РАННЕСРЕДНЕВЕКОВОЕ ПОГРЕБЕНИЕ

У С. ХЫРТОПУЛ МАРЕ
Иван Г. Власенко
Вячеслав М. Бикбаев
В 2008 году были проведены охранные раскопки погребения у с. Хыртопул Маре района
Криулень1. Оно было обнаружено по черепу,
обнажившемуся в промоине колеи грунтовой
дороги, расположенной непосредственно у
кольцевого городища раннего железного века
с местным названием «Ла Шанц» (рис. 1/1-3).
Памятник открыт в 1949 году Г.Ф. Богачем
и впервые описан в научной литературе Г.Д.
Смирновым, отнёсшим его к гетской культуре и датировавшим IV-III вв. до н.э. (Смирнов
1964, 254). В 1990 году Г.Ф. Чеботаренко заложил на площадке городища траншею, выявившую остатки углублённых сооружений двух
культурно-хронологических горизонтов: позднего гальштата или ранних гетов VI-V вв. до
н. э. и раннего средневековья (древнерусской
культуры типа Екимэуць-Алчедар) со следами
железоделательного производства. На наш
взгляд, судя по опубликованным фрагментам
гончарной керамики, тем более, по наличию
глиняных котлов, этот слой можно отнести к
позднему этапу, так называемой, балкано-дунайской культуры типа Ханска-Рэдукэнень и
датировать XI - нач. XII в. (Cebotarenco 1997,
211-220).
Видимо, это одно из наиболее северных поселений данной культуры в центральной зоне
Молдовы, хотя неподалёку, у с. Устье, у слияния р. Рэута с Днестром, Г.Д. Смирновым было
частично исследовано селище более раннего
этапа этой же культуры (Фёдоров, Чеботаренко 1974, 42).
Кроме описания городища Хыртопул Маре,
Г.Ф. Чеботаренко отметил наличие к югу
от него древнего могильника, занимающего довольно большую площадь. Так, жители
примыкающей к городищу части села, при
Выражаем признательность Родике Hенику и Елене Фрумосу за информацию о погребении и участие в его раскопках.

1

Tyragetia, s.n., vol. III [XVIII], nr. 1, 2009, 313-321.

строительстве домов и земляных работах находили погребения, совершённые в каменных
ящиках, а также обложенные кромлехами. По
всей видимости, исследованное погребение
относится к данному могильнику.
Погребение располагалось к 43 м к северу от
северо-восточной окраины села и шоссейной
дороги Хыртопул Маре – Криулень (рис. 1/13). Череп погребённого лежал на дороге, а костяк уходил в её обочину. Контуры вытянутой
с запада-юго-запада на восток-северо-восток,
простой подпрямоугольной могильной ямы с
закруглёнными углами обозначились в желтоватой супеси материка на глубине 25-30 см,
после прохождения чернозёмного слоя. Длина
ямы 205 см, ширина от 70 до 90 см. глубина от
современной дневной поверхности в области
ног – 50 см, черепа – 25 см (здесь было углублено полотно дороги.). Стенки ямы вертикальные. Дно ровное, горизонтальное (рис. 1/4; 2).
Заполнение состояло из плотного желтоватосерого грунта сильно изрытого кротовинами.
В нём изредка встречались мелкие фрагменты
лепной лощеной керамики раннего железного века, небольшие камешки, а также найден
концевой скребок на пластинчатом отщепе из
серого кремня, рабочий конец которого имеет
угловую зеркальную заполировку, свидетельствующую об использовании орудия и в качестве вкладыша серпа (рис. 3/2). Длина орудия
3,1 см, ширина – до 1,6 см, толщина – 0,5 см.
Костяк взрослого мужчины возрастом около
20-25 лет (по определению антрополога Александра Варзарь), в основном хорошей сохранности, длиной около 175 см лежал вытянуто на
спине. Голова покоилась на затылке, лицевой
частью вверх и ориентирована на восток-северо-восток. Кости ног и правой руки были
вытянуты, кости левой руки слегка согнуты
в локте и кистью уложены на тазе. Лицевая
часть черепа отсутствовала (срезана либо плу313

II. Materiale şi cercetări

– памятник Хыртопул Маре “Ла Шанц”

1

2

3

5

6

4

7

Рис. 1. Расположение памятника Хыртопул Маре – «Ла Шанц» на топографической карте (1) и на карте
Р. Молдова (2). Вид с востока-юго-востока на городище «Ла Шанц» с указанием места расположения
исследованного погребения (3). Вид на расчищенное погребение с востока (4). Фрагменты увеличенных
снимков с изображением инвентаря: 5а – серьги; 6 а, б - кресала с кремнем; 7 а, б - топора и застёжекнакладок.

314

И. Г. Власенко, В. М. Бикбаев, Раннесредневековое погребение у с. Хыртопул Маре

гом – либо колёсами проезжающего транспорта). Также не сохранились шейные позвонки,
кости стоп и кисти рук (отдельные фаланги
пальцев и мелкие кости стоп были растащены
грызунами почти по всей яме). Под костяком
и рядом с ним, на дне ямы, местами сохранились слабо различимые следы органического
тлена (рис. 1/4; 2)
Усопшего сопровождал довольно выразительный погребальный инвентарь. С правой
стороны черепа, в области уха, была найдена
бронзовая проволочная серьга в виде вопросительного знака (рис. 1/5; 2/1; 3/2). Кроме
того, выявлен ряд предметов, изготовленных
из железа. Под мышкой, между костями левой руки и грудной клетки, расчищено кресало удлинённой формы с кремешком (видимо, было уложено покойнику в небольшом
мешочке) (рис. 1/6; 2/2; 3/3, 4). Чуть ниже
левого колена найден фрагмент железного
черешкового наконечника стрелы (рис. 2/3),
а у правой ноги, ниже колена (ближе к голеностопному суставу), был положен боевой топор, примыкая обушковой частью к берцовым
костям (рис. 1/7a; 2/4; 4/1, 2). Между втулкой
топора и костями правой вытянутой руки наблюдались слабые следы древесного тлена от
топорища длиной около 50-60 см (лучше всего тлен сохранился во втулке). Видимо, рукоять топора была вложена в кисть правой руки
погребённого. Возле правой стопы выявлены
остатки, по всей видимости, одного предмета, представленного несколькими, частично
разломанными железными накладками и половинкой небольшого колечка (рис. 1/7б; 2/5;
5). Отметим, что все железные предметы были
очень плохой сохранности, коррозированы и
буквально рассыпались в руках при их извлечении.
Приводим более полное описание лучше всего сохранившихся находок, по которым можно произвести культурно-хронологическую
интерпретацию данного погребения. В этом
смысле наиболее интересное положение занимает бронзовая проволочная серьга в виде
знака вопроса (рис. 3/2). Она состоит из округлого в плане разомкнутого кольца, один
конец которого отогнут вертикально вниз в
виде стержня и заканчивается подовальной
петелькой для крепления бусины, а возможно
и стерженька-подвески с несколькими буси-

1

2

3

4

5

0

a

50 см

б

в

г

д

е

Рис. 2. Хыртопул Маре – «Ла Шанц». Погребение
№1. Условные обозначения 1 - серьга; 2 - кресало с
кремнем;3- наконечник стрелы; 4 - топор;
5 - застёжки-накладки; а - остатки органического
тлена; б - угольки; в - материк; г - железные
предметы и их фрагменты; д - чернозёмный слой;
е - камни.

нами (если изначально серьга была двусоставной). Стержень серьги у петельки обвит более
тонкой проволокой. Общая длина серьги 5 см,
диаметр кольца 2,5 см, диаметр петельки 0,7
см, диаметр проволоки 0,15 см.
Подобный тип серьг распространился на
большой территории с востока вместе с кочевниками. Он известен среди изделий Волжской Болгарии (Археология СССР 1981, 255,
315

II. Materiale şi cercetări

3

1

2
4
Рис. 3. Хыртопул Маре – «Ла Шанц». Погребение № 1: 1 - орудие из кремня из заполнения погребальной
ямы.; 2 - серьга; 3 - кремень для кресала; 4 - кресало.

рис. 79), характерен для поздних кочевников
и горожан золотоордынского периода, а также встречается далеко за пределами Золотой
Орды и датируется, по мнению Г.А. ФёдороваДавыдова, второй половиной XIII-XIV вв. (Фёдоров-Давыдов 1966, 116, рис. 6).
На нашей территории серьги в виде вопросительного знака выявлены в двух кочевнических погребениях у села Будешть района Криулень (Рикман 1969, 71). Подобная серьга без
бусины найдена в погребении № 2 средневекового могильника Шкоала ноуэ в селе Матеуць Резинского района (Хынку 1969, 166, табл.
II/1). Серьги в виде знака вопроса и их фрагменты – наиболее частые находки среди золотоордынских украшений в расположенном
неподалёку Старом Орхее. Они здесь встречаются в заполнении жилых, производственных
и хозяйственных сооружений (Бырня, Рябой
1989, 97-98, рис. 1/1-10), а также в погребениях кладбища II (Абызова, Бырня 1981, 169).
По-видимому, такие серьги изготовлялись
на месте. Так, в ювелирной мастерской XIV
в., помимо целой серьги и частей серьг, найдены заготовки для их производства (Бырня
1974, 238). Похожие серьги были найдены в
316

Румынии при раскопках могильника Трифешть (Spinei 1994, 464, fig. 30/31-33), в Великом
Новгороде, в слоях XIII-XIV вв (Седова 1959,
225, рис. 1/12) и во многих других местах. Э.А.
Рикман отмечал наличие влияния этого типа
украшений на производство серьг в средневековой Молдове (Рикман 1969, 77).
Вторым датирующим предметом является
двулезвийное прямоугольное кресало с прямоугольной прорезью (рис. 3/4). Длина кресала около 8,5 см, ширина около 2,6 см, толщина – о,6 см. (из-за коррозии размеры предмета
несколько увеличились). С торцевой стороны к
кресалу примыкал небольшой кремешок светло-коричневого цвета, в форме неправильной
четырёхгранной пирамиды (рис. 3/3). Одна
сторона основания имеет дуговидную выемку (образовалась в процессе использования).
Высота кремешка 1,7 см, размеры основания
1,8-2,2×1,5-1,8 см. Подобные кресала Г.А. Фёдоров-Давыдов относит к отделу А, типу I (Фёдоров-Давыдов 1966, 66, 84, рис. 12/8 –AI).
По Б.А. Колчину такие кресала датируются
XIII-XIV вв. (Колчин 1959, 101, рис. 84/9-11).
Похожее огниво выявлено в погребении №
7 могильника Лимбарь (Хынку 1970, 56, рис.
22/5).

И. Г. Власенко, В. М. Бикбаев, Раннесредневековое погребение у с. Хыртопул Маре

Следующей датирующей находкой служит боевой топор (рис. 4) с прямой верхней гранью,
опущенным лезвием, суженным округлым
обушком и овальной втулкой. Длина топора
около 14 см, ширина лезвия около 9 см, диаметр втулки около 3 см. (размеры восстановленные, не совсем точные, так как предмет
сильно пострадал от коррозии, выкрошился и
расслоился). А.Н. Кирпичников относит такие
топоры к IV-А типу, отмечая, что они являлись традиционным орудием пехоты, использовались как универсальный инструмент во
время похода и боя и датирует их XIII-XIV вв.
(Кирпичников 1966, 28-29, 38). Этим же временем датирует данные топоры и Б.А. Колчин
(Колчин 1959, 24, рис. 9/5-7). В кочевнических
погребениях топоры встречаются в очень ограниченном количестве. Так, Г.А. ФёдоровДавыдов привлекая огромный фактический
материал из подкурганных погребений кочевников, отмечает наличие в их заполнении всего трёх топоров (Фёдоров-Давыдов 1966, рис.
12/9). Они более раннего времени чем наш топор и не аналогичны ему.
Специалист по древнерусскому оружию А.Н.
Кирпичников указывает на присутствие большого количества топоров на Руси, преобладающая часть которых найдена в погребениях
(Кирпичников 1966, 28). Чаще всего топор
находился у правой ноги погребённого, топорищем к руке. Многие топоры были в матерчатом чехле (Алешковский 1960, 77). Ближайшие аналогии нашему топору известны в
грунтовых средневековых могильниках: в погребении № 7 могильника Лимбарь у села Ханска, (Хынку 1970, 56, рис. 22/1); в погребении
№ 1 могильника Шкоала ноуэ у села Матеуць
(Хынку 1969, 164, табл. 1/1).
Остатки предмета у правой стопы, как уже отмечалось, состояли из нескольких накладок
и фрагмента колечка (рис. 5). Самая большая
накладка (рис. 5/4-6) имеет вид равнобедренного треугольника высотой 6 см, длиной
основания 7 см и состоит из двух взаимовыпуклых половинок. Вершина одной половинки обломана. Мелкие заклёпки скрепляли
обе накладки по углам и у середины боковых
сторон. Одна из половинок в центре имела
довольно большую умбоновидную заклёпку
выпуклостью наружу. К центру другой половинки накладки, с наружной стороны, была

1

2
Рис. 4. Хыртопул Маре – «Ла Шанц». Погребение
№1. 1 - боевой топор и 2 - его реконструкция.

прикреплена, видимо подвижно, небольшая
пластинка в виде острого равнобедренного
треугольника вершиной к середине основания
большей накладки (высота пластины 4,3 см,
длина основания 3 см). По углам и у середины
сторон на ней также имеются заклёпки (рис.
5/4-6). Другая небольшая, подромбовидной
формы накладка, имеет один утолщённый
обломанный конец и заклёпки по углам (рис.
5/1). Её длина 5 см, ширина 4 см. Ещё одна более тонкая накладка подсердцевидной формы
с мелкими отверстиями по углам, возможно,
использовалась в качестве нашивки (рис. 5/2).
Её высота и длина основания 4см, диаметр отверстий около 0,1 см. Толщина всех пластин
0,2-0,3 см. Диаметр колечка около 2 см, толщина его 0,3 см (рис. 5/3).
Аналогии данному изделию подобрать довольно сложно. С определённой долей достоверности, все перечисленные детали предмета
можно отнести к застёжкам-накладкам либо
317

II. Materiale şi cercetări

2
1

3

4

6
5

Рис. 5. Хыртопул Маре – «Ла Шанц». Погребение№ 1: 1 - подромбовидная накладка; 2 - сердцевинная
накладка-нашивка; 3 - фрагмент колечка; 4-6 - составная накладка.

от кожаной сумки (Фёдоров-Давыдов 1966,
рис. 12/7), либо от колчана или чехла топора
(между пластинами большой накладки частично сохранился тлен, видимо от кожи).
318

Исходя из вещевого набора в погребальном
инвентаре, данное погребение можно отнести
к позднекочевническому периоду и датировать XIII-XIV вв.

И. Г. Власенко, В. М. Бикбаев, Раннесредневековое погребение у с. Хыртопул Маре

Ближайшие ему аналогии известны среди
погребений с северной ориентировкой и инвентарём из средневековых грунтовых могильников Шкоала ноуэ (Хынку 1969, 162-170)
и Лимбарь (Хынку 1970), а также в золотоордынском некрополе Старого Орхея (Абызова,
Бырня 1981, 164-174).
С X по XIV вв. постепенно уменьшается количество подкурганных кочевнических погребений и увеличивается число грунтовых могильников без насыпей и совместных погребений
человека и коня. Хотя на территории Молдовы
таких могильников пока выявлено ещё мало.
По мнению исследователей, это отражает постепенный переход кочевников к оседлости
(Сыманович 1956, 106). Г.А. Фёдоров-Давыдов
отмечает, что ведя полукочевой образ жизни, поздние кочевники иногда устраивались
на зимовища на заброшенных древних городищах, подновляя их укрепления. Зачастую
возле зимовищ возникали грунтовые могильники (Фёдоров-Давыдов 1966, 199). Видимо,
такой же процесс происходил в средневековый период и возле древнего городища «Ла
шанц», когда его укрепления прослеживались
чётче, на самом городище, возможно, ещё существовали стационарные сооружения XI-XII
вв, или их остатки, а недалеко от укреплений

выделялся по внешним признакам древний
могильник (Cebotarenco 1997, 211-220).
Всё вышеизложенное по поводу обряда погребения в грунтовых бескурганных могильниках
захоронений вытянутых на спине, с северной
ориентировкой, без костей коня и с богатым
погребальным инвентарём наводит на мысль,
что такой обряд был присущ представителям
определённой этнической группы, выделившейся из среды поздних кочевников. Г.А. Фёдоров-Давыдов подобные погребения считает
монгольскими, или погребениями каких-то
сибирских племён, втянутых монголами в их
движение на запад (Фёдоров-Давыдов 1966,
159). Это же отмечает и И.Г. Хынку для некоторых погребений из могильника Лимбарь, ссылаясь на М.С. Великанову (Хынку 1970, 66).
В заключение необходимо отметить, что у
села Хыртопул Маре имеются остатки двух,
а возможно и трёх культурно-хронологических горизонтов, представляющих интерес для
изучения археологии и истории Молдовы. С
одной стороны это слой позднего гальштата –
ранних гетов, с другой – раннесредневековой
культуры типа Ханска-Рэдукэнень и с третьей
– вышеописанное погребение поздних кочевников, которое, возможно, входило в состав
расположенного рядом могильника.

Библиография
Абызова, Бырня 1981: Е.Н. Абызова, П.П. Бырня, Археологические работы в Старом Орхее в 1974-1976
гг. В сб.: АИМ 1974-1976 (Кишинёв 1981), 164-174.
Алешковский 1960: М.Х. Алешковский, Курганы русских дружинников XI-XII вв. СА 1, 1960, 70-90.
Археология СССР 1981: Археология СССР. Степи Евразии в эпоху средневековья (отв. ред. С.А. Плетнёва) (Москва 1981).
Бырня 1974: П.П. Бырня, Ювелирная мастерская XIV в. из Старого Орхея. В сб.: АИМ 1973 (Кишинёв
1974), 229-241.
Бырня, Рябой 1989: П.П. Бырня, Т.Ф. Рябой, О некоторых ювелирных изделиях из Старого Орхея. В сб.:
Памятники древнейшего искусства на территории Молдавии (Кишинёв 1989), 97-103.
Кирпичников 1966: А.Н. Кирпичников, Древнерусское оружие. Выпуск второй. Копья, сулицы, боевые
топоры, булавы, кистени IX-XIII вв. В: Археология СССР. Свод археологических источников, вып. Е1 36
(Москва-Ленинград 1966).
Колчин 1959: Б.А. Колчин, Железообрабатывающее ремесло Новгорода Великого. В сб.: МИА АН СССР,
№ 65 (Москва 1959).
Рикман 1969: Э.А. Рикман, Художественные сокровища древней Молдавии (Кишинёв 1969).
Седова 1959: М.В. Седова, Ювелирные изделия древнего Новгорода (X-XVвв.). В сб.: МИА АН СССР, №
65 (Москва 1959).
Смирнов 1964: Г.Д. Смирнов, Археологические разведки в нижнем течении Реута. В сб.: МИАЭ МССР
(Кишинёв 1964), 248-254.
Сыманович 1956: Э.А. Сыманович, Погребения X-XII вв. Каменского могильника. В сб.: КСИИМК, вып.
65 (Москва 1956).

319

II. Materiale şi cercetări

Фёдоров-Давыдов 1966: Г.А. Фёдоров-Давыдов, Кочевники Восточной Европы под властью золотоордынских ханов (Москва 1966).
Фёдоров, Чеботаренко 1974: Г.Б. Фёдоров, Г.Ф. Чеботаренко, Памятники древних славян (VI-XIII) вв.
В сб.: АКМ, вып. 6 (Кишинёв 1974).
Хынку 1969: И.Г. Хынку, Средневековый могильник Шкоала ноуэ из с. Матеуцы. В сб.: Далёкое прошлое
Молдавии (Кишинёв 1969), 162-170.
Хынку 1970: И.Г. Хынку, Лимбарь - средневековый могильник XII-XIV вв. в Молдавии (Кишинёв 1970).
Cebotarenco 1997: Gh.Th. Cebotarenco, Cetatea halstattiană tîrzie de la Hîrtopul Mare. In: Vestigii arheologice
din Moldova (Chişinău 1997), 211-220.
Spinei 1994: V. Spinei, Moldova în secolele XI-XIV (Chişinău 1994).

Un mormânt medieval din preajma s. Hîrtopul Mare
Rezumat
În vara anului 2008, în cadrul unor cercetări de salvare din preajma satului Hârtopul Mare, r-nul Criuleni, a fost
cercetat un mormânt plan de inhumaţie din secolele XIII-XIV. Înmormântarea a fost descoperită în nemijlocita
apropiere a locului numit de localnici „La Şanţ”, unde au fost atestate o cetate getică şi o aşezare medievală din sec.
XI-XII.
Într-o groapă de formă rectangulară cu colţurile rotunjite, cu adâncimea de 0,5 m a fost cercetat scheletul unui
individ în vârstă de 20-25 ani, orientat cu capul spre ENE, depus în poziţie culcat pe spate, cu picioarele şi mâna
dreaptă întinse, palma mânii stângi fiind aşezată pe oasele bazinului. În zona tâmplei drepte a fost găsit un cercel
de bronz în forma semnului întrebării, iar între oasele braţului stâng şi oasele toracice avea un amnar de fier cu
o bucată de cremene. Mai jos de genunchiul stâng a fost descoperit un vârf de săgeată de fier, iar lângă piciorul
drept, mai jos de genunchi, a fost găsit un topor de luptă şi resturile unei încheietori cu aplice din fier. Ca urmare
a analizei trăsăturilor ritului funerar şi a inventarului, mormântul poate fi datat în secolele XIII-XIV şi atribuit
nomazilor târzii. Pe teritoriul Republicii Moldova el îşi găseşte analogii printre înmormântările plane Hansca-Limbari şi Mateuţi-Şcoala nouă. Probabil, mormântul cercetat face parte dintr-o necropolă plană, a cărei prezenţă în
apropierea cetăţii „La Şanţ” a fost semnalată atât de locuitorii satului, cât şi de unii cercetătorii.
Lista ilustraţiilor:
Fig. 1. 1 - Amplasarea sitului Hârtopul Mare – „La Şanţ” pe hartă topografică şi 2 - harta R. Moldova; 3 - cetatea „La
Şanţ” (vedere dinspre est-sud-est) cu indicarea locului mormântului cercetat; 4 - mormântul (vedere dinspre
est); 5a - cercel; 6a, б - amnarul cu cremene; 7a, б - topor şi încheietori-aplice.
Fig. 2. Hârtopul Mare – „La Şanţ”. Mormântul nr. 1. Semne convenţionale: 1 - cercel; 2 - amnar cu cremene; 3 - vârf
de săgeată; 4 - topor; 5 - încheietoare-aplică; a - rămăşiţe de substanţă organică; б - cărbuni de lemn; в - sol viu;
г - obiecte şi rămăşiţe de obiecte din fier; д - strat de cernoziom; е - pietre.
Fig. 3. Hârtopul Mare – „La Şanţ”. Mormântul nr. 1. 1 - unealtă din silex din umplutura gropii; 2 - cercel; 3 - cremene pentru amnar; 4 - amnar.
Fig. 4. Hârtopul Mare – „La Şanţ”. Mormântul nr. 1. 1 - topor de luptă; 2- reconstituirea toporului.
Fig. 5. Hârtopul Mare – „La Şanţ”. Mormântul nr. 1. 1 - aplică romboidală; 2 - aplică cordiformă; 3 - fragment de
ineluş; 4-6 - aplică complexă.

An medieval grave near the village Hîrtopul Mare
Abstract
In the summer of 2008 as part of the rescue excavations near the village Hârtopul Mare, Criuleni district, was investigated a flat grave done by inhumation from the 13th-14th centuries. The burial was discovered in the immediate
vicinity of the place called by the local inhabitants „La Şanţ” where were attested a Getae fortress and a medieval
settlement from the 11th-12th centuries.
In a pit of a rectangular shape with rounded corners, at the depth of 0,5 m has been investigated the remains of
an individual of 20-25 years old, east-north-east head oriented, laying on the back, with the legs and right hand
stretched, the hand of the left arm placed on the basin bones. At the right temple was found a bronze earring question mark shaped, and between the bones of the left arm and the bones of the thorax had an iron handle with a flint
piece. Under the left knee was discovered an iron arrow point, and near the right leg, under the knee – a battle axe
and the remains of a closure with iron tag. The analysis of the funerary rite features and inventory places the grave
in the chronological diapason of the 13th-14th centuries and attributes it to the late nomads. It finds analogies on

320

И. Г. Власенко, В. М. Бикбаев, Раннесредневековое погребение у с. Хыртопул Маре

the territory of the Republic of Moldova among the flat graves from Hansca-Limbari and Mateuţi-Şcoala nouă. The
grave is part probably of a flat necropolis which’s presence near the fortress „La Şanţ” has been pointed out by the
inhabitants of the village and by the researchers.
List of illustrations:
Fig. 1. 1 - The location of the site Hârtopul Mare – „La Şanţ” on the topographic map and 2 - map of the R. of Moldova; 3 - the fortress „La Şanţ” (view from east-south-east) with the indication of the grave; 4 – the grave (view
from east); 5a - earring; 6a, б - handle flint; 7a, б - axe and closure-tag.
Fig. 2. Hârtopul Mare – „La Şanţ”. Grave no. 1. Conventional signs: 1 - earring; 2 - handle with flint; 3 - arrow point;
4 - axe; 5 - closure-tag; a - remains of organic substance; б - wood coal; в - living soil; г - iron objects and object
remains; д - chernozeom layer; е - stones.
Fig. 3. Hârtopul Mare – „La Şanţ”. Grave no. 1. 1 - flint tool from the pit filling; 2 - earring; 3 - flint for handle;
4 - handle.
Fig. 4. Hârtopul Mare – „La Şanţ”. Grave no. 1. 1 - battle axe; 2- axe reconstruction.
Fig. 5. Hârtopul Mare – „La Şanţ”. Grave no. 1. 1 - tag lozenge-shaped; 2 - girdle-shaped tag; 3 - ring fragment;
4-6 - complex tag.

15.03.2009
Иван Власенко, Национальный музей археологии и истории Молдовы, ул. 31 Aвгуста 1989, 121А, МД-2012,
Кишинэу, Республика Молдова;
Вячеслав Бикбаев, Национальный Музей Археологии и Истории Молдовы, ул. 31 Aвгуста 1989 121А, МД
- 2012 Кишинэу, Республика Молдова

321

Related Interests