые до сих пор не раскрыты.
В каком же направлении движется мысль либеральных
экономистов Запада? Может, в направлении выявления этих
самых глубинных факторов дисбаланса экономики? Отнюдь.
Европейские и американские экономисты разделились на 2
«принципиально» разных лагеря: сторонники мер финансового
аскетизма и поборники стимулирования экономического роста.
До недавнего времени верх брали сторонники мер экономии,
поддерживаемые самой сильной экономикой Европы - Германией. Задолженности Греции, Ирландии, Португалии, Испании,
Италии испугали многих европейских политиков и экономистов,
и почти все страны Евросоюза согласились следовать в кильватере курса госпожи Меркель. В марте сего года 25 стран Евросоюза подписали новый фискальный договор, защищаемый
госпожой канцлер. Суть предложений Германии проста. Страны
должны потуже затянуть пояса и стремиться достигнуть
Маастрихтских показателей - дефицит бюджета не более 3%
ВВП, отношение госдолга к ВВП не более 60%. На деле это
означает сокращение госрасходов, повышение налогов, причем,
в первую очередь, не корпоративных, снижение зарплат, пенсий,
увольнения госслужащих. Мотивация Германии тоже проста:
эта страна не хочет расплачиваться за греческие и прочие долги
и призывает всех к немецкой бережливости. Но что позволительно Юпитеру, не позволительно быку, и политика сокращения госрасходов не дает результатов в проблемных странах.
Греция опять движется к дефолту. Испания вслед за Италией, Бельгией, Нидерландами и Чехией официально вступила в
рецессию, второй раз за последние 3 года. Согласно данным
Евростата, во Франции госдолг составил 86% ВВП в этом году,
намного превысив Маастрихтские нормативы. Да и в самой
Германии не все благополучно: биржевой индекс DAX падает
вслед за волнениями на финансовых рынках соседних стран,

92

национальный долг перевалил за 80% от ВВП. Серьезный удар
по стратегии финансовой экономии был нанесен в Голландии,
где премьер Марк Рутте был вынужден подать в отставку после
обсуждений в парламенте плана бюджетных сокращений на 14
миллиардов евро. А Голландия одна из наиболее благополучных
стран Евросоюза и верная союзница Германии.
«Это и неудивительно, политика фискальных сокращений хороша для исправления бухгалтерской и финансовой отчетности, но
никак не для решения проблем экономики», - говорят сторонники
стимулирования роста. В последние дни в этом ряду слышны весьма значительные голоса. Исполнительный директор МВФ, глава
Европейского Центробанка, премьер-министр Италии, секретарь
Казначейства США призывают европейские страны, и в первую
очередь Германию, начать политику стимулирования экономики
Евросоюза, не ограничиваясь мерами фискального сдерживания.
Нобелевский лауреат, американский экономист Пол Кругман считает, что снижение корпоративных налогов и госрасходов только ухудшает положение дел в депрессивных экономиках, приводя к сокращению рабочих мест и экономики. Для любого экономиста очевидно, что уменьшение экономики приводит к последующему росту госдолга, то есть вместо уменьшения
долг в перспективе растет.
Однако, что же предлагают сторонники стимулирования
экономического роста? Французский социалист, сегодня уже
Президент Франции господин Олланд на днях озвучил часть
предложений. Социалисты предлагают 4 изменения в недавно
подписанный договор Евросоюза: выпуск коллективных евробондов для финансирования инфраструктурных проектов, налог
на финансовые трансакции, более широкое использование
структурных фондов ЕС, финансирование Европейским
Центробанком создания новых рабочих мест. Нетрудно понять,
что основу предложений занимает расширение денежного предложения, с целью поддержки частного сектора кредитами и
повышения внутреннего спроса.

93

Германия против выпуска коллективных евробондов, так как
боится, что в этом случае бремя будущих выплат по обязательствам ляжет на немецких налогоплательщиков. Но дело даже не
в этом. Во первых, расширение финансирования столкнется с
тем простым фактом, что Европейский Центробанк, в отличие
от Федерального Резерва США, не наделен широкими полномочиями для денежной интервенции. Главная задача ЕЦ прямо
противоположная, а именно - сдерживание инфляции. С другой
стороны, никто не гарантирует, что вливание денег в экономику
даст результаты. Тот же Федеральный Резерв уже который год
различными путями накачивает экономику США долларами,
однако пока это не принесло ощутимых результатов. Ежеквартальный рост экономики США остается в рамках статистической погрешности, а уровень занятости не повышается.
Если станет очевидно, что и расширение кредита не работает,
останется еще одна опция. Уже сейчас некоторые экономисты утверждают, что единая валюта мешает проблемным странам, так
как не позволяет путем девальвации повысить конкурентоспособность экономики и экспорта. Выход ряда стран из еврозоны, в
свою очередь, может положить начало формированию совершенно
другой конфигурации, например, двух или трехуровневой Европы
или же возврат к старым границам ЕЭС. Все это кажется неправдоподобным. Тем не менее, вероятность того, что страны ЕС смогут
вернуть экономики к Маастрихтским нормативам, все ниже. А это
одно из главных условий нового европейского договора.
Преждевременно вслед за немецким философом Шпенглером
восклицать о закате Европы, равно как и некорректны сравнения
нынешних европейских настроений с Веймарской республикой,
как это делают некоторые обозреватели. Все же, рост популярности евроскептиков и радикальных правых движений по всей
Европе - факт несомненный и потому заслуживающий более серьезного отношения.
Аяз Кадыров
24 мая 2012

94

3.5. Европейский Союз: на перекрестке обновления

На Западе уже не осталось веры в долгосрочное существование Европейского союза в нынешней форме. Причиной тому
является глубинный кризис внутри организации. Прогнозируются некоторые варианты обновления Евросоюза.
Причины и масштаб кризиса
Европейский союз (ЕС) сейчас переживает кризисный этап
своей истории. Организация еще не попадала в гущу стольких
глубоких противоречий. Аналитики называют данный этап
самым сложным для Запада со времен «холодной войны». Причины связаны со многими факторами, сформировавшимися как
внутри ЕС, так и в глобальном геополитическом климате.
Действительно, ЕС переживает кризис в социальной, политической, идеологической, экономической, финансовой и культурной сферах. С другой стороны, процессы, происходящие в
глобальном масштабе на геополитическом пространстве свидетельствуют о наличии очень трудных обязательств перед ЕС в
XXI веке.
В геополитическом аспекте в основном два фактора воздействуют на ЕС: продолжение финансового кризиса в США и
направление основного внимания Америки на Тихоокеанский
регион. Второй фактор имеет больше влияния, чем первый, так
как США сейчас не могут уделить столько внимания безопасности ЕС, как прежде. Вашингтон перегруппирует свои силы на
Дальнем Востоке. Такая ситуация требует разработки новой
модели безопасности Европы.
Еще одной угрозой безопасности стран ЕС являются политические и геополитические кризисы вблизи границ организации. Тут первым делом вспоминается напряженность,
вызванная гражданской войной в Сирии и противостояние
между Ираном и Израилем. Наряду с этим, отдельные проблемы

95

для ЕС создает ускоренное развитие России. Так, вопрос энергоснабжения приобретает новый смысл.
К этому нужно прибавить многие кризисные ситуации,
имеющие место внутри европейских стран. Первое место занимает финансовый кризис, одним из признаков которого
является несформированность налогово-бюджетной политики (1). В настоящее время основная трудность ЕС состоит в
этом. Особые психологические трудности на этом фоне создает
также то, что единая европейская валюта – Евро оправдала
надежды. Опасность выхода некоторых стран ЕС из еврозоны
считается одним из самых опасных особенностей кризиса.
Таким образом, после того как США направили основное
внимание на Тихоокеанский регион, Европа чувствует себя
«геополитической сиротой». Психологическая апатия, вызванная финансово-экономическим кризисом, намного усложнила
проблему безопасности организации на фоне политико-идеологической неопределенности. Наряду с этим, идет процесс поиска
различных моделей социально-экономического развития в
Европе. Левые партии пытаются перехватить инициативу в этой
области. В их риторике выражения «справедливый раздел» и
«благосостояние» заменяет «курс экономического развития» (2).
Возникновение необходимости в новой социально-экономической модели в ЕС вызвало прогнозы по поводу судьбы всей
организации. Аналитики показывают отличающиеся друг от
друга модели развития. Необходимость изменения ситуации
подчеркивают даже официальные представители ЕС. Неизвестно, в каком направлении в дальнейшем будет развиваться
союз. Анализ возможных вариантов показывает, что есть даже
вероятность распада организации.
Перспективы реструктуризации Европейского Союза
Наиболее сильную модель интеграции предлагает глава
Европейской Комиссии Жозе Мануэль Баррозу. В своем выступлении в Европейском парламенте он подчеркнул необходимость

96

реструктуризации организации. Ж.М.Баррозу сказал, что
пришло время создать Европейскую Федерацию. А назвать
новую организацию Баррозу предложил Соединенные штаты
Европы. Это предполагает сильный союз государств на прочной
федеральной основе. У этого образования должна быть своя
валюта, свой бюджет и централизованная экономика. Управление должно осуществляться из единого центра (3).
Превращение Евросоюза в федеральное государство на первый взгляд выглядит очень привлекательной идеей. Но граждане
стран ЕС думают немного иначе. Исследования немецких
социологов показали, что только половина опрошенных немцев
и 1/3 французов верят, что интеграция внутри Евросоюза положительно отразится на их жизни. 29% немцев и 34% французов
считают, что создание ЕС положительно отразилось на их
жизни.
Все это сопровождается снижением доверия к еврозоне. 2/3
опрошенных немцев считают, что если бы немецкая марка была
в обороте, то уровень жизни был бы выше. 89% французов считают, что евро отрицательно влияет на цены в стране. А 67%
французов отметили, что не хотели бы быть частью Европейского Союза (более подробно см: 4).
Естественно, что любой социологический опрос не отражает
всю картину полностью. Но, такого рода исследования позволяют определять общее настроение общества. Из результатов
исследования видно, что в обществах стран, входящих в Евросоюз, протекают противоречивые процессы.
У граждан нет четкого представления о будущем организации. Среди них есть пессимистично настроенные. Это является показателем углубления кризиса внутри Евросоюза. В
таких условиях идея о создании Соединенных Штатов Европы
производит лишь впечатление хорошей мечты.
Среди западных аналитиков есть такие, кто более широко
рассматривает будущее ЕС. Ведущий научный сотрудник Германского фонда Маршалл (ГФМ) США Констанца

97

Штельценмюллер прогнозирует три сценария развития ЕС на
ближайшие 10 лет. Первый сценарий предполагает разделенную
и распавшуюся Европу, второй – успех за счет углубления
интеграционных процессов, а третий – перестройку заново
ослабленной и разделенной на части Европы (см: 5).
Раздробленная и разделенная Европа
Первый сценарий считается наихудшим. В этом случае
Европейский Союз распадется и придёт в зависимость от могущественных геополитических сил. Даже богатым европейцам
придется направлять своих детей на обучение в Китай и Индию.
Отсюда становится ясно, что в первый вариант чреват отставанием Европы в области знаний и информации.
В качестве другого параметра указывается, что ЕС не сможет достичь нужных результатов в области безопасности, разведки и полицейской системы. Выходит, европейцы прогнозируют, что в ближайшие 10 лет основные проблемы для государства будут связаны с обеспечением безопасности. Трудно
сказать, насколько этот аргумент автора правильный. Но,
фактом является и то, что в разных регионах мира увеличивается количество конфликтов и модель их справедливого решения не предлагается. Поэтому может возрасти актуальность вопросов, связанных с разведкой, полицией и армией.
Наконец, согласно первому сценарию, неспособность ЕС
сконцентрировать налогово-финансовую систему в едином
центре должно сыграть решающую роль. Кризис в экономической сфере может полностью разрушить инфраструктуру ЕС. И
этот процесс может обрести большой масштаб на фоне развития
наркоторговли и террора. В результате Европа может превратиться в разделенный с экономической точки зрения и ослабленный геополитический регион.
Один из моментов, вызывающих интерес, связан с прогнозированием процессов, происходящих в геополитических регионах, окружающих ЕС. Предполагается, что Россия ослабнет.

98

Прогнозируют, что хаос на Ближнем Востоке продолжится, что
отразится на крупных государствах региона. Турция откажется
от ЕС, попытается сохранить связи с ним. Уменьшится влияние
США в мире, Китай будет развиваться большими темпами.
Модель глубинной интеграции
В отличии от первого сценария, в этом варианте развития
событий ЕС может развиваться и стать сильным геополитическим регионом. Это может произойти в результате интенсивного развития экономики на основе новейших технологий. Тут основу должна составлять модель экономики знаний.
Европейские страны должны создать наилучшую систему
образования в мире. В университеты Европы должны прибыть
многочисленные студенты из всех стран.
ЕС должен занимать ведущую позицию в вопросах безопасности и разведки. Для этого будут использованы самые совершенные технологии. Таким образом, европейские страны получат шанс эффективно бороться против терроризма, наркоторговли и коррупции. Ее границы будут надежно охраняться.
Будет предотвращен переход всевозможных опасностей из других стран. Кроме того, у них появится необходимость использования европейской профессиональной армии численностью 250
тысяч человек.
Интересно, что в этом варианте аналитик учитывает возможность выходя Великобритании из ЕС. А вместо нее Хорватия и
Исландия должны вступить в организацию. Но ЕС будет развиваться большими темпами и без Великобритании. Интеграция
будет углубляться во всех областях. Европейская экономика
фактически «восстанет из пепла» и перейдет в этап интенсивного развития.
В этом варианте прогнозируется, что ЕС станет основной
геополитической силой в мире, в связи с тем что Россия должна
ослабнуть в результате распада. Ее политическая элита не будет
заботиться о могуществе государства. США тоже станут слабее.

99

А Китай и Индия будут отступать перед потенциалом ЕС. При
таком раскладе Турция уже откажется от вступления в ЕС.
Наряду с этим, Анкара будет пытаться более тесно сотрудничать
с организацией. А ЕС справится с хаосом, царящим на Ближнем
Востоке с помощью Турции.
Сценарии обновления Европы
Третий сценарий предполагает переформирование и
возрождение ЕС после ее ослабления и распада на части. Это
может произойти в результате осмысления европейцами своих
ошибок. Проанализировав слабые стороны нынешней модели
Союза, они должны устранить недостатки. Но если разговор
идет о третьем сценарии, то, это означает признать невозможность существования ЕС в настоящем формате.
То есть в настоящее время общая ситуация в ЕС очень тяжелая. Процессы рано или поздно приведут к распаду ЕС. Еврозона развалится. Возникнет необходимость введения новой единой
валюты. Неспособность стран ЕС обеспечить свою безопасность
создаст общие проблемы в этой сфере. ЕС не сможет защитить
себя из-за того, что внимание США будет направлено на
Тихоокеанский регион.
Россия не сможет помочь Европе, так как эта страна сама
ослабнет. Как видно, во всех трех вариантах дальнейшей судьбы
ЕС предполагается ослабление России. Но этого может и не
быть. Учитывая усиление России невозможно дать какой-либо
прогноз о судьбе ЕС. Это, конечно же, неправильный подход.
Несмотря на ослабление Евросоюза и распад на части, ему
удастся обновиться. Это будет более демократичная система. В
третьем варианте также предполагается выход Великобритании
из состава организации. В то же время, прогнозируется, что
идею об обновленном ЕС примут очень мало стран. Обновленная Европа сможет полностью обеспечить свою безопасность.
Расширятся ее связи с другими регионами мира.

100

Последний сценарий предполагает, что Европейский Союз к
2022 году станет более могущественной организацией. В этом
варианте основные конкуренты ЕС в глобальном геополитическом
масштабе в отношении к организации должны занять враждебную
позицию. Интересным является прогноз о том, что Европа уже не
будет нуждаться в поддержке США. Видимо, европейцы считают,
что основное внимание и силы американцев еще долгое время будут
сосредоточены на Тихоокеанском регионе. С другой стороны, они
учитывают еще и замедление внутреннего социально-экономического развития (более подробно см: 4).
Какой вариант более реальный?
Пока еще на этот вопрос однозначно никто не может
ответить. На самом деле, те, кто строит разные сценарии тоже
признают, что разговор идет о теоретических моделях. Какой из
вариантов станет реальностью, покажет время. Наряду с этим,
бытует мнение о том, что третий сценарий более близок к
сегодняшней реальности. А то, что в вопросе о дальнейшей
эволюции Евросоюза рассматриваются разные сценарии,
подтверждает нижеследующие.
Правда в том, что на Западе никто не верит в длительное
существование Евросоюза в нынешнем формате. Причиной тому
является кризис, который переживает организация. Антикризисная
политика охватывает систему управления, экономику, культуру и
идеологию. Поэтому, Евросоюз обречен на обновление.
Но дело в том, что ситуация внутри ЕС и глобальные
геополитические реалии усложняют и затрудняют прогнозирование сценария процесса обновления. Если разговор идет о
долгосрочной перспективе, то такие прогнозы давать весьма
рискованно. Поэтому по какому сценарию будет эволюционировать ЕС можно говорить лишь относительно.
Другим моментом, вызывающим интерес, является серьезная обеспокоенность по поводу безопасности ЕС, касающейся
как военной, так и энергетической сферы. Геополитические

101

процессы, происходящие в регионах, близких к Европе, пугают
Запад. Видимо, существуют неопределенные моменты в изменении геополитической картины в глобальном масштабе (более
подробно см: 5).
Один из таких моментов связан с желанием ряда ускоренно
развивающихся стран стать силовыми центрами. Для Запада, в
течение нескольких столетий играющего ведущую роль, такие
притязания кажутся кошмарным сном. Они боятся альтернатив.
Поэтому, в своих прогнозах они склонны к пессимизму. А в
реальности разговор идет вовсе не о полном и окончательном
изменении мирового строя – вопрос заключается в повышении
шансов получить право голоса и других цивилизаций, наравне с
Западной.
Все это свидетельствует о том, что целью прогнозов о
будущем Евросоюза является определение возможностей адаптации Запада к миру, в котором будут альтернативные геополитические центры. Как видно из предложенных сценариев, для
Европы мир еще долгое время будет полон рисков и угроз. В
мире, в котором царят риски, единственный вариант - обновление – невозможен.
NewTimes.az
22-23 октября 2012

Источники
1. Barış Tınay. Entegrasyon Teorisi ve Avro Krizi: Değişen Ekonomi
Politikaları. "Uluslarası Politika Akademisi": politikaakademisi.org, 09
Ekim 2012.
2. Barış Tınay. Avrupa Birliği ve Savaş Ekonomisi. "Uluslarası Politika
Akademisi": politikaakademisi.org, 30 Ağustos 2012.
3. Баррозу предложил преобразовать ЕС. NewTimes.az, 19 сентября
2012.
4. Констанца Штельценмюллер. Европа, предоставленная сама себе
// "Россия в глобальной политике", №4 Июль/Август, 2012.
5. Henry A.Kissinger. The limits of universalism // "The New Criterion",
June 2012.

102

3.6. «Пышный» крах Европы

500-летняя гегемония...
Европейская цивилизация переживает закат. Пик ее развития уже позади. Несмотря на внешнюю притягательность,
кризис западной культуры углубляется. Это связывается с завершением двух исторических процессов. Во-первых, разрушается
просуществовавшая 500 лет евроцентристская картина мира. Вовторых, истекает исторический срок 200-летней индустриальной
цивилизации.
Эти процессы порождают две тенденции. Во-первых, вырываются вперед новые цивилизации – китайская, индийская,
исламская, латиноамериканская и др. Во-вторых, формируется
постиндустриальная цивилизация. Эти процессы, происходящие
на фоне регресса западной культуры, сопровождаются еще
большим обострением глобальных противоречий, охватывающих все сферы западной культуры. Ученые уже бьют тревогу.
Они аннализируют различные черты углубляющегося кризиса
культуры.
Писатель Михаил Веллер отмечает, что «когда-то мораль
Европы была строго добродетельна». А теперь от этого не осталось и следа. Культивируются западные духовно-нравственные
ценности. Непрестанно растет преступность. Страшнее всего то,
что возникают новые, ранее невиданные виды преступности.
Немыслимые преступления совершаются против детей и
женщин. Убийство 77 ни в чем не повинных людей, рост числа
внебрачных детей, заражение детей исламофобией, активизация
ультрадикальных и шовинистических группировок – все эти
явления наблюдаются на Западе.
Духовная деградация западного общества – не случайность.
Фундамент процесса был заложен в эпоху Френсиса Бекона – в
XVI веке. Ф.Бекон выдвинул тезис «Знание – сила». Тем самым
европейцы стали относиться к науке как к средству покорения

103

природы. Они добились больших успехов во всех сферах экономики. Технический прогресс получил широкий размах. В XIX
веке обнаружилось, что материальное обогащение общества создает серьезные социокультурные противоречия. Прибавочное
материальное производство способствует кризису. А самый
сильный удар испытывают на себе морально-нравственные ценности. Первым долгом в кризис впадает институт семьи. С
распадом семьи распадаются социальные структуры в целом. В
настоящее время этот процесс на Западе значительно углубился.
В отношении молодежи к семье здесь проявляются две негативные тенденции. Во-первых, создавшие семьи лица рождают
мало детей, что вызывает серьезные демографические проблемы. По некоторым расчетам, в 2050 году народы западных
стран составят лишь 10 % населения мира. При этом численность лиц старше 60 лет составит 1/3 от общего числа населения. Во-вторых, растет число однополых браков. В некоторых
странах Европы это уродливое явление узаконено. Наблюдается
рост этой тенденции, а это создает серьезные препятствия на
пути осуществления семьей функции фундамента общества.
Одновременно это оказывает негативное влияние на мораль
людей.
Падение культуры и морали породило такое интересное
явление, как «ложная культура». Наркомания, алкоголизм, половая эксплуатация представляются в качестве норм жизни.
Отклонения от общепринятых социокультурных норм считаются новыми образцами культуры. Социологические исследования показывают, что такое расслоение западного общества ведет
к еще более глубокому кризису. Нарушается целостность
общества.
Многие исследователи сложившуюся ситуацию сравнивают
с картиной, описанной еще в XVI веке послом Австрии в
Османской империи Г. де Бусбеком. Посол писал: «На их
(турков) стороне запасы мощной империи, привычка побеждать,
единство, дисциплина и бдительность. На нашей же стороне

104

разруха, колебания… безнравственность, неверие, недостаток
решительности, подорванная духовность... Можем ли мы
сомневаться в том, каким будет конец?».
Богатые и бедные: пропасть углубляется
Посол Г.де Бусбек не ошибся. Даже экономическая мощь
Запада полна противоречий. Разница между богатыми и
бедными здесь неизмеримо высока – 74:1. Социологи характеризуют это как огромную поляризацию общества. Существующие
социальные слои враждебно настроены друг против друга.
Акции протеста, проводимые даже в развитых странах Запада,
подтверждают сказанное. Во многих странах-членах ЕС кризис
расшатывает экономические устои общества. Греция уже намерена
продать часть своих островов. Испания призывает ЕС брать
пример с Турции. Германия же заявляет, что впредь не будет нести
на себе финансовый груз европейских стран. Италия и Португалия
серьезно обеспокоены социально-экономическим кризисом.
Опыт показывает, что социально-экономический кризис на
Западе порождает в людях ряд негативных черт. Например,
широко распространены среди людей такие негативные
качества, как агрессивность, жестокость, алчность, насилие. Все
это порождает очень опасные тенденции в обществе.
Массовые убийства, произошедшие за последние годы в
странах-членах ЕС и США, являются тому подтверждением.
Внезапная стрельба в людей во время демонстрации фильма в
США потрясла мир. Убийца заявил, что совершил преступление
ради развлечения. Это – крах морали! Носителем какой
нравственности является молодой человек, расстрелявший своих
ровесников в школе во время урока? Западные социологи пока
что не могут найти ответ на этот вопрос.
В последнее время в Интернете распространяется информация о молодых людях, на глазах у всех вступающих на улице и в
транспорте в интимную связь. Они хвастаются тем, что усвоили
«разношерстную ложную культуру». Чтобы оправдать себя,

105

здесь говорят о правах и свободах человека. Некоторая часть молодежи крайне агрессивно ведет себя в отношении мигрантов.
Один молодой человек в Германии с оружием вторгся в квартиру, где проживает мусульманская семья, и совершил террор. А
полиция почему-то до сих пор не может найти преступника.
На Западе за последние несколько лет исламофобия приобрела грандиозные масштабы. В некоторых кругах с крайней
нетерпимостью относятся к росту числа мусульман в европейских странах. Вместе с тем, предпринимАются несправедливые
шаги в отношении развивающихся стран мусульманского мира.
По-видимому, тем самым предпринимается попытка отвлечь
внимание от обостряющихся внутри западного общества противоречий, направляя его вовне. Однако люди постепенно усиливают акции протеста против безмерно обогатившейся части
общества. А это есть не что иное, как показатель деградации
западного общества в целом.
Углубление пропасти между богатыми и бедными и возникновение серьезных социокультурных проблем происходит на фоне
падения культуры в целом. Поэтому данный процесс значительно
разрушает духовные ценности людей, и как результат этого,
общество еще более поляризуется. Сейчас западные исследователи
с осторожностью относятся к этой тенденции. Однако проблема не
исчерпывается только внутренними противоречиями.
Расцвет восточных цивилизаций
Почетный председатель Римского клуба Александр Кинг
сделал интересное признание. Он пишет: «Мы ищем наощупь
ключи для выживания. Рубежом, который ознаменовал выход
человека из животного мира, была нравственность. Ныне реальная угроза того, что доминирование политики и практики потребления низводит человека на нижние этажи его человеческого
облика. Отсюда – шаг до катастрофы».
По мнению известных аналитиков Запада, в геополитическом
аспекте дыхание этой катастрофы уже чувствуется. Арнольд

106

Тойнби изначально видел, что на геополитическую арену мира
выходят огромные азиатские цивилизации. Более половины
населения этих цивилизаций – молодежь. Эти цивилизации
обладают мощными людскими и природными ресурсами. В
настоящее время эти цивилизации интенсивно развиваются, но не
материальный прагматизм является здесь приоритетом. Наиболее
перспективными являются китайская и исламская цивилизации. В
этих цивилизациях приоритетное внимание уделяется духовным
ценностям. Поэтому очевидно, что по сравнению с Западом Китай и
страны исламского мира имеют большие шансы. К такому выводу
пришли ученые Европы. Этот вывод показывает, что Запад рассматривает культуру в качестве стратегического фактора. Без сомнения,
Запад считает необходимым предпринимать соответствующие шаги
для предотвращения падения культуры. Совершенствуя модель
информАционного общества, Запад пытается сейчас найти спасение
от кризиса. Но трудно предсказать, к чему приведет этот способ.
Ясно одно: кризис западной цивилизации привел к росту значения
различных культурных систем. Говорить о крахе общечеловеческой
цивилизации в целом нет основания. Очевидно, что, изучая
эволюционную динамику различных культурных систем, Запад
пытается найти выход из кризиса. Эта сторона вопроса представляет
интерес, и об этом говорил еще в 70-е гг. XX века Поль Фейерабенд.
Жизнь открыла нам несколько другую картину. Запад все
еще не отказался от намерения навязать миру собственные ценности. Конфликты, происходящие в различных регионах мира,
военная агрессия против мусульманских стран, попытки
«экспорта революции» под флагом демократии и другие события показывают, что проблемы все еще сохраняются. Продолжается предвзятая политика в отношении мусульманских стран. В
таких условиях шансы западной цивилизации найти выход из
кризиса кажутся слишком малыми.
Кямал Адыгезалов
20 декабря 2012

107

3.7. Нобелевская премия мира: политические аспекты

В эти дни международному сообществу стали известны
имена новых обладателей Нобелевской премии. Наибольшие
дискуссии вызвало награждение Европейского Союза
Нобелевской премией мира, что вывело на повестку дня вопрос
о критериях, по которым присуждается данная премия.
Как известно, Нобель за год до кончины, 27 ноября 1895
года составил в Париже свое знаменитое завещание. Согласно
этому завещанию, его капитал должен был быть надежно
накоплен и доходы этого фонда должны были быть вручены
лицам, за наибольшие заслуги перед человечеством в пяти
сферах. Так, часть средств должны была быть вручена человеку
сделавшему самое крупное открытие в области физики, часть
лицам, сделавший самые крупные открытия в области химии,
физиологии и медицины, а часть человеку, написавшему самое
лучшее произведение в области литературы.
Согласно тому завещанию, другая часть средств должна
быть вручена лицам, приложившим наибольшие усилия во имя
братства между народами, сокращения или ликвидации вооружений, а также во имя мира.
Нобель в завещании определил также лиц, которые будут
присуждать эти премии: премии в области физики и химии
присуждаются Академией наук Швеции, премии за заслуги в
области физиологии и медицины Стокгольмским институтом Каролины, награда за заслуги в области литературы Стокгольмской
академией, а премии за борьбу во имя мира присуждаются
комитетом из пяти человек, избранным Норвежским Стортингом.
До настоящего времени в мире 124 человека стали обладателями Нобелевской премии, присуждаемой с 1901 года. Среди
них 100 физических лиц и 24 организации (МККК 3 раза,
Верховный комиссариат ООН по делам беженцев 2 раза
удостоились этой награды).

108

Это видимая сторона вопроса. А сегодня всех интересует
вопрос о том, действительно ли соответствуют критериям, предусмотренным Нобелем, лица, представленные или удостоенные
Нобелевской премии мира? Хотел бы сам Нобель присуждения
премии этим людям, если бы был жив? По-моему, не хотел бы.
Точно так же, как и я не хочу. Наверное, некоторые скажут,
что меня и спрашивать не будут. Но это неправильно, и пусть
это никому не покажется странным. С одной точки зрения, часть
денег, которые Нобель раздавал налево и направо, получены от
бакинской нефти. Несмотря на то, что в завещании Нобель сам
не указывал на это, его семья заработала часть состояния в Азербайджане, и поэтому, будучи азербайджанцем, я тоже имею
право высказать мнение по поводу того, кому присуждать
доходы, полученные от богатств моей Родины.
Правда, отрадным является то, что члены жюри отказали в
присуждении премии таким кандидатам, как Гитлер, Сталин,
Муссолини. Кроме того, несмотря на выдвижение кандидатуры,
в присуждении награды было отказано и таким людям, как
Черчилль, Тафт, Рузвельт, Трумен, Аденауэр.
Несмотря на то, что развал СССР является положительным
событием, странно, за какие заслуги получил премию Горбачев?
Этот шаг служил политическим интересам. Как это может быть,
что премию, которую не присудили самому великому борцу за
мир Махатме Ганди, несмотря на то, что его кандидатура была
выдвинута 5 раз, присудили Горбачову? Ну, что он сделал ради
человечества? Также непонятно, на каком основании
Нобелевскую премию получили Ясир Арафат, Шимон Перес и
Исхак Рабин. Ведь все еще нет перспективы решения израилепалестинского конфликта. А также Барак Обама. Ведь, если
следовать завещанию Нобеля, эта премия не может быть
присуждена в качестве аванса или поощрения, она должна быть
выдана за какие то заслуги. Если премию присуждали в качестве
поощрения, почему на долю Западной Европы пришлись 44,

109

Северной Америки 19, а на долю Африки всего 6 премий. Ведь
если наоборот, было бы более стимулирующе.
Когда вижу такое, невольно вспоминаю вьетнамского
политика Ле Дуджа Тхо. Несмотря на то, что он был удостоен
премии вместе с корифеем современной дипломатии Генри
Киссинджером за усилия в решении Вьетнамской войны, он по
сути отказался от этой премии. Французский мыслитель Жан
Поль Сартр также отказался от премми за заслуги в области
литературы. Думаю, это могло бы быть примером как для
Горбачева, Обамы, так и для Европейского Союза.
В последнее время мы становимся свидетелями того, что
Нобелевская премия все более политизируется. Не только
присуждения премия мира, но и премий за заслуги в области
литературы, можно сказать, основаны на политических мотивах.
Премия присуждается либо лицу, который является диссидентом страны, являющейся мишенью (как в свое время советским диссидентам Пастернаку, Солженицыну, Бродскому, а
позже, Грассу, Фо, Сарамоге, не любящим США), или же если
по какому-то критерию близок к кому-то, связан с чем-то.
Иначе, как может быть, чтобы премия, которой в свое время не
удостоились Толстой, Чехов, Золя, Пруст, Твен, присуждалась
Орхану Памуку?
Это дает основание считать, что Комитет Нобеля совсем
забыл о своей литературной миссии и, сам того не замечая, стал
заложником геополитических амбиций. Но, вместе с тем,
комитет ведет себя так, чтобы не оставалось сомнений в его
искренности. К сожалению, премия № 1 в мире пытается сохранить свое значение и рейтинг двуличием, угодничеством. Если
бы Евросоюз был удостоен этой награды 10 лет назад, и то было
это выглядело бы неправдиво. Сейчас ЕС переживает кризисный
период. Если разговор идет о мире, в Азии есть такие страны,
где годами не воюют. А ЕС пока еще не смог внести какой-либо
вклад в решение какого-либо конфликта, не смог потушить
очаги конфликта, находящиеся по соседству. Не надо далеко

110

идти, Южный Кавказ является доказательством тому. Эта организация в настоящее время действует по большей части как геополитическая организация. И держится его деятельность на геополитических амбициях.
Неслучайно президент Чешской Республики Вацлав Клаус,
посчитав присуждение Нобелевской премии в этой сфере
трагической ошибкой заявил, что такие шаги снижают ценность
премии.
Др. Тураб Гурбанов
7 ноября 2012

3.8. Претензии развивающихся стран
на региональное лидерство
Минувший год был богат на шумные события вроде
«арабской весны» и кризиса в еврозоне. Но одна из важных особенностей 2011-го, а также 2012 годов осталась вне внимания.
Это тенденция формирования новых сил на планете.
В настоящее время ясно, что находящиеся на подъеме такие
государства, как Китай, Индия, Бразилия и Россия, меняют
панораму мира. Однако, хотя они и развивают собственные экономики, события, происходящие внутри этих стран и за рубежом, показали, что они еще слабы на международном и даже
региональном уровнях.
Экономика Китая продолжает уверенно расти. Тем не менее,
страна обеспокоена ростом инфляции, причиной которой
является финансовый кризис, характеризующийся повышением
и снижением цен.
Правящий режим прекрасно знает пути выхода из экономических проблем, однако политические вопросы создают
большие трудности. В 2012 году в Китае произойдет невиданное
доселе событие – процесс передачи власти. Осенью 70
111

процентов руководства страны, то есть, по крайней мере, 200
членов Центрального Комитета Коммунистической партии
Китая (ЦК КПК) сдадут свои полномочия. Новые лидеры - Хи
Синпин и Ле Кегиан являются первыми, кто не получил
благословения и не является избранником Дэн Сяопина,
считающегося архитектором современного Китая.
В результате мы, возможно, станем свидетелями появления
внутри КПК фракций, развивающихся на реггиональной,
функциональной и идеологической основах. Эти изменения
происходят в очень деликатный момент. Активность официального Пекина в Южно-Китайском море в последние два года и
возникновение территориальных вопросов привели к объединению других азиатских стран против Китая и их открытому
призыву к США вмешаться в Азиатско-Тихоокеанский регион.
С региональной точки зрения Китай выглядит стабильным.
Но о глобальном лидерстве не может быть и речи. В настоящее
время ни один китайский лидер не заинтересован в принятии
таких серьезных решений, как поддержка евро или начало новой
борьбы за влияние между Востоком и Западом.
Индии же с точки зрения внутренних проблем еще сложнее,
чем Китаю. Страна, сталкивающаяся с различными внутренними и региональными трудностями, в силу этого пока не может
выглядеть уверенно во внешней политике. Сталкивающееся со
всех сторон с оппозицией коалиционное правительство
Манмохана Сингха похоже на больного, на которого надели
кислородную маску, дабы дать ему выжить.
Руководитель компании «Голдман Сакс» Джим О’Нил во
время выступления, посвященного 10-летию юбилея акронима
БРИК, автором которого он является, сказал, что среди
сияющих «новых звезд» наибольшее беспокойство связано с
Индией. В настоящее время темпы экономического роста этой
страны падают, ее валюта имеет наименьшую ценность в Азии,
сокращается объем зарубежных инвестиций, а политика правительства мечется между популизмом и застоем. С этой точки

112

зрения внешняя политика занимает для страны второстепенное
место. Даже в региональных вопросах, связанных с Пакистаном
и Афганистаном, Индия не проявляет особой активности.
Другие усиливающиеся государства сталкиваются с иными
трудностями. В 2012 году в России состоялись президентские
выборы. Однако Россия впервые после прихода Владимира
Путина к руководству страной сталкивается с разными
подходами. Страна окружена, с одной стороны, скептической
Европой, с другой – огромным Китаем, а также радикально
настроенными исламскими государствами.
Хотя в третьем квартале 2011 года в экономике Бразилии и
был отмечен спад, в настоящее время эта страна находится в
лучшем положении, чем другие. Постепенно Бразилия начинает
превращаться в регионального лидера и вступает в конкуренцию
с Мексикой.
Турция также считается одной из новых влиятельных сил в
регионе. Тем не менее, это влияние имеет определенные границы.
Хотя наблюдается подъем и других стран, совершенно очевидно,
что появляющиеся силы еще не созрели для лидерства.
США сумели успешно взять на себя лидерство в некоторых
регионах. Наряду с расширением своей роли в Азии официальный Вашингтон интенсифицирует свои отношения с Индией,
Бразилией, Индонезией и Турцией, а также налаживает прочные
связи с Россией в вопросе нераспространения ядерного оружия.
Вместе с тем, налицо, что авторитет США не на том уровне,
что раньше. В середине 1990-х годов, во время кризисов в
азиатских странах и Мексике, США были способны в одиночку
решать глобальные экономические проблемы. Однако в
настоящее время никто не ждет от официального Вашингтона
разрешения кризиса в еврозоне или же прогнозирования
последствий «арабской весны». Именно такова реальная картина
постамериканского мира, где нет великой силы.
Kямал Адыгезалов
2 мая 2012

113

Глава IV
ГЕОЭКОНОМИЧЕСКОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
МИРОВОЙ ПОЛИТИКИ
4.1. Политическая гегемония Германии в Европе

Неоколониальная политика Германии стала причиной серьезного недовольства в Европе. Сначала Германия стала проводить политику, направленную на углубление кризиса в Греции и
других государствах, страдающих от рецессии. К примеру, еще
в начале 2010 года германские банки отказались предоставлять
Греции кредит, поставив ее тем самым в безвыходное положение. В феврале 2010 года выяснилось, что занимающиеся государственным финансированием крупнейшие банки Германии –
«Hypo Real Estate» и другие неожиданно отказались покупать
ценные бумаги Греции. Кроме того, «Postbank» отказался вкладывать инвестиции в эту страну. Действия банков «Deutsche
Bank», «Bayeren LB» и «LBBW» также подтолкнули Грецию в
пучину кризиса. В решающий момент немецкие банки приняли
решения, которые способствовали углублению кризиса в Греции
и усугубили положение в стране.
Все это произошло в феврале 2010 года. Вслед за этими
действиями банков 3 марта 2010 года депутат Бундестага Германии от Христианско-демократической партии, близкий соратник
канцлера Ангелы Меркель Марко Вендевиц предложил Греции
взамен ее долгов Европейскому Союзу отдать часть греческих
островов. Параллельно член Бундестага от Партии свободных
демократов, соратник министра иностранных дел Гидо Вестервелле Франк Шеффлер выступил с идеей о том, чтобы греки взамен долгов продали острова вместе со своими долями в компаниях. Выходящая в Германии газета «Bild» писала по этому по-

114

воду: «Мы вам - деньги, а вы нам - остров Корфу». Следует
отметить, что остров Корфу является одним из крупных
островов Греции, где живет более 100 тысяч человек.
В то время не желавший идти на уступки в вопросе островов
премьер-министр Георгиос Папандреу заявил, что если Европейский Союз не поможет его стране, то она обратится в Международный валютный фонд. Это могло бы нанести большой
удар по евро. В частности, планы Германии и Президента Франции Саркози могло нарушить и заявление тогдашнего исполнительного директора МВФ Доминика Стросс-Кана, подчеркнувшего, что в случае обращения Афин, фонд может оказать
помощь Греции. Однако в скором времени Доминик Стросс-Кан
при загадочных обстоятельствах был отстранен от руководства
фондом, и на его место пришел соратник Саркози.
Таким образом, Германия сначала подталкивает Грецию к кризису, а вслед за этим требует взамен долга передать ей греческие
острова. Это - как экономический, так и геополитический вопрос.
С одной стороны, Греция теряет свой суверенитет и становится
зависимой от Германии, с другой – Германия выходит к Средиземному морю и заполучает здесь острова. Более того, она получает
возможность использовать эти острова в военных целях.
Поставленные перед Грецией требования не ограничиваются
передачей Германии островов. Грецию вынуждают к приватизации стратегических государственных предприятий стоимостью
50 миллиардов евро.
В ответ на требования Германии Афины вынесли на приватизацию игорного монополиста - компанию «OPAP», а также монополиста в области нефтепереработки – «Hellenic Petroleum».
Вопрос также в том, что полученные от приватизации средства
Греция отдает Германии и Международному Валютному Фонду
в виде процентов.
Германия зарабатывает также от заимствований, предоставленных Греции. К примеру, министр финансов Германии практически без процентов берет из Европейского стабилизацион-

115

ного фонда деньги и дает их Греции в качестве долга,
зарабатывая на процентах. По заявлению бывшего министра
финансов Греции Эвангелоса Венизелоса, таким способом за
последние два года Германия заработала от предоставленных
Греции заимствований 400 миллионов евро.
Похожий метод применяется и в отношении других стран.
Источником доходов Германии является не только предоставление Греции кредитов, но и продажа этой стране оружия. К примеру Германия ставит перед Грецией условие проводить
жесткую бюджетную политику, но при этом старается, чтобы
военные расходы не уменьшались. Потому что для Германии
Греция является крупнейшим рынком сбыта оружия. 15% экспортируемого Германией оружия приходится на долю Греции.
Министру иностранных дел Греции даже давали взятку, чтобы
эта страна закупала у Германии подводные лодки.
Получается, что большая часть долга, предоставленного
Германией Греции, вновь возвращается к ней посредством
процентов и военных расходов. Это не является моделью
восстановления экономики. Значит, условия, поставленные
Германией перед Грецией под видом реформ, параллельно с
ослаблением государства и обнищанием населения приводят
к получению Германией выгод в области военного сотрудничества. Средства, урезанные у населения – пенсионеров,
будут израсходованы на покупку оружия. Это – схема обогащения Германии за счет греческих пенсионеров.
При этом эксперты считают, что если бы Греция в предыдущие годы не выделяла так много средств на военные расходы,
последствия нынешнего кризиса были бы не такими обременительными.
Таким образом, применяемая Германией в отношении
Греции модель реформ предусматривает захват греческих островов, зарабатывание на выданных Греции кредитах, удержание
военных расходов Греции на высоком уровне, а также сохранение правительства страны в зависимом положении, навязывая

116

государству жесткую бюджетную политику. Кстати, посредством жесткой бюджетной политики Германия добивается
того, что экономика во всей Европе не растет, и на фоне этой
стагнации и регресса ее экономика обладает, хоть и незначительным, но темпом развития.
Самым важным политико-экономическим компонентом
неоколониализма Германии является то, что по требованию этой
страны и при поддержке бывшего Президента Франции Николя
Саркози все государства Европы, кроме Британии, должны
утверждать свой бюджет в комиссии Европейского Союза. А
Европейский Союз в настоящее время означает Германию. Это
значит, что государства будут спрашивать у Германии, как
определять свои расходы и доходы, куда и сколько тратить. К
тем, кто этого делать не будет, не захочет выполнять указаний
Германии, будут применены санкции.
Наконец, препятствуя выпуску общеевропейских бондов, то
есть ценных бумаг, Германия получила возможность заработать
от своих национальных бондов.
Схема такова: привлекая деньги из европейских стран, в которых кризис углубляется, на закупку ценных бумаг Германии,
которой кризис коснулся меньше, эта страна зарабатывает за
счет спада экономик других стран. В настоящее время ценные
бумаги Германии имеют высокую стоимость. Хотя все страны,
включая Францию, возражают против этой схемы, Германия
препятствует выпуску общеевропейских бондов.
Таким образом, хотя официальные лица Германии в своих
выступлениях и говорят о спасении экономики Европы, на деле
эта страна за счет спада других стран и взятия под контроль их
экономик проводит политику усиления своей национальной
экономики и превращения в гегемона в Европе.
Однако на минувшей неделе официальные лица Китая заявили, что они отказываются покупать ценные бумаги Европы.
Потому что риск велик. Обесценивание ценных бумаг Европы с
большей вероятностью усилит тенденции ужесточения внешней

117

политики Европейского Союза, в частности Германии. Возможно, что как и в отношении других стран, на Китай также
будет оказываться давление в связи с правами человека и др. Но
то, что истинная цель – не права человека, а продажа обесценившихся ценных бумаг, не вызывает сомнений.
Ибрагим Мамедов,
заместитель председателя
ЗАО «Азтелерадио»
18 мая 2012

4.2. Глобальный экономический кризис и
переполох в Арабском мире

Политические последствия экономических кризисов
Кризис является одним из этапов исторического процесса
развития. Будь то в цивилизационной плоскости, будь то в
экономической сфере циклы «развитие – восхождение - пик застой – кризис и снова развитие» являются обязательным жизненным путем человечества. Каждый кризис в экономической
сфере на определенном этапе является итогом развития и началом развития нового времени. А в геополитическом климате
кризис находится на основе формирования новой политической
картины.
Если взглянуть в историю, мы станем свидетелями того, что
экономические кризисы становятся причиной серьезных изменений, а иногда и трагедий. В истории Западной цивилизации,
которая является основной политической силой в современном
мире, можно перечислить множество исторических событий,
обосновывающих этот аргумент. Если отнестись к крестовым
походам, крупным географическим открытиям, второй мировой

118

войне и другим событиям, способным изменить судьбу мира,
мы становимся свидетелями интересной картины.
Например, несмотря на то, что в мировой истории крестовые
походы, считающиеся кульминационным этапом в столкновении цивилизаций, строились на религиозном факторе, нельзя
отрицать, что экономические факторы играют важную роль в
этих событиях. Исторические факты показывают, что причины
крестовых войн кроятся в засухе и голоде в Европе в конце XI
века, в результате чего возникла безработица, желание обедневших феодалов разбогатеть, увеличение числа рыцарей, не имеющих землю, а также желание духовных лидеров овладеть новыми землями.
Просто для начала движения ему был придан религиозный
характер. То есть в то время экономический застой, с которым
столкнулась Европа, стал толчком для крестовых походов. В
результате, Старый Свет освободился от избыточных человеческих ресурсов, сокращение численности безработных дало
толчок возникновению гармонии между спросом и предложением на рынке, материальные ресурсы были перевезены в Европу в качестве военных трафеев. Все это создало условия для
выхода Европы из экономического кризиса. В свою очередь эти
походы повлияли и на будущую политическую картину мира.
Западные страны искали новые торговые пути, и так как это уже
не было возможно сделать на суше, то послужило основой для
открытия морских путей.
Таким образом, можно предположить, что «Великая депрессия», произошедшая в 30-е гг. XX века и представляющая собой
самый сильный кризис, привел ко второй мировой войне. Во
время кризиса, начавшегося в США в 1929 году, уровень
безработицы достиг максимума, спало производство, многие
предприятия обанкротились. В то время одной из причин застоя
в мировой экономике было то, что в развитых странах Запада во
время прежней мировой войны военная промышленность, обладающая большим производственным потенциалом ослабла. А от

119

Великой депрессии мировая экономика избавилась только увеличением военных расходов именно передовых стран и ростом
производства. В результате военная мощь привела к новому
соотношению сил и войне за формированию новой политической картины. То есть Запад снова для выхода из кризиса предпочел путь экспансии. Просто ввиду того, что основными целями
были другие крупные государства, эта политика привела к войне
между противостоящими сторонами и в конечном итоге - к
новой политической конфигурации на глобальной плоскости.
Изменения на шахматной доске, к которым привел
нынешний глобальный финансово-экономический кризис
Таким образом, безусловно и без сомнения, экономический
кризис приведет к новому мировому порядку. В этом смысле,
всемирный кризис, начавшийся в 2008 году, является продолжением тех трендов. По мнению многих специалистов, ускоренные
и превышающие существующий потенциал темпы развития
Запада не основаны на реальной экономике. Поэтому, этот
«мыльный пузырь» когда-то должен был лопнуть. Как известно
начиная с 2007 года ускоренный рост цен на энергоносители и
продукты питания поставил ипотечных должников с невысокими доходами в безысходное положение и выявил их неплатёжеспособность.
Банки, выдающие кредиты, не дожидаясь возвращения кредитов под обеспечение цен на гарантированные постройки, выпустили на рынок облигации и выдали новые кредиты. А эти покупаемые облигации были заново проданы владельцам хозяйств
в качестве фондов.
Таким образом, первым делом кризис, углубляющийся на
рынке ипотеки, кредитов, строительства, ценных бумаг послужило причиной спада производства, повышению уровня безработицы, обретению социально-экономическими проблемами
политического характера.

120

По мнению ряда западных специалистов, спад производства
на фоне повышения цен на сырье в развивающихся странах и
неучтенность этой тенденции в развитых странах в механизме
кредитования привели к кризису.
Другими словами, ввиду того что кредиторы утратили
реальную возможность возврата долгов на рынке, возникли
некие цепные виртуальные средства. Ввиду того, что оборот
этих виртуальных средств продолжился в течение нескольких
лет, вся система пришла в упадок. То есть, в кризисе за основу
берется сегмент повышения цен на сырье и продукты питания.
Даже революции в Тунисе и Египте пытаются связать с продовольственным кризисом.
Но мы среди кризисных обвалов придаем больше значения
фактору спроса. Как известно, в западных странах из года в год
увеличиваются расходы на социальную сферу, образование,
здравоохранение, транспорт и другие фундаментальные расходы. В то же время, процесс старения в демографической структуре населения требует дополнительных средств от государств.
Борьба за повышение уровня жизни в западных странах приводит к высокому уровню стратисфикции в обществе. А политические амбиции Запада требует выполнение донорских, инвесторских, кредитных и других аналогичных миссий. А все это
обусловливает дополнительные поступления. Если рассмотреть
историю последних 100 лет, Запад всегда удовлетворял эту
потребность освоением новых рынков.
Изменения, произошедшие в сути процессов, привели к изменению геополитических ходов. Сначала колониальная система, а потом возникшие независимые государства и их технологическая зависимость, переживание странами социалистического блока периода трансформации дали Западу большое преимущество и открыли новые рынки. А в настоящее время колониальная система уже канула в лету, и ряд азиатских стран во
главе с Китаем являются основными участниками многих
рынков, в том числе и западных.

121

С другой стороны, продолжительность рецессии в Европе
связывают еще и со спадом внутреннего спроса, отказом
компаний от инвестирования в экономику, сокращением банковских кредитов, повышением процентных ставок в результате
увеличения государственного долга и бюджетного дефицита в
еврозоне, а также отсутствием возможности девальвации.
Пути выхода Запада из кризиса
Принимая во внимание все эти нюансы, неизбежным
выглядит приложение еще больших стараний западными странами для защиты и укрепления своих преимущественных позиций
в существующей системе. Углубление кризиса, охватившего
Евроатлантическое пространство и сверкание на глобальном
горизонте новых силовых центров, вынудило Запад к определению новой стратегии в качестве пути выхода из кризиса: выявление новых сырьевых и торговых рынков может стать путем
выхода из кризиса.
Как видно из истории, западные страны в периоды катаклизмов политических, экономических, даже экологических процессов, всегда меняли свои ориентиры и направления развития и в
соответствии с этим формировался новый мировой порядок.
Потребности развитых стран уже невозможно было удовлетворить только за счет освоения новых сырьевых рынков. Поэтому, требовались кардинальные изменения. Проект «Великий
Ближний Восток», выдвинутый Западом, также служит
лозунгом этой миссии. Основными целями данного плана
являются арабские страны. Интересно, что после обретения
независимости в XX веке арабские страны интенсивно сотрудничали с Западом. После входа глобальной экономики в
нефтяную эру этот регион стал основным источником сырья для
Запада. Тогда никого не беспокоило, что система управления в
арабских странах того времени не соответствовала западным
меркам, сосредоточение власти в руках автократии никого не
беспокоило.

122

Ведь главным было последовательное и надежное обеспечение себя углеводородными запасами. Запад даже в течение
долгих лет оказывал политическую, экономическую, военную и
вообще всяческую поддержку, включая материальные ресурсы,
тем режимам, которых сейчас называет диктатурами. Неслучайно, в числе стран, получающих наибольшие средства от
США, после Израиля идет Египет.
Можно предположить, что ввиду того, что из нынешнего
глобального финансового кризиса невозможно выйти только за
счет сырья, идет поиск альтернативных путей. А эти новшества
предполагают увеличение объема заказов военно-промышленного комплекса, появление непосредственных рабочих мест для
компаний с целью восстановления разваленной инфраструктуры, новые заказы на западную технологию и услуги начиная
от консалтинга до укрепления материально-технической базы с
целью реорганизации страны, в том числе системы образования,
здравоохранения, армии и других сфер, а кроме того, удаление
конкурентов из новых рынков.
Факты свидетельствую о том, что в период «свободы и
демократизации» эти страны с парализованной экономикой
предоставляют тендеры для восстановления инфраструктуры
западным компаниям, в новой системе во всех отраслях предлагаются западная практика и соответствующие услуги. Новая
армия также оснащается западным вооружением.
Возникновение переполоха в арабском мире означает также
вытеснение других силовых центров из арабского мира.
Наблюдения показывают, что из стран, находящихся под прицелом в данный момент, только в Южной Суданской Республике
наряду с Западом проявляет активность и Китай. Причины очень
своеобразны. Основная причина в том, что у этой страны, обладающей богатыми нефтяными запасами, нет необходимой
инфраструктуры для транспортировки нефти. Все нефтепроводы
проходят через Судан. А создание новой инфраструктуры требует крупных финансовых средств. Ввиду того, что на

123

нынешнем кризисном этапе у Запада не хватает средств на это,
инвестиции Китая устраивают всех с точки зрения вывода нефти
на рынки.
Нужно отметить, что в ответ на планы Запада выйти из экономического кризиса таким путем Китай тоже выстраивает свой
политический курс. Так, принимая во внимание, что в настоящее время не сможет занять какую-либо значимую позицию в
регионе, Китай все больше пытается воздействовать на внутреннюю экономику западных стран. Так, Китай является самой
крупной страной, вкладывающей инвестиции на рынке ценных
бумаг США. А искусственно снижая курс юани – национальной
валюты, Китай целенаправленно привлекает иностранных инвесторов. Неслучайно, в ходе дебатов накануне президентских
выборов в экономических программах Ромни и Обамы основной
темой обсуждения является торговая стратегия против Китая.
Китай, являющийся лидером в мире по объему золото-валютных
запасов, пользуется этим преимуществом и против стран Евросоюза. Таким образом, на то, что Запад в своих ближневосточных планах не уделяет место Китаю, Пекин, в свою очередь,
отвечает воздействием на внутренние рынки США и европейских стран. В любом случае, глобальный экономический кризис
обострил противостояние между Западом и Китаем, и можно
предположить, что после президентских выборов в США этот
процесс обретет новый характер.
Неожиданные стороны выхода из кризиса
Хотелось бы подчеркнуть еще один момент. Неучтенность
ряда нюансов в планах выхода из экономического кризиса
ставит Запад перед некоторыми неожиданностями. Так, в то
время как Евросоюз расширяется на Восток, арабское пробуждение вызвало некоторые трудности. Так как после вступления в
организацию новых стран, недостаточность финансовых
ресурсов центра создает большие проблемы для устранения

124

разницы в уровне развития стран на пока еще не полностью
сформированном едином рынке.
Полное открытие бывшими социалистическими странами
своих внутренних рынков сильным западным компаниям представляет собой серьезный удар по экономике этих стран. В свою
очередь, кредиты и транши Европейского инвестиционного
банка и других финансовых институтов сосредоточены в руках
большой четверки во главе с Германией. Если учесть, что новые
заказы в арабском мире также ничего не обещают для мелких
европейских стран, то возникает угроза для будущего Европы.
Уже в Прибалтийских странах, Румынии, Венгрии, даже в таких
странах, как Португалия и Испания, мнение о едином рынке
изменилось. А больше всех, несомненно, пострадала Греция.
Международные рейтинговые агентства ускоренно снижают
рейтинг этой страны. Государственный долг Греции уже достиг
350 миллиардов евро, и страна не в состоянии вернуть его.
Число безработных увеличивается изо дня в день, а с другой
стороны, мигранты создают большие проблемы. Аналитики
заявляют, что греческий шок может оказать серьезное отрицательное воздействие как на еврозону, так и на окружение. События, происходящие в этой стране, представляют угрозу, для мировой финансовой системы в общем. Видимо, меры, принимаемые Западом для выхода из кризиса, обещают неожиданности
даже в самой Европе.
Таким образом, первые политические последствия глобального экономического кризиса уже наблюдаются в арабском
мире. Запад всегда во время кризиса ищет путей спасения за
рубежом. История свидетельствует, что искусственные вмешательства приводят к катаклизмам. Если учесть, что кризис все
еще продолжается, от эффекта бумеранга не застрахованы даже
те, кто воздействует на эти процессы извне.
Арасту Габиббейли,
доктор философии по экономическим наукам
6 ноября 2012

125

4.3. Может ли очередной экономический
кризис начаться с Китая?

Когда в первой четверти 2013 года темпы роста ВВП Китая
сократились до 7,7%, в мире забили тревогу. По мнению
экспертов, это может быть пока лишь началом. И правда, есть
несколько причин, по которым китайская экономика оказалась
втянута в кризис.
США столкнулись с тремя самыми большими проблемами
(резкий рост цен на недвижимость, беспорядочное распределение кредитов, неуправляемость теневого банковского сектора), с
которыми сталкивается Китай сейчас, еще 5 лет тому назад
накануне самого известного в истории экономического кризиса.
Особое беспокойство среди этих проблем вызывает теневой
банкинг. Чтобы не подорвать стремительные темпы экономического роста, китайские власти должны предпринять серьезные
меры по предотвращению банковского сектора в теневой экономике. По мнению экспертов, в противном случае американский
сценарий может повториться. Независимо от того, какое решение примет коммунистическая партия, итоги решения могут
повлиять на весь мир.
Пока что основной финансовый источник китайской экономики – традиционные банковские кредиты. Но в нынешней
ситуации сложилась весьма интересная картина. Если в теневом
банковском секторе Китайской Народной Республики годовые
темпы роста выдачи кредитов составили 34%, то в обычных
банках этот рост составлял всего 14%. Причиной такого
расхождения стало то, что большинство из 42-миллионных
представителей малого и среднего бизнеса Китая не имеют
доступа к получению банковских кредитов.
Ограничивая кредитную активность, китайские власти
пытаются предотвратить инфляцию. В целях борьбы со снижением качества кредитных портфелей ужесточаются нормы
126

выделения средств для банков. Поэтому для мелких и средних
предпринимателей вопрос получения кредитов усложняется. С
2010 года стоимость нерегулируемых кредитов этого сектора,
вложений и других финансовых средств выросла вдвое,
составив 5,86 трлн. долларов США, что равно 69% ВВП [i] .
«Moody», одно из трех крупнейших в мире рейтинговых
агентств по кредитам, в отчете за 2013 год предупреждало Китай
о том, что «теневой банкинг создает систематические
риски» [ii] .
Теневой банкинг широко распространен в мире. Но следует
учесть, что финансовые рынки различных государств находятся
на разных этапах своего развития. Поскольку законодательство
у каждого государства свое, то и пробелы в нем тоже разные.
Теневой банкинг в Китае уже не те скрытые конторы,
предоставлявшие людям долг под высокие проценты, как это
было в 2000 году. Основные игроки этого рынка сегодня – это
траст-брокерские компании, предоставляющие представителям
основного сектора кредиты и ставшие основными игроками
финансовой системы страны. По данным «Financial Times»,
активы этих структур составляют более 1,1 трлн. долларов.
В КНР ситуация постепенно начинает напоминать события в
США. Для регулирования собственного баланса местные банки
Китая не создают дочерние организации, как это было до
ипотечного кризиса в США. Вместо этого они используют уже
существующие трасты, за определенные проценты посредничая
в свойственной им форме между инвестором и кредитором.
После жестких указаний со стороны властей Китая банки
стали основным источником теневого кредитного сектора.
Привлекая более выгодными нормами инвесторов, власти
добились создания целой линии - Управление Финансовыми
Средствами (Wealth Management Products). WMP - это средство
продажи, возникшее в результате вложения в теневой фонд. Для
инвесторов это гораздо выгоднее обычных депозитов: WMP
приносят предпринимателям около 6% годовых.

127

Больше всего экспертов беспокоит непрозрачность WMP.
Покупатели зачастую не осознают, куда направляются их
деньги, и какие риски при этом возникают.
«Financial Times», изучающий 50 китайских банков, показал,
что только нескольким потенциальным инвесторам удалось
объяснить, куда будут вложены средства. Схема привлечения и
реинвестиции средств в рамках WMP создает дополнительные
риски для Национальной банковской системы.
В финансовой системе Китая уже стали проявляться
пустоты. Параллели между неудачной пирамидой американской
ипотеки и теневым банкингом Китая - вопрос, знакомый иностранным инвесторам. «Резкий рост объемов теневого банкинга в
Китае имеет тревожное сходство с рынком субстандартной ипотеки в США, где зародился кризис 2007-2008 годов», - заявил
американский финансист Джордж Сорос. По его мнению, учитывая опыт США, у Китая есть еще пара лет для того, чтобы
установить контроль над этим рынком. Подобные заявления Сороса дают основания для беспокойства. Не потому что
Сорос внимательно следил за китайским рынком и дал прагматичный прогноз. Просто роль, которые сыграли подобные
финансовые спекуляции во время экономических кризисов в
различных регионах мира, не позволяет забыть горький опыт.
Наблюдения показывают: чтобы повлиять на курс той или
иной валюты в бирже, Сорос всякий раз организовывает предварительную информационную атаку со стороны средств массовой информации и аналитических изданий. Именно поэтому
фонды Сороса финансируют многие известные медиа-компании
и издания, мозговые центры. Первую атаку на страну-мишень
Сорос предпринимает в информационном пространстве, создавая среди мировой общественности нужное ему мнение об этой
стране.
Как известно, искусственно вмешиваясь в финансовые
рынки, фонды Сороса могут вызвать кратковременный застой и,
проведя различные операции, воспользовавшись этим временем,

128

извлечь многомиллионные доходы. «Заслуги» фондов Сороса
имеются в экономическом кризисе 1997 года в Восточной Азии,
в валютном кризисе 1992 года в Британии, в экономическом
кризисе 1998 года в России.
Мир, наверное, еще не забыл, как в спекуляции по поводу
фунта стерлингов Сорос в 1992 году за день заработал 1 млрд.
долларов. В результате проведенных Соросом финансовых
операций цена фунта стерлингов падает сразу на 12%, что
приносит Соросу за ночь более 1,1 млрд. долларов. А валютный
рынок Англии фактически был разрушен. Поэтому заявления
Сороса относительно финансового рынка Китая дают основание
сегодня предполагать, что идет подготовка к какой-то новой
игре.
Пекин осознает опасность. Комиссия по регулированию
банковской деятельности Китая намерена установить жесткий
контроль над выпуском WMP, не отраженных в балансах
банков. А это коснется инвестиционных объектов. Как
следствие, они должны гарантировать возврат этих средств и
информировать как власти, так и клиентов о вложениях.
Этих мер может быть недостаточно. По мнению экспертов
Академии социальных наук Китая, смягчая спрос на финансовом рынке, нужно ускорить борьбу с теневыми кредитными операциями. Ссылаясь на растущие риски ликвидности, аналитики
призывают власти снизить контроль над банковскими ставками
и либерализовать долговой рынок. Взяв для борьбы с инфляцией
под свой полный контроль кредитование экономики, китайские
власти, тем самым, еще на более долгий срок отложат либеральные реформы. Поскольку экономический рост Китая в 2012 году
за 13 лет упал до худшего показателя, использование теневого
банкинга для стимулирования экономики кажется очень привлекательным. Очевидно, что правящие круги Китая, вместо того
чтобы убить дракона, пытаются его обуздать. Но пример
Америки показывает, что надо не только знать, когда спрыгнуть
с дракона, но и иметь политическую волю сделать это.

129

На китайском языке слово «кризис» – veiji – означает и
угрозу, и возможность. Этот переходный период может оказаться для Китая трудным, но ради позитивного будущего он
должен справиться со многими новшествами.
Рамиль Тагиев
18 июня 2013

[i] Dexter Roberts – "China's Next Crisis Lurks in Shadow
Banking”http://www.businessweek.com/articles/2013-05-16/chinas-nextcrisis-lurks-in-shadow-banking
[ii] Moody's: China's shadow banking continues to weigh on the banks'
credit profiles -http://www.moodys.com/research/Moodys-Chinas-shadowbanking-continues-to-weigh-on-the-banks--PR_273026

4.4. Геоэкономика, энергетика и
международная безопасность

В современной системе международных отношений экономика приобретает все большее значение. С этой точки зрения,
параллельное использование в лексиконе международных отношений понятий геополитика и геоэкономика не случайно. А значение энергоносителей в экономической сфере нельзя отрицать.
Вопрос об энергообеспечении занимает даже важную часть в
концепциях национальной безопасности стран. Такая ситуация
служит основанием для того, чтобы прибрать к рукам экономики и энергетики с точки зрения национальной безопасности.
a. Геоэкономика: понятие безопасности,
изменившееся после холодной войны
Если рассмотреть годы холодной войны, мы увидим, что
согласно условиям международного строя в то время к понятию
130

безопасности по большей части применялся подход, основанной
на силе. Но, нефтяной кризис 1973 года и экономический рост в
80-е годы прошлого века Японии и Германии послужили
причиной того, что экономическая мощь стала важнейшим
критерием. По нашим наблюдениям в развале Советского Союза
основными причинами также стали экономические причины.
При таком раскладе началось обсуждение значения военной
мощи в доминантной позиции. Исходя из этого, мы могли
наблюдать, что с точки зрения безопасности в мировом строе,
наряду с военной мощью, значение приобретала и экономическая сила. А в подходе к безопасности после холодной войны,
наряду с участием экономики, проявлялось участие и энергетики, являющейся одним из основных факторов экономики.
Вместе с тем, связывание экономики и энергетики с понятием безопасности привело к некоторым результатам с точки
зрения энергоресурсов. Это положение стало темой для обсуждений, касающихся национальных и международных интересов.
Таким образом, в период после холодной войны в новом миропорядке наблюдалась политика акторов, направленная на энергоресурсы и в те регионы, где они легко могли бы овладеть
этими ресурсами [1].
В связи с этим, изменения в мировом строе влияют на поток
нефти и природного газа. Например, можно сказать, что в годы
холодной войны нефтяные и газовые ресурсы Российской Федерации и Каспийского региона были абсолютно недоступны для
отстающей части мира. А в конце холодной войны, политические и экономические изменения, произошедшие в Советском
союзе и других странах Восточного блока, создали условия для
более легкого овладения энергоресурсами указанных стран[2].
Кроме того, одним из важных результатов падения Берлинской
стены в 1989 году можно назвать появление большего объема
энергоресурсов на международном энергетическом рынке.
Таким образом, после холодной войны транзитная свобода,
возникшая в различных регионах мира, привела к энергетической

131

разновидности в международном обороте. Такая ситуация расширила зону действий акторов в международной политике и
привела к борьбе за власть на пути овладения энергоресурсами и
транзитными путями транспортировки энергоносителей. Следовательно, конкуренция в энергетическом измерении безопасности стала одной из важных тем международной политики. В
этом контексте основную роль стали играть нефть и газ. Среди
причин возникновения такой ситуации можно назвать разносторонность использования нефти и газа, их легкую транспортировку в сравнении с каменным углем и меньшее загрязнение
природы при использовании.
b. Энергетическая безопасность с точки
зрения международных отношений
Если рассмотрим период после холодной войны, то увидим,
что в эту пору энергетическая безопасность связывалась с национальной безопасностью стран[3]. Именно поэтому энергетическая безопасность стала одним из сфер, представляющих интерес
в международной политике. Основной целью энергетической
стратегии и политики государств является «обеспечение энергетической безопасности с наименьшими затратами без нанесения
вреда экономике, социальной безопасности и охране окружающей среды».
И в числе наиболее важных факторов энергетической безопасности приоритетное место занимают «обеспечение непрерывного потока энергоносителей, умножение источников и
альтернативных транзитных путей для транспортировки энергоресурсов». Методы для достижения этой цели отличаются в
зависимости от страны и источников.
Внесение ясности в понятия, возникающие при высказывании гипотез о разнообразии энергоисточников может быть
очень полезным. Например, энергоисточники могут быть разделены и рассмотрены как основные и энергоисточники второго
класса[4]. Основные энергоресурсы можно разделить на

132

подпункты – на восстанавливаемые и невосстанавливаемые
энергоресурсы. Например, нефть, природный газ и каменный
уголь являются невосстанавливаемыми энергоресурсами. А
энергия воды, ветра и солнечная энергия являются восстанавливаемыми видами энергоресурсов. А вторым видом энергии является электричество. Наряду с этим, в качестве остаточного
горючего между основными видами энергоисточников можно
назвать нефть, природный газ и уголь.
Кроме того, энергетическую безопасность можно разделить
на три направления: безопасность обеспечения, безопасность
спроса и транзитная безопасность. Безопасность обеспечения,
являющуюся одним из факторов, составляющих энергетическую
безопасность, можно охарактеризовать как «обеспечение с
наименьшими затратами для одной страны без нанесения вреда
окружающей среде и в достаточном объеме и качестве для
развития этой страны»[5]. В этом смысле, энергетическая безопасность представляется важной с точки зрения стран-потребителей, удовлетворяющих свой спрос на энергоносители со стороны. С другой стороны, для стран, владеющих энергоресурсами, имеет важное значение безопасность спроса. К этому
можно добавить безопасность транспортировки с точки зрения
стран, через которые ведется транспортировка. В пример странам, для которых вопрос транспортировки энергоносителей
является важным, можно привести Турцию и Украину. С другой
стороны, можно сказать, что одним из наиболее важных условий
обеспечения энергетической безопасности, является обеспечение разнообразия.
Если посмотреть на будущее энергетической безопасности с
точки зрения международных отношений, то можно предположить, что в период до 2030 года «в рамках нынешней энергетической политики и потребительского выбора» основной энергетический спрос увеличится на 40% в сравнении с 2007 годом[6].
Прогнозируется, что за этот период остаточное горючее составит 80% всего потребления энергоносителей[7]. А в потреблении

133

остаточных энергоресурсов до 2035 года 50% придется на долю
нефти. Таким образом, до 2035 года нефть сохранит доминантную роль среди остаточных ресурсов в потреблении
энергоресурсов. Предполагается, что до 2035 года потребление
природного газа увеличится на 44%[8]. До 2030 года
потребление природного газа займет второе место в мире в
общем потреблении энергоносителей. Так, до 2030 года потребление нефти и газа составит 60% общего энергопотребления в
мире[9]. Поэтому, прогнозируется, что борьба за «производство,
потребление, торговлю» все еще сохранит важное место в сфере
международных отношений.
c. Энергетика и международная безопасность
Все вышесказанное дает возможность правильно анализировать сегодняшние процессы, происходящие в мире. Таким
образом, проясняются причины конфликтов, имеющих место в
регионах с большими запасами нефти и газа, и в регионах, где
проходят пути транспортировки.
Следует вывод, что внешняя политика является не только
путем укрепления сегодняшней экономической ситуации, но и
обеспечивает завтрашнюю безопасность. Но тут просматривается один важный вопрос.
Как известно, согласно теории реализма, который является
доминантным в международных отношениях, государства проводят политику с целью получения прибыли, основываясь на
свою мощь и влияние на другие государства[10]. Поэтому, согласно реализму, «политика является борьбой сил»[11]. С этой
точки зрения, реализм воспринимается как мировой строй, при
котором страны мира стараются овладеть все большей силой.
А если рассмотреть реализм в области безопасности, то в
последнее время проявляются попытки обеспечить национальную безопасность за счет «безопасности других государств». В такой ситуации реалистическое мировоззрение и
борьба сил становятся неизбежными. В связи с этим, можно

134

увидеть, что политика безопасности, проводимая странами,
направлена на обеспечение прибыли государства. Основываясь
на это, можно утверждать, что разговор идет об определении
стратегии с целью обеспечения прибыли государства. Кроме
того, можно также сказать, что государства используют свою
силу с целью реализовать свои интересы.
Борьба за усиление экономики и обеспечение энергетической безопасности в международных отношениях подтверждает подход безопасности теории реализма. Эта борьба концентрируется на энергетическом измерении безопасности. Для международной безопасности угрозу представляют противоречия в
области нефти и газа. Эта тема выводит нас на более тонкий
вопрос: Что более важно - обеспечение международного мира и
безопасности или доходы, получаемые в этой борьбе ?
Дуйгу Гендж,
магистр по международным отношениям Института
стратегических исследований Командования военных
академий Вооруженных Сил Турции
7 декабря 2012
1. Pamir A.N. (2005). Enerji Politikaları ve Küresel Gelişmeler. Stratejik Analiz. Sayı: 68. Stratejik Analiz:
http://www.emo.org.tr/ ekler/c6744c9d42ec2cb_ek.pdf.
2. Saygın H. (2005). Enerjipolitik: Enerji ve Geopolitik. Enerji
Dergisi. Yıl: 10 Sayı: 5, s. 25.
3. Poneman D. (2010). Remarks as Prepared for Delivery, U.S.
Deputy Secretary of Energy. White House Energy Security
Stakeholders Forum. Department of Energy:
http://www.energy.gov/news/9277.htm.
4. World Nuclear Association. (2011). Energy for the World - Why
Uranium. World Nuclear Association:
http://www.world-nuclear.org/education/whyu.htm.
5. Ediger V.Ş. (2007). Yeni Yüzyılın Enerji Güvenliğinde Karşılıklı
Bağımlılık Bir Zaruret. Doğal Gaz Dergisi.:

135

6.

7.

8.

9.
10.

11.

http://www.dogalgaz.com.tr/magazine/default.asp?sayi=132&syf
=58.
Türkyılmaz O. (2009). Türkiye'nin Enerji Durumu. Türkiye
Makine Mühendisleri Odası TMMOB:
http://www.mmo.org.tr/resimler/dosya_ekler/8e4b957fb560a53_e
k.pdf.
U.S. Securities and Exchange Commission. (2011). Exxon Mobil
Corp. Form 8-K Current Report. Edgar Online:
http://google.brand.edgaronline.com/EFX_dll/EDGARpro.dll?FetchFilingHTML1?ID=779
7918&SessionID=uAZFHqfYVohHtP7. S.6.
U.S. Energy Consumption by Energy Source 2010. U.S. Energy
Information Administration EIA:
http://www.eia.gov/energyexplained/index.cfm?page=us_energy_
home.
U.S. Securities and Exchange Commission. (2011, Mart 09).
A.g.e.
Morgenthau H.J. (1985). Politics Among Nations The Struggle for
Power and Peace. (Der. K. W. Thompson). New York: McGrawHill. s.5.
Walt S.M. (1998, Bahar). International Relations: One World,
Many Theories. Foreign Policy Special Edition: Frontiers of
Knowledge. Maxwell School of Syracuse University:
http://faculty.maxwell.syr.edu/hpschmitz/PSC124/PSC124Readin
gs/WaltOneWorldManyTheories.pdf

4.5. Хедж-фонды и инвестиционные банки –
проводники и операторы виртуальной экономики

Kлассик экономической мысли еще в 19-м веке говорил о
капитале, всегда стремящемся к максимальной прибыли, любой
ценой. Обозревая сегодня финансовые рынки США трудно не
согласиться с данным утверждением.

136

Многие аналитики приписывают экономический кризис
разразившийся в 2008 году именно спекулятивным действиям
финансовых гуру, считая банкротство инвестиционного банка
Lehman Brothers и проблемы федеральных агенств недвижимости Freddie Mac и Fannie Mae своеобразными триггерами
последующих событий. Вне зависимости от того, каковы
реальные причины мирового кризиса, финансовые рынки
Америки действительно мало способствуют созданию условий
для выхода из него.
Рассмотрим вкратце каковы же условия, в которых делается
современный финансово-инновационный капитализм. Говоря об
этом нельзя обойти молчанием ту роль, которую на мировых
рынках играют хедж фонды и инвестиционные банки. Вообще
история появления этих финансовых структур запутанна и
неясна. Известно, что в 30-ые годы на биржах США были
представлены в основном совместные фонды, - объединившиеся
в пул инвесторы. Они регистрировались Федеральной Комиссией по Облигациям и Биржам, и их деятельность регулировалась несколькими законодательными актами, в том числе Законом об Инвестиционных Компаниях от 1940 года. С появлением
хедж-фондов сфера деятельности совместных фондов существенно сократилась.
В принципе, хедж-фонды занимаются тем же, что и
совместные фонды – они проводят различные инвестиционные и
торговые операции на финансовых рынках от имени частных
инвесторов, скупают и продают ценные бумаги. Но есть и
серьезные различия: хедж-фонды не регистрируются при
Федеральной Комиссии и не подпадают под действие Закона о
Инвестиционных Компаниях. Фактически эти фонды не
подконтрольны на институциональном уровне государственным
регуляторам. Также они не обязаны предоставлять подробную
информацию о своей деятельности и финансовом состоянии
внешним акторам: около половины хедж- фондов создаются в
офшорах. Кроме того, хедж-фонды представляют собой клуб

137

богатых, членские взносы варьируются в пределах до 1
миллиона долларов. Достаточно сказать, что общая сумма
аккумулированных по всему миру в фондах средств по разным
оценкам составляет около 2-х триллионов долларов.
Как следует из названия, фонды эти вроде создаются для
страхования рисков инвесторов. Да, хедж-фонды в какой-то
мере страхуют риски своих инвесторов, но главная функция их
заключается в обеспечении максимальной прибыли и высокой
ликвидности. На самом деле это высоко рискованные и опасные
для внешних игроков предприятия. Таким образом, характерные
особенности хеджфондов следующие: неподотчетность госорганам и непрозрачность деятельности, объединение интересов
сверхбогатых, стремление к сверхприбыли. Все это вместе и
предопределяет крайне спекулятивный характер операций,
проводимых данными фондами. Задача хедж-фонда сделать
своих собственников богаче как можно быстрее, и с этой точки
зрения фонду неинтересна дальнейшая судьба активов.
Инвесторы фонда это не собственники предприятий,
заинтересованные в их долгосрочном развитии, а игроки
желающие заработать на разнице между ценами продаж и
покупок за определенные временные интервалы. Обычная
операция, проводимая хедж-фондом это так называемые
«короткие продажи». Фонд берет в долг акции или любые
другие ценные бумаги, продает их с расчетом на последующее
снижение цен, выкупает бумаги обратно через некоторое время,
возвращает владельцу (брокеру на бирже) и кладет разницу себе
в карман. Понятно, что при таком подходе ни о какой стратегии
развития предприятий, чьими ценными бумагами торгуют,
говорить не приходится. Типичный пример спекуляций
подобного рода продемонстрировал Джордж Сорос на валютном
рынке в 1992 году, сыграв по «коротким позициям» против
фунта стерлингов. В результате хедж-фонд Сороса заработал
свыше 1 миллиарда долларов за несколько дней, а валютный
рынок Англии был фактически разрушен.

138

Спекулятивный характер фондов ярко показывает и тот
факт, что высоко эффективны они, как правило, во время
экономического роста. В период рецессии 70-х многие хеджфонды остановили свою деятельность. Снова популярность они
завоевали во время роста 90-х. Но согласно данным Фонда
«Hedge Fund Research», только за первый, 2008 год нынешнего
кризиса в США обанкротилось свыше 700 фондов. Значит,
несмотря на декларирование способности страховать от рисков,
хедж-фонды плохо справляются с этой функцией тогда, когда
это более всего необходимо.
Не менее интересна и деятельность инвестиционных банков.
Эти банки выполняют функции посредников на бирже, помогая
инвесторам принимать решения, содействуя корпорациям в
выпуске ценных бумаг, торгуя бумагами и обязательствами от
имени своих клиентов. Во время Великой Депрессии
инвестиционные банки были отделены от коммерческих
законом Гласс Стигала. Законом конгресс запретил
инвестиционным компаниям принимать депозиты, то есть
совмещать функции коммерческих банков. Однако в конце 90-х,
на волне экономического роста, все больше финансовых
институтов стремилось объединить в себе несколько функций и
тем самым увеличить на рынке и долю прибыли. Приняв в 1999
году поправки Грамм-Литч-Блили к закону Стигала, конгресс
был вынужден узаконить уже фактически начавшийся процесс
слияний инвестиционных, коммерческих банков, страховых
компаний, компаний по торговле ценными бумагами.
С 1999 года инвестиционные банки стали оказывать услуги
своим клиентам и как коммерческие банки. Как и в случае с
хедж-фондами, во время экономического бума, который Запад
переживал последние 20 лет, дела шли хорошо, и новые
холдинги зарабатывали большие деньги. Проблемы обнажились
в 2008 году и вполне логично, что начало кризиса
ознаменовалось банкротством крупнейшего инвестбанка
Lehman Brothers.

139

Стало ясно, что изменение закона в 1999 году привело к
снижению качества и требований при создании банков и об этом
говорил сам президент Обама, критикуя поправки Грамм-ЛитчБлили. Новые холдинги стали восприниматься слишком
большими, чтобы обанкротиться, и поэтому регуляторы снизили
требования безопасности к ним. В свою очередь, и банки
воспринимали себя «слишком большими и надежными», и
потому возросла доля рискованных операций в их портфеле.
Кроме того, выяснилось что слияние нескольких функций в
одном финансовом институте стало причиной конфликта
интересов в нескольких плоскостях. Во-первых, объединение
подразделений по коммерческому и инвестбанкингу, а также
страховых структур в одном банке вело к раскрытию
коммерческих тайн и интересов клиентов. Во-вторых, стало
непонятно, когда банк действует от своего имени, а когда от
имени клиентов.
Одним из самых любимых финансовых инструментов хеджфондов и инвестбанков являются так называемые деривативы производные ценные бумаги, цена которых определяется в
зависимости от цены базового актива, к которому они
прикреплены. Изначально такие деривативы предназначались
для страхования рисков компаний. Однако со временем они
превратились в средство зарабатывания больших денег.
Посредством продаж деривативов компании вроде снижали
кредитные риски, что позволяло бесконтрольно расширять
операции на рынке. Яркое подтверждение тому из недавней
истории выпуски деривативов, прикрепленных к ипотечным
кредитам.
Такая тактика опять-таки хорошо работала во время бума,
принося сверхдоходы в результате действия принципа
финансового рычага, когда небольшое изменение базовых
значений приводило к большим изменениям в цене деривативов.
Характерным моментом являлась и низкая степень
регулирования и прозрачности рынка деривативов, на которых

140

не распространялись многие нормативы. Это позволяло
выносить деривативы в забалансовую отчетность, и дела
компании казались лучше чем на самом деле.
Но во время спада деривативы стали приносить
сверхубытки. Последняя история с лондонским инвестиционным отделением банка JP Morgan пример того, как
рискованные спекуляции с кредитными и индексными деривативами резко увеличили долги банка при ухудшении ситуации
в экономике и некотором снижении базовых индексов, к
которым были прикреплены деривативы. Причем из-за
непрозрачности деятельности отделения Правление банка и его
клиенты до самого последнего момента не знали, что операции
по деривативам принесли компании убытков на сумму до 5
миллиардов долларов.
Надо отдать должное - американские власти пытаются
привести финансовый рынок в некий порядок. В 2010-м
президент Обама подписал закон Додд-Франка. Цель этого
закона - увеличить контроль над деятельностью хедж-фондов и
инвестбанков,
ограничить
возможности
сомнительных
операций, сделать рынок деривативов более прозрачным и
регулируемым. Однако Уолл-Стрит активно сопротивляется
применению этого закона, лоббируя через влиятельных
конгрессменов, преимущественно республиканцев, поправки,
нивелирующие его положения.
Примечательно, что многие хедж-фонды всерьез обеспокоены перспективой применения новых правил, которые будут
требовать от них большей прозрачности и регистрации при
Федеральной Комиссии по Облигациям и Биржам, в случае если
фонд управляет активами посторонних инвесторов. Тот же
Сорос, с целью избежать регистрации, уже объявил, что его
хедж-фонд возвращает деньги сторонних инвесторов и
становится чисто семейным предприятием.
Семейный подряд хорошее дело и главное - надежное, никто
не спорит. Возникает только вопрос, почему же некоторые

141

филантропы
и
благодетели
человечества,
желающие
осчастливить его открытым обществом, что само по себе
похвально, не хотят применять те же принципы в собственном
бизнесе
Аяз Кадыров
18 июня 2012

142

Глава V
НОВЫЙ МИР: МУЛЬТИКУЛЬТУРАЛИЗМ ИЛИ
СТОЛКНОВЕНИЕ ЦИВИЛИЗАЦИЙ
5.1. Мультикультурализм: общечеловеческая
идея или западные ценности?

Мультикультурализм как понятие – новое явление, а с
призмы образа жизни и с точки зрения сущности имеет
древнюю историю. На заре истории различные носители
цивилизации были в тесном контакте друг с другом в том же
пространстве или прилегающих к ним территориях. В связи с
образованием великих империй эти представители различных
культур наладили между собой более тесные отношения в
пределах одного государства. Человечество всегда было свидетелем взаимовыгодности, влияния и противодействия. Иными
словами, влияние различных культур и взаимовыгодность процесс, который длился тысячелетиями. В настоящее время
современный мир имеет разнообразные этно-культурные
пестроты в результате сохранения представителями различных
культур в одном пространстве своего существования.
История доказала, что если бы не мультикультурные ценности,
то не было бы никакой великой цивилизации. Любое общество изза своей изолированности и замкнутости в пределах своих границ
обречена на крах. В период глобализации ни одна страна не может
оставаться вне мультикультурализма. Мультикультурализм, то ли
в связи с нынешним кризисом или в связи с крахом этой идеи,
неоднозначно воспринимается на Западе. Мультикультурализм как
идеология, рассматриваемая Западом, во многих уголках планеты,
в том числе в Азербайджане, воспринимается как образ жизни.

143

Люди, живущие тысячелетиями в обстановке мультикультурализма, считают его богатством.
Мультикультурные ценностей вызывают толерантное отношение к различным культурам, религиям и цивилизациям.
Только в толерантных обществах, мультикультурализм
способствует взаимообогащению и приводит к формированию
системы культурных ценностей, объединяющих разные народы.
В таком случае современный мир должен задуматься. Сегодня
Европа не только заявляет о крахе мультикультурализма, но и
принимает его. Насколько соответствует действительности
мнение западного общества, политических лидеров и интеллектуальных кругов о крахе политики мультикультурализма?
Может быть, мультикультурализм как западная идеология не
оправдала себя в качестве образа жизни? Необходимо внести
некоторую ясность на мультикультурализм, отражающий в себе
западные или общечеловеческие ценности.
Различные подходы к мультикуральным ценностям в
западных и восточных обществах
Согласно некоторым современным теоретическим подходам, мультикультурализм пытаются представить как носителя
принципов демократии, прав человека, толерантности присущих
Западу. Некоторые европейские эксперты, опережая нас, даже
утверждают, что мультикультурализм появился на Западе, в
первую очередь в демократических странах Западной Европе и
Северной Америки.
Воспринимая мультикультурализм как образ жизни, мы не
можем согласиться с этими доводами. Тем не менее, следует
отметить, что в появлении этих доводов важную роль сыграл
закрытый характер восточных сообществ. Общеизвестно, что на
Востоке несколько веков тому назад, особенно в китайских,
японских, корейских обществах в официальной политике
преобладала тактика «Закрытых дверей». Существовали города,
к которым иностранцы не допускались. Ограничения для

144

иностранцев были введены и в странах исламского мира. В
самом деле, в некотором смысле, подобные традиции
продолжаются и по сей день. Китайские мигранты, являющиеся
по численности самыми большими, ведут свойственный им
образ жизни в «caynataun» в стране проживания. Если в
прошлом подобные китайские лагеря были популярны в
различных странах Азии, то их количество в ряде европейских
стран растет день ото дня. Но по некоторым причинам, если к
ним на Востоке относились терпеливо, то в западных обществах
этот факт рассматривается как угроза в перспективе. Кроме
того, приверженность своим культурным и религиозным традициям, образу жизни, поведенческим ценностям и нормам морали
мусульманских эмигрантов, оценивается, как противоречащие
Западным ценностям.
В самом деле, на Востоке это не является самоизоляцией.
Это всего лишь действенное средство защиты своих моральных
ценностей. Потому что сам Восток весьма многолик в плане
культурного разнообразия и мультикультурализма и созидался в
контакте с соседними цивилизациями. Иными словами, на
Дальнем Востоке китайско-тюркские, китайско-японские,
китайско-индийские, турецко-индийские, на ближнем Востоке
тюрко-ирано-арабские, в Африке арабо-берберские и некоторые
другие, не отмеченные здесь примеры, выступая носителями
соседних цивилизаций, формировали общее культурное
наследия толерантности и отражали образ совместной жизни.
Например, памятник Тадж-Махал в Индии, установленный в
Акре отражает в себе специфические турецкие, индийские и
исламские культурные особенности. Основная причина
неоценивания в Европе всего этого, как восточного
мультикультурального явления, доказывает, что на Западе
воспринимают только свои собственные ценности. На это есть
объективные причины, которые следует искать в характере их
колониальной политики.

145

Таким образом, в отличие от мультикультурализма на основе западных ценностей, не наблюдался кризис в мультикультуральном образе жизни тысячелетних цивилизаций. Для
применяющих толерантность к существующим параллельным
культурам, образу жизни, мультикультурализм является общечеловеческой идеей. На фоне всего этого, нельзя в однозначной
форме воспринимать мультикультурализм как явление,
присущее только Западу, и в альтернативе к нему - идеи самоизоляции или столкновения цивилизаций.
Этапы формирования мультикультурализма западного
образца
В буквальном смысле мультикультурализм это множественность культур, фактически являющийся совместным
образом жизни различных культур. С теоретической точки
зрения есть 2 подхода к его пониманию: множественность
культур и мультикультурализм западного образца. Суть в том,
что это совместное существование носителей различных
культур или совместный образа жизни.
Цели идеологии мультикультурализма на Западе в разные
времена были разными. Если рассмотреть это по хронологии, то
можем увидеть, что мультикультуральные ценности вначале
предназначались для служения христианской религии и
римскому Папе как фактор объединения Европы. Известно, что
в период Римской империи, католическая церковь в Европе и
даже за пределами империи не смогла служить симбиозу
различных культур. На примере Византии - разделение
православия было еще одним ударом по репутации церкви. Тем
не менее, церковь продолжала свои усилия по созданию
ценностей Запада. В особенности, в Средние века, в период беспощадных войн европейских стран друг с другом на церковь
выпала большая миссия. Папство, чтобы обеспечить
совместную жизнь различных европейских народов, в каком-то
смысле выполнял задачи рухнувшей империи.

146

В то время культурный симбиоз носителей англосакской,
немецкой, романской культуры и образов жизни казался
беспомощным. Тогда с идеологией объединения выступила
тактика папы найти общего внешнего врага и совместно
бороться против этого. Это и было одной из главных причин
войн, связанных, с крестовыми походами. Нужно рассматривать
придание образа врага носителям ислама как фактор межрелигиозных разногласий. Под патронажем Церкви несложившийся
симбиоз разных национальностей в Европе приобрел некоторую
культурную близость в крестовых походах в борьбе с общим
врагом, вынужденную преодолеть определенное расстояние.
Конечно, последующие события показали, что взаимодействие
различных культур, еще не обеспечивает совместную мирную
жизнь. Столетняя война в Европе, раскол христианских церквей,
распад могущественной Римской империи, мировые войны,
являются доказательством вышесказанного. Во всяком случае,
первый этап в формировании западной модели мультикультурализма, можно охарактеризовать как религиозное объединение.
На протяжении многих веков, христианство было основой
моральных ценностей западной цивилизации. В то же время,
пожалуй, мы должны различать западную модель мультикультурализма от западной цивилизации, ядром которой является
христианство.
Американская модель мультикультурализма
Второй этап в формировании мультикультурализма поевропейски можно рассматривать как идеологию, служащую
колониальной системе европейских государств. При этом
выделяются два разных подхода. Первый – это подход европейских государств к населению колониальных стран. Европейские государства пытались представлять колониальным
странам сформированную ими на основе доминирования
западных ценностей идеологию как единственную сверхцивилизованную культуру, неуважительно относясь к местным

147

культурам. Европейское общество, основанное на западных
культурных и религииозных ценностях, в мировом масштабе
представлялось как универсальный стандарт. Иначе, такие
древние культуры, как культура майя в Америке, культура
Египта в Африке, индийская, малайская, китайская культуры в
Восточной Азии, не подвергались бы эксплуатации. Примечательно, что те, кто из-за неприятия мигрантами, прибывающих сегодня в Европу в качестве рабочей силы, и заявляют о
поражении мультикультурализма, несколько веков назад по ту
сторону океана не только не принимали культурного многообразия местных народов и рабов, насильно доставленных из
Африки, но и уничтожали их. Но почему-то подобное отношение в ту пору не рассматривалось в качестве причины кризиса
мультикультурализма.
Второй мультикультуральный подход условно назовем
«американской моделью». Европейские народы не только
восприняли местные культуры за пределами Старого света – в
Америке, Австралии, Новой Зеландии, но и культурно еще более
сблизились друг с другом. Иными словами, представители
отличающихся друг от друга религиозных ветвей – католицизма,
православия,
протестантизма,
а
также
представители
англосаксонской, германской, латинской языковых групп в
Америке или Австралии были ориентированы на создание
единых культурных ценностей. Эту теорию в США называют
«плавильным котлом» (melting pot). При этом мультикультуралистская концепция противопоставляется концепции
«плавильного котла», объединяющего все нации и народы.
В мультикультурализме по-западному национальные
ценности утратили свое прежнее значение. Началось становление новой единой и универсальной западной ценности.
«Американская модель» дала толчок возникновению государства на основе единой гражданской идеентичности, без
точного понятия «нация». К примеру, хотя в США американская
идентичность зиждется на англосаксонской идеологии, тем не

148

менее, она не отражает национальные ценности какой-либо
нации. Данная модель, скорее, есть мозаичное соединение, в котором отражены вновь созданные ценности. Но в этом
мозаичном соединении культурные ценности местных народов
не находят своего отражения. Аборигены до сих пор живут в
изоляции от общества. Например, в настоящее время большая
часть местного населения Австралии сосредоточена в
отдаленных населенных пунктах, называемых резервацией. У
этой части населения практически нет доступа к высокой
культуре. Подобное наблюдается и в других странах мира.
Второй этап в формировании мультикультурализма по-западному завершился возникновением модели государства, в
котором в одной стране вместе сосуществовали разные нации и
культуры и отсутствовало точное определение понятия «нация».
Существующие в Старом Свете и вне его различия между
мультикультурализмом по-западному объясняются этим. В то
время как Европа говорит об упадке или кризисе
мультикультурализма, в западных моделях, что по ту сторону
океана (США, Канада, Австралия, Новая Зеландия и др.),
поликультурность рассматривается в качестве движущей силы
развития государств. Подобные различия объясняются, прежде
всего, историческими традициями, на что следует обращать
особое внимание. Иными словами, предпочтение европейскими
государствами, веками конкурировавшими между собой, единой
западной культуры национальным ценностям заняло долгое
время. Поскольку на новых территориях не было такого
исторического противостояния, плавильный котел сумел сработать гораздо быстрее и эффективнее. Когда речь идет об успехе
«американской модели», следует учитывать еще один тонкий
момент. Если посмотреть на регионы, в которых можно говорить об успешной модели мультикультурализма, мы становимся
свидетелями полного вытеснения, уничтожения носителей местных культур и размещения выживших в резервациях.

149

В частности, в США люди, доставленные из Африки, также,
как и местные народы, длительное время не были интегрированы в эту мультикультуральную среду. В некоторых
штатах США вплоть до 1965 года чернокожие не имели права
голоса. Наблюдается достаточно интересная картина. Люди,
насильно привезенные европейцами из Африки, еще долго
после ликвидации рабства подвергались дискриминации.
Европейцы посредством работорговли обеспечили развитие
собственной экономики, вместе с тем, они не только оторвали
миллионы людей от их родины, привычного образа жизни, но и
нетолерантно отнеслись к культуре, традициям, социальной
жизни африканских народов. Поэтому, когда речь идет об
успехе «американской модели» мультикультурализма, необходимо учесть, за счет каких лишений удалось этого достичь. Путь
к этому успеху лежал через массовое уничтожение местных
народов, расовую дискриминацию и другие тяжкие испытания.
А если вынести все это на суд истории, то, может быть, эти
испытания вовсе и не пройдены.
А в тех захваченных европейцами странах, где местное
население составляет большинство, мы наблюдаем не диалог
мультикультурных ценностей, а их столкновение. В качестве
примера можно указать на ЮАР. Западные люди, не
превосходящие по численности местное население, не смогли
насильно навязать этой стране собственных ценностей.
Неслучайно эта страна в XX веке вошла в память мирового
сообщества как воплощение расовой дискриминации. Таким
образом, какой бы сегодня успешной ни считалась западная
модель мультикультурализма в странах, не принадлежащих к
числу стран Старого Света, в отношении к аборигенам эта
идеология себя оправдать не сумела.
«Европейская» модель мультикультурализма
Третий этап в формировании мультикультуралистской идеологии Запада связан с миграционной политикой европейских

150

стран в XX веке. Как известно, стремиттельный экономический
рост европейских стран после второй мировой войны в
несколько раз превышал потенциал внутренней рабочей силы.
Старение населения и в то же время наличие дешевой рабочей
силы за пределами континента стимулировали миграцию в
западные государства из прежних колониальных стран. При
этом каждое из европейских государств отдавало предпочтение
собственным имперским владениям в прошлом. Исторические
связи, язык, культурные факторы считались решающими факторами для миграционных потоков. Например, в Великобритании
большинство мигрантов составляли выходцы из Индии и
Пакистана, во Франции – из франкоязычных стран Африки, в
Голландии – из колоний Карибского бассейна. На самом деле
империи прошлого подстрекали к миграции, создавая с этой
целью различные организации. Сообщество наций во главе с
Великобританией (54 страны), Международная Организация
«Франкофония» во главе с Францией (56 стран), Организация
ибероамериканских государств во главе с Испанией, Сообщество португалоязычных стран при лидерстве Португалии (9
стран) в собственных политико-экономических интересах создавали населению в прошлом колониальных стран благоприятные
условия для миграции.
На этом этапе мультикультурализм служил идеологии,
направленной на интеграцию вновь прибывших из колоний
мигрантов в западную систему ценностей и их ассимиляцию. Но
события показали, что, начиная с того периода, колониальная
политика Запада начала давать обратный эффект. В отличие от
прежней агрессивной, кровавой политики европейцев, мигранты, бесшумно обосновываясь в Европе, «оккупировали» это
пространство. Носителей индивидуальной культуры не удалось
полностью адаптировать к универсальной модели, и это
естественно.
Рассуждения о кризисе или поражении мультикультурализма по-западному стали звучать, начиная именно с этого

151

момента. В отличие от американской модели создать в Старом
Свете мозаичное общество не удалось. Основная причина этого
заключалась в том, что доминирующий этнос отдавал предпочтение только собственным культурным и религиозным
ценностям. На глазах Запада вновь прибывшие мигранты
должны были стать однородной составной частью общества,
принимавшего эмигрантов. Их специфические нормы поведения
или морали неприемлемы ввиду несоответствия западным
ценностям. Но тот факт, что даже во втором и третьем
поколении мигрантов проблемы адаптации все еще продолжали
оставаться, религиозные традиции сохранялись, свидетельствовал о недостаточной проработанности мультикультуральной политики.
В большинстве стран Европы люди не готовы к такому ходу
событий. Поэтому в отношении мигрантов наблююдается агрессивность. На деле Старый Свет доселе никогда не сталкивался с
таким количеством новых жителей.
Первая волна мигрантов в начале XX века состояла в
основном из политических эмигрантов. Политические
эмигранты, как количественно, так и в плане образа мышления,
коренным образом отличавшиеся от нынешних эмигрантов, не
встретились на пути к интеграции в западную систему
ценностей с какими-либо проблемами. Более того, в
большинстве случаев отмечается утрата ими во втором
поколении собственной национальной идентичности и полная
интеграция в западное общество. Параллельно с этим идет и
ассимиляция. Поэтому к трудовым мигрантам, потоки которых
после второй мировой войны приняли массовый характер,
отношение в первое время было таким.
Канцлер Германии Ангела Меркель признается: «В начале
1960-х наша страна пригласила иностранных рабочих в
Германию, и сейчас они здесь живут. Некоторое время мы сами
себя обманывали и говорили себе: «Они у нас не останутся,
когда-нибудь они уедут», но этого не произошло. И, конечно же,

152

наш подход состоял в мультикультурализме, в том, что мы
будем жить рядом и ценить друг друга. Этот подход провалился,
совершенно провалился».
Экс-президент Франции Николя Саркози также обвиняет в
провале мультикультурализма не проводившуюся ложную
политику, а носителей различных культур, в особенности
исламский образ жизни. Он отмечает: «Если кто-то приезжает
во Францию, то он должен влиться в единое сообщество,
являющееся национальным. Если кто-то с этим не согласен,
пусть не приезжает во Францию…Французское общество не
собирается менять свои принципы, стиль жизни, равенство
между мужчинами и женщинами, возможность для маленьких
девочек посещать школу». Вполне апологетическое заявление.
И действительно, насильственное вмешательство кого-либо во
французские ценности недопустимо. Однако, если учесть, что
евреи во Франции получили гражданские права лишь в конце
XIX века, то делал бы подобное заявление господин Саркози
(который имеет еврейское происхождение) и 100 лет назад?
Таким образом, следует отметить, что провал мультикультурализма, о котором бьют тревогу, является следствием ложной
политики западных стран. Приглашение из-за рубежа в связи с
экономической ситуацией рабочей силы и дальнейшая
дискриминация
мигрантов
не
согласовываются
с
мультикультуральными ценностями. Если отказ данного мигранта
от собственных национально-духовных ценностей принимается за
торжество мультикультурализма, то о какой толерантности может
идти речь?
Является ли ислам угрозой западному мультикультурализму?
Трудовая миграция носителей различных культур в Европу
поставила западный мультикультурализм перед новым вызовом.
Так как мигранты из Турции, бывших колониальных стран
Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока – мусульмане,

153

то Запад вновь оказался лицом к лицу с исламом. История
свидетельствует о двух случаях непосредственного влияния на
Европу носителей исламской религии. Первый такой случай
произошел во время создания в Испании Кордовского халифата,
второй – во времена захвата Османской империей европейских
земель вплоть до Вены. Но каждый раз после ослабления или
распада империй Европа демонстрировала мусульманам
религиозную нетерпимость. Притеснение мусульман в Испании
и на Балканах, разрушение исламской культуры – все это
свидетельствует об исторической традиции Запада в отношении
к исламу. Сейчас ситуация другая. Трудовые мигранты входят в
Европу не путем агрессии, а путем проникновения во все более
глубокие слои общества. В таком случае прежними методами
Европа вряд ли сумеет бороться с новой исламской волной.
Приверженность мусульман Европы собственной религии,
рост популярности ислама как религии, показатели
демографического роста мусульманского населения воспринимаются как основной тревожный сигнал для дальнейшей судьбы
западного общества. Следствием этого явилась исламофобия.
Страх превращения меньшинств в большинство – главный
вызов, стоящий перед мультикультурализмом по-западному. Об
этом же свидетельствует и оценка президентом Папского совета
по вопросам правосудия и мира кардиналом Петром Турксоном
исламской религии в качестве угрозы будущему Европы, прозвучавшая несколько ранее перед участниками Синода
епископов. Он заявил, что в 2026 году Европа останется в
меньшинстве перед лицом мусульман, а Франция через 39 лет
станет исламским государством.
В Европе считают, что мигранты злоупотребляют возможностями, предоставляемыми Конвенцией по правам человека,
существующими здесь правами и свободами. Сейчас в европейском обществе решаются дилеммы, в которых противопоставляются такие совершенно несравнимые понятия, как
демократия и нормы шариата, ислам и свобода.

154

Кроме того, важную роль играет и экономический фактор.
На фоне увеличения численности мигрантов в Европе растущая
среди доминирующей нации безработица и слабые социальные
гарантии наносят мультикультуральным ценностям и
толерантности Запада сильный удар. Формируется представление о том, что причиной провала европейской модели
мультикультурализма являяется неспособность мигрантов
интегрироваться в нормы западной жизни, а также с лояльностью европейских законов, руководствующихся принципами
демократии и верховенства закона. Такой ход событий повлек за
собой рост числа сторонников крайне националистической
идеологии и ультраправых политических партий, расистских и
шовинистических выступлений. Очевидно, что нужно
воспринимать как само собой разумеющееся тот факт, что по
мере ухудшения экономической ситуации некогда приглашенные самими же европейскими государствами мигранты
сталкиваются с отношением, выходящим за рамки таких
общечеловеческих ценностей, как справедливость, демократия,
толерантность, права человека. Это должно восприниматься как
сохранение самой западной идеентичности. Даже если
нынешний политический курс в отношении мигрантов будет
шагом назад, политические лидеры Европы не откажутся от
него. В целом, поддержка западным обществом этих мер
является наглядным свидетельством «толерантного» подхода.
Примечательно, что заявления в связи с провалом мультикультурализма совпадают по времени с глобальным экономическим кризисом. Многие круги на Западе видят причины
глобального экономического кризиса не в развале механизма, не
опирающегося на реальную экономику, а в проблемах,
создаваемых мигрантами. Но те, кто смотрит на мигрантов в
Европе как на слой, порождающий социальные и экономические
проблемы, не желают говорить об «интеллекте» и «капитале»,
ввозимыми в Запад эмигрантской элитой и средними слоями, в
то время как эти нюансы во имя будущего и устойчивого

155

развития Европы значительно превосходят проблемы,
порождаемые мигрантами. В целом, наряду с провалом мультикультурализма глобальный экономический кризис продемонстрировал крах и духовности и даже международного права на
Западе. Очевидно и то, что подход на международной арене к
государствам сквозь призму двойных стандартов также связан с
этим.
В настоящее время существует мнение, что западная и
исламская культуры не могут сосуществовать. Голландский
политик Герт Вилдерс, известный своими резкими выступлениями против ислама, в своей статье «Провал мультикультурализма и как предотвратить атаку Ислама» называет
Ислам опасной идеологией, заявляя, что он не соответствует их
западному образу жизни.
Ислам искаженно представляется европейскому обществу.
Некоторые радикальные силы и их покровители в политике и в
печати не отделяют ислам от террора. Во Франции, Швейцарии,
Бельгии и других европейских странах демонстрируется
нетерпимое отношение к исламским религиозным памятникам,
традициям в одежде и нормам поведения мусульманина.
Оглядываясь на историю, можно заметить, что подобная практика в свое время применялась в Европе и в отношении
носителей других религий. Поскольку евреи являются носителями специфических религиозных убеждений, они не раз на
протяжении всей истории изгонялись из Европы. В качестве
примера можно привести изгнание евреев в XV веке из
Испании, притеснение их во время второй мировой войны в
Европе в целом.
Движение Реконкисты, начавшееся в средние века, является
наглядным свидетельством нетерпимости Запада к религиозному разнообразию. Как известно, в период возрождения
арабской пассионарности исламская религия была широко
распространена во всей Южной Европе. В частности, под
влиянием Кордовского халифата в Испании исламская религия

156

нашла широкое распространение среди населения. Однако в
результате движения Реконкисты, возвысившегося под
влиянием христианских идей и демонстрировавшего нетерпимость к другим религиям, вместе с мусульманами были
вытеснены из континента и евреи. После того как в 1492 году
был положен конец власти арабов, все мусульмане и евреи до
1610 года были изгнаны из Испании. В Испании было
образовано сильное католическое государство. Мусульмане,
принявшие христианство, были назначены на должности, им
предоставлялись земельные участки. Только в XVI веке были
изгнаны и убиты 3 миллиона мусульман. Одним из основных
направлений пропаганды, проводимой христианами, было
разрушение или реконструкция построенных мусульманами
строений. Так были разрушены и сожжены десятки мечетей и
библиотек. Примечательно, что ни одно европейское государство не приняло изгнанных из Испании евреев. Их приняла
только Османская империя.
Таким образом, исторические события показывают, что
религиозная терпимость и мультикультуральные ценности
Запада строятся только на навязывании другим собственных
религиозных ценностей. Европейские государства, характеризующиеся как страны иммигрантов, пытаются всего лишь
ассимилировать эмигрантов, являющихся носителями специифической культуры и религии, в западное общество. Иными
словами, поликультурность может быть воспринята как
доминирование западных ценностей и как составная часть
ничем не отличающегося мозаичного образования. В Европе,
население которой сегодня представляет различные культуры и
нации, это представляет угрозу для будущей судьбы
мультикультурализма. Сегодняшние реалии заключаются в том,
что большинство государств Европы уже являются странами
иммигрантов. Другими словами, не менее 10% населения в этих
странах – иностранцы. Поэтому мультикультурализм для западного общества есть не выбор, а именно необходимость.

157

В странах с молодым населением такой проблемы нет.
Однако, если учесть, что в большинстве ведущих стран Европы
старение и снижение удельного веса трудоспособного населения
являются препятствием на пути развития, можно заметить, что
шансов у Европы отказаться от идееологии мультикультурализма нет. Например, по данным исследований, в Германии
– стране-лидере в Европе по численности населения, население
через 50 лет сократится на 10 миллионов и составит 72 млн.
человек. Параллельно с этим ожидается заметное старение
населения. Так, если в 2012 году удельный вес населения старше
65 лет составляет 20,5%, то, по прогнозам, в 2062 году это
соотношение составит 30,1%. Другими словами, миграция
рабочей силы из-за рубежа неизбежна. Такая же ситуация отмечается и в других европейских странах «большой семерки».
Необходимо учесть, что большинство прибывающих в эти
страны мигрантов – мусульмане. Таким образом, все это
показывает, что дальнейшая судьба мультикультурализма позападному зависит от диалога между христианством и исламом,
сосуществования религиозных и светских ценностей.
Арасту Габиббейли,
доктор философии по экономическим наукам
3-4 декабря 2012

5.2. Западная модель постмодернистского развития:
переход от демократии к национализму

Наверное, не ошибемся, если скажем, что сегодня Запад
находится на пике современного развития. Только сам
Европейский Союз с 27 странами-членами занимает в мире 7-е
место по территории, 3-е место по численности населения и 1-е
место по объему ВВП. На долю ЕС приходится около 30
158

процентов мирового ВВП, 14,7 процента мирового экспорта и
16,7 процента импорта. Четыре входящие в группу G-8 страны
являются членами Европейского Союза. Два члена организации
являются постоянными членами Совета Безопасности ООН и в
то же время законными обладателями атомного оружия.
Преимущество Европейского Союза с политической, военной и
научно-технологической точек зрения ни у кого сомнений не
вызывает. Если добавить сюда еще и мировую сверхдержаву –
США, то в дополнительных комментариях нужды не будет.
Сам Запад неслучайно достиг этой вершины. Сколько
трудностей он преодолел, сколько бедствий пережил ради этого. С
одной стороны, чаяния интеллигенции, а с другой – борьба людей
вынудили политиков предпринять радикальные шаги в этом
направлении. Наконец, было построено общество, где утвердились
демократия, права человека и правовое государство.
Однако анализы и прогнозы не дают оснований говорить
достаточно оптимистично о последующем развитии Запада. Ход
современных процессов показывает, что Запад уже переживает в
этой области период стагнации. Сказанное наглядно
подтверждают приход к власти в последнее время в некоторых
европейских странах радикальных правых партий, открыто
проводимая в этих странах враждебная пропаганда и нападки на
представителей других религий, в особенности мусульман.
Еще одним подтверждением этого стала позиция западных
стран в отношении террористической атаки норвежского христианского террориста Андерса Брейвика. Коварство намерений
западного мира стало ясно уже в день самого террористического
акта: в момент, когда еще не была установлена личность того,
кто совершил это преступление, они пытались увязать его с
«исламским терроризмом». Но когда стало ясно, что
совершивший преступление является не мусульманином, а
представителем христианской религии, да еще и радикальным
врагом ислама, позиция западных кругов мгновенно и кардинально изменилась: Брейвик чуть ли не стал национальным

159

героем. Вместо того чтобы осудить пресступление, западная
пресса пыталась любыми путями оправдать А.Брейвика,
прибегая к сентенциям наподобие «а он такой человек».
Интересно, если бы Брейвик был мусульманином и
демонстративно убил столько христианских детей, а затем
заявил, что не раскаивается и даже гордится содеянным, то что
бы произошло тогда? Как бы обошлись с самим Брейвиком, к
скольким годам тюремного заключения его приговорили? Какой
была бы участь его родственников, знакомых, друзей,
сторонников в facebook и других социальных сетях, которых он
даже в лицо не видел? Сколько еще мусульманских стран
подверглось бы бомбардировке под прикрытием глобальной
борьбы с терроризмом? Сколько еще было бы создано тюрем,
подобных той, что в Гуантанамо? Сколько человек было бы
арестовано и брошено в них?
Интересно, знали ли гениальные западные мыслители,
внесшие вклад в принятие и распространение в Европе демократии, прав человека, правового государства и справедливости
вначале как философских суждений, а затем и как основополагающего правового принципа, что однажды в их же странах
эти принципы не смогут применяться? Интересно, могли ли они
предположить, что наступят такие времена, когда Запад,
пригласивший к себе нехристианское население из стран, освобожденных во имя демократии от колониализма, и использовавший их на самой грязной работе, затем объявит их людьми
второго сорта и не будет применять к ним данные принципы?
Интересно, могли ли они предвидеть, что государства,
пытающиеся импортировать эти принципы в другие страны под
предлогом универсальных ценностей, сами будут идти во главе
тех, кто их попирает?
Говорят, что история повторяется. Запад является колыбелью универсальных ценностей, но точно так же он является
колыбелью фашизма. За последнее столетие Запад не только дал
цивилизации развитие и прогресс, но и «подарил» ей две

160

мировых войны. Благодаря научно-техническому прогрессу он
вернул миллионы людей к жизни, но точно так же лишил жизни
миллионы людей. Запад воспитал тысячи ученых и мыслителей,
но он же и взрастил таких террористов, как бен Ладен. Учредив
структуры и крупные научные центры, действующие в гуманитарной сфере, он в то же время создал такие террористические
организации, как Аль Каида.
Интересно, какой прогресс достигнут в конечном итоге
революциями, совершенными под девизом демократии и прав
человека в Ираке, Афганистане, Египте, Ливии (а потом и в других мусульманских странах): какое спокойствие, процветание,
справедливое и демократическое правовое государство подарил
Запад народам этих стран?
Какой из всего этого вытекает смысл? Означает ли это, что
западный мир уже классифицирует придуманные им системы,
понятия и принципы по назначению: для себя – демократию и
права человека, а для других – фашизм и империализм? Для
себя – развитие и прогресс, а для других – войны и революции?
Надеюсь, что я ошибаюсь.
Др.Тураб Гурбанов,
11 мая 2012
5.3. В состоянии ли постиндустриальное общество
риостановить дегуманизацию западной культуры?
Профессионал в постиндустриальной эре - преемник самодержавной личности начала
Нового времени
Главную установку Нового времени – подчинять бытие
жесткой диктатуре самодержавной личности – постиндустриальное общество довело до предела. Эта личность стремилась
добиваться того, учредив всеобъемлющую систему принуж161

дения – метод. Последний создал в конце концов индустрииальное общество с развитым бюрократическим аппаратом
управления. Этот аппарат в силу внутренних тенденций институтов Нового времени скоро превратился в жестко иерархизированную самоорганизующуюся и самовоспроизводящуюся
систему, поэтому личность как организующее и активно
действующее начало оказалась излишней. Жесткая иерархия
бюрократии взяла верх над нею; самовластная личность была
поглощена массовым обществом, созданным бюрократией.
Однако, оказалось, дух самодержавной личности неистребим.
Он появился в новой, сильно изменившейся действительности
постиндустриальной эры в облике профессионала. Появление со
второй половины ХХ века принципиально новой – информационной – технологии и следовавшая за ней волна автоматизации
показали, на что способна на самом деле информация. В
сложившейся новой ситуации профессионал как производитель и
владелец информации оказался решающей фигурой. Компетентность, открытость к рискам, предприимчивость, нестесненность с
никакими привязанностями нравственно-этического порядка – вот
некоторые принципиально новые черты характера профессионала
постиндустриальной эры.
Хотя самовластная личность Нового времени взяла курс на
решительное отмежевание от христианского Абсолюта, все же
игнорирование
традиционных
христианских
ценностей
окончательно и твердо обосновалось лишь на институциональном уровне западного общества. Институты индустриальной
эпохи, полностью раскрепощенные, сбросив с себя тяжелое
бремя ценностного суждения, твердо следили за реализацией
интересов безличных сил. Но некоторая, хотя и скромная, доля
духовных ценностей христианского происхождения продолжали
жить во взаимоотношениях индивидов еще долго. Личность Нового времени не успела окончательно довести дехристианизацию ценностей культуры до уровня межчеловеческих
отношений.

162

Пренебрежение духовным – сущностная установка
профессионала
То, что не успела сделать самодержавная личность, успешно
начинает осуществлять ее преемник – профессионал в
постиндустриальной эре. Он не признает ничего святого, кроме
информации. Но поскольку та информация, перед которой
трепетно опускает голову профессионал, является сугубо
светским явлением, подхватив инициативу с рук разлагающих
институтов индустриализма, начавшуюся два столетия назад
дегуманизацию западной культуры со свойственной ему последовательностью он доводит до логического конца. Он нуждается
в максимальной ясности, чтобы быть хозяином ситуации,
которая полна неожиданностей и сюрпризов. В этом научно
обоснованная информация оказывает ему неоценимую услугу.
Духовное же соображение и вытекающее из него ценностное
суждение, напротив, затемняет ситуацию. Поэтому он презирает
все, что не укладывается в светские рамки информации.
Заветная мечта Нового времени – захватить, держать в
наличии и подчинять – остается неизменным и для профессионала. Однако средство, которым пользуется профессионал в
постиндустриальном обществе, существенно иное. Это – уже не
бюрократические
институты
индустриальной
эры,
а
подрывающая эти институты изнутри информация. Выражаясь
словами Э.Гидденса, «мы не выходим за пределы модернити, но
лишь переживаем эпоху ее радикализации»[i]. Оказавшийся в
долгое время свернутым внутренний потенциал Модерна лишь
сейчас раскручивается полностью. Оказалось, что истина,
высказанная Ф.Бэконом на заре Нового времени («знание –
сила»), осуществляется в своем сущностном воплощении лишь
сейчас, в постиндустриальную эру. Знание длительное время не
было главнодействующим фактором; самодержавная личность
для развертывания своего победоносного шествия в мире
нуждалась в эффективном способе воздействия на бытие. Так
появился метод – главная доминанта Нового времени как

163

фиксированная система правил. Жестко фиксированная
структура метода вполне соответствовала сравнительно
медленно изменяющейся действительности Нового времени.
Поэтому новая история прошла под знаком господства не
знания, а метода. Как заметил в свое время М.Хайдеггер, самое
существенное появляется позднее всего. Сущностное явление
Модерна – знание – лишь сейчас раскрывает свою подлинную
сущность в облике информации. Постиндустриальная эра
претворяет в жизнь перефразированную формулу Бэкона:
«информация – власть».
Некоторые авторы называют качественно новое состояние
общества, в которое перешел капитализм в самых развитых
странах, как постдефицитное. Э.Гидденс пишет, что «когда
основные предметы потребления больше не являются дефицитными, рыночные критерии могут служить всего лишь сигнальными устройствами, а не средством отчуждения»[ii], характерного для индустриализма. Следовательно, переход к посткапиталистическому обществу открывает широкий простор для
утверждения постматериалистических ценностей, которые
знаменуют собой «переход к более гуманному обществу, где
самостоятельности, многообразию и самовыражению личности
предоставляется большой простор»[iii]. Подобный оптимизм
разделяет большинство представителей концепции постиндустриального общества; хотелось бы особо отметить в данном
отношении работы Тоффлера[iv] – одного из патриархов данной
концепции.
Однако некоторые обстоятельства заставляют усомниться в
том, что данный оптимизм в самом деле имеет под собой
серьезные основания.
В постиндустриальном обществе судьбоносные решения
принимаются под огромным влиянием элиты, которая состоит из
технократов и других высококвалифицированных специиалистов.
Лишь очень одаренные в интеллектуальном и профессиональнотехническом отношении люди имеют шансы пополнять ряды этой

164

элиты. Подавляющему же большинству приходится жить по
правилам, очерченным элитной верхушкой. А эти правила, как и
следовало ожидать, предусматривают, прежде всего, собственное
благополучие
профессионально-технической
элиты:
«…руководство корпораций, – пишет Джон К.Гэлбрейт, – видит
свою главную цель (в соответствии со всеми традиционными
экономическими учениями) в получении максимальной прибыли.
Будучи свободным и от какого бы то ни было контроля или
ограничений со стороны акционеров, его представители активно
пытаются увеличить собственные доходы»[v].
Более удручающая и досадная картина складывается при
распределении национального дохода и материальных благ –
соотношение в размерах доходов элитной верхушки и
значительного большинства населения весьма разительно.
Дж.Гелбрейт приводит данные Федеральной резервной системы
США, опубликованные в газете «Нью-Йорк Таймс», которые
красноречивее говорят о самих себе: «…40% национального
достояния страны в 1989 году принадлежало богатейшим
семьям, которые составляли один процент населения; совокупная доля 20% самых богатых американцев составляла 80%. На
20% наименее обеспеченных граждан США приходилось лишь
5,7% совокупного дохода после уплаты налогов… К 1992 году в
распоряжении верхних 5% населения находилось приблизительно 18% совокупного дохода, и в последние годы эта доля
значительна возросла на фоне сокращения доли наименее
обеспеченных американцев»[vi].
Несовместимость постиндустриального общества как
чистой цивилизации с расцветом духовности
Постиндустриальное общество с его упором на беспрецедентный научно-технологический прогресс и технократическую
идеологию представляет собой чистую цивилизацию и потому
ждать от него расцвета новой духовности было бы наивно. В
нем, как резонно замечает Ж.-Ф.Лиотар, «переопределение норм

165

жизни заключается в совершенствовании компетенции системы
в смысле увеличения производительности. Особенно это
заметно при введении технологий телематики: технократы видят
в них обещание либерализации и обогащения интеракций… но
интересующий их эффект состоит в том, что из этого
проистекают новые напряженности в системе, которые будут
улучшать ее результаты (все курсивы мои – З.М.)»[vii].
Совсем не случайность, что современное искусство вот уже
сколько десятилетий застревало в темных кварталах жизни; оно
ковыряет, ворошит и переворашивает толстые толщи свалки
жизни; из его рогов буквально извергаются всякая нечисть и
убожество. Из кино- и телеэкранов лавиной обрушиваются на
зрителя грязь, кошмары жизни и всякая гадость. Искусство
сегодня явно не в состоянии предложить что-либо позитивное,
светлое и доброе. Напротив, достоинство произведения
искусства оценивается сегодня по тому, настолько оно глубоко
копается в мрачном подземелье жизни. Как все это не похоже на
светлые идеалы и веру в силу добра искусства греческой
античности и Возрождения… Ведь со времен Заратустры, и во
многом благодаря ему, стала общепринятой истина, согласно
которой свет и добро являются жизненно необходимыми
ресурсами духовного роста человека и здоровья его сообщества.
Социально-политические и экономические потрясения XIX
века учили цивилизацию, что средствами принуждения долго не
удержать свои привилегированные позиции. Ей понадобилось
прибегать к услугам культуры, чтобы стабилизировать
историческую ситуацию и сохранить тем самым свое доминантное
присутствие в ней. Ей пришлось идти на компромисс с культурой,
возрождая
ее
некоторые
основополагающие
ценности.
Продолжительная стабильность в любом обществе всегда
достигалась за счет существования устойчивого равновесия между
культурой и цивилизационными устремлениями. Однако, если в
доиндустриальных, так называемых традиционных, обществах
условия компромиссса всегда диктовала культура и держала она

166

под контролем цивилизационные тенденции, то теперь, наоборот,
цивилизация сохраняет за собой командные высоты и право на
толкование культурных ценностей. А толковала она их, и толкует
сегодня, по своему собственному усмотрению. Поэтому пока
бразды правления находятся в руках цивилизации, надеяться на
становление подлинно гуманного общества было бы самообманом;
еще более сильные приступы старых болезней цивилизации могут
наступить в любой момент. Свежий пример тому – все более
углубляющиеся мировой финансовый и последовавший за ним
общеэкономический кризисы, раздирающие наиболее благоустроенные (постиндустриальные) общества планеты, относительно
происхождения которых и сегодня нет ясного понимания.
Ставшие уже затяжным мировой финансовый и общеэкономический кризисы еще раз подтвердили теоретическое
положение современной науки о невозможности осуществления
исчерпывающего контроля над жизнедеятельностью современного
сложно организованного общества. Ведь именно на это рассчитывали, и пока что рассчитывают, идеологи постиндустриального
общества!
Закир Мамедалиев,
доктор философских наук, профессор
29 августа 2013

Литература
[i] Гидденс Э. Последствия модернити // Новая постиндустриальная
волна на Западе // http://iir-mp.narod.ru/books/inozemcev/index.html
[ii] Гидденс Э. Последствия модернити // Там же.
[iii] Инглегарт Р. Модернизация и постмодернизация // Там же.
[iv] См.: Тоффлер Э. Третья волна. М.: АСТ, 2010; Тоффлер О.Будущее
труда // Новая технократическая волна на Западе. М.: 1989. С. 250-275.
[v] Гэлбрейт Дж. Справедливое общество// Новая постиндустриальная
волна на Западе // http://iir-mp.narod.ru/books/inozemcev/index.html
[vi] Там же.
[vii] Лиотар Ж.-Ф. Состояние постмодерна. Спб.: 1998. С. 152.

167

5.4. Расизм и ксенофобия в Европе

За последние несколько лет в большинстве европейских
стран проявления расизма и ксенофобии значительно приумножились. Свидетельством тому являются уже ставшие традиционными митинги неонацистов, нападения на мигрантов, увеличение количества расистских, радикально-правых организаций и их растущая политическая активность.
Первыми признаками роста расизма были размножение
неонацистских организаций в 90-е годы в Австрии, Франции,
Германии, Швеции, Голландии, Болгарии и других странах,
частые нападения и оскорбления людей разной этнической и
религиозной принадлежности, в особенности мигрантов.
Исламофобия, быстро растущая в мире после событий 11
сентября 2001 года, дала сильный толчок расширению
расистских и неонацистских движений в Европе. Симбиоз
исламофобии с традиционными расистскими идеями может
привести к более опасным тенденциям. Массовое убийство,
совершенное в июле 2011 года в Норвегии Андресом
Брейвиком, является результатом именно этого.
Корни расизма на «Старом континенте»
На самом деле разные формы расизма в Европе имеют место
еще с древних времен. Тут традиции назвать не своих представителей другой культуры дикарями, варварами, делить
людей на высших и низших по их расовым признакам имеют
глубокие корни. Расовое мышление европейцев проявило себя в
средние века, в период великих географических открытий в
массовом истреблении местного населения различных континентов.
С начала второй половины XIX века, в Европе еще больше
расширились идейные течения, пытающиеся теоретически
обосновать расизм в Европе. Так, социологи начали внедрять в
социально-политическую жизнь биологическую теорию Чарльза

168

Дарвина о выживании и совершенствовании только сильнейших
видов. Такие социологи, как Герберт Спенсер и Френсис Галтон
начали оправдывать социальное, политическое господство более
развитых, культурных рас над другими народами.
Не случайно, в первой половине XX века социал-дарвинизм
стал идейной основой фашизма и национал-социализма в
Европе. Эти течения, приведшие к гибели миллионов людей во
второй мировой войне, являются продуктом именно расистского
мировоззрения. После победы над фашизмом в Европе была
запрещена пропаганда, призывающая к расовой вражде и
упразднены все расистские организации, и на передний план
были выведены в кАчестве объединящих всех жителей
континента и всех людей планеты такие ценности, как
равенство, гуманизм, толерантность, права человека.
Европа отказывается от ценностей, которые распространила во всем мире?
Но, как видно, в последние годы такие ценности, как
толерантность, то есть религиозная и этническая терпимость,
отмечанные в большинстве европейских обществах, постепенно
теряют свое былое значение. В то время как Европейский Союз
и входящие в него различные структуры проповедают толерантность и гуманизм в разных регионах мира, даже в странах, в
которых не переживаются серьезные религиозные и расовые
конфликты, в странах-членах ЕС эти ценности постепенно нивелируются. Тут наряду с увеличивающимся уровнем миграции
особо нужно подчеркнуть и роль экономического кризиса.
Углубляющийся кризис в Европе приводит к увеличению
безработицы и бедности в результате потери работы десятками
тысяч людей, снижения заработной платы миллионов людей. В
ЕС, в особенности в странах Еврозоны, где используется единая
валюта, молодежи все труднее становится найти работу. В таких
условиях, в странах, страдающих от кризиса, продолжение
потока трудовых мигрантов вызывает недовольство и гнев у

169

местного населения. Но, связывать усиления расизма только
экономическим кризисом было бы неправильно. Например, в
Австрии, где неонацистское движение достаточно сильное, эта
традиция в скрытой или явной форме всегда имела место.
В числе главных причин увеличения общественной поддержки правых радикалов в последние годы можно назвать
межцивилизационное столкновение в результате сближения
народов в период глобализации. Массовое заселение носителей
иной культуры, прибывших в европейские страны, затрудняет
их адаптацию к местной атмосфере и их ассимиляцию.
Выступление британского премьера Дэвида Кэмерона в апреле
2011 года, посвященное миграционным тенденциям, вызвавшее
большой интерес, демонстрирует то, насколько консерваторы
обеспокоены данным вопросом (см.).
Таким образом, европейские страны, когда-то открывшие
свои объятия иностранцам, воспользовавшись их вкладом в
социальное, экономическое, культурное развитие, теперь ищут
пути снижения темпов иммиграции.
Возрождение неонацистов и расистов на политической
арене
Увеличение поддержки расовых идей начало себя более
явно проявлять на выборах, которые играют роль социального
барометра. Так, в ходе предвыборной борьбы кандидаты
пытаются заручиться поддержкой избирателей своей жесткой
позицией против мигрантов и националистическими выступлениями, и по результатам выборов видно, что показатели
расистских партий намного выросли в сравнении с прежними
временами. Факты, отмеченные только в политических процессах за последний год в ряде стран показывают, насколько усилились радикальные правые силы. Не секрет, что для предотвращения этого процесса, на уровне правительств также не принимаются срезные шаги. Так, ультраправый «Национальный
фронт» во Франции на парламентских выборах в этом году

170

получил более 13% голосов. А лидер партии Марина Ле Пен
известна своими националистическими выступлениями.
В результате парламентских выборов в Греции в мае 2012
года стало известно, что 20% голосов получили представители
правых партий. А наиболее радикальная и расистская из них –
«Золотая заря» заручившись голосами 7% избирателей, впервые
вошла в парламент и овладела 18 мандатами из 300. А рейтинг
партии продолжает расти. Результаты опроса, проведенного
среди населения Греции в октябре, показали, что если заново
проводились бы выборы, то, «Золотая заря» получила бы 14%
голосов и стала бы третьей по величине политической партией в
стране. А опрос, проведенный в сентябре, показал, что в сравнении с маем, численность симпатизирующих названной партии
увеличилось до 22% (см.).
Если на внеочередных парламентских выборах 2007 года в
Украине ультраправая партия «Свобода» не смогла получить
место в парламенте с 0,76% голосов, то, на очередных
парламентских выборах, состоявшихся 28 октября 2012 года,
партия, которую отличает ксенофобия, получила уже 10%
голосов и овладела 37 депутатскими кресслами из 450.
Правда, в Европе достаточно и тех, что выступает против
радикального национализма и расизма. Но, нельзя не признавать
склонность к радикализму в общественном сознании. Если
тенденция, отмеченная на выборах, продолжится с такой
скоростью, то в ближайшем будущем в ряде европейских
странах расистские партии овладеют силой, достаточной для
влияния на решение правительства, либо получат возможность
быть представленными во власти в составе коалиций. Уже
сейчас можно представить, каким будет судьба таких
демократичных ценностей, как толерантность, равенство, права
человека и т.д., которыми сейчас так кичится Европа.
Хулья Мамедли
16 ноября 2012

171

5.5. Борьба цивилизаций: угрозы будущему мира

Человечество охвачено войнами. Пылающие в тех или иных
точках мира войны создают глобальные угрозы. Существует
мнение, согласно которому в корне этого лежит борьба цивилизаций. Вместе с тем, тревоги за будущее человечества растут.
Отношения между цивилизациями: основные признаки
В 1952 году американские антропологи немецкого происхождения А.Крёбер и К.Клакхон выдвинули идею об ошибочности отрыва культуры от цивилизации (1). Это означал отказ от
господствовавшей в западном мышлении с начала XIX века
идеи противостояния культуры и цивилизации. В то время было
неизвестно, в каком направлении поведет этот идейный переворот мировую геополитику.
В 80-е гг. прошлого столетия один из видных социологов
США Самуэль Хантингтон выдвинул следующий тезис: цивилизаций много, и необходимо найти путь к их сосуществованию
(2). Вывод, к которому пришел сам Хантингтон, заставлял задуматься: «столкновение цивилизаций неизбежно».
Этот идейный переворот утвердился почти во всех западных
геополитических теориях. В лице новых заключений философов
этот процесс словно набирал себе все больше сторонников. Так,
в конце прошлого столетия российские философы П.Шедровицкий и Е.Островский выдвинули идею о полном переходе
человечества к принципу «языка и культуры».
И действительно, в конце XX – начале XXI вв. человечество
стало свидетелем напряженной борьбы цивилизаций. Геополитические процессы, протекающие в различных уголках мира,
вновь подтвердили, что перед человечеством стоят очень
сложные задачи. На нынешнем этапе истории борьба идет за
«язык и культуру», что выявляет не наблюдавшиеся прежде
противоречия.

172

Вероятно, очень немногие оценили распад в конце 90-х гг.
прошлого века социалистического лагеря как цивилизационное
событие. Дальнейший ход событий показал, что на деле цивилизационная и культурная принадлежность обусловливает различное отношение к странам, расположенным в одном и том же геополитическом пространстве. Наиболее отчетливо это проявилось на Южном Кавказе.
Вместо объективного подхода к факту оккупации части
азербайджанской территории Арменией мы стали свидетелями
религиозной дискриминации. Христианские покровители при
каждой возможности защищали Армению. Такой подход в
политике называется «двойными стандартами». Есть большая
уверенность в том, что источником его является именно борьба
цивилизаций.
Специально созданная международными организациями для
урегулирования армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта Минская группа также не смогла избавиться от
принципа «двойных стандартов». Страны-сопредседатели
открыто подошли к урегулированию конфликта с позиций цивилизационных различий.
В настоящее время в Армении уже дошли до того, что не
хотят слышать даже своих покровителей. Негативные последствия взгляда на глобальную геополитическую среду сквозь
призму борьбы цивилизаций кавказцы все еще ощущают на
себе.
Еще одним фактором, свидетельствующим о подходе Запада
к глобальным геополитическим реалиям в аспекте борьбы
цивилизаций, является отношение к попыткам Турции стать
членом Евросоюза (ЕС). Вот уже 50 лет Анкара предпринимает
усилия для того, чтобы стать членом этого сообщества. Однако
под тем или иным предлогом ее не принимают в эту
организацию. Между тем, членами Евросоюза уже стали слабые
страны Восточной Европы, внутренний потенциал которых
намного уступает Турции.

173

Например, Болгария, Польша, Литва, Латвия, греческий
Кипр и некоторые другие страны намного уступают Турции по
уровню социально-экономического развития. Тогда почему же в
ЕС принимают не Турцию – мусульманскую страну, а слабые
христианские государства? Потому что к мировой политике
относятся по принципу борьбы цивилизаций.
В каких точках в основном идут войны?
Посмотрим на карту войн, идущих в различных уголках
мира. Все они охватывают исламские страны. Интересно,
почему? Ислам – одна из самых гуманных религий мира. Эта
религия абсолютно не пропагандирует террор и войны.
Напротив, мусульманин должен быть правдивым и признавать
права другого. Однако какая-то «невидимая рука» сеет смуту в
мусульманских странах, провоцируя здесь войны.
Вот уже несколько десятилетий Афганистан является ареной
военных действий. Влиятельные геополитические силы мира
ведут борьбу за эту страну, прибегая ради достижения своих
целей к различным средствам. Кровопролитие в мусульманском
Афганистане не прекращается, Такова же участь и Ирака. Не
реагируя на армянскую агрессию, крупные державы бомбардировали Ирак, обвинив его в оккупации Кувейта.
Сейчас в Ливии, Египте, Сирии и других мусульманских
странах вооруженные противостояния продолжаются. Пакистан
в буквальном смысле слова стал ареной террора. В Турции
сеется смута. Угрожают и Ирану. В корне всех этих процессов
лежит одна причина.
Запад вынуждает мусульманские государства жить в такой
социокультурной, политической, экономической среде, которая
устраивает его самого. Под флагом глобализации они
навязывают собственные цивилизационные ценности другим.
Сейчас в научный оборот прочно вошел термин «вестернизация
(«западизация»). Под занавес демократии идет именно процесс

174

вестернизации, навязывания ценностей западной цивилизации
другим обществам – носителям других цивилизаций.
В разных геополитических пространствах мира это приводит
к столкновениям, и так будет продолжаться до тех пор, пока
существует политика двойных стандартов. Примечательно, что
западные государства не хотят отказываться от этого ошибочного пути. Такую же политику они проводят в отношении
России и Китая.
Специфичность культуры Китая воспринимается Западом
как угроза. Об этом открыто пишут известные политики и
аналитики (см.: 3 и 4).
Теоретической основой такой позиция на Западе является
философия классификации цивилизаций. Еще в 1996 году
С.Хантингтон в своем труде «Столкновение цивилизаций и
преобразование мирового порядка» выделял 8 различных
цивилизаций (2). Наиболее перспективными среди них, по его
мнению, являются исламская и китайская цивилизации. В своем
прогнозе, охватывавшем период до 2025 года, он выдвинул в
качестве главной идею о том, что Запад в своем развитии
опередит эти цивилизации.
Для Запада такой подход автоматически выводит на первый
план конкуренцию цивилизаций. То, как протекает этот процесс,
можно
отчетливо
наблюдать
на
примере
событий,
происходящих в различных точках мира. Поэтому невольно
возникает следующая мысль: Запад разрабатывает специальные
планы по задержанию развития других цивилизаций. Для
реализации этих планов он делает рассчитанные на длительную
перспективу геополитические ходы.
Выбор Западом подобной стратегии крайне обостряет
отношения между цивилизациями. Свидетельством тому
являются имеющиеся среди ведущих западных аналитиков
разногласия по поводу процесса, именуемого «арабской
весной». Аналитики уже опасаются захода глобальных

175

геополитических процессов в тупик. Они задаются вопросом:
что на деле стоит за «арабской весной»?
Придание межцивилизационной борьбе такого драмАтического характера вызывает беспокойство по поводу будущего человечества в целом. Складывается впечатление, что
вероятность того, что эта борьба перейдет в форму диалога цивилизаций, слишком мала. Тогда вполне естественно возникает
вопрос: в каком направлении развивается мир?
Будущее человечества: какая модель развития предпочтительнее?
Пока на этот вопрос нет однозначного ответа. Сейчас на
Ближнем и Дальнем Востоке глобальная межцивилизационная
борьба набрала новый оборот. В этом плане крайне щепетильным пространством является и Евразия. Общим для всех этих
геополитических пространств является фактор неопределенности.
Внутренние раздоры в ближневосточных мусульманских
странах охватывают все большие социальные слои. Пока еще не
бросаются в глаза попытки объективного и эффективного решения международным сообществом возникающих здесь проблем.
Например, Сирия сейчас переживает поистине гуманитарную
трагедию, но большие государства так и не выходят за рамки
собственных геополитических интересов.
Все более обостряющаяся информационная война вокруг
ядерной программы Ирана фактически привела к противостоянию нескольких государств. Сейчас разговоры о военном
решении этого вопроса ведутся на самом высоком уровне. Примечательно, что, как Запад, так и Иран проблему представляют в
аспекте цивилизационных ценностей. Иными словами, Израиль
утверждает, что Иран как мусульманская страна представляет
собой угрозу для мира. Тегеран же грозит «стереть сионистский
режим с карты мира». Он однозначно представляет вопрос в
виде противостояния исламской и христианской цивилизаций.

176

Примерно такая же картина наблюдается и на Дальнем
Востоке. Китай представляется как страна со специфической
системой культурных ценностей. И геополитическая ситуация в
регионе в этой связи все более накаляется. Военно-морской
флот США уже дислоцировал здесь значительные силы.
Западные эксперты строят прогнозы относительно того, каким
образом помешать китайской цивилизации одержать верх над
Западом.
Эти процессы свидетельствуют о том, что человечество
приближается к еще более опасной точке. Непримиримая борьба
между различными цивилизациями представляет собой угрозу
для человечества. Если так будет продолжаться, то будущее
человечество окажется под вопросом.
Один из восточных мудрецов говорил: «чтобы спасти себя,
ты должен спасти мир». Спасение той или иной цивилизации в
целом связано со спасением мира. Уничтожая носителей других
культур, Запад сам себя ставит в замкнутый круг. «Не делай
другим того, чего не желаешь себе» (Конфуций).
NewTimes.az
3 октября 2012

Источники
1. L. Kroeber, Clyde Kluckhohn, Wayne Untereiner, Alfred G.
Meyer. Culture: A Critical Review of Concepts and Definitions.
New York, Vintage Books, 1952, 448 pages.
2. Samuel P. Huntington. The Clash of Civilizations and the
Remaking of World Order. New York, Simon & Schuster, 1996,
368 pages.
3. Henry A. Kissinger. On China. Penguin Books, 2011, 624 pages.
4. Henry A. Kissinger. The limits of universalism // The New
Criterion, June 2012.
Text:http://www.newcriterion.com/articles.cfm/The-limits-ofuniversalism-7397.

177

5.6. Мир все тот же, но Европа стала другой

Мир, как и прежде, все тот же, но вот Европа уже не та, она
стала совсем другой. Между Европой прошлых столетий и
Европой, вступившей во второе десятилетие XXl века, огромная
разница. Прежде всего, это дает о себе знать во взглядах европейцев на человечество и человечность.
В Европе, где всегда очень высоко ценились такие ценности,
как демократия, уважение и почтительное отношение к неевропейцам, ныне усиливаются такие тенденции, как попрание человеческого достоинства, расизм, сепаратизм и шовинизм. Это
особенно выпукло проявляется в отношении подрастающего
поколения к представителям иных, неевропейских наций.
Открытое проявление националистических настроений в большинстве стран континента ставит будущее Европы под угрозу.
Национализм, поднимающий голову в таких развитых европейских странах, как Англия, Франция, Бельгия, Голландия, Дания,
Швеция, говорит об общей беде человечества, оказавшегося
перед лицом катастрофы.
Сегодня, вопреки заявлениям таких авторитетных международных организаций, как ООН, Европейский Совет, Европейский Союз и ОБСЕ о том, что демократия, права человека
и верховенство закона входят в число их приоритетов, в Старом
Свете усиливается направленность взглядов и действий людей,
и даже целых организаций на противопоставление христианства
исламу, на оскорбление, унижение человеческого достоинства,
попрание прав неевропейцев.
За последние 10 лет количество националистических организаций, действующих в Европе, в которой подняли голову и
усилились фашизм, нацизм, расовая дискриминация, выросло в
4 раза. Эти организации занимаются тем, что прививают чувство
ненависти к другим народам.

178

Некоторые моменты, которых мы коснемся ниже, подтверждают сказанное и раскрывают истинное лицо современной
Европы.
Основавший и возглавлявший в течение долгих лет Партию
«Национальный фронт» Франции Жан-Мари Ле Пен, выдвинутый от нее же кандидатом в президенты на выборах 2002
года, ничтоже сумняшеся, совершенно открыто заявил, что, будь
он избран президентом, осуществит одно из своих программных
положений – идею «Франция для французов», а также очистит
страну от нефранцузов, особенно, от арабов.
Событие, произошедшее недавно во втором по величине
городе Франции – Лионе, стало воплощением мечты Ле Пена.
Правые экстремисты националистического толка, враждебно
настроенные против этнических групп, нефранцузов, попытались провести несанкционированную демонстрацию. Когда националистическая молодежь, большая часть которой была
вооружена холодным оружием и железными прутьями, двинулась к центру города, защитники правопорядка преградили им
путь. Ультраправые скандировали «Франция для французов»,
«Французам запрещено говорить в своей стране», «Наши законы
создаются иностранцами» и другие, в том числе и антисемитские лозунги.
Если такое и аналогичные этому события происходят во
Франции, считающейся одним из центров мировой культуры, то
вовсе не трудно представить, насколько высок уровень
нетерпимости к национальным меньшинствам, представителям
нетитульных наций в других странах.
Лидер представленной в парламенте Голландии «Партии
зеленых» также не скрывает своей ненависти к представителям
другим нациям, не считает для себя зазорным использовать в их
отношении оскорбительные выражения. Правительство Великобритании сочло этого пресловутого националистического
«лидера» персоной нон грата для страны и закрыло для него
въезд в Англию.

179

В Бельгии, из-за того что резко усилились националистические настроения, местные фламандцы больше не уживаются с
переселившимися сюда в прошлые века французами, что очень
долго не давало сформировать правительство.
Негативное отношение к неевропейцам дает о себе знать не
только в высших слоях общества, но и среди отдельных элементов населения. В последние годы во Франции неоднократно
разрушали мусульманские и еврейские кладбища, оскверняли их
могилы, сжигали мечети и синагоги. Все это говорит о резком
усилении в стране расистских, сепаратистских и шовинистических настроений. Некоторые политические круги Франции
уже вынуждены признать это.
В СМИ Дании и Швеции даже не считают необходимым
воздерживаться от публикации материалов, задевающих чувства
мусульман, и оскорбляют их, помещая на своих страницах
карикатуры на святого для всего исламского мира человека –
пророка Мухаммеда.
Некоторые политики в качестве основной причины усиления
в Европе такого отношения к неевропейцам называют глобальные проблемы – угрожающий миру экономический кризис,
неуклонное падение уровня жизни и безудержный рост безработицы. Но их аргументы вовсе не оправдывают «процветания»
в Европе тенденций расизма, сепаратизма и шовинизма.
Европа и раньше много раз сталкивалась с экономическими
кризисами, безработицей. Однако в те периоды к неевропейцам
относились с уважением и почтением, не попирали их
достоинств, не оскорбляли религиозных чувств. Нынешнее
отношение европейцев к другим народам обусловлено установившимся сегодня в Европе общественным климатом. Одним
словом, Европа меняется в другую и отнюдь не лучшую сторону, и это представляет серьезную угрозу для всего человечества.
Аскер Алиев (Париж)
5 июля 2012

180

5.7. Исламофобия: новый недуг Европы
С крахом социалистического лагеря исчез образ врага,
создаваемый Западом из коммунизма в течение десятилетий.
Можно было бы ожидать, что люди уже смогут спокойно жить в
мире без врагов. Но статья Самуэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций», опубликованная в 1993 году свидетельствует
о совершенно иных моментах. Названная статья была первым
сигналом о желании западного политического сознания создать
новый образ врага. В этот раз под прицелом оказались другие
цивилизации.
Это было не случайно. Сейчас никто не говорит о причинах,
почему в качестве нового образа врага были выбраны именно
иные цивилизации. Так как этот вопрос исходит из традиции,
сформировавшейся в течение столетий. На каждом этапе
истории Европа должна создавать себе такой образ врага, с
помощью которого смогла бы воплотить в жизнь планы
мирового господства. С начала 90-х гг. прошлого века ислам мог
стать лучшей мишенью в этом плане. Можем привести две
серьезные причины этого.
Во первых, спад СССР превратил США в единоличного
мирового лидера. Кремль уже не мог быть даже стратегическим
врагом. Коммунизм, как идеология, потерпел крах. А какой
идеологической системой можно было бы его заменить? Ни
один из политико-идеологических концептов не мог выступить
против западного либерализма и консерватизма. Значит, мишень
надо было искать на другой плоскости.
Во вторых, на указанном этапе истории началось проявление исламского фактора уже на новом уровне. В Европе стало
увеличиваться число людей, принявших ислам. Христианство
как мировоззрение подошло к порогу кризиса. На Западе увеличилось число ученых, пишущих о крахе западной культуры. Они
молились за здравие Освальда Шпенглера.

181

Это превращало ислам в прямую мишень западных
политико-идеологических и военных кругов. Имелся также
исторический опыт – воплотить в жизнь скрытые планы, под
предлогом увеличения опасности ислама. В 1993 году
появившаяся откуда-то «Аль-Каида» бросила бомбу в
Международный торговый центр. Всем было известно, что в
этом не было необходимости. Но от имени мусульман было
совершен крупный террористический акт, и Запад мог включить
пропагандистскую машину. Именно в это время вышеупомянутая статья С.Хантингтона могла сыграть роль основного
идеологического маяка – враг ислам!
Террористический акт, совершенный в Нью-Йорке 11
сентября 2001 года потряс весь мир. Естественно, что этот акт
тоже должен был совершить «достойный представитель
мусульман» – «Аль-Каида». Формирование образа врага было
уже завершено – он должен быть бородатый мусульманин – безжалостный, жестокий, террорист-кровопийца! Провокации,
совершенные против ислама на Западе заставляют задуматься.
30 сентября 2005 года в газете «Jyllands-Posten», публикуемой в Дании, вышла карикатура на пророка Мухаммеда
(с.а.с.) в образе террориста. Автором карикАтуры был Курт
Вестергаард. И почти сразу же в поддержку этого гнусного
поступка, карикатура была перепечатана некоторыми газетами
Франции, Германии, Голландии, Италии и Испании. Реакция
мусульман на это была жесткой, в результате погибло более 100
человек. Таким образом, те, кто передал карикатуру на страницы медии достигли своей цели – у простых европейцев укрепилось представление о мусульманах как о террористах. Исламофобия оказалась в выигрыше, а человечество в проигрыше!
27 марта 2007 года голландский политик Геерт Уайлдерс
распространил в Интернете Краткометражный фильм «Фитна»,
являющийся оскорблением для Ислама. На автора фильма
подали в суд. Но судья оправдал Уайлдерса, аргументируя это
странным доводом о том, что в фильме целью были не

182

мусульмане, а ислам. На самом деле, этот фильм был
подтверждением того, что в Европе усиливается исламофобия.
В 2010 году 11 сентября был объявлен американским
священником Терри Джонсом «днем сожжения Корана». Но изза протестов акция не состоялась. Терри Джонс - представитель
иной религии сделал 20 марта то, что задумал. В результате, в
Афганистане прошли акции протеста и погибли десятки людей.
Это событие дало дополнительный повод тем, кто хотел развить
исламофобию.
И наконец, известный фильм «Невинность мусульман»
вызвал новую волну ненависти к исламу в Европе. Мусульмане,
протестующие против этого фильма, совершили много преступлений под влиянием переполнявших их чувств протеста и
негодования. В результате, противоположная сторона получила
еще один аргумент, чтобы унизить ислам.
В настоящее время в европейских обществах существует
антимусульманский настрой. Согласно проведенным социологическим исследованиям, 52% населения Франции, 50% населения
Германии, 46% населения Польши отрицательно относятся к
исламу, и эта тенденция постепенно усиливается. Неслучайно в
европейских странах уже растет число террористических актов
против мусульман. Свидетельством тому является манифест
Брейвика из 1600 страниц и совершенный им теракт.
Эта краткая хронология показывает протекание очень
опасного идеологического и психологического процесса в Европе. Проводятся последовательные провокации с целью очернить
и унизить ислам. Основной целью провокаций является вызвать
всплеск радикальных чувств у мусульман и толкнуть их на
преступления. Таким образом, осуществляются попытки
препятствовать еще большему распространению ислама в мире.
Еще одной целью разжигания исламофобии являются некоторые шаги, препятствующие ускоренному развитию мусульманских государств. Ведущие аналитики Запада подтверждают,
что в настоящее время Исламская цивилизация имеет больший

183

потенциал для развития. Имеются конкретные исследования
З.Бжезинского и С.Хантингтона по этому вопросу.
По их прогнозам, в ближайшем будущем исламские страны
могут сыграть серьезную роль в мировой геополитике. Так как в
то время, когда Запад переживает серьезные демографические
проблемы, численность мусульман неустанно растет. Поэтому
на пути развивающихся исламских государств возводятся
различные препятствия, проводятся различные провокации с
целью очернить и унизить их.
Но силы, создающие исламофобию, забывают об одном
моменте. В истории в конце-концов победа остается только за
достойными идеями и идеологиями. Кто-то может где-то
строить корыстные планы, но, справедливость восторжествует.
Есть хорошее высказывание Рабиндраната Тагора: «Я чувствую
твое дыхание, оно шепчет мне о пустых надеждах».
NewTimes.az
12 декабря 2012

5.8. Исламофобия против семейных ценностей

Сегодня Европа стоит перед лицом духовной деградации.
Одна из важнейших причин этого заключается в утрате
традиционных ценностей и представлении в качестве ценности
искусственных моделей, которые отнюдь не служат интересам
большинства. Современная Европа не отражает даже веками
существовавшие класссические западные ценности. Очевидно,
что, поскольку третья волна демократии вторглась во внутренние основы общества, личную жизнь людей, семейные ценности, Запад миновал этап трансформации, утратив элементы,
составляющие ядро его ценностей. В результате этап трансформации создал искусственные для Запада ценностные ориен-

184

тации. Это прежде всего проявляется в отношении к семейным
ценностям.
Исторически семейные ценности в Европе защищались
очень строго. Семья считалась здоровым фундаментом и
прочной основой. Разводы в обществе рассматривались как
негативное явление. Осуждение со стороны общества было
главным критерием для каждой семьи. По отношению к
нарушителям семейных ценностей католические порядки были
так же резки, как и законы шариата. Пуританство в средние века
было построено на уважении к консервативным отношениям
мужа и жены.
В современную эпоху же самой важной тенденцией на
Западе является «Голубая Европа». Половые меньшинства
рассматриваются как категория, обладающая доминирующей
позицией в обществе. Если бы дело обстояло не так, то сегодня
для членства в Евросоюзе, считающемся успешной моделью
европейской интеграции, в качестве одного из главных условий
не требовалось бы уважение к половым меньшинствам.
В Европе укрепление позиций половых меньшинств в
обществе началось после 50-х гг. прошлого века. На начальном
этапе по отношению к половым меньшинствам проявляли лишь
терпимость. Затем численность таких людей в среде шоубизнеса и деятелей искусства возросла. В том, что эта тенденция
представлялась как характерная черта западного общества, роль
печати, в особенности телевидения, была высока. А результат не
заставил себя долго ждать. Сегодня в Европе представители
половых меньшинств находятся в передовых рядах среди всех
слоев общества, включая и политиков. В некоторых странах
партии, в которых они представлены, намерены оказать влияние
даже на выборы. Может возникнуть вопрос: а что здесь
удивительного? Согласно демократическим принципам, люди
равны в своих правах. При этом возникает парадокс.
Социологические опросы, проведенные в различных странах
Европы, показывают, что в большинстве случаев как минимум

185

50% опрошенных недовольны инициативами по усилению роли
половых меньшинств в обществе. Если демократия стоит на
стороне большинства, тогда почему же не уважается выбор
этого большинства?
В третьем тысячелетии возник новый тренд в связи с
половыми меньшинствами. Порой пары, состоящие из представителей половых меньшинств, в западном обществе представляются даже как образцовая модель семьи. Как свободный
выбор, образ жизни таких пар, не отражающий каких-либо
ценностей, оценивается высоко. Имидж, обретенный Европой за
последние 50 лет, на деле долгие века в «старом свете» считался
грехом, и на него было наложено табу. Как защитник традиционных ценностей, церковь сжигала людей, совершивших
такой грех, на костре.
Нынешняя тенденция «Голубой Европы» разрушает все эти
считавшиеся незыблемыми табу. Правда, эта тенденция в
Европе не нова. Почти такую же картину являли собой последние периоды древнеримской империи. Согласно историческим данным, в те времена однополые интимные отношения,
извращения между женщинами и мужчинами были обычным
явлением. А за это Европа заплатила очень дорого – в виде
отставания культурного развития на столетия.
После распада Римской империи европейские государства
смогли достичь тогдашнего уровня развития лишь в средние
века. В современный период количество разводов в Европе, дети
родителей-доноров, гомосексуализм – все это показатели деградации традиционных ценностей. Стало обычным явлением наличие даже в католической церкви, веками служившей оплотом
семейных ценностей, большого количества гомосексуалистов.
По утверждению печати, среди причин отставки папы Бенедикта
XVI немалую роль сыграло присутствие гей-лобби в Совете
Церкви в Ватикане. Существование гей-лобби признал и новый
папа Франциск.

186

Семейные ценности зиждутся на генетическом коде,
воспитании, отношениях между родителями и детьми. В таком
обществе классическая многочисленная семья считается
носителем единых ценностей. По сравнению с Западом на
Востоке, и, в особенности, на мусульманском Востоке эти
ценности еще более прочны и устойчивы. В мусульманских
странах исламская религия является одним из важнейших
факторов, лежащих в основе семейных ценностей. Неполные
семьи, бездетные семьи и соответственно содержание в семье
вместо ребенка любимого животного, разрешенные уже во
многих странах однополые «семьи» сегодня подвергают
опасности будущее общества. Продолжение рода, не носящее
генетического кода, ничего хорошего Европе не обещает. С
другой стороны, демонстрируемая по телевидению, в шоу-бизнесе шикарная жизнь звезд-гомосексуалистов, их безответственный перед обществом или семьей образ жизни культивируется
среди нового поколения. Для многих такая жизнь воспринимается как идеальная модель.
Последние годы во многих странах Европы не отмечались
демографическим ростом. Если и растет численность населения,
то это только за счет мигрантов. По этому поводу Ватикан бьет
тревогу. В интервью английской газете «Daily Telegraph» один
из официальных представителей Ватикана священник Пьеро
Геддо заявил, что «европейские христиане должны иметь
больше детей. Иначе в Европе численность мусульманского
населения стремительно возрастет, и в этих местах воцарится
исламская религия. Из-за абортов и разводов население в
Италии ежегодно сокращается на 130 тыс. человек, а половина
из 200 тыс. легальных мигрантов, прибывающих в страну, –
мусульмане».
Наблюдения показывают, что по сравнению с местным
населением мигранты более преданы семейным ценностям. А
что касается мусульман, то они предпочитают образ жизни,
основанный на национально-религиозных ценностях, охваты-

187

вающих не только семью, но и даже круг соседей и родственников. А эта тенденция – фактор, который повлияет на судьбу
Европы. Если учесть, что демографический рост в Европе
обеспечивается за счет очередного поколения иммигрантов и
мигрантов, то, несомненно, этот фактор определит будущее.
Поскольку в настоящее время иммигранты – в основном
выходцы из мусульманских стран, в Европе соответственно
усиливаются и тенденции исламофобии.
Сегодня исламофобия призвана занять место фашизма во
второй мировой войне. Иными словами, она направлена на
уничтожение «не-своих». Просто средства несколько изменились. Сейчас речь идет не столько о физическом уничтожении,
сколько об уничтожении духовных ценностей. Пути предотвращения кризиса духовных ценностей у себя Запад видит в
трансфере его на другие общества. Иначе он не пропагандировал и не культивировал бы в мире половые меньшинства, не
предпринимал бы под лозунгом гендерного равенства, роста
роли женщины в обществе, свободного гражданина, свободы социальных медиа шаги в направлении разрушения семей, отношений родителей и детей, семейного воспитания. А попытка
прикрывать все это мнимой защитой прав определенных групп
людей свидетельствует о других целях. Пропаганда на глобальном уровне однополого брака во Франции посредством различных медиа показывает, что такие браки уже рекламируются
как «модель семьи».
Таким образом, рост количества разводов, бездетные семьи,
семья, построенная на гражданском браке и основанная на
временном проживании, представление образа жизни половых
меньшинств в обществе как модели семьи и т.д. показывают, что
семейные ценности на Западе духовно деградируют. В таком
случае демографиическое будущее Европы оказывается под
угрозой. А вместо того, чтобы найти выход из этого духовного
регресса и предотвратить эту угрозу, Европа прилагает усилия в
направлении культивирования такого образа жизни во всем

188

мире. Сохранение баланса в демографической ситуации видится
в глобальном распространении регресса. А когда в отдельных
регионах мира кто-то пытается противостоять этой тенденции,
на них под лозунгом прав человека, свободного гражданского
общества и т.д. оказывается давление. В отношении исламского
мира, остающегося преданным традиционным ценностям, это
давление проявляется в тенденциях исламофобии.
Таким образом, усиливающийся в Европе исламский фактор
способствует еще большему стимулированию некоторыми кругами тенденций исламофобии. Это можно считать прежде всего
следствием взгляда, веками воспринимавшего носителей
исламской религии как чужих либо врагов. Но реалии в том, что
исламофобия, направляемая некоторыми кругами и их политическими покровителями в западной печати, среди активных
политических групп общества, в политических партиях, неправительственных организациях, религиозных общинах и т.д., создает угрозу для будущего самой Европы. Хотят того в определенных кругах или нет, исламские ценности уже – часть
Запада. Если к этому не будет проявлена толерантность и
исламский фактор не займет свое достойное место в западной
системе ценностей, то это станет проблемой для будущего
прежде всего Европы.
Арасту Габиббейли,
доктор философии по экономике
3 июля 2013

5.9. Причины, уничтожающие духовные ценности
на Западе: естественный процесс развития или
продуманные социальные революции?
В XXI веке налицо интенсивная смена духовных ценностей,
то есть эрозия консервативных религиозных и моральных
189

ценностей, предание забвению обычаев и традиций, появление
на смену им новых ценностей, опирающихся на материалистическое и либералистское мировоззрение. Этот процесс проявляяется, можно сказать, во всех сферах – науке, образовании, культуре и быту. Данная тенденция, в первых рядах которой идет западное общество, под влиянием глобализации в экономической,
культурной и информационной сферах и посредством медиа
стремительно распространяется и на другие регионы мира.
Смена ценностей носит последовательный и системный
характер
Согласно широко распространившемуся в западной гуманитарной науке представлению, секуляризация, начавшаяся с
конца XIX века и получившая широкое распространение в XX
веке, представляет собой составную часть модернизации,
характеризующейся урбанизацией, развитием науки и техники,
формированием индустриального общества. По мнению ученых,
придерживающихся этой позиции, модернизация как очередной
этап развития общества приводит к изменению образа жизни и
мировоззрения людей, отрицанию обычаев и традиций, стереотипов, высших ценностей или к равнодушному отношению к
ним. Исследователи, разделяющие это мнение, рассматривают
секуляризацию как следствие естественного развития общества.
Однако есть и ученые, придерживающиеся совершенно
другой позиции. Например, редактор книги «Светская революция: сила, интересы и конфликт в секуляризации общественной
жизни Америки» (The secular revolution: power, interests, and
conflict in the secularization of American public life) Кристиан
Смит отмечает, что отдаление американского общества от религиозно-духовных ценностей вовсе не является естественным
следствием развития, а есть плод светской революции, целеенаправленно реализуемой элитами. По его мнению, либеральные силы, укрепляющие свои позиции в политических, экономических и социальных институтах, осуществили переворот с

190

целью полного отстранения от социального управления протестантских кругов, подрыва их авторитета в обществе. При
этом, чтобы народные массы спокойно отнеслись к этой
перемене, были широко использованы сферы культуры, в
частности образование.
Неоспоримо влияние культуры на мировоззрение и образ
жизни людей, смену социальных ценностей и духовности. В
социальных революциях XX века в Америке, возникновении в
западном обществе битников, хиппи и других течений
субкультуры и контркультуры большую роль сыграли литература, искусство, и больше всего музыкальная индустрия. Для
примера отметим, что многие песни группы «The Beatles»,
ставшей живой легендой 60-х гг. XX века, посвящены употреблению психотропных веществ, пропаганде протеста по отношению к моральным ценностям, образу жизни, ограничиваемому
моральными рамками.
В настоящее время ситуация еще более осложнилась. Во
многих государствах Запада наука и образование развиваются,
опираясь на материалистические принципы. Пропаганда
неэтичных норм, противоречащих духовным ценностям,
полностью проникла в сектор развлечений вплоть до детских
программ и мультфильмов. Сложившаяся ситуация налицо.
Модель семьи в западных обществах терпит крах, внебрачные
отношения достигли одинакового с официальным супружеством
уровня. Одновременно с этим возникают новые модели семьи,
не соответствующие представлениям о традиционной семье, и
заметно, что этот процесс управляется некоторыми правящими
кругами Запада. Такие известные транснациональные медиаобразования, как «CNN», «BBC» и т.д., покровительствуют и
оказывают поддержку им. Принятие только в 2013 году в
некоторых американских штатах, а также в Британии и Франции
законов, разрешающих однополые браки и предоставляющие
таким парам право на усыновление, подтверждают сказанное.

191

Последний столп консервативных ценностей
Сейчас самым ярким символом традиционного религиозного
мировоззрения на Западе является Римская католическая
церковь. Следует учесть, что эпоха крупных социальных
перемен XX века не обошла стороной и Ватикан. Реформы
Второго Ватиканского Собора, действовавшего в 1962-1965 гг.,
стали началом новой эпохи и для Римской церкви. С этого
периода реформы в католической церкви стали регулярными, и
среди изменений можно отметить то, что многие обряды,
подлежавшие обязательному отправлению католиками, уже не
рассматривались церковью, как прежде, в качестве необходимости. Смягчение правил, уменьшение дней постов, разрешение
на чтение молитв на некоторых церемониях на официальном
языке каждой страны, а не только на латинском, также относится к разряду указанных перемен. Каждое из новшеств связано с новым переводом Библии. Но есть недовольство относительно искажений в новых версиях переводов, и даже полного
исключения из текста в одной из широко используемых версий
переводов понятия «ада», и подозрения по поводу проникновении секулярной революции уже и в церковь (Summary of
Changes Since Vatican II. A Revolution in the Church?).
Последние годы в истории Римской церкви больше запомнились скандалами. Так, распространение в мире сообщений о
посягательствах некоторых священников на детей, финансовых
махинациях в Ватикане и т.д. нанесли серьезный урон авторитету церкви. С другой стороны, в связи с необходимостью
новых реформ общественное давление на католическую церковь
растет. Среди требований можно отметить разрешение католическим священникам жениться, женщинам проповедовать, стать
священниками и т.д. Недавнее избрание нового Папы Римского
состоялось в достаточно сложный для Римской церкви период.
Новый Папа Римский должен справиться с такими задачами, как
поднятие авторитета церкви, приведение к общему мнению тех,

192

кто считает законы церкви устаревшими, и тех, кто не видит
потребности в переменах.
Неожиданные шаги нового Папы Римского
Как известно, после отставки в феврале 2013 года Папы
Римского Бенедикта XVI (это первый за последние 600 лет
такой случай) в марте путем тайного голосования Джордж
Бергоглио (аргентинец итальянского происхождения) был
избран новым епископом Римской католической церкви. Обладатель ордена иезуитов Дж.Бергоглио – первый Папа Римский,
избранный из Латинской Америки, из «Нового Света» в целом.
К тому же он первый понтифик, взявший имя Франциск. Тем
самым он продемонстрировал свое преклонение перед жившим
в средние века Святым Франциском Ассизским, отличавшимся
своей простотой, скромностью, заботой о неимущих. Но ряд
экспертов объясняют принятие новым Папой Римским имени
Святого Франциска не только его скромностью. Так, Святой
Франциск отличался не только простотой. Он был новатором,
привнесшим новые традиции в католическую церковь.
Склонность нового Папы Римского к нововведениям
обнаружилась уже в первые дни руководства Ватиканом. В
отличие от прежних пап Римской церкви он отказался от
пышного обмундирования, резиденции, отведенной ему.
Высокая оценка понтификом в одном из выступлений роли
женщины в жизни общества и церкви, омовение ног женщинами
наряду с мужчинами во время одного из традиционных религиозных обрядов воодушевили феминистские группы, стремящиеся к гендерному равенству. Эти и другие шаги принесли
Франциску прозвище «неожиданный Папа». Есть мнения и о
том, что Папа Римский в будущем предпримет шаги, которые
удивят весь мир, в том числе и католиков. Эти ожидания уже
оправдываются. Так, с целью проведения реформ в католической церкви Папа Франциск создал группу консультантов, в
которую входят 8 кардиналов из 5 континентов. Это сви-

193

детельствует о том, что в ближайшем будущем в католической
церкви и Ватикане начнется новая волна реформ.
Таким образом, при рассмотрении последовательности
протекающих в западном мире процессов можно заметить, что
тенденция отдаления от духовных ценностей, религиозного
мировоззрения носит системный характер. А это усиливает
возможность оказания на процессы со стороны определенных
кругов завуалированного влияния. Но нельзя упускать из виду и
то, что при этом изменения, привносимые в жизнь людей
научно-техническим прогресссом, глобализацией, создают
благоприятные условия для этого процесса. Гораздо опаснее то,
что тенденции отдаления от национально-духовных ценностей
под влиянием культурной и идеологической вестернизации как
важнейшей составной части глобализации проникают в
национальное сознание народов и в других регионах мира.
Хулья Мамедли
25 апреля 2013

194

Глава VI
ГЕОПОЛИТИЧЕСКАЯ КАРТИНА В
ЕВРАЗИЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ
6.1. Россия: к новому геополитическому
силовому центру

20 лет назад в своем произведении «Дипломатия» Генри
Киссинджер, имея в виду Россию, писал: «Будет ли она
стремиться к восстановлению своего исторического ритма и к
воссозданию утраченной империи? Переместит ли она центр
тяжести на восток и станет ли принимать более активное
участие в азиатской дипломатии? Исходя из каких принципов и
какими методами будет она реагировать на смуты у своих
границ, особенно на переменчиво-неспокойном Среднем
Востоке?» (1, с.8).
Указ президента России Владимира Путина «О мерах по
реализации внешнеполитического курса Российской Федерации» (2) подтверждает дальновидность известного ученого и
политика. В этом указе есть ответы на все эти три вопроса.
Маршрут первых зарубежных визитов В.Путина после того,
как он вновь был избран президентом, таков: Минск, Берлин,
Париж, Ташкент, Пекин, Астана. Данный маршрут можно
воспринимать как основную траекторию внешней политики
России. В.Путин начинает свой первый визит с союзного
государства (Беларусь), посещает две крупные европейские
страны (Германию и Францию), останавливается в Центральной
Азии (Узбекистан), затем проводит переговоры в крупном
государстве Дальнего Востока (Китай), наконец, завершает свой
визит во входящем в Таможенный союз Казахстане.

195

Если взглянуть на вышеотмеченный указ В.Путина, то можно
увидеть, что первый визит имеет особый смысл. Пространство
СНГ представляет особое геополитическое значение для России.
Приведем один пункт из указа: «Рассматривать развитие
многостороннего взаимодействия и интеграционных процессов на
пространстве Содружества Независимых Государств как ключевое
направление внешней политики Российской Федерации».
Перспективы сотрудничества на этом пространстве должны быть
связаны с формированием Евразийского экономического союза.
Двери союза открыты. Конкретизация международной позиции
новых интеграционных структур также является одной из
внешнеполитических целей России.
С Европейским Союзом должно быть подписано новое
соглашение, основанное на равноправии и взаимной выгоде.
Цель – сосредоточить связи с ЕС на экономическом и гуманитарном аспектах, сохраняя дистанцию в политическом аспекте.
Россия берет курс на минимизацию военно-политического
влияния ЕС на постсоветское пространство.
В отношениях с дальневосточными странами Россия
использует иную риторику. «Активно задействовать различные
формы многосторонней дипломатии, включая … Шанхайскую
организацию сотрудничества», - говорится в указе.
Первая «дорожная карта» евразийской интеграции
Короткий обзор основных целей внешней политики России
показывает, что на евразийском пространстве могут начаться
новые геополитические процессы. Москва пытается придать
новое дыхание интегративным процессам на пространстве СНГ.
Интеграция должна охватить экономические и гуманитарные
сферы. То, что Минск, Ташкент и Астана вошли в маршрут первых зарубежных визитов, носит не только символический характер. Основным партнером России в европейском направлении
является Беларусь, а в азиатском и дальневосточном направлении – Казахстан и Узбекистан. Ситуация с Беларусью ясна –

196

Россия избрала стратегию «развивать с этой страной связи на
всех возможных направлениях». Отметим, что в указе не
говорится о сотрудничестве на таком уровне ни с одним другим
государством.
Как европейские страны, Германия и Франция имеют для
России особое геополитическое значение. В первую очередь,
Берлин и Париж очень нужны Москве с точки зрения альтернативной США силы. Вместе с тем, России требуется быть осторожной в китайском вопросе, и в этом более выгодных партнеров, чем Франция и Германия, нет, потому что Европа очень
боится «китайской волны» и пытается использовать Россию как
«стену».
То, что Россия избрала в Центральной Азии Казахстан и
Узбекистан, имеет геополитические причины. Узбекистан
является государством, которое оказывает наибольшее сопротивление США в регионе. Эта страна вышла из ГУАМ и во
внешней политике очень сильно учитывает российский фактор.
По своим потенциальным возможностям Узбекистан является
вторым государством в Центральной Азии после Казахстана. С
другой стороны, эта страна расположена на энергетических
маршрутах, следующих на Дальний Восток. У Узбекистана
чувствительные отношения с Туркменистаном, Кыргызстаном и
Таджикистаном. В любое время можно оказать влияние на эти
государства. Узбекистан также является одним из основных
пунктов в направлении Афганистана. Учитывая все это, Узбекистан можно воспринимать как один из основных пунктов в
геополитической конфигурации Центральной Азии.
Казахстан является вторым государством после Беларуси,
имеющим тесные связи с Россией. В целом, это государство
можно считать воротами на Дальний Восток. Россия видит
Астану в качестве одного из основных пунктов своих геополитических планов в данном направлении. В.Путин начал свои
первые зарубежные визиты с Беларуси. То, что он завершил их в
Казахстане, имеет тонкий геополитический смысл. Этим он

197

словно очертил границы будущей геополитической конфигурации, которая может быть сформирована вокруг России. И в
этом плане Пекину принадлежит отдельная роль.
К Великой Китайской стене
Если посмотреть на первый маршрут зарубежных визитов
президента России в свете мнения З.Бжезинского о том, что
«центр геополитической тяжести мира смещается с Запада на
Восток» (3), то можно увидеть моменты, которые заставляют
задуматься. Россия выбирает особую позицию в игре за глобальное лидерство между США и Китаем. Москва не вмешивается
напрямую в состязание двух крупных экономических сил мира.
Наоборот, стоит в стороне и наблюдает за их борьбой, с обеими
развивает сотрудничество. Россия не хочет уступить
Центральную Азию ни США, ни Китаю.
В рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС)
Москва является близким партнером Пекина. В минувшем году
исполнилось 10 лет со дня создания этой организации. Теперь
стоит задача поднять роль ШОС в глобальном масштабе на новый
уровень. Во время визита В.Путина в Китай этот вопрос должен
находиться на первом месте. Этим шагом Россия и Китай
намерены воспрепятствовать американскому присутствию в Центральной Азии и на Дальнем Востоке. Прежде всего, ШОС должна
сыграть роль в противодействии планам Запада в вопросе
энергоносителей Центральной Азии. Здесь Китаю принадлежит
особое значение.
Китай осторожничает с государствами, которые его окружают. Вокруг Китая имеются сильные страны (Индия, Россия и
Япония), очаги войны (Афганистан) и группа развивающихся
стран (Корея, Вьетнам, Сингапур, Малайзия и др.). А США продолжают осуществлять свои планы по контролю Тихоокеанского региона. Из-за всего этого Китай, с одной стороны, не
хочет, чтобы расположенные вокруг него государства слишком
быстро прогрессировали, и в этом аспекте США нужны ему. С

198

другой стороны, Китай не воспринимает единоличную
гегемонию США. Сдержанная, хитрая и терпеливая китайская
политика построена на этой дилемме. Г.Киссинджер и
А.Фридберг (профессор Принстонского университета, советник
Дика Чейни по внешней политике) проанализировали в своей
последней книге эту сторону политики Китая.
Может ли измениться соотношение геополитических сил?
Маршрут зарубежных визитов президента России и стоящие
за этим некоторые моменты вызывают несколько вопросов.
Может ли иметь конкретное содержание план России по
евразийской интеграции? Очевидно, что Москва постепенно
будет уделять все больше внимания экономическим и гуманитарным вопросам на пространстве СНГ. То, что Запад занимает
предвзятую позицию в отношении стран постсоветского
пространства, применяет двойные стандарты в решении
конфликтов, то, что Европа пребывает в кризисе, а США не отказываются от политики «цветных революций» и в их позиции
относительно мусульманских стран есть много противоречивых
моментов, повышают шансы России. Намерение Москвы использовать до определенного времени Китай в этом процессе
можно понять. Если геополитическая активность мира расширяется в сторону Востока, то встреча в Западной и Центральной Азии группы государств во главе с Россией и Китаем
была бы интересной. Можно предположить, что в ближайшей
перспективе основным центром геополитических процессов
станет именно Центральная Азия. В таком случае Южный
Кавказ превращается в тыл арены активной борьбы, что делает
ситуацию чрезвычайно чувствительной. Могут возрасти неопределенности в решении конфликтов. Можно ожидать усиления
желания больших сил искусственно использовать их. Такая ситуация может заставить страны постсоветского пространства
вносить коррективы в стратегический выбор.

199

Разделение мира на центры геополитических сил, возглавляемые Западом и тандемом Россия-Китай, ставит под вопрос
«многополярность». Однако, в любом случае, несомненно, что
вступление России в новый этап в своей внешней политике
придаст импульс новым серьезным изменениям геополитической картины в глобальном масштабе. На новом этапе планы
и цели уже меняются так же, как и акторы. Актуализируется
вопрос определения места каждого государства на евразийском
геополитическом пространстве. «На большой шахматной доске»
З.Бжезинского новую партию начинает В.Путин. За кем
очередной ход?
NewTimes.az
5 июня 2012

Источники
1. Henry Kissinger. Diplomacy. New York: Simon & Schuster, 1994,
912 pp.
2. Модест Колеров. Новая внешняя политика Путина.
URL: http://www.regnum.ru/news/1528564.html.
3. Zbigniew Brzezinski. Balancing the East, Upgrading the West.
U.S. Grand Strategy in an Age of Upheaval // Foreign
Affairs, January/February 2012.
URL:http://www.foreignaffairs.com/articles/136754/zbigniewbrzezinski/balancing-the-east-upgrading-the-west.
4. Henry Kissinger. On China. New York: Penguin Press, 2011, 608
pp.
5. Aaron Louis Friedberg. A Contest for Supremacy: China, America,
and the Struggle for Mastery in Asia. New York: Norton, 2011, 352
pp.

200

6.2. Турция: новая сила в Евразии

На вопрос экс-президента США Билла Клинтона о причинах
активизации Турции в мировом масштабе, министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу ответил: «Обведите на
карте вокруг Турции круг диаметром 1000 км – в него попадет
20 стран, обведите круг диаметром 3000 км – в него попадет 70
стран. А сколько стран попадет в такой круг вокруг США?
Турция будет интересоваться своим окружением» (1). Этими
словами Ахмет Давутоглу фактически лаконично выразил
концепцию стратегической глубины Турции. Как страна, в
близком окружении которой находятся 70 стран, Турция должна
проводить активную внешнюю политику. Главный редактор
журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов
считает это нормальным. В статье под интересным заголовком
«Турция мстит за Россию» он пишет: «Активизация Турции
застала врасплох всех, но в особенности Европу, которая не
понимает, как реагировать» (2).
На Западе тоже пытаются понять новую внешнюю политику
Турции. Влиятельный политический журнал Германии
«Süddeutsche Zeitung» отмечает, что создана группа из
нескольких специалистов, занимающаяся анализом геополитической стратегии официальной Анкары. Американский анналитик, включенный в эту группу, высказал следующее мнение
относительно внешней политики Турции: «Турция не
поворачивается лицом ни на Запад, ни на Восток, она сама
выходит на сцену» (3). Иными словами, Турция стремится
сказать свое слово во внешней политике. На наш взгляд, это –
правильная оценка.
Турецкая концепция «Стратегической глубины»
Список схожих мыслей можно продолжить. Но ясно одно:
те, кто еще 30 лет назад смотрели на Турцию как на отсталую

201

страну, не играющую никакой роли в мировой политике,
сегодня пересматривают свои взгляды.
Какие причины привели Турцию на повестку дня мировой
политики? До 80-х гг. прошлого столетия Турция была государством, выполнявшим указания США и заботящимся более об
обеспечении собственного бытия. Серьезные преобразования в
экономической системе и распад социалистического лагеря бросили Анкару в центр динамично меняющейся геополитической
среды. Это было связано с географическим положением страны.
В этой связи министр иностранных дел Турции А.Давутоглу в
книге «Стратегическая глубина» отмечает: «Турция… находится
в центре самого большого континента мира и охватывает
области, где размещена аорта человечества» (4).
Начиная с 90-х. гг. Турция стала проводить политику
влияния на близлежащие регионы. Но первая попытка в
кавказском направлении закончилась неудачей. В Европе это
объяснили недостаточным учетом Турцией российского
фактора. Несмотря на это, официальная Анкара настойчиво
продолжила реализацию нового внешнеполитического курса. В
начале XXI века Турция уже воспринималась как государство, в
мировом масштабе проводящее новую политику. Одним из
авторов этой политической линии является Ахмет Давутоглу,
взгляды которого на новую политику Турции изложены в его
знаменитой книге «Стратегическая глубина».
А.Давутоглу сравнивает нынешнее состояние Турции с
состоянием, в котором некогда пребывали Германия, Россия,
Великобритания и Франция. Он отмечает, что указанные
государства когда-то были империями. После заката империй
они стали проводить в жизнь новую политику мирового
масштаба. Только Австро-Венгрия ограничилась собственной
территорией, что объяснялось соседством с таким государством,
как Германия (4, YI). Турция должна поступить так, как
поступили Германия, Россия или Япония, т.е. проводить
активную политику в близлежащих регионах, чтобы затем

202

сказать свое слово миру (4, с.6-12). По этому поводу
А.Давутоглу пишет: «Согласование собственной динамики с
динамикой международной среды и выход Турции на историческую сцену – …фундаментальный фактор ее стратегического
значения» (4, с.9).
Для Турции стратегическая глубина заключается в том,
чтобы стать одним из организаторов евразийской интеграции.
Поэтому А.Давутоглу называют одним из авторов нового
тюркского евразийства (см: 5, с.399-404). Профессор Новруз
Мамедов в этой связи пишет: «Согласно концепции Ахмета
Давутоглу, Турция, пользуясь партнерскими связями с ЕС и
стратегическими, союзническими связями с США, должна выработать против славянско-ортодоксального евразийства (геополитического союза с Грецией, Южным Кипром и Ираном), осуществляемого в регионе Россией, геополитическое евразийство
Турция-Запад и других близлежащих к Турции государств, реализовывать в регионе «новую политическую силу» (5, с.400). В
этих словах А.Давутоглу выражена суть новой концепции
евразийства. Одновременно проведен сравнительный анализ
данной концепции с российской политикой евразийства.
Очевидно, что Турция поставила перед собой цель сформировать «новую геополитическую силу».
Неслучайно Турция претендует на объединительную роль на
широком геополитическом пространстве, охватывающем
Балканы, Средний Восток, Кавказ и Центральную Азию. В этих
целях Анкара ведет большую геополитическую игру с США, ЕС
и Россией. Отношения с Ираном и соседними странами она
строит по принципу «нулевой проблемы» (А.Давутоглу). Иными
словами, в отношениях со своими соседями Турция отдает
приоритет политике дружбы. Вспоминается одно высказывание
Авраама Линкольна: «Я побеждаю своих врагов тем, что превращаю их в друзей».

203

Игра с крупными силами в «турецкую рулетку»
В статье «Внешняя политика Турции и Россия» А.Давутоглу
отмечает, что “Турция верит в становление справедливого и
устойчивого миропорядка…» (6). Это – основная цель политики
«Стратегической глубины». А.Давутоглу выявил 6 принципов
достижения этой цели. Все они – культуросодержащие и
сводятся к следующему: создание равновесия между свободой и
безопасностью, привлечение всех государств региона к мирному
процессу, осуществление эффективной политики в отношении
соседних регионов, усиление роли ООН, активизация
международных образований и создание нового образа Турции
(см.: 4 и 7).
Эти принципы определяют методы реализации «Стратегической глубины». Иными словами, формируя местные и
региональные интегративные образования, Турция проводит
политику, нацеленную на утверждение нового миропорядка. Это
не согласуется с гегемонистскими устремлениями США.
Потому что это конкретный вид многополярной модели мира. В
этом смысле Россию с Турцией в глобальном масштабе
объединяет многое. Неслучайно за последние годы сотрудничество этих стран значительно расширилось.
Приоритеты внешней политики Турции определены, исходя
из указанных шести принципов. Они согласуются с содержанием идеи «стратегической глубины». Эти приоритеты охватывают Ближний и Средний Восток, Кавказ и Центральную Азию.
Некоторые российские аналитики прогнозируют столкновение
Анкары и Москвы на Кавказе и в Центральной Азии. Но пока
Турция уделяет преимущественное внимание южному (арабские
страны и Иран) и западному (Европа и Балканы) направлениям
(см.: 2, 8 и 9).
Американские и европейские аналитики, исследующие
западную политику Турции, также говорят о вероятности
столкновения Анкары и тандема Вашингтон-Брюссель. Но
думаем, что такого рода оценки односторонни, поскольку такие

204

прогнозы даются не на основе реального содержания турецкого
курса «Стратегической глубины», а, исходя из предвзятого
отношения многих государств к мусульманским странам. Они
забывают об основном принципе «турецкой рулетки» в
политике. Этот принцип основан на справедливости и согласии.
Известный политик Пьетро Колетта говорил, что «справедливость необходима народу более, нежели цивилизация».
Интеграционные модели в Евразии: конкуренция или
столкновение?!
Россия представила собственную модель евразийской
интеграции. Москва мечтает стать «шахом» Великой шахматной
доски (З.Бжезинский) мировой политики. Россия признает, что
Турция может сыграть в этом процессе серьезную роль, но не
хочет ее видеть в роли «первой скрипки».
У Турции есть собственный курс. Анкара хочет сказать свое
слово на Среднем Востоке, Балканах, Кавказе и в Центральной
Азии. Но ее более всего интересуют не столько политико-идеологические факторы, сколько фактор экономический. Турецкие
аналитики особо подчеркивают этот момент (см.: 10 и 11).
Профессор Стамбульского университета Илтер Туран отмечает,
что Турция вообще не намерена вести борьбу с Россией. Он
пишет: «Турция продолжит политику ревизионистской
риторики и прагматичных каждодневных действий во внешней
политике. Формируется средняя держава с честолюбивым руководителем, которая порой переоценивает свои возможности»
(10). Доцент университета Зирва Джокхан Баджик же утверждает, что для столкновения Турции с большими силами нет причин, поскольку геополитической силе Анкара противопоставляет экономический фактор. Например, Турция – стратегический партнер США, но подписывает с Россией договор о строительстве атомной электростанции, развивает экономические
связи с Китаем, покупает в Иране нефть и газ (11).

205

Турция будет стремиться к тому, чтобы стать на
евразийском пространстве одним из ведущих государств,
формировать на Кавказе общую с Россией позицию в вопросе
Азербайджана. России крайне важно развивать сотрудничество
с Турцией. Турция может способствовать формированию
положительного имиджа России во всем исламском мире. На
территории России проживают миллионы мусульман. Известны
также возможности Анкары в оказании влияния на мусульманское население Северного Кавказа.
Для официальной Анкары фактор Азербайджана имеет
отдельное значение. Турция вынуждена строить свои отношения
с Арменией с учетом интересов Азербайджана. Реакция
общественности на известные Цюрихские протоколы еще раз
показала, что выражение «одна нация, два государства» вполне
обоснованно. Турция и Азербайджан близки друг к другу,
прежде всего, как социумы. Поэтому в своей политике на
Южном Кавказе и, еще шире, в постсоветском пространстве
Турция ставит Азербайджан на первый ряд. Азербайджан и
Турция развивают сотрудничество во всех направлениях.
Для Турции Азербайджан – важнейшая страна на Южном
Кавказе. Азербайджан играет большую роль в выходе Турции на
Среднюю Азию. В своей внешней политике Турция уделяет
этому моменту особое внимание. Одновременно Азербайджан
положительно относится к развитию российско-турецкого
сотрудничества. Хорошие отношения Азербайджана с обеими
этими державами способствуют установлению мира и росту
доверия на Южном Кавказе. В связи со сказанным вероятность
возникновения на Южном Кавказе разногласий между Турцией
и Россией невысока.
NewTimes.az
17 июля 2012

206

Источники
1.

Ahmet Davutoğlu. Evet yeni Osmanlıyız / İstihbarat Strateji
Analiz, 24 Kasım 2009, URL: http://istihbarat-stratejianaliz.blogspot.com/2009/11/ahmet-davutoglu-evet-yeniosmanlyz.html.
2. Федор Лукьянов. Турция мстит за Россию // «Россия в
глобальной политике», № 5 Сентябрь/Октябрь 2011.
URL:http://www.globalaffairs.ru/redcol/Turtciya-mstit-zaRossiyu-15322.
3. Stefan Kornelius. Türkei und der – Westen Die Nase voll von
Europa // “Süddeutsche Zeitung”, 12. Juni 2011.
URL:http://www.sueddeutsche.de/politik/tuerkei-und-der-westendie-nase-voll-von-europa-1.1107694.
4. Ahmet Davutoğlu. Stratejik derinlik. Türkiyenin uluslararası
konumu. İstanbul, Küre Yayınları, 2011, 584 s.
5. Novruz Məmmədov. Geosiyasətə giriş (İki cilddə. I cild). Bakı,
“Azərbaycan” nəşriyyatı, 2011, 576 s.
6. Ахмет Давутоглу. Внешняя политика Турции и Россия //
«Россия в глобальной политике», №1 Январь/Февраль 2010.
URL: http://www.globalaffairs.ru/number/n_14562.
7. Ahmet Davutoğlu. Turkey's Zero-Problems // Foreign Policy,
May 20, 2
8. 010.
URL:http://www.foreignpolicy.com/articles/2010/05/20/
turkeys_zero_problems foreignpolicy?page=full.
9. Евгений Бахревский. Политика "нового османизма" Турции и
постсоветское пространство / Информационное агентство
"Regnum", 16 ноября 2011.
URL: http://www.regnum.ru/news/1467970.html#ixzz1dxtHQJS6
.
10. Юрий Тыссовский. «Стратегическая глубина» Турции.
Влияние Анкары на мировую политику стремительно растет /
Информационное агентство “Столетие”, 9 июля 2010.
URL:http://www.stoletie.ru/geopolitika/strategicheskaja_glubina_
turcii_2010-07-09.htm.

207

11. Илтер Туран. Турция на подъеме. От неразвитой страны к
региональной державе // «Россия в глобальной политике», №
5 Сентябрь/Октябрь 2011.
URL: http://www.globalaffairs.ru/number/Turtciya-na-podeme15362.
12. Gokhan Bacik. Asya Pasifik Yüzyılını Tasarlamak: Türkiye,
Amerika İle Çin Arasında Kaldı // Turquie diplomatique, №39 15
Nisan – 15 Mayıs 2012.
URL: http://www.trdiplo.com/Haber.aspx?HaberNo=97.

6.3. «Конфликтный треугольник» в Центральной Азии

Распространяются тревожные вести о Центральной Азии.
Чуть раньше ситуация казалась стабильной. В действительности
же разворачивались процессы, способные оказать влияние на
геополитическую картину в Евразийском пространстве. Их
можно разбить на две части. К первой можно отнести события,
изменившие отношения между странами региона, ко второй –
последствия борьбы крупных государств за сферу влияния в
регионе.
26 июня главнокомандующий Сухопутными войсками РФ
Владимир Чиркин на заседании Комитета Совета Федерации по
безопасности и обороне не исключил возможность локальных
вооруженных
конфликтов
с
участием
Узбекистана,
Таджикистана и Киргизии. Причину их генерал объяснил
обострением противоречий между указанными государствами в
сфере энергетики, водо- и землепользования. Резко реагируя на
это сообщение, Таджикистан заявил, что есть силы, которым
выгодно обострение ситуации в регионе.
Но реальная картина заставляет задуматься. Возможность
политических
столкновений
в
Центральной
Азии
прогнозировали сразу несколько источников. Президент
Международной кризисной группы Луиза Арбор в декабре 2011
208

года в Foreign Policy опубликовала свой прогноз «10 войн 2012
года». На шестом месте в этом рейтинге находится Центральная
Азия. Эти прогнозы были включены и в отчет ЦРУ за 2011 год.
Начальник Генерального штаба Вооруженных сил РФ
генерал армии Николай Макаров в сентябре 2011 года заявил,
что ситуация в Центральной Азии может развиваться по
«ливийскому сценарию». За два месяца до этого заявления
постоянный представитель России в НАТО Дмитрий Рогозин
отмечал, что основная угроза для региона возникнет после ухода
американских военных из Афганистана.
На основании чего даются подобные прогнозы? В первую
очередь при этом указывается на анклавы, созданные в странах
Центральной Азии в эпоху СССР. В Киргизии есть узбекский
анклав – Сох и Шахимардан с населением в 40-50 тыс. человек.
В Узбекистане находится село Барак, входящее в состав
Киргизии. В анклаве Ворух в Киргизии проживает 20 тыс.
таджиков.
Кроме этого, между Киргизией и Таджикистаном
существует конфликт, возникший еще в 80-е годы прошлого
века по поводу пользования водой и землей. На границе
Узбекистана и Таджикистана отмечаются локальные столкновения. Причина кроется в недоразумениях, проявляющихся в
использовании водных ресурсов и в этнических отношениях.
Следует признать, что перечисленные факторы обостряют
отношения между странами Центральной Азии. Не исключена
возможность перерастания конфликта между Узбекистаном,
Киргизией и Таджикистаном в вооруженное столкновение. Но
здесь важно учитывать и борьбу больших государств за регион.
Предупреждение «Андижан-2»
Россия недовольна прекращением Узбекистаном своего
участия в деятельности Организации Договора о коллективной
безопасности (ОДКБ). Приблизительно в это же время Киргизия
и Таджикистан потребовали от Москвы больше средств на

209

аренду российских военных объектов, находящихся на их
территории. Аналитики уверены, что эти события связаны друг
с другом. Причину этого они видят в центрально-азиатской
политике США и Китая.
Получение президентом Таджикистана Э.Рахмоном помощи
от Китая на сумму в 2 млрд. долларов воспринимается как
показатель изменения геополитических позиций официального
Душанбе. С другой стороны, выскАзываются мнения и о
передаче Соединенными Штатами части вывозимого из
Афганистана оружия Таджикистану и размещении здесь
воинской части. Предполагается, что то же самое США обещали
Узбекистану.
Официальный Узбекистан в качестве причины указал на
отсутствие какого-либо оптимального плана у ОДКБ против
возможной угрозы со стороны Афганистана. Другой аргумент
Узбекистана
связан
с
неправильной
организацией
сотрудничества в рамках этой военной организации. Правда,
Москва считает это отговоркой, указывая в кАчестве основного
фактора на активизацию в регионе Вашингтона.
Выступая на совещании послов и постоянных представителей РФ, президент В.Путин отметил, что «углубление
интеграционных процессов на пространстве СНГ – это
сердцевина внешней политики России». Он призвал Украину
присоединиться к этому процессу. Углубление интеграционных
процессов на постсоветском пространстве – стратегическая для
России задача.
Поэтому ответ России на шаги центрально-азиатских стран
не заставил себя долго ждать. Леонид Ивашов, президент
Академии геополитических проблем, считает, что Россия
должна ускорить интеграционные процессы в Евразии.
Председатель наблюдательного совета Института демографии,
миграции и регионального развития, лидер Движения развития
Юрий Крупнов выход Узбекистана из ОДКБ объясняет
запутанностью афганской политики Кремля. По его словам, в

210

российских политических кругах нет правильной позиции по
поводу деятельности НАТО в Афганистане.
Так, Россия опасается, что с уходом НАТО из Афганистана
стабильность в регионе нарушится. Тогда тяготение центральноазиатских стран к этой организации вполне объяснимо. Однако
Ю.Крупнов считает, что эти процессы будут полезны для
евразийской интеграции, так как Москва, проанализировав свои
ошибки, будет проводить более действенную политику.
Вместе с тем, раздаются и предупреждения о возможном
повторении в Центральной Азии «второго Андижана», о
возможных беспорядках в связи с уходом российских воинских
частей из региона. Напомним, что накануне распада СССР в
ходе массовых беспорядков в узбекской провинции Андижан
тысячи тюрков были изгнаны из этих мест. В сообщениях об
этих событиях отмечались многочисленные случаи насилия.
Следует отметить, что есть сведения об участии в андижанских
событиях и армян.
Бесшумность больших войн
Один восточный мудрец говорил: «Победит тот, кто знает,
когда надо ссориться, а когда – молчать». В то время как по
поводу Центральной Азии разворачиваются бурные геополитические процессы, США и Китай молчат. Достижение
договоренности между госсекретарем США и министром
иностранных дел Узбекистана о передаче части вывозимого из
Афганистана оружия Ташкенту и выделении дополнительной
финансовой помощи в прессе мало обсуждается.
В действительности же геополитическую картину в
Центральной Азии формируют такого рода сделки. Ясно, что
«геополитическую бомбу» в регионе взорвали. Теперь наступил
этап организации информационного взрыва.
Размещая воинские части, вывозимые из Афганистана, в
странах Центральной Азии, Вашингтон преследует одновременно две цели: во-первых, уходит с афганского болота, во-

211

вторых, усиливает военное присутствие в Центральной Азии.
Последнее в геополитическом аспекте приносит Америке
дивиденды. США перенимают военную инициативу в регионе,
где веками хозяйничала Россия.
Для стран Центральной Азии вопрос безопасности имеет
крайне важное значение. Америка воспрепятствует экспорту
религиозного радикализма из Афганистана и разместит свои
силы по всей азиатской границе России. Учитывая процессы,
происходящие в Азиатско-Тихоокеанском регионе, можно
сказать, что это – серьезное стратегическое преимущество
Вашингтона.
С другой стороны, тем самым нарушатся интеграционные
процессы в Евразии по российской модели. Это фактически
означает шаг, направленный против внешнеполитических
приоритетов России. Прекращение интеграционных процессов
на Евразийском пространстве отнимет карты у Москвы на
Ближнем и Среднем Востоке. Иными словами, в попытках
приковать внимание США к Ближнему Востоку, сам Кремль
сталкивается с проблемами в Центральной Азии.
США не молчат, они действуют. Борьба вступает в новый
острый и напряженный этап. Можно ожидать, что определенное
время спустя мы станем свидетелями активного включения в
процессы и Китая. Иран также отреагирует на размещение
Соединенными Штатами военной базы в Таджикистане.
Интересно, какими будут шаги Ирана, близкого к
Таджикистану в этническом отношении? Аналитики предупреждают, что за Душанбе Россия, Иран и Китай могут действовать сообща. В любом случае можно предположить, что
геополитическая обстановка в этом регионе еще более
усложнится.
Нет сомнения, что резче всех отреагирует Москва. Для
России Центральная Азия имеет стратегическое значение. В
географическом и геополитическом плане этот регион играет
большую роль. В вопросе энергобезопасности Центральная

212

Азия имеет для России, Китая и Запада принципиальное
значение. Основной же фактор связан с прогнозом о
превращении этого региона в будущий центр геополитической
силы.
Оттуда путь на Кавказ и Дальний Восток краток.
Центральная Азия находится на маршруте изменения центра
геополитической силы. На наш взгляд, здесь начались большие
раздоры. Древние восточные мудрецы советовали: «… жди в
тишине, шумя». Но можно ли обеспечить тишину там, где
начались раздоры?
NewTimes.az
10 августа 12

6.4. Китай в Центральной Азии: геополитические
проблемы растут

Экономические достижения Пекина оказывают серьезное
влияние на его геополитические позиции в мире. Китай уже
вынужден вести борьбу с большими государствами в различных
регионах. Аналитики говорят о противоречивости этого
процесса. Прогнозируется появление в этом контексте факторов,
способных изменить глобальную геополитическую картину.
Китай – государство, все более укрепляющее свое место в
мировой политике. С этим никто не спорит. На фоне стремительного развития этой страны за последние годы возросло
количество исследований, посвященных изучению его
геополитических позиций. Так, известные аналитики Запада
выдвинули различные идеи о влиянии Пекина на мировую
политическую среду.
Это не случайно. Китайская Народная Республика развивается во всех областях. В сотрудничестве с различными
213

регионами страна осуществляет смелые программы. Среди них
особое место занимает Центральная Азия. В докладе Международной кризисной группы «Центрально-азиатская проблема
Китая» (см.: China’s Central Asia Problem. www.crisisgroup.org,
27 февраля 2013 г.) в данном контексте содержатся интересные
моменты.
Авторы доклада признают, что за короткое время Китай
начал играть серьезную роль в Центральной Азии. Но они
отмечают, что этого недостаточно для решения геополитических
проблем, встающих перед Пекином в регионе. Важным
событием в плане обеспечения интересов Китая является тот
факт, что товарооборот этой страны с государствами региона
достигает 30 млрд. долларов США. Здесь речь идет главным
образом о сотрудничестве в области сырьевых и энергетических
ресурсов. Дополнительно к этому Китай вкладывает в
Центральную Азию сотни миллионов долларов в форме помощи
и инвестиций. Главная цель в этом – добиться стабилизации
обстановки в Синьцзян-Уйгурской автономии.
Дело в том, что уйгуры, живущие в этой провинции Китая,
поддерживают этнические, духовные и культурные связи с
тюрками Центральной Азии, Кавказа и Анадолу. В контексте
геополитических процессов в мире ожидаются перемены и в
этом регионе. По этой причине Пекин, расширяя сотруднические связи с тюркскими государствами, пытается удержать
уйгуров, являющихся его гражданами, от радикальных планов.
Особое внимание Китай обращает на развитие взаимных связей
со странами Центральной Азии.
Но здесь необходимо отметить два момента. Во-первых,
государства региона преследуют свои цели, и они не следуют
полностью сценарию Китая. В этом смысле планы, предусмотренные китайским руководством, не совсем реализуются так,
как оно того желает. Во-вторых, другие большие государства,
имеющие свои собственные цели в регионе, препятствуют
шагам, предпринимаемым Пекином.

214

А самые серьезные соперники – это Россия и США.
Несмотря на то, что Москва поддерживает Пекин в ряде
глобальных процессов, в центрально-азиатском вопросе она
преследует свои собственные цели. России известно, что
финансовые возможности у Китая более широки. В этом аспекте
различия в позициях проявляются и в рамках Шанхайской
Организации Сотрудничества (ШОС), так как Китай пытается
создать финансовую структуру регионального масштаба, где его
валюта играла бы главную роль. Москва же оценивает это как
шаг, не соответствующий ее собственным геостратегическим
интересам.
В центрально-азиатской политике Китая США беспокоят
еще больше моментов. В их ряду особое место занимают
экономические, транспортные, финансовые и энергетические
вопросы. Последние несколько лет Пекин проявлял активность в
проведении газопроводов из этого региона. Уже пущены две
трубы (нефтяная и газовая) в восточном направлении. Китай
также закупает в Иране в большом количестве энергоносители.
В результате появляется серьезный соперник для Запада.
Кроме того, Китай пытается поднять авторитет в регионе
своими новыми технологиями. Здесь доминирует в основном
военная сфера. Правда, сделанное в этом направлении Пекином
не идет ни в какое сравнение с тем, что делают Россия и США.
Но по темпам развития шансы у Китая немалые. Скажем, в
производстве истребителей и космических приборов Пекин
достиг значительных успехов. Для центрально-азиатских стран
особое значение имеет борьба с терроризмом. Снабжение армии
новыми военными технологиями позволило бы получить более
эффективные результаты.
Другой вопрос связан с наличием в Китае дешевой рабочей
силы. В настоящее время китайцы трудятся в большинстве
стран региона. Например, их немало в Кыргызстане и
Казахстане. Но здесь складывается неприятная для Китая
ситуация. В Кыргызстане и Казахстане растет недовольство

215

местного населения китайцами. Оно недовольно тем, что
китайцы загрязняют окружающую среду и нарушают
демографический баланс. На этой почве в данном регионе
возникают противоречия.
В этом контексте в докладе Международной кризисной
группы подчеркивается: «Китайская экономическая экспансия – в
случае необеспечения выгоды широкому кругу населения и обогащения лишь отдельных политических кланов – может превратиться в обузу [для Пекина]». А один из китайских аналитиков
отметил, что неправильно смотреть на Центральную Азию как на
«источник сырья» (см.: Central Asia: Report Looks at China’s Role in
Central Asia. www.eurasianet.org, 26 февраля 2013 г.).
Все это свидетельствует о том, что Пекин сталкивается в
этом регионе с проблемами. Одновременно с этим ситуацию
осложняет все большее влияние США на Китай. Пока что
Америка наиболее активна в бассейне Тихого океана. Но по
мере активизации в Центральной Азии Китай вынужден в
определенных геополитических аспектах столкнуться со своим
партнером Россией. Становится очевидным, что, усиливая
геополитическое давление на Китай со стороны Тихого океана,
США на деле привносят противоречия и в отношения его со
своим союзником - Москвой. А из этого автоматически следует,
что в Центральной Азии Китай оказывается лицом к лицу с
проблемами.
Таким
образом,
стремительное
экономическое
и
технологическое развитие Пекина наряду с позитивной ролью в
плане отношений со странами Центральной Азии может сыграть
и негативную роль. Трудно предсказать, как решит Китай
геополитические проблемы на своем пути. Но борьба его с
большими государствами, имеющими собственные цели в
регионе, может длиться еще долго.
NewTimes.az
15 марта 2013

216

6.5. Водная дипломатия

В новом тысячелетии влияние глобальных проблем на
геополитику и международные отношения еще более усилилось.
В межгосударственных отношениях большую роль стали играть
такие факторы, как загрязнение атмосферы, изменение климата
вследствие деятельности человека, использование космического
пространства и т.д. Вместе с тем, все эти факторы стали в руках
государств основным политическим средством оказания
давления друг на друга. В этом плане одним из важных компонентов политических отношений современности является
проблема питьевой воды. На международной арене одновременно с этим возникло и понятие «водная дипломатия», понимаемое как использование водных ресурсов в качестве средства
оказания политического давления.
В современную эпоху недостаток источников питьевой воды
стал одной из глобальных проблем, угрожающих миру. По
подсчетам, в настоящее время в мире от нехватки питьевой воды
страдают примерно 1,5 млрд. человек. В Отчете ООН по этому
вопросу за 1998 год указано, что, если в 1950 году с проблемой
дефицита воды столкнулись лишь 12 стран с населением менее
50 млн. человек, то в 1990 году с этой проблемой уже
столкнулись 300 млн. человек в 26 странах. В 2050 году с
проблемой воды столкнутся 65 стран с общей численностью
населения примерно 10 млрд. человек.
Водная проблема в новом тысячелетии стала геополитическим фактором. В XXI веке по своему геостратегическому
значению вода может занять место, которое нефть занимала в
XX веке. Скрытая и открытая борьба и даже войны за нефть
могут перерасти в новом тысячелетии в войну за воду. По
прогнозам Центрального разведывательного управления США,
до 2020 года вероятность войн развитых стран не за
энергетические ресурсы, а именно за воду, также высока.

217

По подсчетам, в настоящее время на планете есть 261
водный бассейн, проходящий через территорию двух и более
государств. В мире уже есть точки межгосударственной
напряженности, вызванной водными ресурсами. Споры по
поводу воды могут перерасти в войны от Израиля до Индии, от
Турции до Бостона.
Своего рода характерной особенностью материка стала
проблема воды в Африке. На Ближнем Востоке актуальны
водные конфликты Египет-Судан-Эфиопия в бассейне Нила,
Израиль-Сирия-Иордания в бассейне реки Иордан, ТурцияСирия-Ирак в бассейне рек Тигр и Евфрат. Схожие споры идут
между Уругваем и Аргентиной, Бразилией и Парагваем в
Америке, между Таиландом, Камбоджей и Вьетнамом в
бассейне реки Меконг. Но самая острая ситуация сложилась в
Центральной Азии.
Регионы потенциального водного конфликта Центральная Азия
С распадом СССР нарушилась единая система экономических и хозяйственных связей между бывшими республиками
Союза. Разрушился и единый водно-энергетический комплекс
центрально-азиатских республик. Кыргызстан и Таджикистан,
расположенные в верховьях бассейнов Амударьи и Сырдарьи и
имеющие основные водные ресурсы региона, Казахстан, Узбекистан и Туркменистан, расположенные в низовьях, без учета
земледельческого хозяйства стали строить гидросооружения.
В Кыргызстане и Таджикистане более высокая потребность
в воде приходится на зимние месяцы – с целью более
эффективной работы электростанций излишки воды сливаются в
реки. В итоге зимой почва в Узбекистане и Казахстане остается
под водой. Напротив, весной и летом в этих странах орошение
полей становится главной проблемой. Большую потребность в
воде регион, производящий в массовом масштабе технические

218

культуры – хлопок, кукурузу и т.д., испытывает в летние
месяцы.
В последние годы водный конфликт между странами
региона еще более обострился. Во время своего визита в
Казахстан в сентябре 2012 года Президент Республики
Узбекистан Ислам Каримов заявил о необходимости проведения
международной экспертизы перед строительством Рогунской
ГЭС в Таджикистане и Камбаратинской ГЭС-1 в Кыргызстане и
подписания с каким-либо государством соглашения в этой
области. Глава государства отметил, что строительство
Рогунской ГЭС высотой 350 м и Камбаратинской ГЭС высотой
275 метров может вызвать катастрофу в регионе, предупредив,
что проблема может даже стать причиной войны.
Основной фактор, накаляющий ситуацию в регионе, – это
вмешательство больших государств. Россия, США и Китай
поступают в соответствии со своими интересами, вкладывая
инвестиции в строительство ГЭС, выделяя кредиты. Вода уже
стала в регионе самым щепетильным вопросом, основным
средством дипломатического и политического давления. Резкий
шаг с какой-либо стороны может привести к перерастанию
конфликта в войну.
Ряд аналитических центров уже дают прогнозы относительно обострения обстановки. Известный в мире журнал
«Foreign Policy» в 2013 году включил в список конфликтных
регионов, приковавших внимание всего мира, и Центральную
Азию. В отчете «Глобальные тенденции до 2030 года:
альтернативные
миры»,
подготовленном
Центральным
разведывательным управлением США, указано, что в
Центральной Азии до 2030 года возможны конфликты между
государствами за водные ресурсы.
Ближний Восток
С начала XX века Ближний Восток считается одним из
самых горячих точек мира. Самое обычное противостояние в

219

регионе, даже происшествие на бытовой почве, может стать
причиной крупномасштабной войны. В беспокойной среде,
обусловленной политическими, религиозными, этническими
различиями, водные ресурсы также могут стать искрой. Роль,
которую в прошлом веке в регионе играла нефть, сейчас играет
вода. Бывший Генсек ООН и экс-министр иностранных дел
Египта Бутрос Гали еще в 1989 году в своем выступлении в
Конгрессе США заявлял, что очередная война на Ближнем
Востоке может идти не за нефть, а за воду.
На Ближнем Востоке возникли водные конфликты ЕгипетСудан-Эфиопия в бассейне Нила, Израиль-Сирия-Иордания в
бассейне реки Иордан, Турция-Сирия-Ирак и Иран-Ирак в
бассейне Тигра и Евфрат, которые считаются потенциальными
горячими точками.
Существует мнение о том, что «вода может и не быть
причиной войны на Ближнем Востоке, но, если нужно
спровоцировать войну на Ближнем Востоке, то «вода» может
стать поводом». На наш взгляд, в регионе, где сталкиваются
интересы глобальных сил, вода может считаться не только
дипломатическим средством, но и дипломатическим оружием.
Поэтому у всех сил, желающих спровоцировать войну в
регионе, существуют свои стратегии водных войн. При подходе
к вопросу сквозь эту призму становится ясно, что регион –
реальный кандидат на то, чтобы попасть в историю «водных
войн».
Нильский бассейн
В странах бассейна реки Нил уже имеются первые жертвы
цепного
противостояния
Египет-Эфиопия-Судан-Южный
Судан. Правда, в конфликте Судан - Южный Судан основную
роль сыграли запасы нефти и газа. Но в отношении стран
нильского бассейна к конфликтующим сторонам проявляется
именно водная дипломатия. Так, в ответ на проблемы,
созданные Суданом при использовании водных ресурсов,

220

Египет поддержал Южный Судан, что противоречило
мусульманской солидарности.
Вместе с тем, здесь прощупывается еще один очаг
конфликта. Так, из стран региона Эфиопия активно сотрудничает с Израилем. Тем самым против газовых санкций и угроз
Египта Израиль посредством Эфиопии создает водную угрозу
для Египта. Бомбардировка Израилем оружейного завода в
Судане, вслед за этим визит кораблей иранского флота в Судан
свидетельствуют о напряженности ситуации в регионе. На
энергетическое давление Египта тандем Израиль-Эфиопия
отвечает водной дипломатией.
Бассейн реки Иордан
В странах бассейна реки Иордан водные ресурсы также
имеют стратегическое значение. Израиль, Палестина, Ливан и
Сирия постоянно страдают от нехватки воды. Уровень воды в
реке Иордан низок, вода постепенно убывает. Причем Израиль
устанавливает серьезные квоты на использование воды, что с
недовольством воспринимАется в арабском мире. Основная
причина борьбы за воду в регионе же заключается в Голанских
высотах, захваченных Израилем в 1967 году. Река Иордан
протекает через эту территорию. Тивериадское озеро, обеспечивающее общеизраильские каналы водой, также расположено
здесь. Поэтому Голанские высоты можно считать решающим
ориентиром водной дипломатии в регионе.
Уровень Мертвого моря, являющегося одним из основных
источников воды, снижается ежегодно на 1 метр. По подсчетам,
если нынешняя динамика продолжится, до 2050 года озеро
вообще исчезнет с карты. Несмотря на инициативы как со
стороны Иордании, так и со стороны Израиля, достичь
договоренности между странами, использующими эти водные
источники, не удалось. Поэтому вода в регионе имеет жизненно
важное значение, и вероятность возникновения вооруженного
конфликта за воду в будущем всегда актуальна.

221

Тигро-евфратский бассейн
Реки Тигр и Евфрат оказывают влияние на отношения, с
одной стороны, Турции с Ираком и Сирией, с другой, – на
отношения между Ираном и Ираком. В связи с этим в регионе
уже возникала война. Как известно, одним из основных поводов
к ирано-иракской войне 1980-1988 гг. был раздел реки Шаттэль-Араб, возникшей в месте слияния рек Тигр и Евфрат.
В настоящее время ситуация продолжает оставаться
напряженной. После вторжения США в Ирак сложилась новая
геополитическая ситуация. Если прежде перед водными
притязаниями Ирака и Сирии Турция была одна, то сейчас в
этом вопросе ее поддерживает и Курдистанская автономия,
расположенная на севере Ирака.
Турция на юге страны приступила к самому крупному за
период республики проекту GAP (Güneydoğu Anadolu Projesi).
Этот
проект,
предусматривающий
строительство
21
водохранилища на реке Евфрат, имеет стратегическое значение
для региона, так как в результате реализации этого проекта
количество воды, втекающей в Сирию, может максимально
уменьшиться, а плотины могут еще больше уменьшить объем
текущей в Ирак воды. Это может повлиять и на водоснабжение
Израиля.
Чтобы обеспечить свою национальную и экономическую
безопасность среди окружающих ее арабских стран, Израиль
строго контролирует все доступы в альтернативные источники.
В этом смысле выход к водным ресурсам – самое слабое
звено в стратегии национальной безопасности Израиля.
Реализуя проект GAP, Турция получает рычаги влияния на все
страны, включая и Израиль.
Поэтому тандем Запад-Израиль пытается противостоять
водной дипломатии Турции. Так, Евросоюз (ЕС) предусматривает превентивные шаги в процессе получения Турцией членства в
этой организации. В качестве условия для обсуждения вопроса о
членстве в ЕС организация выдвинула совместное с другими

222

странами, включая и Израиль, использование вод рек Тигра и
Евфрат и строящихся на них сооружений, хотя это условие в
плане интеграции в Европу не имеет никакого значения. Даже
если Турция и станет членом ЕС, она может быть полезной в
качестве механизма оказания Евросоюзом влияния на Ближний
Восток. Очевидно, что водная дипломатия имеет большое
значение в отношениях Турции и Израиля и Турции и
Евросоюза.
Тибет
Другой щепетильный район, способный стать причиной
конфликта за водные ресурсы, – китайско-индийская граница.
Специалисты полагают, что в настоящее время основная
проблема между двумя гигантами Азии – Китаем и Индией – это
вопрос воды. 8 рек региона имеют жизненно важное значение
для 1 млрд. 800 тыс. человек.
Между Китаем и Индией, имеющими самую высокую
плотность населения в мире, до сих пор наблюдается, хотя и
прикрытый, все же спор. Периодическое открытие крыш
водохранилищ, построенных Китаем на 8 реках близ Тибета,
наносит серьезный ущерб экономике соседней страны.
Так как одним из основных экономических соперников
Китая в Азии является Индия, водная дипломатия между двумя
странами еще долго будет о себе заявлять. Но в нынешней
ситуации вероятность перерастания этих отношений в
конфликты слишком мала.
Таким образом, в новом тысячелетии водная дипломатия
занимает своеобразное место в геополитике. В большинстве
регионов мира периодически проявляются водные кризисы
локального характера. Азербайджан также переживает водный
конфликт с соседними странами. Трансграничные реки
Азербайджана загрязняются соседней Арменией вредными
веществами. Несмотря на то, что в связи с этим во все
уполномоченные международные организации отправлялись

223

соответствующие отчеты, к Армении не применяются никакие
санкции. В нынешней ситуации водная война Армении против
Азербайджана не вмещается ни в какие гуманитарные рамки.
Определенную роль в этом играет и отсутствие в
международном праве единого подхода и универсальных норм в
связи с водной проблемой. Но главная причина – в
изменчивости самого международного права в соответствии с
интересами некоторых государств.
Арасту Габиббейли,
доктор философии по экономическим наукам
28 февраля 2013
Список литературы:
1. Yusuf Karakılçık. Bölgesel su anlaşılmazlıklarının küresel
çatışmaya dönüşme riski: Fırat ve Dicle Örneyi. Uluslararsı
Hukuk ve Politika. Cilt 4, № 16, ss. 19-56, 2008. URL:
http://www.usak.org.tr/dosyalar/dergi/my8mqSOAbz378sq1yZL
E1Kdl3vAt5h.pdf
2. National Intelligence Council. Global Trends 2030: Alternative
Worlds.
http://www.dni.gov/files/documents/

GlobalTrends_2030.pdf
6.6. Увядшие цветы «цветных» революций

История человеческой цивилизации знает огромное количество и разновидностей социально-политических потрясений –
дворцовых и военных переворотов, массовых городских и
крестьянских бунтов, буржуазно-демократических, пролетарских и иных революций, носящих как локальный, так и глобальных характер, и в той или иной мере оказавших существенное
влияние на дальнейшее развитие отдельных стран, регионов и
224

даже континентов. Геополитические процессы конца ХХ –
начала ХХI веков породили новые их виды – так называемые
«цветные» революции (выражение «бархатное» – это уже от
лукавого), а точнее, умело управляемые спецслужбами заинтересованных ведущих держав мира и щедро оплачиваемые
различными западными фондами и организациями «народные
возмущения», ведущих к падениям вполне легитимных, хотя и
не совсем носящих демократический (в западном понимании)
характер режимов. Причем это касается, прежде всего, стран,
стремящихся, в той или иной степени защищая свои национальные интересы, культурную и историческую самобытность
проводить, независимую внутреннюю и внешнюю политику.
Однако их показательная «порка» (яркий тому пример вклад
западных держав в дело свержения и зверского убийства
Каддафи в Ливии) следует незамедлительно и весьма
оперативно.
Предпосылки же для внутриполитической дестабилизации
носят системный характер и представляют собой взаимосвязанные латентные кризисные явления в социально-экономических и
межнациональных отношениях, деградацию систем жизнеобеспечения, безопасности и культуры. Все эти факторы неизбежно
ведут к стагнации внутриполитической жизни, радикализации
массового сознания, ослаблению государственных структур.
Обычно же детонатором к социально-политическому взрыву
служат выборные кампании и непопулярные меры правительства, вызывающие неоднозначные оценки различных оппозиционных политических структур, их электората. Все это и
было весьма эффективно использовано в ходе организации и
проведения
постмодернистских революций
в
Сербии
(«бульдозерная революция» в 2000 году), Грузии («революция
роз» 2003 года), в Украине («оранжевая революция» 2004 года),
в Киргизии («революция тюльпанов» 2005 года), а за последние
два года в ряде стран Арабского Востока – Тунисе, Ливии,
Египте. Причем все это происходит на фоне существенного

225

изменения и усиления за последние годы на Арабском Востоке
расклада геополитических сил, выразившегося увеличением
активности в нем региональных и внерегиональных держав –
Израиля, Турции, Саудовской Аравии, Ирана. Особенно это
ярко это явление проявляется в ходе последних событий в
Сирии.
Что же касается сценариев и механизмов подобных
революций, то они, как правило, практически одинаковы –
непопулярные шаги правительства, обвинения в фальсификации
выборов, активное использование возможностей Интернета для
сколачивания массовых демонстраций (благо в каждом
обществе имеются слои, недовольные правительством), провокации по отношению к правоохранительным органам, а в случае
неизбежных жертв со стороны демонстрантов вопли о мщении и
т.п. Все это сопровождается трескучей «демократической демАгогией» новоявленных политических горлопанов. Причем
пришедшие к власти новые политические силы обычно не
только весьма далеки от западных демократических ценностей,
но, порой, являются яркими представителями «восточных
деспотий» (Ливия, Египет).
Основной же тенденцией в политической жизни стран
«победившей демократии» стало усиление влияния исламских
партий, которые пришли к власти, воспользовавшись демократическими процедурами. Результатами же «цветных» революций, как показывает практика последнего десятилетия, становятся потери территорий (Сербия, Грузия), перманентная
внутриполитическая нестабильность и экономический коллапс,
массовое обнищание населения, диктатура местных олигархов,
усиление зависимости от «курирующих» эти государства
держав.
В целом, серия подобных «цветных революций» в ряде
стран постсоветского пространства и в Арабском мире создала
качественно новую геополитическую реальность с далеко
идущими последствиями для судеб как этих, так и многих

226

других государств. Метастазы же «арабской весны» уже начали
пускать свои корни и в соседних, весьма далеких от образцов
демократии, арабских странах. В перспективе усиление радикализации исламских режимов в ряде охваченных «арабской
весной» стран даст Западу карт-бланш для «окончательного
решения» вопроса его геополитической и геоэкономической
гегемонии на Большом Ближнем Востоке путем насаждения
после очередных «цветных» революций уже своих «сукиных
сынов».
Пярвин Дарабади,
доктор исторических наук, профессор кафедры международных
отношений Бакинского Государственного Университета
21 февраля 2013

6.7. Дальний Восток – новый горячий регион

Для глобальной геополитики зреет новая серьезная
проблема. Борьба США и Китая за влияние на Дальнем Востоке
еще более обострилась. В Пекине считают, что Америка
блокирует страну с моря.
Признаки большой войны
«Арабская весна» оказывает серьезное влияние на
геополитическую картину мира. В настоящее время к Ближнему
и Среднему Востоку приковано наиболее пристальное внимание
глобальной политической среды. Но ошибочно было бы
полагать, что это затеняет геополитические процессы, происходящие на Дальнем Востоке. Здесь самые крупные державы мира
ведут борьбу за влияние.
СМИ США распространили информацию о том, что 80%
военно-морского флота страны дислоцированы в бассейне
Тихого океана. Вашингтон направляет в этот регион самые
227

современные военные корабли. На первый взгляд может
показаться, что на то нет каких-либо серьезных оснований. Ведь
пока в этом регионе нет воюющей страны. Но при более
глубоком рассмотрении обнаруживаются другие моменты.
Западные политики озабочены попыткой сдержать быстрые
темпы развития Китая. Предполагается, через несколько лет
Пекин будет обладать мощью, которая позволит ему в глобальном масштабе конкурировать с Соединенными Штатами.
По некоторым прогнозам, Пекин может даже стать мировым
лидером. Китайское руководство это отрицает. Китайцы относят
себя к ряду «развивающихся стран». Но реальные цифры
говорят о другом.
Некоторые аналитики считают, что шансы США на победу в
этой конкуренции невелики. Чтобы не проиграть в этой борьбе,
США начали проводить системный геополитический курс.
Известные политологи Запада (например, Г.Киссинджер,
З.Бжезински) также приходят к выводу, что конкуренция СШАКитай станет основным вопросом будущей геополитической
картины мира. Трудно однозначно определить, кто из них имеет
больше шансов в этом процессе. Та или иная случайность
способна резко изменить соотношение сил.
Геополитические и экономические процессы в азиатскотихоокеанском регионе доказывают, что такие прогнозы
небезосновательны. Вместе с тем, складывается впечатление,
что для Америки фактор геополитического риска возрос.
«Островные» конфликты Дальнего Востока
Распространяющиеся в мировых СМИ информация и
анализы в связи с Дальним Востоком показывают, что здесь
зреет несколько очагов конфликта. Их можно разделить на две
группы. К первой относятся территориальные притязания стран
региона друг к другу. Они в основном связаны с островами.
Примечательно, что в качестве одной из сторон в этих
конфликтах всегда выступает Китай.

228

У Китая с Вьетнамом, Индонезией, Филиппинами и Брунеем
имеются проблемы по поводу Парасельских островов.
Парасельские острова – это архипелаг, состоящий из трех
островов. Они расположены в Южно-Китайском море.
Появилась «островная проблема» у Китая и с Японией.
Япония заявила о принадлежности островов Сенкаку (покитайски «Дьяойуйдао») ей, и купила их. Официальный Пекин
резко отреагировал и на этот шаг Японии. Китай направил на
эти территории военные корабли. В настоящее время
напряженность между Японией и Китаем по поводу островов
сохраняется.
Но какое отношение к этим региональным конфликтам
имеют США? Как пишут китайские газеты «Global Times» и
«Jenmin Jibao», США имеют прямое отношение к этим
вопросам. В номере от 6 августа газета «Global Times» отмечала,
что «США должны понять, что есть большая разница между
Южно-Китайским морем и Средиземным морем». Пусть, мол,
Америка не путает Ближний Восток с Дальним Востоком.
«Jenmin Jibao» же выразилась еще резче: «Мы можем просто
прокричать США: заткнитесь!». Такая реакция с китайской
стороны небезосновательна.
Дело в том, что существует параллель между той
существенной помощью, которую США оказывают конкурирующим с Китаем странам, и разжиганием «островных
проблем».
Во вьетнамском порту Камран появились корабли военноморского флота США. Американцы провели совместные учения
с Вьетнамом и Филиппинами. США заявили, что окажут всю
необходимую помощь модернизации филиппинской армии. Все
это совпадает со временем возникновения споров по поводу
островов – 1 апреля.
В споре между Китаем и Японией по поводу островов
Вашингтон однозначно поддерживает Токио. США усиливают
военную помощь «Стране Восходящего Солнца».

229

Таким образом, на фоне «островных проблем» США
непрестанно усиливают военный нажим по всей границе Китая.
По всей водной границе Китая они размещают дополнительные
военные корабли. Америка отправила в Японию и Южную
Корею новое оружие. В Азиатско-Тихоокеанском бассейне
усиливаются системы противовоздушной обороны. В Австралии
создаются новые базы морской пехоты. Кроме того, в этом
регионе формируется еще одна база военно-воздушных сил.
Энергия и сырье: новое направление удара
Второй очаг конфликта связан с мерами США против Китая
в энергетической и сырьевой области. Военный контингент
Вашингтона в Афганистане создает серьезное препятствие для
китайских капиталовложений в Афганистан. Пекин не может
наладить на должном уровне и сухопутную связь через Афганистан, чтобы сотрудничать в сырьевой области с Пакистаном и
Ираном.
США прибегают ко всем средствам, лишь бы не допустить
использование Китаем нефтяных и газовых запасов
Центральной Азии. В этой связи в регионе возросла угроза
разжигания
конфликтов.
Уровень
энергетического
сотрудничества Туркменистана, Кыргызстана и Узбекистана с
Китаем мог бы быть намного выше.
Сейчас Вашингтон пытается закрыть Китаю путь в Африку.
Во время визита Хилари Клинтон на «черный континент» в
августе текущего года этот вопрос был объектом серьезного
обсуждения. Товарооборот Китая с африканскими странами в
2011 году составил 166 млрд. долларов. Взамен этого Америка
предложила этим странам кредиты и военную помощь.
Параллельно с этим Америка оказывает давление и на
страны ASEAN. Объем товарооборота между Китаем и этими
странами в 2011 году составил 363 млрд. долларов. Некоторые
страны ASEAN в противостоянии США-Китай уже выбрали
Вашингтон. Один из самых крупных конкурентов Китая в

230

регионе – Индия – также предпочла сотрудничество с
Америкой, что тревожит Пекин. По прогнозам аналитиков, эта
тенденция усилится.
«Гордое одиночество» Китая и новые реалии
Китайские аналитики не делают из сказанного оптимистических выводов. Аналитик Института военно-морских исследований КНР Ли Цзе заключает, что Америка может закрыть
жизненно важные для Китая морские пути. Вот почему США
блокируют страну с моря.
У Китая почти нет верных союзников и на суше.
Двухтысячелетняя история Китая показывает, какими были
отношения Пекина с соседями. Наивно было бы полагать, что
«Великая Китайская Стена» может стать надежной преградой в
XXI веке с ее техническими возможностями. Китайское руководство все сильнее ощущает напряженность борьбы с США.
Такая геополитическая ситуация на Дальнем Востоке
представляет серьезную угрозу для мира в целом. Здесь
необходимо учитывать и фактор России. Нельзя игнорировать
активизацию Москвы в дальневосточном направлении.
Несомненно одно: в нужный для себя момент Россия окажет
влияние на борьбу США и Китая.
Потепление вод в тихоокеанском бассейне может «повысить
геополитическую температуру» и в Центральной Азии. События
в этом регионе уже переходят в опасную плоскость. Заметны
споры между государствами региона.
В некоторых странах, таких, как, Узбекистан, Таджикистан,
Кыргызстан, растет внутренняя социально-политическая
напряженность. В Фергане (Узбекистан) растут протесты, на
Памире (Таджикистан) участились случаи провокаций против
правительственных чиновников, а в Оше (Кыргызстан) вновь
растет недовольство на этнической почве.
Противостояние США-Китай способствует росту напряженности в большом геополитическом регионе. И нет гарантии,

231

что эта тенденция ослабится. Поэтому аналитики не исключают
возможности на геополитической арене мира очередного
глобального противостояния.
NewTimes.az
2 октября 2012

6.8. Азиатско-Тихоокеанский регион:
перспективы интеграции

Важный игрок глобальной геополитики
В геополитической плоскости Азиатско-Тихоокеанский
регион – одно из пространств пересечения интересов крупных
центров силы. Именно этот регион играет роль плацдарма для
государств по обе стороны океана. С конца прошлого столетия
группирование стран региона и интеграционные процессы
набрали новый оборот.
Форум «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество» (АТЭС) был образован в 1989 г. в Канберре по
инициативе премьер-министров Австралии и Новой Зеландии.
Эта организация представляет собой международный форум,
совещательный орган для обсуждения экономических вопросов.
Ее основная цель – развивать в регионе свободную торговлю и
формировать среду, либерализующую капиталовложения. В
этих рамках АТЭС придает большое значение ускорению интеграции на азиатско-тихоокеанском пространстве. У организации
нет строгой организационной структуры. Секретариат организации находится в Сингапуре.
Роль, которую играют страны-члены АТЭС в мировой
экономике и политике, подтверждает значение этой организации. Членами этой организации являются крупные державы,
играющие важную роль в геополитике и экономике, такие, как

232

США, Россия и Китай. Общепризнано, что динамика борьбы,
идущей среди этих государств за лидерство в мировой геополитике, серьезно влияет на глобальное соотношение сил.
С этой точки зрения АТЭС напоминает перспективную
модель согласования экономического сотрудничества с
геополитическими интересами этих государств. Пока нет другой
международной организации, способной играть эту роль.
Участниками форума «Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество» является 21 страна. Более 54% ВВП,
44% мирового товарооборота, 40% объема прямых инвестиций
приходится на долю стран АТЭС.
Серьезным преимуществом организации является ее высокий экономический и демографический потенциал. Поэтому
анализ ее роли в мировой экономике и политике, в формировании глобальной системы безопасности остается в центре
внимания.
Очередной саммит стран-членов АТЭС, проходивший 2-9
сентября 2012 года в дальневосточном городе России – Владивостоке, дал начало новому этапу. Такие встречи проводятся
ежегодно. Владивостокский саммит вызвал повышенный
интерес мировых политических кругов. И небезосновательно.
Цели, ставящая перед собой эта организация, и наблюдаемые
сегодня в мировой геополитике тенденции еще более актуализировали владивостокскую встречу.
На встрече Владимир Путин высказал свое мнение в связи с
расширением интеграционных процессов в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Он предложил модель, предусматривающую
наряду с экономическим сотрудничеством углубление и геополитических интеграционных процессов. В настоящее время эксперты анализируют предложенную Москвой интеграционную
модель в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В предложении
В.Путина нашли отражение шаги по расширению интеграции в
рамках Таможенного Союза стран СНГ до Азиатско-Тихоокеанского региона.

233

Трехуровневый геополитический интеграционный план
России
В новых планах Москвы интеграционный процесс в
Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) состоит из трех уровней: достижение геополитического единства на пространстве
СНГ на основе расширения интеграции в рамках Таможенного
союза и распространение этой модели на АТР в целом.
Неслучайно Россия ставит в центр интеграционных процессов на пространстве СНГ модель Таможенного союза. Это
связано с тем, что Москва рассматривает экономическую интеграцию в АТР в качестве базы, что, в свою очередь, объясняется
целями России получить геополитические дивиденды от
фактора расширения экономического сотрудничества. Москва
более не хочет взваливать на себя груз какой-либо страны. Она
пытается стать политическим и геополитическим лидером равноправных в здоровой экономической среде государств.
В состоянии ли Россия выполнить эту функцию? Среди
специалистов нет однозначного ответа на этот вопрос. Пока что
экономическое положение Москвы не дает повода для оптимизма. Но нет неопровержимых прогнозов и относительно того,
какой будет ситуация несколько лет спустя. Возможны различные сценарии эволюции России. Есть среди них и прогнозы
о возможном интенсивном развитии этой страны.
В любом случае, президент Владимир Путин открыто
выразил свой план по интеграции. США и Китай также услышали, что Москва на намерена делить с кем-либо свое влияние
на пространстве СНГ. Наблюдатели считают, что этот шаг
В.Путина неслучаен.
По мнению большинства экспертов, стратегическая цель
России заключается в укреплении своих геополитических
позиций в мире. Профессор университета им. Джорджа Мейсона
Марк Кац считает, что Путин проводит прагматичную политику.
Он убежден, что интеграционный план российского президента
небезоснователен.

234

По мнению историка и политолога Бостонского университета Ирины Павловны, Россия в этом регионе претендует на
роль глобального игрока. Москва намерена добиться этого в
качестве лидера Евразийского Союза. А главная цель
заключается в том, чтобы ослабить геополитическую роль США
в мире.
Таким образом, можно утверждать, что за российскими
планами трехступенчатой интеграции стоят серьезные геополитические цели. Поэтому на владивостокский саммит стран
Азиатско-Тихоокеанского
экономического
сотрудничества
смотрят не только сквозь призму экономических перспектив.
Вызывает серьезный интерес и отношение стран-участников
форума к указанным планам Москвы.
Безмолвие Вашингтона и Пекина
Китай и США внимательно относятся к идеям, выдвинутым
Россией. Одновременно с этим они предпринимают шаги по
реализации собственных планов. Китай стремится укрепить
позиции юаня в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Пока на
пространстве АТР с китайской валютой может конкурировать
денежная единица Японии (йена).
Как считает профессор Стенфордского университета
Максим Братерски, нереально, чтобы в ближайшей перспективе
рубль мог конкурировать с юанем и йеной. По его мнению,
В.Путин это понимает и потому выдвигает формулу «создания
различных валютных резервов».
Свой вывод Максим Братерски объясняет тем, что Россия не
обладает на Дальнем Востоке и в Сибири ДОСтаточно сильной
экономической инфраструктурой. Поэтому он не верит в то, что
за 10-15 лет рубль получит преимущество перед юанем и йеной.
Вместе с тем в интервью радио «Голос Америки» профессор
отметил, что российские планы по интеграции на пространстве
СНГ также лишены достаточного основания. Пока что конкрет-

235

ные экономические результаты этой интеграции не бросаются в
глаза.
Отсюда ясно, почему Вашингтон и Пекин ведут себя
спокойно. Китай также выдвигает реальные предложения.
Например, на последнем саммите АТЭС Пекин заявил о том, что
вложит в собственную экономику инвестиции в размере 150
млрд. долларов США.
Предполагается, что этот процесс даст сильный толчок
китайской экономике. Россия не скрывает своих намерений
использовать инвестиционные возможности Китая. А это вновь
послужит укреплению юаня.
Естественно, что в ответ на планы России и Китая Япония
выдвинет свои. Сильная японская экономика укрепляет свое
влияние в регионе. В этом процессе Токио помогает его партнер
- Вашингтон. Сейчас Япония и Китай ведут скрытую
конкуренцию за влияние в дальневосточном регионе России.
И, наконец, США, все еще являющиеся самой влиятельной
экономической силой в мире, не принимают планов России по
АТЭС. Используя экономические и геополитические средства,
Америка пытается сохранить свое лидерство в этой
организации. Нет сомнений в том, что у нее есть достаточно
возможностей для этого. В свете сказанного можно прогнозировать, что в ближайшем будущем конкуренция внутри АТЭС
еще больше усилится.
NewTimes.az
28 cентября 2012

236

6.9. Южная Азия: новая проблема
глобальной геополитики?

В настоящее время прогнозируется перемещение геополитического центра тяжести мира на Восток. Вызывает интерес роль
в этом процессе южно-азиатского региона. Причем надо учесть,
что в этом регионе расположены страны с самой большой численностью населения, такие, как Индия, Пакистан, Бангладеш,
где демографическая ситуация быстро меняется... К тому же, с
ними соседствует Китай, претендующий на мировое лидерство и
обладающий самыми большими людскими ресурсами.
«Индийское чудо» и «афганский синдром» конфликтного
региона
Южная Азия – один из регионов, входящих в круг интересов
глобальной геополитики. Несмотря на то, что здесь нет такой
напряженности, как на Ближнем Востоке, в перспективе этот
регион может войти в ряд «самых горячек точек мира». Тому
есть несколько причин.
Демографическая ситуация в этом регионе достаточно
сложна. По численности населения Индия занимает второе
место в мире. В Пакистане, Бангладеш, Шри-Ланке,
Афганистане и Непале население растет быстрыми темпами.
Кроме того, Южная Азия граничит с Китаем. А эта страна по
численности населения занимает первое место в мире. Если
демографическую ситуацию в Индии и Китае взять вместе, то
можно сделать вывод о том, что этот регион сыграет одну из
главных ролей в будущей судьбе человечества.
Следует также учесть, что в изменении глобальной геополитической картины западные аналитики и стратеги придают
большое значение демографическому фактору. По этой причине
уже сейчас можно констатировать, что Южная Азия входит в
круг интересов крупных держав. А китайский фактор нужно
237

рассматривать отдельно. Это государство воспринимается как
основной соперник США в борьбе за мировое лидерство.
По прогнозам аналитиков, главные свои силы Америка
направляет на борьбу с Китаем. Что это означает – понятно.
Прежде всего, Вашингтон усилит борьбу с Пекином в
геополитической, политической, экономической, культурной,
военной и информационной областях. Как следствие, возможно
появление большого количества новых проблем. Высока
вероятность того, что этот процесс повлияет и на южноазиатские государства. Но здесь каждая из стран региона играет
своеобразную геополитическую роль. В этом плане между ними
существуют большие различия по многим параметрам.
Учитывая такого рода моменты, аналитики дают прогнозы
относительно перспектив государств региона и проблем, с
которыми они могут столкнуться.
Индия – самая большая по территории страна Южной Азии
с высокими перспективами развития. По прогнозам, в
ближайшие 20 лет индийская экономика увеличится в среднем
на 7-7,5%. Валовой Внутренний Продукт (ВВП) Индии в 2020
году должен составить свыше 8 трлн. долл. США. Это – третий
показатель в мире. (см.: Стратегический глобальный прогноз
2030 // ИМЭМО РАН; Под ред. А. А. Дынкина. М.: Магистр,
2011. c.472). Быстрый экономический рост произойдет как за
счет роста производства, так и за счет расширения внешнего
рынка для индийских товаров и услуг. Отметим, что Индия
воспринимается как государство, перспективное в области
высоких технологий, и, прежде всего, в информационно-коммуникАционной сфере. Доля этой страны в области информационных технологий в 2012 году составляла 18% (70 млрд.
долл. США). Ожидается, что к 2020 г. эта цифра возрастет до
30% (см.: India’s International Trade. A Tech Segregated
Perspective // www.cc.iift.ac.in; India clocks US 69.7 billion IT
exports during FY 2011-12 //www.4malayalees.com).

238

По подсчетам, до 2020 года высокие темпы роста населения
в Индии сохранятся. За этот период численность жителей этой
страны должна составить 1,35 млрд. (см.: Census pegs India’s
population at 1.2 bn. 31 марта 2011 г.). Ожидается, что Дели
расширит реформы в области образования и поднимет на новый
уровень обмен специалистами с Западом.
Все это дает основание утверждать, что к 2020 году Индия
превратится в одно из самых сильных государств мира. Безусловно, это не означает, что она не столкнется с проблемами. Так, для
этой страны существует несколько факторов риска. Например, ситуация в северо-западной части Южной Азии может дестабилизироваться, что в свою очередь может вызвать хаос в Центральной
Азии. С другой стороны, есть вероятность обострения отношений
между Индией и Пакистаном. Наконец, могут возникнуть опасные
тенденции и в гуманитарно-экологической сфере.
На стыке возможностей и рисков
К указанным моментам можно добавить вероятность
вовлечения Индии в глобальную геополитическую борьбу. В
этом контексте серьезное влияние на судьбу региона окажет
позиция этого государства в великом противостоянии СШАКитай. Уже сейчас Вашингтон, Москва и Пекин бросают
дипломатические вызовы Дели. А госсекретарь США Джон
Керри во время своего последнего визита в Индию открыто
заявил о намерении развивать сотрудничество с Индией во всех
областях, в том числе и в военной сфере.
Наряду с Индией, в кругу интересов глобальной геополитики находится и Пакистан. По некоторым прогнозам,
экономика этой страны увеличится на 4-5% (см.: вышеуказ.
статья В.Белокреница). Ожидается рост среднего класса.
Уровень бедности в стране должен снизиться. Но в Пакистане
прогнозируется и бурный демографический рост. Ходят
разговоры о том, что население страны к 2020 году достигнет
250 млн. человек (в настоящее время оно составляет 198 млн.).

239

Такой демографический рост, без сомнения, может породить ряд
социально-экономических проблем.
Но можно констатировать, что в Пакистане существует более
сложная в геополитическом плане ситуация. На фоне внутренней
политической напряженности, террористических актов, широкого
распространения в стране радикальных верующих давления со
стороны Вашингтона продолжают создавать сложности. Кроме
того, Пакистан – мусульманское ядерное государство, что
вызывает в некоторых кругах ревность. Кашмир же означает, что
эта страна находится в состоянии постоянного потенциального
конфликта с Индией. А самая большая угроза ожидается со
стороны Афганистана. Вот уже несколько лет Исламабад ощущает
на себе его политическое, экономическое и военное влияние.
Влияние других государств региона, таких, как Бангладеш,
Шри-Ланка и Непал, на региональные процессы постепенно растет.
В социально-экономическом плане эти страны не добились особых
обнадеживающих результатов. Но по прогнозам, Бангладеш может
постепенно прогрессировать. Большая динамичность этого общества в демографическом плане оценивается как положительный
фактор. А Шри-Ланка и Непал, недавно избавившиеся от
гражданской войны, переживают этап восстановления. Шри-Ланка
понесла тяжелые потери в 1983-2009 гг. в боях с тамилами, а Непал
– в 1996-2008 гг. – с маоистами. Если Шри-Ланка одержала победу
над тамильскими боевиками, то в Непале маоисты, участвовавшие в
выборах, заняли позиции в правительстве (см.: вышеуказ.
источник). Эти процессы указывают на то, что обе страны находятся
перед лицом сложных внутренних социально-политических
проблем. Одновременно с этим это говорит и о наличии в регионе
источников, способных вызвать нестабильность.
И, наконец, Афганистан, – больше всех известный мировому
сообществу! После СССР в «афганское болото» угодило и
НАТО. Сейчас Афганистан – источник угрозы для региона в
целом. Крупные державы обсуждают программы совместной
борьбы против религиозного радикализма, идущего от

240

Афганистана. После вывода Соединенными Штатами своих
войск из этой страны в 2014 году может возникнуть угроза
распространения террора в большом геополитическом
пространстве. Пока в этом направлении конкретных результатов
не достигнуто. Напротив, отмечаются попытки крупных держав
использовать друг против друга «афганский синдром».
Все это свидетельствует о достаточно серьезном месте Южной
Азии в глобальной геополитике. Здесь можно отметить две
тенденции. Во-первых, демографическая динамика этого региона
стремительно обновляется. Интенсивный рост населения
порождает целый ряд геополитических, экономических и
культурных проблем. Можно прогнозировать, что этот фактор
окажет серьезное влияние на политику крупных государств в
регионе. В этом плане наиболее всего может проявиться влияние
борьбы за регион России, США и Китая.
Во-вторых, нерешенность внутренних конфликтов в странах
региона указывает на наличие потенциальных источников угрозы.
Примечательно, что эта угроза в Южной Азии питается из разных
по сути противоречий. Например, между Индией и Пакистаном
существуют противоречия в территориальном вопросе, в Непале
маоисты занимают сепаратистские позиции по политико-идеологическим и религиозным соображениям, в Шри-Ланке проблемы
создает этнический сепаратизм, а в Мьянме (на границе с
Бангладеш) имеет место чисто религиозная нетерпимость
(политика геноцида мусульман буддистами).
Такое разнообразие указывает на широкий спектр
источников угроз. Эта специфика увеличивает вероятность
ведения в Южной Азии сложных геополитических игр. На
основе глобальных геополитических реалий можно прогнозировать, что события будут развиваться именно в этом
направлении.
Newtimes.az
24 июля 2013

241

6.10. Каспий: новая арена войны?

На фоне разногласий, наблюдаемых в различных регионах
мира, геополитическое значение Каспийского бассейна
поднимается на новый уровень. Демонстрация государствами
региона в морских водах военной силы, интенсификация учений
порождает в связи с судьбой региона ряд вопросов. Эксперты
подходят к этим процессам с разных позиций. При этом угрозу
войны они подчеркивают особо.
Статус, энергоносители и военные корабли: есть ли
взаимосвязь?
Интенсификация геополитических процессов в связи с
Каспийским бассейном чувствуется все более явственно. На
деле этот регион всегда входил в круг интересов великих
держав. А сейчас вопрос приобрел новое геополитическое
содержание. Внимание экспертов привлекает именно этот
момент. Здесь следует учесть основные геополитические
факторы, влияющие на ситуацию в Каспии. Во-первых, борьба
за энергоресурсы региона фактически вступила в новый этап.
Это началось после того, как Азербайджан отдал предпочтение
Трансадриатическому энергопроекту.
Эксперты считают, что это решение на деле меняет геополитическую динамику Каспийского бассейна. Некоторые государства с ревностью относятся к указанному проекту, который
отрывает широкие возможности для транспортировки энергоносителей большого пространства, включая и Центральную Азию,
на Запад. Они, по сути, обеспокоены тем, что лишились механизмов давления на Азербайджан, который проводит независимую внешнюю политику.
Напряженность, вызванная борьбой за энергоресурсы реггиона, ощущалась еще 1-2 года тому назад по поведению некоторых государств. Так, в сентябре прошлого года немецкое

242

электронное издание "Deutsche Welle" писало, что "Туркмения
подтвердила свое участие в милитаризации Каспия" (проводя
военные учения – Newtimes.az). Основная же причина этого –
это "иранский кризис и наличие противоречий между
прикаспийскими государствами" (более подр. см.: Виталий
Волков. Гонка вооружений на Каспии // "Deutsche Welle", 11
сентября 2012 г.).
Разумеется, на ситуацию в Каспийском бассейне оказывают
влияние геополитические процессы вокруг Ирана. Но
неправильно было бы связывать все факторы только со
сказанным. Обязательно необходимо учитывать борьбу США,
Евросоюза, России и Китая за энергоресурсы и геополитическое
влияние. В настоящее время в геополитических процессах,
протекающих в Каспийском бассейне, ведущую роль играет
именно этот момент.
Одним из доказательств сказанного является публикация в
западной печати материалов о существовании планов России и
Ирана по проведению на Каспии военных учений. Редактор
издания "World Politics Review" и директор Центра военнополитического анализа Института Гудсона, старший научный
сотрудник Ричард Вейц отмечает, что "сложная ситуация в
районе Каспия мешает возникновению российско-иранской
военной оси" (см.: Richard Weitz. Global Insights: Caspian
Complexities Block Russia-Iran Naval Axis // "World Politics
Review", 2 июля 2013 г.). А почему сложилась такая сложная
ситуация? Здесь главную роль сыграло то, что крупные державы
не смогли договориться в вопросе безопасности и использования энергоресурсов региона. На фоне сказанного обращает
на себя внимание рост напряженности на Каспии и выход на
первый план демонстрации в бассейне военной силы.
Рост конкуренции в регионе объясняют в основном
нерешенностью статуса Каспия (см.: Göktürk Tüysüzoğlu.
Hazar’da rekabet kızışıyor // www.blog.milliyet.com.tr, 4 августа
2013 г.). Разумеется, здесь есть большая доля истины. Но

243

главный вопрос в том, почему до сих пор не решен статус моря.
У каждого из государств региона свой подход к проблеме. Эти
подходы достаточно проанализированы. Можно сказать, что с
того момента, как вопрос о статусе Каспия был поднят, и до сих
пор между государствами не достигнута принципиальная
договоренность. Лишь Россия, Азербайджан и Казахстан подписали документ о разделе моря. Туркмения и Иран не признают
принцип этого раздела. В целом же в вопросе раздела богатого
нефтью морского дна договоренность не достигнута. В этом
вопросе Россия и Иран опасаются того, что в случае определения статуса моря по принципу "национальных секторов"
Азербайджан проведет абсолютно независимый курс. А так как
Туркмения пытается получить большую долю энергоресурсов
моря, она холодно относится к объективному предложению
Баку.
Влияние на геополитическую картину двух факторов
Все это дает основание утверждать, что рост напряженности
в Каспийском бассейне вызван двумя причинами. Прежде всего,
некоторые государства региона опасаются того, что Азербайджан еще более усилит свою независимую политику. Поэтому искусственно провоцируется туркменский вопрос. Во-вторых, крупные державы не смогли определиться между собой,
кто будет лидером в регионе.
Подобная ситуация создает условия для возникновения
указанной выше опасной тенденции – постепенного выхода на
Каспии на первый план демонстрации силы. Не случайно
российская "Независимая газета" озаглавила статью, посвященную проблеме, "Геополитический шторм на Каспии" (см.: Владимир Мухин. Геополитический шторм на Каспии // "Независимая газета", 9 августа 2013г.).
Россия и Казахстан начали военные учения на
Каспии. Ракетный корабль "Дагестан" и малый артиллерийский
корабль "Волгодонск" сопровождали президента Путина во

244

время его визита в Азербайджан. Отмечается, что посетит
военные учения и Нурсултан Назарбаев. Военный эксперт
генерал Юрий Неткачев считает, что есть три причины, почему
военный флот сопровождает визит В.Путина. Во-первых, на
фоне активизации Запада в регионе Россия должна защищать
свои геополитические интересы. Во-вторых, у Москвы есть и
экономические планы в регионе. В-третьих, еще более возросла
потребность в совместной борьбе против террора.
Следует признать, что в словах российского эксперта есть
доля истины. Так, многие аналитики отмечают актуализацию в
последнее время борьбы на международном уровне с
радикальными группировками. Например, по мнению Фарида
Закария, аль-Каида распалась на несколько неуправляемых
маленьких группировок, которые постепенно превращаются в
большую угрозу (см.: Fareed Zakaria. Little al-Qaedas Loom Large
// "Time", 9 августа 2013 года). Примечательно, что пути выхода
для США автор видит в "организации борьбы местных властей с
этими группировками".
Отсюда можно сделать вывод о том, что радикальные религиозные группировки видят врага не только в Америке: все
больше стран оказываются их мишенями. А это может привести
к трагическим последствиям. По этой причине вполне понятны
усилия России по принятию серьезных мер против террора на
южных границах. В то же время есть и другая сторона вопроса.
Борьбу с террором крупные державы рассматривают в
тесной связи с геополитическим аспектом. В этом смысле
трудно определить границы между ними. Кроме того, говоря
"борьба против террора", они подразумевают в основном
мусульманские радикальные группировки. А это оставляет вне
внимания такое грозное явление, как, например, армянский
терроризм. Очевидно, крупные державы пытаются вовлечь в
борьбу с терроризмом такие государства, как Азербайджан, в
одностороннем порядке и в угоду своим интересам.

245

Еще более заставляют задуматься ряд следствий,
вытекающих из этих реалий. Дело в том, что тех, кто под
флагом борьбы с терроризмом пытается собрать под геополитическим зонтом государства, обретшие свою независимость,
немало. Проводить в этот момент в таком пространстве, как Каспийский бассейн, военные учения, провоцировать новые споры
относительно маршрута транспортировки энергоносителей и
т.п., крайне опасно.
Сказанное выше подтверждает, что выход на фоне усиления
геополитического соперничества в Каспийском бассейне на
первый план демонстрации силы – фактор, заставляющий
задуматься. Рост геополитического значения региона не
вызывает сомнений. А то, что этот процесс протекает на фоне
геополитической борьбы крупных держав, говорит об определенных угрозах. Пуск в ход оружия может вызвать негативные
изменения в кавказско-центрально-азиатском пространстве.
Прежде всего это может привести к замене парадигмы развития
региона войной. К сожалению, вероятность развития событий в
этом направлении в последнее время возросла. Но все покажет
время.
Newtimes.az
19 августа 2013

246

Глава VII
КРИЗИСНЫЙ БЛИЖНИЙ ВОСТОК

7.1. Ближний Восток: сценарии развития
геополитической картины

Пока не совсем ясно, какие факторы лежат в основе
процесса, называемого «Арабской весной». Но никто не сомневается в том, что этот процесс в региональном масштабе многое
изменит. В этой связи аналитики дают разные прогнозы. Один
из них предлагаем читателям.
Молодежное движение и «эффект домино»
Вот уже несколько лет, как Ближний Восток является одной
из главных тем мировой геополитики. В связи с этим вопросом
даются разные объяснения и комментарии. Складывается впечатление, что передовые аналитики и эксперты либо умышленно
не учитывают реалий, либо ситуация действительно так сложна,
что конца неопределенности не видно. В любом случае,
Ближний Восток привлекает внимание не только как место
противоречий, конфликтов и вооруженных столкновений, но и
как надежда глобальной геополитики.
Недавно была опубликована аналитическая статья по
данному региону российских ученых А.Акимова и В.Наумкина.
В.Наумкин является директором Института востоковедения
РАН, А.Акимов – профессором, заведующим отделом экономических исследований данного научного учреждения. Наряду с
анализом существующей ситуации в статье даются и прогнозы
эволюции региона на ближайшую перспективу (более подр. см.:
Александр Акимов, Виталий Наумкин. Перспективы развития

247

ситуации в странах Ближнего Востока до 2020 года // «Российский совет по международным делам», 29 aпреля 2013 г.).
Авторы считают более правомерным рассматривать
процессы на Ближнем Востоке и динамику их развития в двух
этапах: в 2013-2016-ые гг. и 2016-2020-ые гг. Такое деление,
безусловно, страдает значительной субъективностью. Авторы
полагают, что за очередные 4 года в регионе процессы в политической и экономической областях в определенном смысле
завершатся, однако сразу же начнется качественно новый этап,
который завершится в 2020 году.
Почему именно в 2020 году? По-видимому, здесь учтена
цель Москвы завершить к 2015 году интеграционные процессы
на евразийском пространстве. Никто не может отрицать реалии.
Судьбу евразийской интеграционной модели также покажет
время. И прогноз относительно завершения второго этапа в 2020
году уже несколько лет питается указанной мыслью.
Здесь есть один существенный вопрос, вызывающий интерес. По мнению авторов, процесс, начавшийся в 6 странах и названный «Арабской весной», по сути своей противоречив. Если
одна его сторона связана с ростом волны молодежного протеста
в этих странах, то другая его сторона связана с существованием
угрозы распространения его посредством «эффекта домино» на
все государства региона и соседние территории. Важным моментом является то, что в корне события, названного «Арабской
весной», стоит молодежное движение. Это значит, что процессы
еще долго могут продолжаться, так как молодежь долгие годы
может оставаться активной, а, самое главное - она формирует
протестные настроения и среди подростков. Почему-то в
геополитических анализах об этом открыто не говорится.
Что же касается «эффекта домино»… По мнению авторов,
это маловероятно. Но дело в том, что события не достигли
своего пика (например, в Сирии процессы не прекращаются,
наоборот, здесь происходят неожиданные изменения). В такой
ситуации каждую минуту возникают неожиданности. В этом

248

контексте одним из важных вопросов являются пока еще не
совсем понятные политические функции исламского фактора.
Главная же причина этого заключается в выходе на открытую
политическую сцену некоторых религиозных движений, долгое
время действовавших подпольно и представлявшихся все более
как террористические группировки. В целом, эта проблема
представляет актуальность в политико-теоретической и практической плоскостях.
Сценарии, ведущие к неопределенности
В любом случае влияние исламского фактора уже признается на мировом уровне. Однако на Ближнем Востоке
существует много моментов, искажающих этот вопрос, значительно усложняющих ситуацию, когда роль, которую играют
религиозные группировки, еще не совсем ясна.
Все это удерживает Ближний Восток в достаточно неопределенном положении. Разное отношение государств региона к
происходящему сводит на нет вероятность формирования какойлибо общей позиции. Вместе с тем, можно прогнозировать, что
в судьбе региона серьезную роль сыграют процессы, которые
будут разворачиваться в Иране и Саудовской Аравии.
В этой плоскости можно рассмотреть общую геополитическую динамику Ближнего Востока. Здесь, прежде всего,
нужно учесть положение Турции. Несмотря на все противоречия, эта страна оказывает серьезное влияние на процессы. Многие аналитики видят в ней регионального лидера. Последние события в Сирии еще раз показали, что Анкара поступает как
государство-лидер. Ее позиции в глобальном масштабе укрепляются. Этот процесс на фоне неуклонного роста экономической и военной мощи Турции заставляет задуматься. Очевидно,
что в ближайшие годы лидерская роль Турции в регионе уже
будет признаваться всеми.
Об Иране авторы статьи не могут сказать того же. Тегеран,
скорее, вызвал гнев у Запада и производит впечатление страны,

249

ввергающейся в пучину противоречий. Внешнеторговый оборот
Ирана составляет 45% ВВП, что в значительной степени представляет риск. Но авторы статьи не считают, что применение
санкций нанесет серьезный ущерб экономике страны. По их
мнению, Иран создал экономическую систему, ориентированную преимущественно на внутренний рынок. Вместе с тем, в
случае роста внешнего давления немала вероятность начала в
этом государстве и сильных потрясений. А в геополитическом
аспекте маловероятно, чтобы Иран обрел глобальное влияние и
авторитет.
Экономический потенциал Саудовской Аравии оценивается
высоко. Однако история государственности и внутренняя
«этническая карта» этой страны свидетельствуют о существенных противоречиях. Есть прогнозы относительно возможных
потрясений в этой связи. По этой причине ее шансы стать региональным лидером оцениваются невысоко.
Из всего этого следует, что в контексте политической
ситуации экономические процессы в регионе могут разворачиваться по трем сценариям. Во-первых, «политические процессы
могут подорвать регион и его экономику». Во-вторых, «внешнеэкономические процессы могут сыграть роль искры для политического взрыва». В-третьих, «может произойти устойчивое
развитие».
Трудно сказать, какой из сценариев осуществится. Однако
очевидно, что многое будет зависеть от того, какие факторы и
как окажут влияние на ход процессов. В этом смысле регион, в
целом, оказался в очень щепетильном положении.
В соответствии с этим можно будет задуматься о сценариях
политических процессов. Здесь наряду с активизацией религиозных группировок не следует забывать и о влиянии этно-конфессионального фактора. По этой причине остается неясным
положение в Иране, Сирии, Йемене и Ираке. Неопределенностей достаточно. Точно так же не уточнены роль, которую
сыграют на политической сцене региона «аль-Каида», «Братья-

250

мусульмане», «Хамас», «Хезболлах» и другие религиозные
группировки. Это также значительно усложняет ситуацию в
регионе.
Главный вывод, сделанный авторами, исходя из этого,
заключается в том, что в ближайшей перспективе геополитическая и экономическая картина на Ближнем Востоке будет
сопровождаться неопределенностями. Основанием для такого
утверждения является тот факт, что аналитики говорят о различных сценариях развития процессов и характеризуют положение
понятием «турбулентность», означающем хаос в целом. Однако
они ничего не говорят о страховании от нежелательных сценариев. Интересно, почему аналитики мира всегда «забывают» об
этом?
NewTimes.az
5 июня 2013

7.2. Новая картина в проекте «Великий Средний Восток»

«Великий Средний Восток» – геополитический проект, направленный на формирование новой политической картины на
территории, начиная от Марокко до Пакистана и от Турции до
Судана. Концепция «Великий Средний Восток», выдвинутая 43м президентом США Джорджем Бушем в 2003 году, направлена
на борьбу США с врагом, названным им «международным
террором», контроль над нефтяными источниками, простирающимися от Центральной Азии до региона залива, завоевание
сферы влияния в исламском мире, нейтрализуя новые центры
«суперсилы» (Китай, Россия и Индия).
Как известно, данная география охватывает преимущественно мусульманские страны. В новом тысячелетии исламский фактор начал обретать в геополитике еще более

251

глубокий смысл. Историческим фактом являяется использование исламской идеологии при вмешательстве гегемонистских
государств Запада в политических целях. По сути, Запад
никогда не отрицал свою причастность к созданию вахабистской секты, движения Талибан, террористической организации аль-Каида.
К сожалению, те, кто сегодня допускает мысль о
сосуществовании понятий «ислам» и «радикализм» и даже
«ислам» и «террор», не хотят и помнить про эти вмешательства
Запада. Но исторические факты свидетельствуют о том, что
большинство сегодняшних радикальных исламских организаций
и сект всегда опирались на покровительство определенных сил
на Западе. Вахабизм, созданный при покровительстве англичан,
в лице новых радикальных религиозных течений, созданных при
поддержке других западных покровителей, сегодня продолжает
данный геополитический тренд.
Многочисленными сообщениями пестрят сегодня страницы
мировой прессы о связи с Западом и одного из главных акторов
продолжающегося арабского возрождения - «Братьев-мусульман». Но невозможно определить заранее, какая роль будет
предоставлена «Братьям-мусульманам» при «плане В», который
отличается от сложившихся политических сценариев.
При аналогичном сравнении в истории обнаруживается
некоторое сходство между ролью, которую играло движение
Талибан во время афганской кампании СССР, и ролью «Братьевмусульман» в сегодняшнем арабском возрождении. В условиях
специфического развертывания политических событий в
арабском мире и на Ближнем Востоке в целом никто не может
гарантировать, что эти религиозные группировки не будут
названы террористическими.
Хотя события в странах региона протекают при вмешательстве извне, они не поддаются полному контролю. Процессы
слишком стремительны. Очень часто цели внешних сил и
внутренних игроков и достигаемые результаты расходятся.

252

Можно даже ожидать, что процессы дадут обратный эффект,
обернувшись против интересов Запада.
Запад и ислам – эпоха трансформации
Таким образом, в последнем столетии в отношении Запада к
Исламскому миру происходят серьезные трансформации.
Мусульманские страны, до второй мировой войны входившие в
колониальную сеть Запада, в последующий период вновь были
заменены режимами, поддерживаемыми все тем же Западом.
Эти режимы, находящиеся в основном в руках военных, в
период холодной войны стали главным плацдармом против
Советского Союза и его союзников в регионе.
А после распада СССР возникла потребность в новом отношении. Процесс наиболее выпукло проявился в двух направлениях. Это, во-первых, отношение внутри западного
общества к исламским ценностям и мусульманам.
Как известно, после краха колониальной политики в результате стимулируемой западными странами миграционной политики численность мусульман в Европе значительно увеличилась.
Мусульмане стали уже проникать внутрь западного общества,
заняв здесь свое место. Мусульманские мигранты, являющиеся
сегодня гражданами Франции, Англии, Германии и других европейских стран, стремятся обеспечить себе в рамках западного
общества равные права.
А пока общая тенденция такова, что господствующие в
Европе силы пытаются сплотить этих мигрантов без учета их
национальных и религиозных ценностей вокруг идеи западных
ценностей. Но эта политика уже не оправдывает себя. Поэтому
возникли неприятные прецеденты по поводу хиджабов во
Франции, минаретов в Швейцарии и т.д. Неслучайно западные
лидеры заявляют о крахе политики мультикультурализма, инициатором которой сами и являются. Таким образом, превращение поколений мусульманских мигрантов во внутренний
компонент западного общества и рост с каждым днем имиджа и

253

роли ислама на Западе можно рассматривать в качестве характерной особенности первого направления отношений Западислам. Следует также отметить, что признать эти реалии западному обществу, веками воспринимавшему носителей исламской
религии как врагов, нелегко.
Второе направление в отношениях Запад-ислам связано с
изменение роли исламского мира в мировом порядке. Реалиями
стал тот факт, что страны ближнеевосточного региона, расположенного на стратегически выгодной географической позиции
и богатого карбогидрогенными ресурсами, уже невозможно
направлять прежними методами. Вместе с тем, ислам оказывает
влияние на геополитику и как геополитический фактор. В таких
условиях Запад вынужден был повернуться лицом к режимам, с
которыми долгие годы сотрудничал, и предоставить сложившуюся пустоту уже не военным режимам, а религиознополитическим силам. Поскольку трудно было навязать эту
трансформацию уже устоявшимся режимам, процесс стал
сопровождаться кровавым «арабским возрождением».
Параллельно с этим в глобальном масштабе ведется работа в
направлении контрпропаганды таких извне управляемых
процессов, как ислам и террор, исламский радикализм. Иными
словами, реалии и видимость в корне отличаются друг от друга.
Свою роль в росте различия играет и иллюзия, порождаемая
западной медиа-монополией и сетью неправительственных
организаций.
Таким образом, в свете всех этих геополитических трендов
проект «Великий Средний Восток» в новом тысячелетии
направлен на определение контуров новой картины в географии
стран Исламского мира.
Турецко-сирийские отношения в рамках проекта «Великий Средний Восток»
Происходящие в регионе события делают необходимым
внесение коррективов в проект «Великий Средний Восток».

254

Если учесть, что этот проект еще разрабатывается, внесение
тактических изменений для гибкой реакции не вызывает
никаких трудностей. С этой точки зрения дальнейшее продолжение, вопреки ожиданиям Запада, войны в Сирии и изменение
ее характера (превращение ее в гражданскую войну между
сторонниками и противниками режима) подталкивает к новым
шагам в проекте «Великий Средний Восток».
В этом плане нормализация турецко-израильских отношений, увеличение роли Турции в мирном процессе на Ближнем
Востоке, мирные переговоры в Турции с террористической
организацией PKK, превращение PKK в активного участника
сирийской войны обнаруживают контуры новой картины на
Большом Среднем Востоке.
На нынешнем этапе продолжение войны в Сирии вызвало
новые тактические ходы. Тот факт, что госсекретарь США Джон
Керри за последний месяц дважды нанес визит в Турцию, и эти
визиты совпали с началом процесса нормализации турецкоизраильских отношений, вряд ли случайны. Можно предположить, что в обмен на увеличение роли Турции в регионе на
решающем этапе в связи с Сирией на эту страну возлагаются
определенные требования.
Некоторые эксперты считают, что во время своего визита
Джон Керри попросил содействия Анкары в возобновлении
палестино-израильских мирных переговоров (Aslı Aydıntaşbaş.
Ortadoğuda barış için Türkiyeye davet. Milliyet gazetesi. 8 aпреля
2013 г.). Иными словами, турецко-израильские отношения
нормализуются за счет выполнения требований Турции. Дополнительно к этому Турция принимает более близкое участие в
урегулировании палестино-израильского конфликта.
Потепление наблюдается и в турецко-иракских отношениях. 5
апреля премьер-министр Ирака Нури аль-Малики, несколько ранее
обвинивший Турцию во вмешательстве во внутренние дела Ирака,
сделал следующее заявление журналистам: «Ирак приветствует
любые шаги в направлении сближения с Турцией на основе общих

255

интересов, взаимоуважения и добрососедства». В контексте
обострения в последнее время отношений между двумя странами,
а также традиционного суннитско-шиитского противостояния это
заявление Нури аль-Малики свидетельствует о закулисных
моментах политических процессов.
С другой стороны, в нынешнем переговорном процессе под
названием «kürd açılımı» (Курдская инициатива) требование
покинуть страну вместе с оружием, предъявленное членам
террористической организации PKK, – шаг, тесно связанный с
сирийскими событиями, так как за все время войны в Сирии
впервые режим Б.Асада примерно в одно и то же время нанес
удар по Камышлы (на границе с Турцией) и Халаби, где
проживают курды. PYD – сирийское крыло террористической
организации PKK – активно включилось в войну. По-видимому,
террористические курдские группировки получили задание
продолжить войну в одной стране. Вот почему вместе со своим
оружием они хотят перейти в Сирию.
Таким образом, реальностью является лидерство Турции в
регионе. С этим фактом считаются все силы, ведущие войну за
влияние в регионе. Но если учесть, что проект «Великий Средний Восток» нацелен и на Турцию, нынешние сценарии не на
пользу Турции. По-видимому, проведение Турцией независимой
политики в регионе не отвечает интересам сверхдержав. Именно
поэтому проект «Великий Средний Восток» направлен на
увеличение проблем Турции со всеми соседними государствами.
Арасту Габиббейли,
доктор философии по экономическим наукам
15 апреля 2013

256

7.3. Политика и религия: салафиды
В последнее время аналитики все больше анализируют
Салафизм в политическом аспекте, что вызывает большой интерес на фоне социально-политических процессов, происходящих
в мусульманских странах. Означает ли это, что на политической
арене появляется новая сила? К каким результатам может
привести этот процесс? Возникает необходимость поразмыслить
над этими вопросами.
Ислам и политика
Известно, что ислам является широко распространенной
религией. В конце XX и начале XXI века этот процесс приобрел
все больший размах. Интересно, что возвышение ислама как
религии сопровождается актуализацией политических процессов в мусульманских странах. Поэтому в последние годы аналитики все чаще используют выражение «политизация ислама». А
что происходит на самом деле? Действительно ли ислам политизируется?
На этот вопрос аналитики и ученые отвечают по-разному.
Но, реальность такова, что на политической сцене все чаще
появляются партии, широко использующие исламский фактор в
своей идеологической концепции. А на Западе, с одной стороны,
увеличивается численность принимающих исламскую веру, а с
другой стороны расширяется исламофобия на политикоидеологической плоскости. Трудно представить себе, что эти
параллели являются случайностью.
Традиционно, вмешательство ислама в политику имеет
особую сущность. Главы разных государств использовали его в
обеспечении общественного порядка, поддержке мира, создании
модели справедливого развития. Например, исламские ценности
занимали особое место в управлении Османской империей.
Сефевиды тоже широко воспользовались религиозным

257

фактором. Но на современном историческом этапе ситуация
немного иная.
Сейчас у мировой общественности сформировано такое
представление, что как только ислам вмешивается в политику,
проливается кровь, начинает развиваться террор. Даже западная
медиа представляет ислам все больше в контексте террора.
Брейвик является террористом, заразившимся исламофобией.
Он ненавидел и убивал людей только потому, что они
мусульмане.
Естественно, что ислам не имеет никакой связи с террором и
насилием. Но правда и то, что некоторые радикальные группы
совершают преступления, прикрываясь исламом. Они пытаются
объяснить свою деятельность какой-то исламской идеологией.
Отсюда возникает актуальность исследования некоторых
идеологических течений, стремящихся создать синтез между
исламом и политической деятельностью при современных исторических условиях. Одним из таких течений является Салафизм.
Некоторые идеологические особенности Салафизма
Основа этого течения в исламе положена несколько веков
назад. Среди его основоположников можно назвать Ахмеда бин
Ханбала и Абдуссалама ибн Теймийю. Слово «салафизм»
происходит от слова «салаф», что в переводе означает
предшественник. Суть Салафизма как религиозного течения
состоит из невосприятии какого-либо новшества. То есть, нельзя
выходит за рамки правил, сформированных в исламе при
пророке Мухамеде (с.).
Салафиты, уверены, что ислам нуждается в чистке. Говоря о
«чистке» имеется ввиду освобождение от новшеств, добавленных в последующем в религию и освобождение от различных
толкований. На этом основании салафиты непримиримы против
каждого религиозного положения, не соответствующего их
позиции. Ввиду того, что они долгое время придерживаются
такой позиции, у них сформировалась нетерпимость к отличным

258

от них взглядам. Они считают себя абсолютно правыми.
Поэтому, они нетерпимы в отношении тех, кто высказывает об
Исламе какую-либо иную мысль.
Именно поэтому из повышенной фанатичности поведение
салафитов стало более радикальным. Они пытаются
распространить среди толпы идеи «чистого ислама» путем
отрицания других позиций. Какая-либо общая позиция для
салафитов не приемлема. Они считают лживой любую мысль,
кроме религиозных истин, принятых на историческом этапе
возникновения ислама, и ведут борьбу против новшеств,
введенных в религию. Они категорически не приемлют влияние
философии.
Такого рода идеологические особенности превратили в
настоящее время салафизм в серьезный фактор. Некоторые
политические круги пытаются воспользоваться салафизмом в
своих целях, пользуясь этими особенностями. В результате, в
последнее время все чаще высказываются мнения о том, что
салафизм является опасной идеологической позицией на
политической плоскости.
Современная политика и салафизм
До недавних пор салафиты не хотели действовать в качестве
политической партии. Они не воспринимали демократию,
занимали в каждой отдельно взятой ситуации отличительную
позицию. Политическая карьера «Братьев мусульман»
подтолкнула салафитов изменить позицию. Сейчас они уже
намерены принимать участие в политическом управлении и
направляют свою деятельность в различных странах мира на эти
цели.
Когда разговор заходит о присутствии салафизма на политической сцене, необходимо отметить одну особенность.
Саудовская Аравия тратит громадные деньги на распространение по всему миру салафизма как политико-идеологического
фактора. Салафиты пытаются объединить радикализм с

259

политикой под названием «ваххабизм». «Аль-Каида» является
одним из примеров тому.
Распространяется информация о переходе «Аль-Каиды» на
новые методы деятельности в Египте и Сирии. В Сирии они
пытаются постепенно построить свою власть в провинциях. Они
привлекают специальных людей на местах к управлению,
пытаясь создать структуры, соответствующие их идеологической позиции. В некоторых местах им это удалось. Наблюдатели
этого процесса пришли к выводу, что ваххабиты не выступают
против демократии как раньше.
Таким образом, салафизм постепенно переходит к политикоидеологической деятельности. Но какие шаги они примут после
прихода к власти, как «Братья мусульмане», пока никому не
известно. Такая идеологическая трансформация салафизма
беспокоит Западный мир. В то же время, некоторые круги
пытаются воспользоваться этим против самих мусульманских
государств.
Эта сторона вопроса приобрела очень большой масштаб. Так
как, по мере развития исламских стран расширяются их возможности высказаться на международной арене, и этот процесс
беспокоит некоторые круги. Одним из путей противостоять
этому является умножить количество партий, связанных с исламом, но придерживающихся иных политических позиций. Для
этих целей выгодно использовать салафитов, которые отличаются своими радикальными и непримиримыми взглядами. Усиливая салафизм как политическое течение, в мусульманских
странах создаются большие возможности для интриг.
При этом создается еще и впечатление, что каждая группа,
занимающаяся политикой, предана демократическим ценностям.
Например, создается демократичный образ «Братьев мусульман». Но Генри Киссинджер относится к этому с большим сомнением. По его мнению, пока неизвестно, в каком направлении
будут проведены реформы в Египте. Он уверен, что с группами,
связанными с религией, нужно действовать осторожно. Этот

260

тезис касается и политических группировок, связанных с христианством. Так как в последнее время на Западе вызывает
обеспокоенность влиянием религиозного фундаментализма на
политику. В России эта проблема также проявляется.
То, насколько салафиты демократичны, становится ясно из
их традиционной идеологической позиции. Другого религиозного взгляда салафизм все еще не приемлет. Значит, салафизм в
политическом аспекте является фактором риска. Несмотря на
утверждения, не верится, что в конкретной политике они будут
придерживаться миролюбивого и демократичного курса.
Разделяющие религию: большая угроза для всего мира
Увеличение количества политических групп, действующих
под религиозным прикрытием, заставляет задуматься о судьбе
религии. Ислам, как система морально-нравственных ценностей
и социо-культурных норм, обладает большими преимуществами. В настоящее время в мире ежедневно увеличивается
численность принявших ислам. Чтобы помешать этому процессу
появились силы, пытающиеся привлечь ислам к политике.
Выглядящий на первый взгляд возвышением ислама, этот процесс через некоторое время может превратиться в отрицательную тенденцию.
Дело в том, что когда религия смешивается с политикой,
интересы лиц и групп ставятся превыше всего. Люди отдают
предпочтение исламу ни как политическому явлению, а именно
как системе морально-нравственных ценностей. Понятно, кому
выгодно такое изменение образа ислама.
Появление таких течений как салафизм на политической
арене в демократичном образе может привести к разделению
исламского мира. Мусульмане могут придерживаться различных политических взглядов, будучи Исламской общиной. Но,
когда в корни этих различий ставится какое-либо религиозное
положение, то это доходит до вопроса веры, что фактически

261

означает разделение ислама изнутри и привлечение его в
смертоносный поток политических страстей.
На фоне процесса, называемого «Арабской весной» этот
вопрос выглядит более актуальным. Так как именно в этом
контексте разные радикальные религиозные течения пытаются
получить политический статус. Они пытаются воспользоваться
социально-психологическими трудностями «Арабской весны». В
настоящее время эта тенденция более остро наблюдается в странах, охваченных «Арабской весной». Высказывания Г.Киссинджера о ясности сути данного процесса основаны именно на этом
моменте.
Естественно, что этот процесс может нанести вред всему
миру. Потому что в настоящий исторический этап на ислам, как
на религию, ложится большая ответственность. Так как сегодня
ислам может подарить всему миру мир и развитие.
Сосуществование ислама наряду с другими религиями может
быть серьезным вкладом для мира на Земле. Так как Исламский
мир, как цивилизация, сейчас переживает период ускоренного
развития.
Сегодня желающие разделить ислам, на самом деле разрушают свое будущее. Единственно верным путем является не
вмешивать религию в политику. Религия всегда находит себе
дорогу, а когда человек начинает пользоваться этим в политических целях, пути развития закрываются. Есть такая поговорка:
умный человек не станет рубить сук, на котором сидит.
Наверное, это можно отнести и к обществу.
Кямал Адыгезалов
31 октября 2012

Источники
1. Kamran Bokhari. Salafism and Arab Democratization // Stratfor,
October 2, 2012.
2. George Friedman. The Egyptian Election and the Arab Spring
// Stratfor, May 29, 2012.

262

3. Novruz Məmmədov. Geosiyasətə giriş (İki cilddə. I cild). Bakı,
“Azərbaycan” nəşriyyatı, 2011, 576 s.
4. Henry Kissinger. The limits of universalism // "The New
Criterion", June 2012.
5. Жорж Мальбрюно. Салафиты набирают силу после Арабской
весны // Inosmi.ru, 11 сентября 2012.

7.4. Невидимые стороны информационной
Войны против Сирии

Ни одна из сторон не смогла добиться преимущества в
гражданской войне в Сирии, в связи с чем эта война длится уже
более двух лет. Столкновение в этом конфликте интересов стран
региона и крупных держав также является одним из факторов,
затягивающих этот процесс.
В процессах, протекающих вокруг Сирии в нынешней
ситуации, одним из основных моментов, привлекающих
внимание, являются некоторые противоречия в информациях,
публикуемых в западных СМИ и транслируемых в западных
телеканалах в связи с гражданской войной в этой стране. В
большинстве сообщений особый акцент делается на жестоком
подавлении режимом Б.Асада демонстраций против правительства, убийстве мирного населения, совершении преступлений против человечности. Эти новости подкрепляются видеоматериалами о гражданской войне в Сирии, транслируемыми
такими телеканалами, как CNN, BBC, аль-Джазира, Euronews.
А в информациях, противоречащих этим сообщениям и
распространяемых самими западными журналистами (например,
французом Тьерри Мейсаном) отмечается, что некоторые
деяния, в которых обвиняются власти, на самом деле совершены
вооруженными группировками, представляющими оппозицию.
Сообщается, что репортажи отмеченных телеканалов ведутся не
с места событий, а со специально подготовленных киностудий.
263

Следует отметить, что подобного рода информации, противоречащие общей картине, широко не освещаются в западной
печати, печатаются в ограниченном количестве СМИ и не
выносятся на обсуждение.
Некоторые наблюдатели объясняют происходящее информационной войной против Сирии. Формируя в общественном
сознании преступный имидж режима Б.Асада, преследуется
цель создать правовую базу для вмешательства в эту страну и
завоевать общественную поддержку. Высока вероятность того,
что сообщения об использовании в Сирии химического оружия,
поступающие в последнее время, также служат этой цели.
Использование химического оружия как основа для
вмешательства Запада
В отличие от примера Ливии, у Запада нет правовой основы
для оказания открытой поддержки сирийским повстанцам. В
противовес аргументу России, обеспечивающей сирийское
правительство оружием, о том, что она «сотрудничает с законно
избранным правительством», любая поддержка оппозиции со
стороны Запада означает нарушение суверенитета государства и
вмешательство в его внутренние дела.
В этом плане использование оружия массового поражения и
совершение преступления против человечности образуют нужную Западу правовую почву. Администрация США, принявшая
решение об оказании помощи сирийской оппозиции, также
обосновала этот свой шаг использованием режимом Б.Асада
химического оружия против мирного населения. Но наблюдения
дают основание утверждать, что информация о применении
химического оружия умышленно направляется в определенное
русло.
Генерал сирийской армии Аднан Силла, бежавший в
Турцию, заявил, что режим Асада готов применить химическое
оружие, если окажется в безвыходном положении. Накануне
этого президент США Барак Обама заявил, что такой шаг

264

означал бы выход за «красную линию» и, в случае, если он
состоится, то это окажет серьезное влияние на планы США
относительно вмешательства или невмешательства в конфликт.
В последние месяцы в западной печати отмечается рост
числа сообщений о применении против мирного населения газа
«зарин», считающегося химическим оружием. При этом СМИ
ссылаются на сирийских журналистов и представителей
различных организаций. Так, в частности, французская газета
«Le Monde» с большой уверенностью пишет о том, что этот
факт имел место.
В такой ситуации достаточный ажиотаж вызвало заявление
комиссара Независимой международной комиссии ООН по
расследованию в Сирии Карлы дель Понте, данное ею в мае
2013 года. Основываясь на словах жертв и свидетелей
конфликта в соседних с Сирией странах, дель Понте отметила,
что существуют «сильные и решительные сомнения»
относительно применения химического оружия силами оппозиции. Она также заявила, что не встретила никаких доказательств, подтверждающих применение газа «зарин» властями.
Протестуя против заявления дель Понте, США подчеркнули,
что с сомнением относятся к ее мнению и что более высока
вероятность применения газа «зарин» правительственными
силами. Независимая международная комиссия ООН по
расследованию, отступая от заявления дель Понте, подчеркнула,
что не имеет в своем распоряжении никаких решительных
доказательств. Исходя из такой реакции, можно сделать вывод о
том, что заявление дель Понте было неожиданным.
Примечательно, что данное заявление дель Понте в течение
нескольких дней освещалось в западной печати, после чего без
подробного обсуждения оно было снято с повестки дня. Вместо
этого, в печати стали публиковаться новые факты о применении
режимом Б.Асада химического оружия. Официальные лица
США, Франции и Британии заявили, что имеют достаточно
доказательств, подтверждающих наличие этого факта. А

265

Независимая техническая миссия ООН, созданная для
расследования этого факта, заявляет, что, не отправившись в
Сирию и не проведя расследование на месте, невозможно
установить истинность этих доказательств.
В конечном итоге этих доказательств оказалось достаточно
для принятия Западом решения об оказании помощи оппозиции.
Но, учитывая прежний опыт, нельзя забывать, куда ведет
использование Западом таких «маневров». Вмешательство в
Ирак Запад предпринял, также руководствуясь «фактом»
наличия у этой страны оружия массового поражения. Но этот
«факт» не нашел своего подтверждения. А хаос, возникший
вследствие военного вмешательства в Ирак, продолжается до
сих пор.
Недоверие к властям?
Один из основных аргументов, используемых западными
государствами против режима Б.Асада и пущенных в оборот в
печати, заключается еще и в том, что правительство, дескать,
уже утратило доверие своих граждан и не может оставаться у
власти. А последние сообщения свидетельствуют об обратном.
Информация, собранная активистами и независимыми
организациями, финансируемыми Западом, доказывает, что поддержка, оказываемая режиму Б.Асада, за последние 6 месяцев
резко возросла. Согласно этой информации, рассматриваемой в
НАТО, 70% населения поддерживает нынешнюю власть. Эта
поддержка особенно наглядно ощущается в суннитской общине.
Причину этого объясняют тем, что иностранных боевиков,
финансируемых Катаром и Саудовской Аравией, люди воспринимают как более серьезную угрозу, чем режим Б.Асада.
Следует отметить и то, что Федеральная служба внешней разведки Германии высоко оценивает вероятность победы
правительственных сил в Сирии до конца 2013 года.
Как и в случае с применением химического оружия, указанные сообщения также не были широко освещены в западной

266

печати. Вместо этого, акцент делается на обсуждении путей
спасения сирийского народа от режима Б.Асада. Очевидно, в
связи с Б.Асадом уже сформировано окончательное мнение.
Все это лишний раз доказывает, что для реализации своих
геополитических планов Запад широко использует возможности
медиа. Распространение информации, служащей его собственным интересам, манипулирование общественным сознанием,
препятствование распространению противоположных аргументов, подготовка общественного мнения для оправдания
своих планов – одни из главных способов, используемых западными кругами против многих стран. Отмеченное в связи с
Сирией – лишь очередной пример сказанного.
Эльмар Гусейнов
27 юня 2013

7.5. Арабская весна или драма? 8 фактов и 7
философских вопросов
Наверное, «драма» не совсем подходящее слово и уж точно
это не весна. И может быть «философские вопросы» громко
сказано. Но перед глазами миллионов телезрителей по всему
миру ежедневно совершается трагедия народов Ближнего Востока, заставляющая так или иначе задуматься. Даже беглый взгляд
на ситуацию выявляет одну особенность – в генезисе и развитии
гражданских волнений в регионе кажущиеся очевидными
локальные факты соседствуют с вопросами универсального
характера.
Сначала о, вроде бы, очевидном.
1. Авторитарные правители Бен Али, Мубарак, Салех, Каддафи, Асад за десятилетия нахождения у власти по тем или
иным причинам не смогли создать прочные основы легитимности своей власти.
267

2. В этих странах произошло выступление значительной
части общества против власти. Сирию ведь не бомбят натовские
самолеты, но войска Асада не могут взять под контроль половину страны. Гражданская война не перестает быть таковой,
даже если восставших поддерживают внешние силы.
3. События разворачиваются последовательно, от страны к
стране, при переходе на следующую страну выпадает из
медийного освещения предыдущая. Революции происходят в
бедных авторитарных «республиках», в нефтяных монархиях
дело пока ограничивается местными волнениями.
4. Почти всегда власть проигрывает. Если это проамериканские руководители, как, например, Мубарак или Бен Али,
капитуляция происходит быстрее. Но во всех случаях смена
власти не приводит к стабилизации, а, тем более, к продвижению демократии. Хаос продолжается, и новая власть сталкивается с угрозой раскола общества и распада страны. Ей, если
можно так сказать, «таинственный рок» уже не дает строить
демократию.
5. Новый хаос после свержения власти характеризуется
двумя моментами: раскол по территориально-этническому признаку, особенно если есть нефть и газ. Тогда вокруг нефтяных
месторождений возникают независимые от центра национальные образования; раскол в социальном срезе, среди различных
социальных групп, религиозных течений.
6. Запад играет огромную роль в поддержке народных выступлений, но объявленные им намерения создать на Ближнем
Востоке демократические государства вызывают у многих анналитиков скепсис. Считается, что демократия и права человека лишь инструменты давления Запада на авторитарных правителей. Говорится о переделе всего региона и наличии у Америки
некоего плана «Большой Ближний Восток» по изменению здесь
режимов.
7. В рамках конспирологии инспирирование и поддержка
арабских революций связывается с 3 экзистенциальными трево-

268

гами Запада – мировой экономический кризис, мусульманская и
российская «угрозы». Это и дестабилизация и передел других
стран, как метод выхода из собственного кризиса, и попытка
сдержать мусульманскую цивилизацию, и способ давления на
Россию.
8. Большинство государств региона следует за Западом и
поддерживает протестные выступления в проблемных странах.
Диссонанс привносит позиция двух стран – Ирана и Израиля.
Иран не в восторге от «Арабской весны». Большую роль играет
и религиозный фактор, особенно заметно это в различном
подходе Ирана по Бахрейну и Сирии. Израиль неохотно
комментирует арабские события и вообще создается
впечатление, что эта страна больше занята Ираном, нежели
своими непосредственными соседями.
Таковы главные детерминанты идущего на Ближнем
Востоке процесса. Однако они не дают удовлетворительного
ответа на классические вопросы «Что будет дальше?» и тем
более - «Что делать?». Может быть потому, что есть более
конкретные, но несформулированные еще научно вопросы. Вот
некоторые из них:
1. Почему десятилетиями строившиеся режимы, пусть и
авторитарного типа, рассыпаются как карточные домики –
быстро и с треском?
2. Почему в Египте или Сирии часть общества годами жила
в пассивной и молчаливой оппозиции к власти, с фигой в
кармане? Только ли в плохой экономике, бедности, неграмотности и авторитаризме власти дело? Что обусловило переход в
кухонную оппозицию вполне обеспеченных интеллектуалов,
среднего класса и каким образом они нашли общий язык с
религиозными фанатиками?
3. Является ли поддержка Западом недовольных
единственной причиной обреченности власти? Если нет, то
почему десятилетиями спавшие страны проснулись так внезапно

269

и вместе? Почему сила протестов росла синхронно с
заявлениями из-за рубежа?
Если да, то в чем магический феномен воздействия Запада
на умы и души людей, под влиянием которого совершаются
иррациональные действия, вовсе не приводящие в результате к
демократии и процветанию?
4. Каким образом Запад, если это на самом деле так, пытается использовать смуту в бедных странах Востока для выхода
из экономического кризиса? Как разрушение отсталых стран
может помочь преодолению глобальных структурных проблем –
сокращения спроса и технологического барьера развитию?
5. Почему в результате восстаний, поддержанных Западом, в
ряде случаев к власти приходят «исламисты», которые начинают выступать с антизападными посланиями?
6. Насколько позиция региональных держав отражает настоящие интересы этих стран и насколько она зависима от внешнего влияния? Есть ли вероятность продолжения «Арабской
весны» в этих странах?
7. Что делали не так Мубарак и остальные, где их главные
ошибки? Было ли ошибкой, что они слишком медленно строили
демократическое правовое общество? А возможно ли было
вообще построение западной демократии (другой на данный
момент в мире и не существует) в восточной стране? Если нет,
то что они должны были делать, чтобы избежать сегодняшней
катастрофы?
Аяз Кадыров
15 оября 2012

270

7.6. Влияние нового миропорядка - Арабское пробуждение

В последние сто лет геополитическая ситуация характеризовалась сначала двуполярностью, затем однополярностью, и
все процессы происходили при непосредственном вмешательстве и участии этих полюсов. Если двуполярный мир стал
причиной двух мировых войн и холодной войны, вызванных
противостоянием между блокАми, то образованная после распада Варшавского договора однополярная модель привела к возникновению в различных уголках планеты очагов конфликтов,
радикализма и усилению под его влиянием терроризма.
Однако в геополитике уже наблюдаются новые тренды.
Выделение Европейского Союза в западном блоке, а также
превращение стран БРИК (Бразилия, Россия, Индия, Китай)
пусть пока и в экономический, но силовой центр предвещает,
что в ближайшее время однополярный миропорядок столкнется
с проблемами.
Не вызывает сомнений, что формирование нового миропорядка будет сопровождаться новыми потрясениями. В то же
время образование новой системы является и движущейся силой
экономических кризисов и противостояний. Учитывая все эти
нюансы, наращивание Европейским Союзом и Евроатлантическим блоком усилий для защиты и укрепления своих превосходящих позиций в существующей системе выглядит неизбежным.
С другой стороны, в настоящее время самое сильное
влияние финансового кризиса ощущает экономика Европы.
Лидеры 25 стран-членов Европейского Союза (за исключением
Объединенного Королевства и Чешской Республики) 2 марта
этого года подписали новое соглашение по предотвращению
финансового кризиса в еврозоне. Оно предусматривает применение санкций против стран, столкнувшихся с угрозой
банкротства из-за дефицита бюджета. Однако то, что можно
будет выйти из кризиса, лишь увеличив контроль за

271

бюджетными расходами, представляется весьма трудной
задачей. Геополитические интересы Европейского Союза в
несколько раз превосходят его экономическое положение, что
становится причиной более серьезного влияния кризиса на
отдельные страны и диктует необходимость поиска новых путей
решения.
Некоторые специалисты считают, что среди истинных
причин движения, называемого «арабское пробуждение», есть и
планы западных стран, связанные с выходом на новые рынки.
Так, после распада Варшавского договора Европейский Союз в
своих геополитических, а также в экономических интересах
придерживается тенденции расширения на Восток.
Результатом этой политики стало то, что, расширяясь на
Восток, Европейский Союз присоединил к себе страны бывшего
социалистического блока, и теперь включает 27 государств.
Соседние территории, подключаясь к интеграционным
процессам в качестве буферной зоны и в то же время за счет
либерализации, превосходящего экономиического потенциала и
других факторов играют роль нового рынка для ЕС. Инвестиционные вложения финансовых институтов ЕС, государств и частных компаний в эти страны, даже безвозмездная финансовая и
техническая помощь, гранты сами по себе полностью рассчитаны на потенциал нового рынка.
То есть все эти финансовые ресурсы, двигаясь по кругу и в
итоге возвращаясь к первоначальному источнику, приносят доходы западным странам. Вложенные инвестиции приводят к
тому, что финансовые трансферты за счет экспорта большинства
продукции, начиная от высоких технологий до продовольствия,
машин и оборудования, снова направляются на Запад. Безвозмездная помощь служит политическим и экономическим интересам таких стран-доноров.
Однако экономический потенциал новых независимых
государств уже не удовлетворяет расширяющиеся геополитические потребности Европы. С другой стороны, экономическое

272

усиление восточных соседей Европы привело к тому, что они
сами начали производить многие виды продукции, а некоторые
категории даже экспортировать в Европу. Эти государства
пытаются выйти на европейские рынки, создают конкуренцию,
вкладывая инвестиции в Европу, начинают получать выгоду. В
таких условиях вектор нового источника доходов меняется в
сторону Юга, и, соответственно, приоритет внешней политики
ЕС перенаправляется с Востока на Юг. Это подтверждают и
слова Верховного представителя ЕС по внешней политике и
вопросам безопасности Кэтрин Эштон, сказанные ею 5 марта
2012 года на встрече стран «Вышеградской группы», Восточного партнерства и Европейского Союза: «Сотрудничество со
странами «Восточного партнерства» остается одним из приоритетных направлений внешней политики ЕС, несмотря на то,
что усилия европейской дипломатии уже направлены на регион
южных соседей».
В изменении приоритетного направления внешней политики
ЕС наблюдается особый момент. Интересно, что в период, когда
формирующийся после распада Варшавского договора миропорядок начал диктовать новые требования, Европа отодвинула на
второй план Афро-Карибо-Тихоокеанский регион (ACP), который до того времени являлся приоритетным направлением, и
избрала основным восточное направление.
Регион ACP, бывший с 1957 года приоритетным в европейской внешней политике, проводил одинаковую политику для
регулирования особых отношений Европы с бывшими странами-колониями и компенсирования сырьевой зависимости от
этих стран. Эта программа, охватившая в 1957 году сотрудничество между 6 государствами-членами Европейского экономического союза и 18 государствами-бывшими колониями, в настоящее время включает 78 стран региона ACP. За исключением
северной части Африки, то есть арабских стран, в эту группу
входили все другие страны континента. Только после

273

произошедших в 1990-х годах известных трансформаций этот
регион потерял свое былое значение во внешней политике ЕС.
Интересно, что если до того времени в политике ЕС со
странами, с которыми были выстроены особые отношения,
основным направлением были либерализация торговли,
поощрение частного сектора, повышение роли негосударственных акторов в обществе и экономике, гражданское общество, то
на последующем этапе в отношениях как с восточными, так и
южными соседями, требование демократизации стало главным
условием.
Наконец, во втором десятилетии III тысячелетия мир
сотрясается от событий «арабского пробуждения». Звучат
требования демократизации, свободы слова и мнений. Мишень арабские страны Северной Африки и Ближнего Востока.
Казалось, все просто. Однако то, что основным актором в этих
процессах является Запад, требует несколько глубже смотреть
на эти процессы.
Углубление охватившего евроатлантическое пространство
кризиса и появление на горизонте новых силовых центров
ставят западные страны перед двумя вызовами: нахождение
новых сырьевых и торговых рынков может стать средством для
выхода из экономического кризиса; расширение круга влияния с
тем, чтобы отвечать требования геополяризации мира, может
послужить созданию новой зоны безопасности и влияния.
Если взглянуть на карте на регионы, с которыми ЕС в
последние 50 лет поддерживал особые отношения, можно
отчетливо увидеть, что арабский мир является «старым новым»
рынком. Кроме того, если учесть, что в последние годы некоторые арабские государства не считались с «сильными мира
сего», то становится понятым, почему именно этот регион
избран мишенью. Богатые природные ресурсы, а также
геостратегическое положение региона определяют его значение
в решении обоих вызовов. Отвечая на вопрос «Почему именно
арабский мир?», к этим двум факторов можно добавить, что в

274

случае, если регулируемые демократические реформы, которые
пытаются привить в этом регионе, не дадут должного эффекта,
то обвинения в последние годы исламских стран и
мусульманского общества в целом в радикализме, могут стать
планом изменения сценария.
То есть, если произошедшая в ряде арабских стран смена
властей приведет к усилению нежелательных для Запада сил (к
примеру, таких религиозных групп, как «Братья-мусульмане», и
некоторые признаки этого уже очевидны), то вероятность
повторного вмешательства всегда стоит на повестке дня. Можно
предположить, что нынешние тенденции в протекании процессов знаменуют только первый этап. В целом, никто пока не
может утверждать, что «арабская весна» принесет Ближнему
Востоку и Северной Африке прогресс и процветание.
С другой стороны, если взглянуть на арабский мир изнутри,
то можно увидеть, что в этом не очень динамичном обществе за
последние несколько веков примерно каждые пятьдесят лет
происходили цикличные процессы, способные повлиять на
геополитическую среду. С начала XIX века можно перечислить
следующие события: с 1850-х годов движение против
французских колонизаторов в Алжире, в начале XX века, в
период распада Османской империи - панарабизм, в 1948 году
арабо-израильская война оказали большое влияние на жизнь
арабского мира в целом. Возможно, приближение очередного
50-летнего цикла могло бы дать толчок определенным
процессам. Однако, в отличие от «арабской весны», возникшей
при непосредственном воздействии извне, все другие события,
связаны с борьбой арабов с внешними интервентами. То, что
события, называемые «арабской весной», начались и приобрели
динамику в результате вмешательства силовых центров,
позволят сделать вывод, что эти процессы не были внутренней
потребностью арабского социума.
Очевидно, что западные страны в ходе происходящих в мире
политических, экономических процессов и даже в период

275

экологических катаклизмов в различные исторические эпохи
всегда меняли ориентиры своего развития и формировали
соответствующий этому новый миропорядок.
Неспособность в настоящее время преодолеть экономический кризис в Европе, в свою очередь, привела к «арабскому
пробуждению». Основное требование – демократизация. Однако
демократия как превалирующая ценность сегодня превратилась
больше в средство политических спекуляций и даже в
инструмент, служащий реализации имперских интересов
силовых центров.
Такие экспортируемые из «демократических» центров
социальные заказы вовсе не гармонируют с уровнем развития,
национальными
интересами,
традициями,
религиозным
мировоззрением народов, которые хотят настоящей демократии.
История уже многократно демонстрировала на практике, что
происходящие в мире катаклизмы всегда становились причиной
искусственного вмешательства. В кризисные времена Запад
всегда ищет спасение за рубежом. Поэтому было бы
правильным связывать причины «арабской весны» с этим
фактором.
NewTimes.az
20 апреля 2012

7.7. Позиция армян на Ближнем Востоке – после
Арабского пробуждения

Процессы, происходящие в настоящее время в арабском
мире, вызывают серьезный интерес у всей мировой общественности. То, что эти события придадут импульс новым трендам в
глобальной геополитике, не вызывает сомнений. Существуют
различные мнения о причинах этих событий: кто-то считает, что
они вызваны потребностью населения стран региона в
276

демократических переменах, кто-то связывает происходящее с
борьбой Запада за новые рынки.
Учитывая, что Ближний Восток является одним из важных
регионов в мировой геополитике, мы считаем, что происходящее вызвано потребностями нового миропорядка.
Чтобы предугадать эти события, необходимо было вспомнить концепцию «Большой Ближний Восток», выдвинутую 43-м
Президентом США Джорджем Бушем в 2003 году. Согласно
этой концепции, стратегия США в регионе, охватывающем
огромную территорию от Марокко на западе и до Пакистана на
востоке, от Турции на севере и до Судана на юге, направлена на
борьбу с врагом под названием «международный терроризм», за
контроль над источниками нефти, протянувшимися от Средней
Азии до региона Персидского залива, нейтрализацию новых
силовых центров мира (Китая, России и Индии) и влияние в
исламском мире.
Постепенный рост числа противников Запада в регионе
Большого Ближнего Востока, усиление экономических позиций
таких государств, как Китай и Россия, дали толчок повороту
процессов в это русло. А демократические революции в странах
региона зависят от того, является ли та или иная страна союзником Запада. То есть, эти процессы касаются стран, которые не
являются союзниками Запада или же пытаются выйти из сферы
его влияния. Предполагается, что те государства, которые
являются сторонниками Запада, но остаются в стороне от демократических процессов, на нынешнем этапе избегут участи стать
жертвами «Арабской весны».
Другой примечательный момент заключается в том, что
процессы носят цикличный характер и производят впечатление
эффекта домино. Большинство экспертов придерживаются
мнения, что процессы начались в Тунисе и продолжились по
маршруту Ливия-Египет-Йемен-Сирия. Однако, на наш взгляд,
первой мишенью стал Судан. Среди скрытых причин разделения
этого крупнейшего африканского государства можно указать его

277

сотрудничество с Китаем - основным соперником Запада в
большинстве экономических проектов. Хотя нейтрализация
интересов Китая в Африке и стала причиной разделения Судана,
судьба этой страны все еще остается не совсем определенной.
Следует также отметить своеобразную особенность событий, происходящих в странах региона, который США именуют
«Большим Ближний Востоком». Хотя события протекают
вследствие внешнего вмешательства, однако они не в полной
мере управляемы. Это чрезвычайно стремительные процессы,
очень часто цели и завоевания внешних сил и внутренних
игроков в них бывают разными. Не исключено, что процессы
дадут обратный эффект, могут обернуться против интересов
Запада.
Уже очевидно, что вероятность прихода к власти в некоторых странах сторонников радикального ислама не соответствует
планам Запада. Реальная картина показывает, что в планах
Запада, касающихся арабских стран, не были учтены местные
христианские общины, тесно сотрудничавшие с правящими
режимами. Эти процессы более выпукло показывают себя в
Ираке, Египте и Сирии.
На фоне всего этого интересна позиция, которой придерживаются в отношении происходящих в регионе событий живущие
в странах Ближнего Востока армяне. Ближний Восток является
одним из тех регионов, где армянская диаспора наиболее
сильна. Во многих ближневосточных странах она обладает
мощной экономической и лоббистской силой.
Согласно интернет-сообщениям армянской диаспоры, в
регионе проживает от 500 тысяч до 1 миллиона армян, самые
крупные общины имеются в Сирии, Ливане и Иране. В Ираке,
Египте и Турции, а также в Израиле – Иерусалиме существует
хорошо организованная армянская община. Армяне представлены в этих странах как национальное или религиозное меньшинство и пользуются соответствующими привилегиями. Они

278

имеют своих представителей в парламентах и правительствах
Сирии, Ливана, Ирана.
Следует особо отметить, что армяне умело используют
религиозные убеждения в своих политических целях. Являясь
носителями григорианского, католического, протестантского,
евангелистского религиозных убеждений, они обладают правом
быть по отдельности представленными в ливанской системе
конфессиональной сбалансированности. Привилегии, предоставляемые в этой стране представителям не национальных, а религиозных меньшинств, стали главным фактором, обусловившим
разделение армян на религиозные секты. В мире, наверное, невозможно найти вторую такую нацию, которая служила бы
стольким течениям религий. Но в корне вопроса лежат политические амбиции.
На протяжении всей истории армяне на Ближнем Востоке
играли роль предателей, служили интересам своих христианских покровителей. Еще во времена крестовых походов армяне
предали турок, под покровительством которых они жили, и
других мусульман, главным образом арабов, воевали на стороне
крестоносцев. Имеются десятки фактов о том, что во время атак
крестоносцев армяне, жившие в городах-крепостях, сдавали эти
города (Эдесса, Антиохия). (1)
Таким образом, армяне исторически были известны как
народ-предатель. А то, что после завершения крестовых походов
они смогли спокойно жить на этих землях, связано с толерантностью турок и вообще умением мусульман прощать.
Позиция армян не изменилась и в продолжающихся в настоящее время процессах «Арабской весны». Хотя армяне и пытаются показать себя нейтральными в политической панораме
Сирии, на самом деле ситуация совершенно иная.
Алавиты, составляющие всего 11 процентов населения
Сирии, находятся у власти в стране и занимают преобладающие
позиции в обществе. Сунниты, составляющие большинство,
выступают против режима. В таких условиях основными

279

союзниками алавитов являются христиане (10 процентов).
Группы населения, не являющиеся суннитами, понимают, что
свержение режима не принесет им пользы, опасаются того, что
Сирия подобно Египту, Ливии и Тунису переориентируется от
светскости к исламизации. С этой точки зрения религиозные
меньшинства Сирии, в основном, поддерживают режим Башара
Асада. (2) Тем не менее, в рядах оппозиции есть как их
представители, так и представители самих алавитов.
В настоящее время в Сирии проживает около 200 тысяч
армян. Начиная с 1928 года, армяне постоянно представлены в
парламенте Сирии. При режиме Асада армяне ведут достаточно
стабильную жизнь в пределах своей общинной среды, а не очень
характерная для общины миграция, главным образом, связана с
экономическими причинами.
Когда начались антиправительственные выступления,
армянская диаспора создавала видимость нейтралитета, однако
она, в основном, поддерживает режим. По информации одного
из основных изданий армянской диаспоры – Armenian weekly,
армяне фактически демонстрируют свою поддержку режиму
Асада участием в митингах сторонников правительства и работой в органах спецслужб Сирии. (3)
Ни одна из общественно-политических организаций армянской общины в стране не подняла перед правительством вопрос и
не выразила свою решительную позицию в связи с происходящими событиями. Даже когда правительственная армия
проводила операции в Хомсе, втором по численности христиан
городе страны, армяне не выразили никакой общественной
позиции в защиту своих единоверцев.
Сунниты, алавиты, христиане, друзы, ассирийцы, курды,
представители кавказских народов участвуют в Национальном
совете Сирии в виде групп, армяне же не представлены в нем
как группа. Есть два главных фактора, обусловливающих
пассивность армянской общины: ухудшение отношения к
христианам после изменений, произошедших в других арабских

280

странах, в частности в Египте и Ираке, и близость Национального совета Сирии, где представлена оппозиция, к Турции.
Армяне предпочитают быть на стороне нынешнего режима и
пользоваться существующими социальными привилегиями.
Потому что с приходом к власти «братьев-мусульман» или
радикальных суннитских мусульманских групп эти привилегии
могут быть утеряны. На наш взгляд, именно по этим причинам
армяне пока еще воздерживаются от представительства в
оппозиционном лагере.
Однако армян уже волнует подобный ход событий и их
будущее в стране. Их мнение относительно будущего армянской
общины Сирии таково: «Участие в политических процессах в
качестве сторонников или противников правительства важно
для обеспечения будущего армянской общины.
Армяне, как община, не должны связывать свою судьбу ни с
нынешней властью, ни с оппозицией. Участие на обеих
сторонах конфликта стало бы для армян мощной политической
стратегией, тем самым они интегрировались бы в политические
процессы и добились бы учета интересов армянской общины в
обществе.
Другие национальные меньшинства, в частности курды и
ассирийцы, уже применяют данную стратегию. Их участие в
антиправительственных процессах привело к тому, что
оппозиция приняла их требования, касающиеся национальных
меньшинств, а Национальный совет Сирии включил в проект
новой Конституции специальные положения». (4)
Проведение армянами на Ближнем Востоке предложенной
двойной политики уже нашло свое подтверждение на опыте
Ливана. В Ливане, где, учитывая политическую чувствительность страны, с 1932 года не ведется никакой официальной
статистики состава населения, по неофициальной статистике
проживает 250 000 армян, которые составляют 4 процента всего
населения. В этой стране армянам отведено в парламенте шесть
мест, а в правительстве – два министерских кресла. Три

281

армянских религиозных течения официально признаны правительством Ливана как существующие в стране религиозные
секты: армяне-григориане, армяне-католики и армяне-евангелисты.
Армянские политические партии в Ливане известны тем, что
они поддерживают силы, пришедшие к власти. Основные
армянские партии – это «Дашнакцутюн», «Гнчак» и «Рамгавар».
Во время гражданской войны в Ливане армяне стремились
угодить всем сторонам. Были армянские политические силы,
которые стремились казаться нейтральными, но были и такие,
которые участвовали в обоих лагерях враждовавших групп.
Армянская
революционная
федерация
(партия
«Дашнакцутюн») была сторонницей лагеря, где были представлены шиитский Хезболлах и христианское «Свободное патриотическое движение». А Либерально-демократическая («Рамгавар») и Социал-демократическая («Гнчак») партии находились в
лагере, в котором объединились суннитское «Движение будущего» и Маронитские силы Ливана. Армянская террористическая организация АСАЛА также была одной из основных участниц войны, союзницей радикальных ливанских и палестинских
групп против правых сил.
Находясь в оппозиционных лагерях, армянские партии, тем
не менее, поддерживают между собой постоянную связь. Тем
самым они могут обеспечивать свои интересы и быть представленными во власти, независимо от того, в чьих руках она находится. Результаты конфликта не были решающими в политической стратегии армян.
Двойная политика армян проявилась и в Ираке. Как известно, накануне военного вмешательства США и их союзников
в Ирак представители христиан в стране, в частности армяне,
заявляли, что подвергаются преследованиям на религиозной
почве, и просили помощи.
Они хотели услужить внешним силам, получив тем самым
больше привилегий. Однако последующие события показали,

282

что им не удалось до конца просчитать сценарий. После свержения режима Саддама Хусейна общество заняло агрессивную
позицию против христиан, в результате чего начался их массовый отток. По крайней мере, 3-4 тысячи представителей армянской общины, которая до военного вмешательства насчитывала
18 тысяч человек, покинули страну, а остальные все еще не решили, что им делать. Иракский прецедент является сейчас
поучительным уроком для сирийских армян.
Встречается информация и об участии армян в событиях в
Ливии. Раскрывшийся факт поставок оружия из Молдовы в
Бенгази зарегистрированным в Армении самолетом в целях
вооружения мятежников в Ливии выявил след армян в происходящих в этой стране событиях.
То, что Запад закрывает глаза не незаконную торговлю оружием армянами на глазах у всего мира, кажется парадоксальным. Армяне и в Иерусалиме играют роль смутьянов. Ежегодно
в Храме Гроба Господня в Иерусалиме между армянскими
священниками и представителями других христианских общин
возникают проблемы и даже драки.
Таким образом, в Ближневосточном регионе армяне придерживаются своей традиционной позиции. Этот народ, не знающий, что такое верность, мечется от одного полюса к другому.
Независимо от того, кому они служат, армяне ради собственных
интересов представляют все полюсы и готовы предать каждого.
Армяне, во все времена являвшиеся инструментом в руках сильных мира сего, при необходимости готовы принести в жертву
всех. Эта их позиция проявляется и в процессах на Ближнем
Востоке.
Арасту Габиббейли,
доктор философии по экономическим наукам
30 апреля 2012

283

Использованная литература:
1. Кэрол Хилленбранд. Крестовые походы. Взгляд с востока:
мусульманская перспектива. Москва. 2008.
2. Kurt J. Werthmuller Research Fellow, Hudson Institute Center for
Religious Freedom/ Setting Up Triage in Syria: Strategies to Save a
Struggling Nation’s Minorities/ 28 mart 2012
3. Nanore Barsoumian. Between a rock and a hard place: the
Armenians in Syria. February 16, 2012.
http://www. armenianweekly.com
4. Syrian revolution and future of the Armenian community – Filor
Nigoghosian March 8, 2012.
http://www.syrian-christian.org

7.8. Ближневосточная дилемма внешней
политики Великобритании
Ближний Восток, ставший центром новой волны нестабильности и конфликтов после иракской войны 2003 года, очевидно,
все еще пугает Великобританию. Отклонение Палатой Представителей предложения премьер-министра Дэвида Кэмерона о
военном вмешательстве в Сирию – также важный показатель
сказанного. Отказ сегодня от Ближнего Востока как сферы
внешнеполитической деятельности Великобритании вызывает в
некоторой степени иронию.
Краткий экскурс в историю
Новый баланс сил, возникший на европейском континенте в
процессе Венской конференции 1815 года, в определенном
смысле открыл Великобритании путь к глобальной гегемонии.
Империя, проделавшая важные шаги в области финансов, торговли и промышленности, несомненно, превратилась в мощнейшую державу мира. В 1870 году Лондонская биржа дважды
превосходила своих соперников. Фунт стерлингов превратился в
284

основную денежную единицу международной торговли. Экономика Великобритании переживала свой золотой век.
Проникновение англичан в Ближний Восток, на протяжении
истории являвшийся, за некоторыми исключениями, одним из
важных центров борьбы сил, произошло в основном после
вступления Османской империи в Первую Мировую войну. На
деле мощь Великобритании основывалась на торговле. С этой
точки зрения большое значение имело установление контроля
над торговыми путями и колониями через захват стратегических
точек. В этом смысле стратегическим приоритетом для англичан
были Кипр в Средиземном море и Суэцкий канал в Египте.
После завершения сражений между войсками Османской
империи и Великобритании в регионе в ходе войны большая
часть региона перешла под контроль англичан.
Препятствуя благодаря размещенным здесь военным силам
усилению в регионе влияния Франции, Италии и России, Великобритания продолжала оказывать на регион влияние посредством
созданной здесь системы попечительства. Именно эти годы в регионе стали ярчайшим периодом для Англии, принявшей принцип
ограниченной ответственности. На деле англичане считали целесообразным осуществлять на Ближнем Востоке политику, отличную
от той, что они проводили в Индии. Вместо прямого управления
была принята косвенная форма управления, подобная тому, что
имело место в Египте, подразумевавшая установление контроля над
регионом через английских советников и требовавшая меньше
затрат. И без того система попечительства, созданная в Палестине,
Ираке и Иордании под руководством Лиги Наций, должна была
быть краткосрочной. Но этого было достаточно для того, чтобы
англичане наладили отношения с местными властями и упрочили
свое влияние. По этой причине влияние Англии в регионе не смогли
ослабить объявление о своей независимости ни Египтом в 1922
году, ни Ираком в 1932 году. Но эта косвенная форма управления в
дальнейшем превратилась в один из главных факторов, толкавших
арабов к вражде и предательству в отношении Англии.

285

В конце 30-х гг. прошлого века ситуация на Ближнем Востоке
изменилась. Угроза Муссолини начала принимать уже реальный
характер. Итальянское радио расширило свою деятельность против
Англии. В сочетании с германской пропагандой эта деятельность
разжигала вражду против Англии и арабский национализм. А у
Великобритании, главной проблемой для которой в Европе был
Гитлер, не было возможности противостоять этой угрозе.
В ходе II Мировой войны арабский национализм уже объединился вокруг враждебности к Великобритании, которая
неохотно осознала необходимость поэтапного ухода из региона.
Суэцкий канал и ближневосточная нефть были факторами,
имевшими очень большое значение для Великобритании, но сил
для того, чтобы установить контроль над ними, у нее не было. С
этой точки зрения Великобритания оказалась беспомощна перед
лицом роста влияния США. Внешняя политика Великобритании
не смогла достойно вынести испытания ни в Палестине, ни в
Иране, ни в Египте.
Политика Великобритании в сирийском контексте
Очевидно, география Ближнего Востока в историческом
смысле оставила глубокий след в английской внешней политике. Поддержка, оказанная Соединенным Штатам в иракской
войне 2003 года, была признаком извлечения уроков из ошибок
прошлого. С этой точки зрения сомнения тех, кто сегодня в
Великобритании принимает решение, в вопросе вмешательства
в Сирию, оправданы.
Укрепление Великобританией в борьбе сил своего места, ее
стремление к овладению максимальной силой в рамках реалистических теорий международных отношений может считаться приемлемой. Но в такой стране, как Великобритания, считающейся
колыбелью демократии, нужно всегда держать в центре внимания
внутренние параметры. В этом плане, несмотря на необходимость,
отказ Кэмерона взять на себя в одиночку инициативу по решению
вопроса о военном вмешательстве, и вынесение его на голосование, имели большое значение.
286

В голосовании, проведенном в Палате Представителей,
правительство потерпело поражение с разницей в 13 голосов. В
принципе это неудивительно. Аналитики считали слишком
маловероятным принятие и без того несильной коалицией
такого решения. С другой стороны, и в партии консерваторов, и
в партии либеральных демократов были противники военного
вмешательства. Даже если эта неудача не ослабит Кэмерона и не
покажет его как слабого лидера, у правительства еще есть
возможности повернуть ситуацию в свою сторону. Пример
Косово усилил среди англичан желание стать участниками не
военного вмешательства, а послевоенного восстановления. Возможно, что похожий тезис использует и правительство Сирии.
Поэтому рано еще выдвигать какие-либо прогнозы относительно влияния голосования на внутреннюю политику. Так, по результатам опроса, проведенного ВВС, большинство англичан
считают решение парламента верным. В этой ситуации правительство настойчиво заявляет, что в случае, если существующие
условия серьезно не изменятся, оно не потребует нового
голосования по поводу военного вмешательства и с уважением
отнесется к решению парламентариев. Но, как отметил министр
иностранных дел Вильям Хейг, Великобритания постарается,
чтобы на международном уровне жестко отреагировали на
применение химического оружия.
По мнению председателя Совета по внешней политике США
Ричарда Хааса, главная причина поражения во время голосования заключается в сомнительном отношении населения к
заявлениям должностных лиц государства, сделанных после
Иракской войны. Как известно, Тони Блэр поддержал США в
военном вмешательстве в Ирак в связи с угрозой, вызванной
оружием массового поражения. Но после вмешательства обнаружилось, что эти претензии были необоснованными. С другой
стороны, непредсказуемые финансовые расходы, связанные с
военным вмешательством, которые тяжелым бременем лягут на
население, вынуждает политиков быть более терпеливыми.

287

По мнению Ричарда Хааса, есть и более долгосрочные
последствия голосования. Антиглобализм, всегда, как думают,
существовавший в Великобритании и проявивший себя и в
голосовании, может привести к изоляции Лондона, имеющего
проблемы с ЕС, от мировой политики. Очевидно, вероятность
вмешательства коалиции в Сирию без участия Великобритании
поставила в затруднительное положение и режим Обамы. Хотя
Обама и не нуждается в военной поддержке Великобритании,
все же, добившись согласия и Конгресса, и участия широкой
коалиции, он пытается обеспечить легитимность вмешательства,
противоречащего международному праву. Обама, рассчитывавший получить поддержку со стороны Великобритании, начиная
с этого этапа, в вопросе о вмешательстве в Сирию будет более
решительным. Но неизвестно, каким будет его отношение к
Великобритании. Эта ситуация еще более усиливает риск
изоляции Великобритании.
В конечном итоге, в долгосрочной перспективе Великобритания, утратившая в сирийском контексте и в целом на Ближнем
Востоке свой авторитет, оказалась лицом к лицу с риском
остаться в мировой политике одна. Заявления Кэмерона по
поводу возможности ухода Великобритании из ЕС, сделанные
им в прошлом году, долго оставались злободневной темой дня.
Великобритании, которая, с одной стороны, утратила поддержку
США, с другой, – ее отношения с ЕС становятся напряженнее, в
состоянии экономического кризиса может понадобиться
пересмотреть свою политику. Но, несмотря на это, Дэвид
Кэмерон продемонстрировал демократичность, еще раз показав,
что верит в то, что победившие на выборах представляют свой
народ. Очевидно, подобная демократичность либо обернется
удачей во внешней политике, либо оставит Великобританию в
международной политике в одиночестве.
Явуз Йенер (Турция)

288

7.9. Саудовская Аравия и арабская весна

Арабская весна может быть расценена как процесс политической трансформации, вызванный в арабском мире общественной борьбой, начатой арабскими народами, требовавшими справедливой свободы и свободной справедливости, против безответственных и нелегитимных по их мнению режимов. Одним из
интересных политических последствий этого трансформационного процесса стала реализация смены власти, наблюдающейся
в арабском мире, в результате широкомасштабных демонстраций и восстаний в странах, по форме правления являющихся
«республикой», тогда как в странах, являющихся по форме правления «королевствами», в процессе акций различного масштаба
до сих пор не произошла смена власти. Одним из королевств,
где демонстрации не обрели такого масштаба и арабская весна
меньше всего повлияла на власть, является Королевство Саудовская Аравия.
Можно сказать, что массовые движения против властей, возникшие в Саудовской Аравии под влиянием арабской весны,
начались с демонстрации, организованных 11 марта 2011 года
одновременно в Восточных провинциях страны – городах
Хофуф, Авамийе и Катиф. Эти разрозненные и малочисленные
демонстрации, ограничивавшиеся Восточной Провинцией,
концу 2012 года утратили признак массовости. Реакция режима
на демонстрации противников власти, не переросшие в конечном итоге в народное движение и выступавшие с такими требованиями, как признание прав женщин на вождение транспорта,
освобождение политзаключенных и отдаление Саудовского
королевства от власти, была жесткой – в ходе демонстраций
погибли 22 человека.
Ибн Халдун и Саудовская Аравия
Причины того, почему в процессе арабской весны в Саудовской Аравии не возникло массовое оппозиционное дви289

жение, вынуждавшее власть идти на серьезные уступки и/или на
принятие мер, как это имело место в ряде других арабских
стран, и почему до сих пор здесь не произошла смена власти и
вряд ли это произойдет в ближайшем будущем, можно подразделить на внутренние и внешние. Как и в других странах, подвергшихся и не подвергшихся положительному и отрицательному воздействию арабской весны, в Саудовской Аравии также
внутренние причины оказались гораздо эффективнее.
Внутренние причины можно разделить на следующие три
категории: характер режима, характер народа и характер оппозиции. Прежде всего можно сказать, что все недемократические
режимы являются режимами меньшинства, и все эти режимы
опираются на связь интереса, рода и причины. Это понятие,
являющееся фундаментальным понятием науки «Умран» Ибн
Халдуна, в широком смысле выражает сознание единства и
солидарности, связывающее индивиды, принадлежащие к одной
группе, друг с другом. Власть в Саудовской Аравии отличается
от других недемократических режимов, свергнутых или
столкнувшихся с ожесточенной оппозицией, тем, что режим в
Саудовской Аравии одновременно опирается на все три момента, что усиливает ее позиции против арабской весны.
Всякая власть опирается на общность интересов. Выгода
может включать материальный и нематериальный элементы.
Существующий в Саудовской Аравии режим учредил объемную
общность выгоды как внутри себя, так и в своих связях с
народом, успешно продолжая политику по сохранению этой
общности. Как и во всех недемократических режимах, для
режима в Саудовской Аравии самый большой интерес – это
остаться у власти. По этой причине была оказана неадекватная
реакция на акции, расцененные как угроза, демонстранты были
наказаны, и демонстрации разогнаны.
Связь рода – это общность сознания и чувство солидарности
в рамках одной группы, вытекающие из общности происхождения. Если разделить власть на центр и периферию, то центр

290

власти в Саудовской Аравии – это одна «семья», имеющая одну
родословную и насчитывающая тысячи членов, способная одинаково повлиять и на периферию. Члены этой «семьи» в настоящее время занимают высокие посты в таких ведомствах, как
Министерство Иностранных Дел, Министерство Внутренних
Дел, Министерство Образования и Разведывательное Управление. Как и в политике Саудовской Аравии, в ее экономике эта
«семья» также находится в центре власти. При оценке сопротивления властей Саудовской Аравии внутренним и внешним
угрозам, включая и арабскую весну, нельзя забывать о том, что
Саудовская Аравия есть «Саудовская» Аравия.
Причинная зависимость, не будучи связана с единым родом,
является сознанием единства и чувством солидарности,
вытекающими из единой системы ценностей в рамках группы,
единого мировоззрения и мышления. Признак, который отличает власть в Саудовской Аравии от недемократических
режимов, свергнутых в арабской весне или столкнувшихся с
ожесточенной оппозицией, это и есть причинная связь. Характер
режима в Саудовской Аравии тесно переплетен с мировоззрением, опирающимся на религию (вахабизм/салафизм). Власть
видит в защите, представлении и распространении в теории и на
практике мировоззрения, опирающегося на религию, жизненно
важную задачу. Можно утверждать, что значимым фактором,
который придает надполитическую легитимность режиму,
делает Саудовскую Аравию в глазах как власти, так и народа
своего орда «миссией-государством», приравнивает выступление против режима выступлению против мировоззрения, опирающегося на религию, и в конечном итоге препятствует возникновению широкомасштабных массовых демонстраций в арабской весне, является причинная связь власти и народа.
Государство Петро-благосостояния и личность оппозиции
Другая внутренняя причина связана с характером народа
Саудовской Аравии. Вдобавок к оценке государства в

291

Саудовской Аравии как надполитического образования и
восприятие его как легитимного, общественность вследствие
проведения режимом «политики Петро-благосостояния» не
очень-то доверяет оппозиционным движениям, выступающим
против государства, диктующим его режиму свои условия.
Успешная в плане удовлетворения общественности социальная
политика, проводимая государством в Саудовской Аравии,
является еще одной причиной того, почему режим в Саудовской
Аравии не столкнулся с массовыми акциями протеста.
Третья внутренняя причина заключается в характере оппозиции в Саудовской Аравии. За тем, почему демонстрации не
приняли характер массового народного движения, отсутствовала
жесткая критика и реакция со стороны общественности на разгон режимом демонстрантов, стоит тот факт, что оппозиционное
движение в Саудовской Аравии началось в основном в монополии шиитского меньшинства, и это сохраняется по сей день.
Вдобавок к организационным недостаткам, вызванным этим
фактором, оппозиция в глазах общественности представляется
как шиитское движение. Режим также представляет его в этом
виде. Это стало препятствием на пути распространения демонстраций, начавшихся в Восточной провинции, где плотно проживает шиитское меньшинство, по всей Саудовской Аравии. Поэтому позиция властей в отношении демонстрантов была
воспринята широкими слоями общественности как легитимная.
В результате можно утверждать, что в связи с характером
режима, народа и оппозиции муравей, сотворенный в арабском
мире окрыленным духом Мухаммеда Буазизи, не добрался до
берегов Саудовской Аравии, и не видно на горизонте признаков
того, что он доберется.
Примечание: Этот материал ранее был напечатан в Аналитическом журнале.
Эйюб Эрсой (PhD)
Университет Билкент, Анкара, Турция

292

Глава VIII
СИТУАЦИЯ НА ЮЖНОМ КАВКАЗЕ И
АРМЯНО-АЗЕРБАЙДЖАНСКИЙ, НАГОРНОКАРАБАХСКИЙ КОНФЛИКТ
8.1. Мультистандартная западная справедливость
в карабахском конфликте, или вопросы без ответов

С марта этого года между Азербайджаном и Европейским
Союзом начались переговоры об упрощении визового режима.
И это, наверное, внесет вклад в интеграцию Азербайджана, считающего прозападное направление приоритетом в своей
внешней политике, в европейскую семью.
Однако меня заботит другой вопрос. Как бы ни развивалось
сотрудничество, нерешенность самой болезненной проблемы
Азербайджана – армяно-азербайджанского, нагорно-карабахского конфликта остается причиной наибольшего недовольства
между Азербайджаном и Западом. В результате этого конфликта
оккупированы 20 процентов территории Азербайджана – Нагорный Карабах и прилегающие к нему семь районов. На оккупированных Арменией азербайджанских территориях была проведена политика этнической чистки, более одного миллиона человек оказались в положении беженцев и вынужденных переселенцев. На этих территориях были уничтожены старинные
памятники культуры, разрушены школы, музеи и мечети,
осквернены кладбища, стерты с лица земли уникальные шедевры мировой цивилизации.
Армения, полагающаяся на своих покровителей, продолжает
игнорировать четыре резолюции Совета Безопасности ООН, а
также решения и резолюции Генеральной ассамблеи ООН,
ОБСЕ, Совета Европы, НАТО, Европарламента, ОЭС и других
293

международных организаций, связанные с конфликтом. И никто
за это ее не осуждает.
В этом контексте ставший лидером современного мира
Запад характеризуется как сторона, которая способна и с
моральной точки зрения обязана урегулировать конфликт политическими, экономическими, правовыми, военными и иными
путями. Однако озвучиваемые западными кругами позиции и
вносимые предложения по разрешению конфликта вызывают
серьезное недовольство азербайджанской стороны и порождают
в мыслях некоторые вопросы без ответов. Цель этой статьи
заключается в том, чтобы вкратце проанализировать эти позиции и предложения.
Ведущие государства и организации Запада сдерживаются
от того, чтобы прямо назвать Армению в своих отчетах агрессором. Однако азербайджанская армия не вторгалась на территорию Армении, и война шла лишь на азербайджанских землях.
Всем известно, что в этой войне армянская армия также
потеряла тысячи солдат. Тогда возникает следующий вопрос:
где же погибли армянские солдаты? Если это не военная агрессия, то что тогда делали эти солдаты на азербайджанских
землях?
Порой от представителей стран-сопредседателей Минской
группы ОБСЕ, занимающейся урегулированием конфликта,
можно услышать совершенно абсурдные мысли. Они заявляют:
«Пусть Армения и Азербайджан договорятся между собой, а мы
их поддержим». Разве это не означает, что государство-агрессор
и государство, подвергшееся агрессии, ставятся на одну доску?
Иногда звучат заявления о том, что конфликт должен быть
урегулирован на основе взаимных компромиссов. Какого еще
компромисса ждут от стороны конфликта, 20 процентов территории которой оккупировано и 15 процентов населения которой
оказалось в положении беженцев и вынужденных переселенцев?
Передачи Армении оставшейся части земель? Азербайджан уже
около 20 лет живет в условиях режима прекращения огня. В то

294

время как с армянской стороны режим прекращения огня
нарушается, можно сказать, каждый день, Азербайджан соблюдает свои обязательства и, являясь правой стороной, не возобновляет войну. Разве это не самый большой компромисс в
отношении агрессора?
Для урегулирования карабахского конфликта некоторые
структуры требуют провести референдум. В качестве причины
указывают на то, что тамошние армяне не хотят жить вместе с
азербайджанцами. В самой Европе достаточно много компактно
проживающих религиозных и этнических групп, которые не желают жить вместе с титульными нациями своих стран. Почему
же для них не организуется референдум?
Нет сомнений, что если в тех местах будет проведен опрос
общественного мнения, то большинство населения скажет «да»
своей «независимости». Что же в таком случае каждой недовольной группе религиозно-этнического меньшинства предоставлять независимость? Почему, когда такие движения происходят на Западе, это называется «сепаратизмом», а когда в Азербайджане – «самоопределением»?
После состоявшихся в Азербайджане в 2005 году парламентских выборов, при том, что не было никаких противостояний, некоторые прозападные международные НПО даже призвали западные государства применить санкции против Азербайджана, бойкотировать официальные визиты. В Армении же после президентских выборов произошла невиданная в европейских
масштабах человеческая трагедия: армия открыла огонь по
своему народу. Запад, кажется, тогда перепутал этот расстрел с
«праздничным фейерверком» победившей стороны, никаких мер
принято не было. И руководство, давшее приказ о расстреле
своего народа, и открывшая огонь армия в свое время совершили в Ходжалы геноцид против азербайджанского народа.
Есть ли необходимость говорить о том, что люди, открывшие
огонь по своему народу, сделали с гражданским населением
Азербайджана, который они считают своим врагом?

295

В 1992 году Армения, напавшая в начале 1990-х годов на
Азербайджан, захватившая его земли и покусившаяся на его
суверенитет, стала членом ООН, организации, которая является
символом суверенитета. Спустя три недели после вступления в
ОБСЕ, организацию, являющуюся символом демократии в
Европе, Армения учинила Ходжалинский геноцид.
Это же террористическое государство, где в конце 1990-х
годов расстреляли депутатов парламента, было принято в Совет
Европы, являющийся символом прав человека. Полагаю, что
уже подумывают о том, чтобы государство, где после президентских выборов стреляли в свой народ, за особый героизм
принять в НАТО, а за «универсальные ценности», коими оно
обладает, - в Европейский Союз. Однако не могут устранить
препятствие. Да и вообще, есть ли у такого государства моральное право жить среди европейских структур, в европейской
семье? Насколько все сказанное совпадает с европейскими, универсальными ценностями?
Западные страны требуют от Турции признать «геноцид»
90-летней давности, которого вообще не было, но при этом не
желают даже вспоминать о геноциде гражданских лиц в
Ходжалы, который армяне совершили 20 лет назад на глазах у
всего мира и признали это. От Турции требуют открыть границу
с Арменией, которую она закрыла из-за оккупации азербайджанских территорий, для этого ценой особых усилий заставляют ее подписать протокол. Для подготовки этого протокола
два года велись тайные переговоры.
Но почему тот же Запад ни разу не потребовал, чтобы
армянская сторона признала границы Турции, признанные и
принятые международным сообществом, чтобы Армения отказалась от территориальных притязаний к Турции? Не выглядит ли
странно, что Запад желает открытия тех самых границ, которые
сама Армения не признает?
Высказывания официальных лиц Азербайджана о том, что
наша страна, пользуясь возможностями, предоставленными ей

296

международным правом, может силой оружия освободить
оккупированные земли, сразу же сталкиваются с протестом со
стороны «миролюбивых» кругов Запада, отмечается, что
подобные речи представляют угрозу для мира. Тогда почему же
напутствие президента Армении Сержа Саргсяна молодежи
«Мы захватили Карабах, а вы захватите Агры» не вызывает
никакой реакции?
Когда подвергшиеся террористическим атакам Запад и
европейские страны призвали международное сообщество к
совместной борьбе с терроризмом, правительство Азербайджана, воспринимающее терроризм как глобальную угрозу, не
дожидаясь обращения, однозначно вызвалось помочь. Несмотря
на принадлежность к мусульманскому миру и исходящее из
этого чувствительное отношение исламского мира, Азербайджан вместе с западными странами участвовал в операциях в
Косово, Афганистане и Ираке.
Но когда Азербайджан сам стал мишенью армянского террора, мировая общественность сказала: «Идите и договаривайтесь
с армянами». Уже и террористы стали делиться на «наших» и
«ваших»? Те, кто против вас - это террористы, а те, кто против
нас, выходит, борцы за демократию?
Сегодня в Азербайджане представители различных религий
живут в атмосфере мира, благополучия и терпимости. Азербайджан добился построения идеального толерантного общества,
что должно служить примером всем странам мира, даже Европе.
Об этом во время своего визита в Баку заявил на весь мир Папа
Римский Иоанн Павел II. Но почему-то желания увидеть и
оценить это мало. В результате этнических чисток, являющихся
завершающим этапом религиозного и национального радикализма, экстремизма, Армения превратилась в моноконфессиональное и мононациональное государство. Почему же Запад,
избравший основной своей целью борьбу с религиозным, национальным радикализмом и экстремизмом, ничего не замечает?
Когда подобные угрозы и вызовы берут под прицел Запад, он

297

требует глобальной борьбы, а когда то же самое происходит
против Азербайджана – плюрализма и свободы мысли?
В отчетах некоторых организаций и государственных
структур говорится о нарушении демократии и прав человека в
Азербайджане, но в них нет ни слова о том, кто, как и почему
нарушил права одного миллиона беженцев. Должны ли права
человека, демократия защищаться лишь в контексте властьоппозиция? Разве беженцы и вынужденные переселенцы не
люди, у них нет прав или они не достойны защиты?
Западные круги, постоянно разглагольствующие о защите
гражданских и политических прав живущей в Карабахе 60тысячной армянской общины, либо не говорят об основополагающем праве одного миллиона азербайджанских беженцев и
вынужденных переселенцев на жизнь, либо же словно расценивают это в качестве второстепенного права по сравнению с
гражданскими и политическими правами армян. Интересно, в
чем заключаются основные критерии при такой оценке?
Печально, что страны с 300-400 летней историей государственности все еще не могут решить такую проблему, как
коррупция, избавиться от нее. Так, в европейских странах, на
Западе армянская диаспора любыми путями переманивает
политических лидеров и депутатов, вкладывая в выборы огромные деньги, добивается избрания того или иного человека в
правительство или парламент. Сами западные круги даже
воспринимают это как один из факторов демократии. Разве это
не является новой формой коррупции? Ведь потом те же самые
депутаты, отбросив в сторону интересы своих государств и народов, ведут себя чуть ли не как представители армянской диаспоры, а в результате создаются препятствия урегулированию
карабахского конфликта.
Армяне, чувствуя поддержку западной общественности и
злоупотребляя этим, пытаются распространять сообщения провокационного характера о том, что якобы за поддержкой их со
стороны Запада стоит фактор христианства. Это чрезвычайно

298

опасная тенденция, которая может привести к угрожающей
ситуации с неизвестными последствиями. В то время как мировая общественность стремится развивать диалог между цивилизациями, есть ли необходимость в создании такого имиджа
Запада, достигшего вершины развития? Понимает ли это Запад?
Все отмеченное указывает на то, что в мире уже существует
«вакуум справедливости». Тогда зачем же создавался механизм
«международного права»? Для чего существует столько организаций международного и регионального сотрудничества? Почему для продолжения их существования государства вносят
миллионы долларов членских взносов? Не означает ли это, как
отмечают некоторые специалисты, что международное право
является лишь средством для проведения сильными государствами своей политики?
NewTimes.az
12 апреля 2012

8.2. Геополитическое положение Южного
Кавказа и проблемы безопасности

С конца XX века Южный Кавказ, названный Бжезинским
«Балканами Евразии», стал ареной борьбы государств,
претендующих на статус мирового и регионального центра
силы. Регион, расположенный между Черным и Каспийским
морями, имеет большое значение в плане пересечения здесь
энергетических и транспортных направлений Юг-Север и
Восток-Запад и борьбы за энергетические источники Каспийского бассейна.
На азиатском континенте Южный Кавказ занимает важную
геополитическую позицию, а после распада Советского Союза
данная особенность региона обогатилась новыми мотивами 299

политическими, экономическими, безопасности. В силу своего
географического расположения регион исторически являлся
путем перемещения народов и культур с севера на юг, с востока
на запад. Эти перемещения имели серьезные последствия для
формирования политической истории южно-кавказских народов, оставив в ней глубокие следы. Д. Тренин отмечает, что
Южный Кавказ был ареной борьбы между северной империей
(Россией) и мусульманскими государствами Ближнего Востока
(Османской империей, Ираном).
С этой точки зрения после 1990 года акторами геополитической борьбы на Южном Кавказе стали не только страны
региона, но и большие государства, расположенные вне континента.
Сегодня во всех исследованиях, посвященных этому региону, отмечается, что Южный Кавказ представляет собой
некую целостность лишь географически. По всем другим параметрам (социальным, политическим, военным, культурным, а
также в плане безопасности) регион характеризуется специифичностью ценностей и социально-философских понятий. С
целью приведения к общему знаменателю специфических
ценностей и философий этого региона, развития сотрудничества
и обеспечения безопасности здесь начиная с 1990 года разрабатываются различные проекты.
Исторически Южный Кавказ был ареной борьбы между
Османской империей, Россией и Ираном, оставивших в регионе
свои культурные и политические следы.
Если бросить исторический взгляд на последние 300 лет, то
можно убедиться, что регион всегда находился под властью
какого-либо одного из этих государств, и, поскольку Азербайджан, Армения и Грузия имели общий корень в одном и том
же механизме безопасности, проблем с безопасностью не было.
Однако после раскола региона в военном плане возникли очаги
серьезных конфликтов.

300

Российское господство на Южном Кавказе, перешедшем с
начала XIX века под контроль России, продолжалось, за
исключением 1918-1920 гг., до конца XX века (до декабря 1991
года).
В соответствии с Брест-Литовским договором, заключенным
в 1917 году, после ухода России с Южного Кавказа и роспуска
большевиками Думы кавказские представители Думы создали
23 февраля 1918 года Закавказский комиссариат. Но между
членами Закавказского комиссариата по вопросам внешней
политики возникли серьезные разногласия, и 22 апреля 1928
года было образовано независимое Закавказское Федеративное
государство, а, поскольку разногласия все еще продолжались, о
своей независимости 27 мая 1918 года объявила Грузия, 28 мая –
Азербайджан и Армения.
Государства региона в 1920-1921 гг. были оккупированы
Россией и до 1991 года входили в механизм безопасности
Советского Союза.
В результате распада Советского Союза и образования в
регионе трех независимых государств на Южном Кавказе
сформировалось новое экономическое, военное и политическое
равновесие. Страны региона столкнулись с разными проблемами безопасности, решить которые пытались через членство
в различных региональных и международных организациях по
безопасности, а также путем расширения сотрудничества. На
этом этапе Армения отдала предпочтение сотрудничеству с
Россией, в частности в области экономики и безопасности.
Локальные вооруженные противостояния, начавшиеся на
политической, военной и этнической почве в конце 80-х гг.
прошлого века и продолжающиеся до сих пор, серьезно угрожают безопасности и будущим перспективам региона. Подготовленные для решения этих проблем проекты, намерения больших государств реализовать экономическую, политическую и
военную политику в регионе актуализировали вопросы региональной и международной безопасности на Южном Кавказе.

301

Несмотря на разработку в этой связи различных проектов, ни
один из них не оказался в состоянии решить проблемы,
возникшие за последние 20 лет.
После 1991 года на статус гегемона в регионе стали
претендовать две организации по безопасности – Организация
Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) Содружества
Независимых Государств (СНГ) при лидерстве России и НАТО
при лидерстве США. Разработанные с целью обеспечения
безопасности в регионе механизмы безопасности в той или иной
степени затрагивают Азербайджан, Армению и Грузию.
Одна из основных причин невозможности обеспечения безопасности и стабильности на Южном Кавказе заключается в
том, что большие государства проявляют инициативу по созданию механизмов, обеспечивающих интересы не региональных
стран, а собственных экономических, военных и политических
интересов. Так, Россия, США и Евросоюз (ЕС) пытаются
строить системы безопасности, соответствующие их собственным интересам.
Грузия открыто стремится к интеграции с системой безопасности НАТО, Азербайджан – к укреплению и расширению отношений с НАТО и проведению более сбалансированной политики в отношении России. Армения же однозначно присоединилась к системе безопасности Организации Договора о коллективной безопасности при лидерстве России. Вместе с тем, Армения намерена развивать отношения и с НАТО.
Пока поиски путей обеспечения безопасности в регионе
продолжаются, Азербайджан и Грузия пытаются расширить политические и экономические отношения с региональной и международной системами, Армения, отдающая в своей внешней
политике приоритет России, остается вне этих процессов.
Оценивая этнические конфликты, проблемы безопасности и
возможности сотрудничества, необходимо подходить к вопросу
обеспечения мира и сотрудничества в регионе сквозь призму
трех взаимосвязанных друг с другом парадигм:

302

-решения проблем региона, создания систем безопасности,
ускорения процессов налаживания сотрудничества и обеспечения целостности;
-формирования в общественном сознании ценностей сотрудничества, культивирования и развития атмосферы взаимного
доверия;
-согласования интересов региональных и международных
сил в регионе и определения места и роли Южного Кавказа в
глобализационных процессах.
Но сам по себе такой подход к проблемам региона еще не
является их решением. В случае, если он не будет принят государствами и народами региона, если США и страны Европы не
поддержат его материально и политически, его реализация
будет проблематичной. Здесь одна из сложностей состоит в том,
что страны региона не оценивают существующие проблемы
хладнокровно, не воспринимают Южный Кавказ как единое
целое. Другая сложность связана со специфичностью экономических, военных, политических и культурных интересов больших государств в данном регионе.
На протяжении вот уже 20 лет проблемы, отмеченные нами
выше, продолжают существовать. Проекты, подготовленные международными и региональными организациями, региональными и
внерегиональными государствами для реализации в регионе, не
только не увенчались успехом, а, напротив, еще более усугубили
проблемы. Характер проблем, разные подходы региональных и
внерегиональных государств к их решению, отсутствие взаимного
доверия между государствами региона, их нежелание идти на
уступки друг другу свидетельствуют о том, что проблемы на
Южном Кавказе будут существовать еще долго.
Д-р Хатам Джаббарлы,
директор Центра Евразийской безопасности и
стратегических исследований
28 августа 2012

303

8.3. «Армянский вопрос» -большая угроза для Кавказа

Сфабрикованный «армянский вопрос» вот уже несколько
столетий сеет смуту на Кавказе. Серьезной проблемой для
региона является и нагорно-карабахский конфликт. В возникновении этой проблемы немалую роль сыграли большие
государства мира, ради своих интересов нарушившие справедливость. Конфликт оказался в «замкнутом круге».
Но исторические факты со всей очевидностью обнажают
реалии, которые мировое сообщество должно признать. В
противном случае обеспечить стабильность на Кавказе не удастся.
Доведение до сведения широкой общественности содержания
документов, содержащихся в российских архивах, многое может
изменить в этом вопросе (см.: 1).
И действительно, в документах содержится очень ценная
информация о переселении армян на Кавказ. Событие это, со
стороны как бы не совсем понятное, логически вполне объяснимо. Становится очевидно, что представляемые как «армянский
героизм» события на деле являются не чем иным, как политической игрой. Вместе с тем, историческим фактом являются и
стойкость и выдержка азербайджанского народа в защите своей
Родины.
Возникновение «армянского вопроса» коренится в политических интересах империй. Неправильно связывать его с революционностью или свободолюбием армян. Армяне всегда предательски
пользовались историческим случаем. Первый такой случай был
предоставлен 10 ноября 1724 года указом русского царя Петра I
армянскому народу.
В письме А.Румянцеву Петр I писал: «...приехали к нам
армянские депутаты с просьбою защитить от неприятелей; если
же мы этого сделать не в состоянии, то позволить им перейти на
житье в наши новоприобретенные от Персии провинции... Если
турки станут вам об этом говорить, то отвечайте, что мы сами

304

армян не призывали, но они нас по единоверию, просили взять
их под свое покровительство; нам, ради христианства, армянам,
как христианам, отказать в том было нельзя, как и визирь сам
часто объявлял, что по единоверию просящим покровительств
отказать невозможно» (2, с.3).
Россия ставила текущий вопрос конкретно – переселить
армян, призванных помочь сохранению собственной власти на
Южном Кавказе, на азербайджанские земли. Причем сделать это
надо с такими условиями, чтобы армяне всегда были привязаны
к империи и благодарны ей. Для этого мусульмане были представлены как враги армян. Одновременно с этим, Россия обещала
помочь армянам в строительстве собственного государства.
Путь же к этому лежал через создание повстанческих отрядов,
состоящих из армян, которые держали бы регион под постоянной угрозой.
Все это находит свое подстрочное выражение в верховном
указе Петра I и других документах, в которых отражены приказы
царя о переселении армян в прикаспийские земли. В первом
документе говорится: «Императорское Величество, милосердуя о
народе армянском, всемилостивейшее, соизволило принять вас,
ваши семьи и фамилии в свою высокую протекцию и для
свободного пребывания повелело отвести в новополученных персидских провинциях, по Каспийскому морю лежащих, места
удобные. Пока мы ради христианства содержим преданных армян
в своей императорской милости, указ его Императорского
Величества отослан к командирам российским новополученных
персидских провинций, – а именно: в Гилянь, Баку и Дербент и в
крепость Святого Креста, – из которых вы уведомитесь, что его
Императорское Величество соизволило повелело им, когда армяне
в великом или малом числе во оные провинции придут, им для
поселения в городах и в селах не только удобные места отвести и
содержать их своей императорской милости, но оных всегда от
всех оборонять и защищать» (2, с.4).

305

Смерть Петра I несколько затянула эти процессы. И только
при Екатерине II вновь стало уделяться повышенное внимание
укреплению России на Кавказе (3). Актуализировались планы по
созданию на азербайджанских землях армянского государства. Но
из-за русско-турецких войн эти планы были отложены. А с начала
XIX века эта угроза на Южном Кавказе стала проявляться в еще
большем масштабе.
В Туркманчайском договоре 1828 года «армянский вопрос»
уже выражается в конкретной статье. Приводим один отрывок
из статьи XV указанного документа: «Сверх того, будет предоставлен тем чиновникам и жителям (имеется в виду Азербайджан
– авт.) годичный срок, считая от сего числа, для свободного
перехода со своими семействами из персидских областей в
российские, для вывоза и продажи движимого имущества, без
всякого со стороны правительства и местных начальств
препятствия и не подвергая продаваемые или вывозимые сими
лицами имущества и вещи какой-либо пошлине или налогу».
Что касается недвижимости, то определялся «пятилетний срок
для продажи оного или учинения произвольных об оном распоряжений» (4, с.4).
Как видим, хотя в статье конкретные имена не указываются,
все же здесь подразумевается вопрос переселения армян. Сказанное подтверждается массовым переселением армян сразу
после подписания этого договора в такие регионы Азербайджана, как Нахичевань, Карабах, Ереван. Не зафиксированы
факты о размещении мусульманского населения в регионах,
населенных христианами. Наоборот, на территориях, населенных азербайджанцами, обосновывались под любым предлогом
именно армяне. Организаторы этого переселения – Н. Аштаракеци, А.Грибоедов, генерал Паскевич, полковник Лазарев и
другие действовали по заранее намеченному плану.
Из документов, содержащихся в российских архивах, видно,
что переселение армян в Ереван и Нахичевань 5-10 апреля 1828
года было подготовлено в рамках официальной политики (см.: 1,

306

с.66-141). В них отмечается, что из контрибуции, наложенной на
Иран в соответствии с условиями Туркманчайского договора, на
переселение армян было выделено 50 тыс. рублей серебром (1,
с.7).
Тем самым политика Российской империи по переселению
армян на азербайджанские земли вступила в новый этап. Лица,
осуществившие
политику
переселения,
неоднократно
обращались к российскому руководству с предупредительным
письмом не размещать армян на центральных землях империи,
поскольку те очень скоро будут претендовать на эти
территории. Иными словами, натура армян была известна всем.
Немалую роль в бунтарстве армян против мусульман сыграла
Британская империя. Консулы Великобритании настраивали армян
против мусульман и русских. После того, как об этом стало
известно России, она перешла к политике изменения событий в
угодном для себя направлении.
Таким образом, «армянский вопрос» был сфабрикован на
определенном этапе истории Кавказа. С момента прихода армян
на эти земли войны здесь не прекращаются. Чужие в этом
регионе, армяне в отношении местных народов настроены
крайне агрессивно. Поэтому на тех, кто сегодня живет в
Нагорном Карабахе, лежит историческая ответственность тех,
кто когда-то расселил армян на этих землях. В настоящее время
весь регион страдает от армянского сепаратизма и террора.
Кавказ будет знать покой только после признания подлинного
смысла «армянского вопроса» большими государствами мира.
Это положительно скажется и на урегулировании конфликтов в
регионе.
Кямал Адыгезалов
30 августа 2012

307

Источники
1. Qafqazda «erməni məsələsi». Rusiya arxiv sənədləri və nəşrləri
üzrə.
Tərtibçi-müəlliflər:
T.K.Heydərov,
T.R.Bağıyev,
K.K.Şükürov. Üç cilddə. Birinci cild. 1724-1904. Bakı: «Elm»
nəşriyyatı, 2010, XX+716 s.
2. Rus çarı I Pyotrun erməni xalqına fərmanı. 10 noyabr 1724-cü il //
Qafqazda «erməni məsələsi». Rusiya arxiv sənədləri və nəşrləri
üzrə.
Tərtibçi-müəlliflər:
T.K.Heydərov,
T.R.
Bağıyev,
K.K.Şükürov. Üç cilddə. Birinci cild. 1724-1904. Bakı: «Elm»
nəşriyyatı, 2010, XX+716 s.
3. Договоры России с Востоком: политические и торговые.
Собрал и издал Т.Юзефович. СПб., 1869, с.194-207.
4. Rusiya-İran Türkmənçay müqaviləsi. 10 fevral 1828-ci il //
Qafqazda «erməni məsələsi». Rusiya arxiv sənədləri və nəşrləri
üzrə.
Tərtibçi-müəlliflər:
T.K.Heydərov,
T.R.Bağıyev,
K.K.Şükürov. Üç cilddə. Birinci cild. 1724-1904. Bakı: «Elm»
nəşriyyatı, 2010, XX+716 s.

8.4. Военно-морская составляющая геополитических
процессов на Каспии на современном этапе

Как известно, одной из злободневных проблем Каспийского
региона, наряду с проблемой делимитации акватории Каспия
является также и ее демилитаризация. Хотя военно-морская
политика всех прикаспийских стран направлена на обеспечение
своих национальных интересов как на морском побережье и во
внутренних морских водах, так и в открытом море, однако
имеющиеся весьма острые разногласия между некоторыми из
них по поводу раздела Каспия стимулирует гонку вооружений и
создание новых военно-морских инфраструктур во всех
прикаспийских государствах. Курс же на наращивание всеми
пяти прикаспийскими государствами своей военно-морской

308

мощи является одним из дестабилизирующих факторов, чреватых непредсказуемыми последствиями.
В настоящее время наиболее мощной силой региона
является Каспийская флотилия военно-морского флота России.
В ее состав входят почти три десятка кораблей и катеров различных проектов. Самыми крупными, мощными и вооруженными
кораблями Каспийской флотилии являются два сторожевика
проекта «Гепард» - «Татарстан» (флагман флотилии) и «Дагестан», имеющие достаточно мощное артиллерийское, торпедное
и ракетное вооружение. Помимо сторожевиков, в составе
флотилии имеются и боевые корабли других классов.
Фактически, под контролем одних только сторожевиков и
малых ракетных кораблей находится, как минимум, половина
всего Каспийского моря. Также в составе флотилии числится
847-й отдельный береговой ракетный дивизион (Астрахань), 77я отдельная гвардейская бригада морской пехоты (Каспийск), а
также вертолетная эскадрилья. Другие же прикаспийские
государства значительно уступают российской КВФ как по
количеству боевых кораблей, так и по качеству их вооруженности.
В целом же, по мнению российских военных экспертов,
состав военно-морских сил прикаспийских государств достаточно разнороден как в количественном, так и в качественном
аспекте. К тому же заметны серьезные отличия в подходе к
формированию состава российских и иранских военно-морских
оперативных объединений. Так, Россия в последние годы
старается оснащать Каспийскую флотилию ракетными и
артиллерийскими кораблями. Иран, в свою очередь, предпочитает создавать т.н. москитный флот, состоящий в основном из
быстроходных и манёвренных боевых ракетных катеров и минисубмарин для проведения внезапной атаки кораблей противника.
Причины такого расхождения очевидны, так как Каспийская
флотилия ВМФ СССР и России всегда имела немного меньший

309

приоритет, чем остальные флоты – Северный, Балтийский,
Черноморский и Тихоокеанский. Поэтому начавшееся в последние
годы перевооружение стало поводом и средством для значительного повышения потенциала каспийского соединения и обновления его техники. В случае с Ираном причиной специфического
оснащения военно-морских сил на Каспии является необходимость
размещения основной массы кораблей в Персидском заливе. Судя
по москитному флоту на Каспии, Иранская Исламская Республика
не считает Россию, Казахстан, Азербайджан или Туркменистан
потенциальными противниками, от которых нужно срочно
«отгораживаться» мощным флотом. Тем не менее, в марте 2013 г. в
состав каспийских военно-морских сил Ирана был введен первый
полностью иранский эсминец «Джамаран-2» с управляемым
ракетным оружием. Кроме того, он оснащен радаром нового типа
и более совершенными системами связи, а также площадкой для
посадки вертолета. «Джамаран-2» представляет собой многоцелевой корабль, способный решать широкий спектр задач на морском и приморском театре военных действий.
Между тем, все прикаспийские государства беспокоит проблема использования их территорий третьими странами в случае
возникновения крупномасштабных конфликтов. Это нашло свое
отражение в Итоговой декларации второго саммита прикасспийских стран, подписанных их президентами в Тегеране 16
октября 2007 года. В этом документе также нашли отражение
слова президента Российской Федерации В.В.Путина о том, что
«ни одна прикаспийская страна не должна предоставлять
третьей стране свою территорию для применения силы или для
совершения военной агрессии против другой прикаспийской
страны».
Что касается самих заинтересованных стран, то и здесь
можно отметить несовпадение позиций по этому вопросу. Так,
Россия считает нецелесообразным проводить демилитаризацию
Каспия в современных условиях, но одновременно высказы-

310

вается против чрезмерного наращивания военного потенциала
тем или иным прикаспийским государством.
Становится очевидным фактом, что дальнейшая милитаризация Каспия и неопределенность его правового статуса
создают предпосылки для военно-политических конфликтов
между прикаспийскими странами, что, в свою очередь, актуализирует необходимость как можно быстрее найти механизмы
обеспечения безопасности этого региона. Однако вопрос
состоит в том, насколько демилитаризация Каспия выгодна всем
прикаспийским странам, и реально ли достичь согласия всех
пяти прикаспийских государств в том, чтобы полностью
лишиться всех военно-морских сил, оставив фактически без
прикрытия свои прибрежные территории.
В целом же, Кавказско-Каспийское геополитическое пространство в рамках классической геополитики, осмысливается с
теллурократических позиций «Суши» (Российская империяСССР-Россия) и включен в сферу континентального влияния, а с
талассократических позиций «Моря» (США, НАТО) и может
быть использован в качестве плацдарма для экспансии вглубь
Евразии и установления над ней геостратегического и геоэкономического контроля. Поэтому нет ничего удивительного в том,
что этот регион всегда представлял собой и продолжает оставаться местом, как латентного, так и открытого столкновения
геополитических интересов и ожесточенной конкурентной борьбы на протяжении последних трех столетий западных держав и,
прежде всего, США, Великобритании и Германии с одной
стороны и России – с другой, своеобразными заложниками
которой на протяжении веков являлись и продолжают оставаться проживающие здесь народы.
В целом ситуация на Каспии может обостриться на фоне
зашедших в тупик переговоров по разделу морского пространства,
причем вариант военного столкновения между некоторыми
прикаспийскими государствами отнюдь не исключается и этот
конфликт может сыграть на руку и внешним игрокам – прежде

311

всего, США и Китаю. Для США и их ближайших союзников это
стало бы поводом и оправданием дальнейшего вооружения своих
региональных партнеров и собственного военного присутствия в
регионе. Для Китая же обострение военно-морской обстановки на
Каспии повлекло бы резкое снижение транзита энергоносителей из
Центральной Азии на Запад, что в значительной степени
переориентировало бы их на азиатско-тихоокеанские рынки.
Хотя по Каспию сложилась латентная конфликтная ситуация,
она пока еще не имеет кризисного военно-политического измерения. Однако драматические события, разворачивающиеся на
Большом Ближнем Востоке, не могут не оказывать своего влияния
и на Кавказ. Напряженное геополитическое соперничество между
формирующимися новыми геостратегическими центрами, причем
при активном участии фактора «морской силы», создает весьма
р