ПОЗДНИЕ ЖИЛЫЕ КОМПЛЕКСЫ

РАННЕСРЕДНЕВЕКОВОГО ПОСЕЛЕНИЯ РУДЬ
Иван Г. Власенко
Поселение Рудь, площадью около 4-5 га,
расположено в 4-5 км к северо-востоку от
одноимëнного села современного Сорокского
района Республики Молдова. Оно находится в
1 км к северо-востоку от монастыря, на склоне
берега р. Днестр, у леса. В 300 м выше по склону
на мысу высокого коренного берега р. Днестр
находится сложномысовое городище Ла Трей
Кручь, где была найдена гончарная древнерусская керамика (Власенко 1985, 202-203).
Поселение Рудь состоит из кольцевого городища и неукреплённого посада. Городище,
размерами 70×60 м и площадкой диаметром
50 м, возведено на стрелке небольшого мыса,
образованного берегом р. Днестр и глубоким
каньоном с ручьём, впадающим в Днестр. Современная высота вала от 4 до 6 м, а ширина
рва от 2 до 4 м при глубине до 2 м. У местного
населения городище носит название Фарфурия Турчяскэ.
Городище открыто Прутско-Днестровской экспедицией под руководством Г.Б. Фёдорова в
1968 г. В 1969-1970 гг. здесь были проведены
археологические раскопки, в результате которых на городище и посаде было исследовано
506 кв.м и выявлены жилые, производственные и хозяйственные сооружения (Фёдоров
1972, 143-159; Рошаль, Фёдоров 1973, 155-176).
В 1981-1983 гг. Славянская и Древнерусская
экспедиции возобновили работы на посаде
восточнее городища, на склоне, понижающемся с юга на север. За три сезона вскрыто
1046 кв.м площади, найдено большое количество построек (Бейлекчи 1982; Бейлекчи,
Власенко 1983; Бейлекчи, Власенко 1984). Материалы исследований 1981-1982 гг. частично
опубликованы В.С. Бейлекчи, который, как
было отмечено Н.П. Тельновым (2003, 148),
несколько омолодил датировку сооружений,
отнеся их к XI-XII вв., а некоторые даже к XIIXIII вв. (Бейлекчи 1986, 96-115). Судя по анализу керамики из заполнения и других нахоTyragetia, s.n., vol. II [XVII], nr. 1, 2008, 319-338.

док, большинство этих построек датируются
X-XI вв.
В 1989 г. исследования на памятнике продолжены Р.А. Рабиновичем – было раскопано 320
кв.м и изучено несколько сооружений IX-XI
вв. (Рабинович 1990).
Мощность культурного слоя на поселении 2040 см, а некоторые постройки углублены до
170-200 см1. Площадь поселения насыщена
сооружениями, из которых ранние часто перекрываются более поздними, а часть жилищ
(особенно позднего периода) неоднократно
перестраивалась. На поселении найдено сравнительно небольшое количество вещевого материала. Здесь нет следов битв и больших пожарищ, как на внезапно погибшем городище
Екимэуць (Фёдоров, Чеботаренко 1974, 91-94).
По всей вероятности, поселение Рудь было покинуто обитателями где-то в конце XI в. из-за
постоянной угрозы вторжений со стороны кочевников.
I
Настоящая публикация посвящена четырём
полуземляночным жилищам из раскопок 1983
г., являющихся, на наш взгляд, наиболее поздними. В северной части раскопа были выявлены полуземлянки 10 и 12, в южной – 9 и 15
(именно в таком порядке они и описываются).
Жилище 10 (рис. 1) – обнаружено в 35 м к
юго-востоку от городища, на глубине 40-45 см.
Жилище северной стеной частично прорезало
более раннее жилище 23, юго-восточным углом – яму 41, а в северо-восточном углу было
перекрыто молдавской позднесредневековой
канавой. Оно представлено почти квадратной
в плане полуземлянкой столбовой конструкции с печью-каменкой, входом и корытовидной ямой. Жилище ориентировано стенами
1
Глубины жилищ даются от современной дневной поверхности, а глубины и высоты в их интерьере от уровня
пола.

II. Materiale şi cercetări

Рис. 1. Рудь-Фарфурия Турчяскэ. План и разрезы жилища 10.

по странам света с небольшим отклонением к
западу. Стены котлована почти вертикальные,
за исключением южной и западной, которые,
видимо, обвалились и поэтому скошены к
полу. Северная стена слегка выпуклая. Углы
320

закруглены. Размеры стен по полу: южной –
445 см, западной – 420 см, северной – 450 см,
восточной – 430 см. В связи с тем, что жилище
возведено на склоне, глубина котлована разная: 140 см в южной части и 70 см в северной.

И. Г. Власенко, Поздние жилые комплексы раннесредневекового поселения Рудь

Рис. 2. Рудь-Фарфурия Турчяскэ. План и разрезы жилища 12.

Заполнение полуземлянки неоднородное:
сверху до глубины 70 см по центру котлована
(сходя на нет по его краям) залегал интенсивно
окрашенный чернозём, в котором найдена позднемолдавская керамика, что свидетельствует
о наличии западины. Глубже, вплоть до ровного горизонтального мелового дна, заполнял
жилище коричневатый суглинок, насыщенный
керамикой, костями животных, вкраплениями
мела и мелких древесных углей.

По углам котлована и по серединам стен располагались столбовые ямы круглой или овальной формы размерами от 20×20 до 40×20 см,
глубиной от 20 см до 40 см (у восточной стены таких ям было две, что, видимо, говорит о
ремонте). Такие же ямы выявлены и по углам
квадратной в плане печи-каменки. Большинство столбовых ям отстоят от стен котлована на
расстояние от 15 см до 30 см. У северной стены
на высоте 10 см расчищены обугленные остат321

II. Materiale şi cercetări

1

2

Рис. 3 . Рудь-Фарфурия Турчяскэ. План и разрезы жилища 9 и жилища 15.

322

И. Г. Власенко, Поздние жилые комплексы раннесредневекового поселения Рудь

4
2

5

3
6

1

7

13

8

14

9

15

10

16

12

11

Рис. 4. Рудь-Фарфурия Турчяскэ. Находки из жилищ: 1-6 - жилище 15; 7-12 - жилище 12; 13-16 - жилище 10.

ки плахи длиной около 100 см, шириной 10 см и
толщиной 6-8 см. Плоской стороной плаха обращена к стене. Между плахой и стеной котлована была плотная мелово-глинистая засыпка
толщиной до 10 см. Это свидетельствует об обшивке стен полуземлянки плахами и забутовке
глиной. От плахи в направлении южной стены
отходили три небольших остатка обугленных
брёвен длиной около 15 см и диаметром 10 см.
От центра северной стены к центру жилища
на высоте 15-20 см была прослежена яркооранжевая полоса прожога, толщиной до 5 см,
шириной до 20 см и длиной 120 см. У северной
стенки найдены остатки обугленных брёвен:
нижнее (длиной 30 см и диаметром 10 см) находилось на расстоянии 20 см от пола и было
направленно вдоль прожога, верхнее – длиной и диаметром 15 см перекрывало нижнее.
В центре полуземлянки в заполнении был зафиксирован ещё один прожог в виде неправильного овала (70×60 см). Он начинался в 1520 см от пола и достигал высоты 45-50 см. В его
центре расчищены 2 фрагмента обугленных
брёвен диаметром 10 см и длиной около 20 см.
Одно из них было ориентировано с востока на
запад, другое располагалось почти под прямым
углом к первому, но не перекрывало его.
По середине восточной стены у двух столбовых ям на высоте 15-30 см сохранились остат-

ки двух обугленных брёвен длиной 15-20 см,
диаметром 10 см. Верхнее, направленное с севера на юг, пересекало нижнее. Прожога под
ним не было.
Возле той же восточной стены обнаружен материковый останец длиной 90 см и шириной
25 см, возвышавшийся на 10 см. Видимо, он
являлся ступенькой входа.
Возле юго-восточного угла жилища расчищена корытовидная яма (размерами 80×50 см и
глубиной 20 см) со слегка закруглёнными углами, ориентированная вдоль южной стены.
Отапливалась полуземлянка печью-каменкой,
располагавшейся в северо-западном углу. Она
была хорошей сохранности, за исключением
свода, рухнувшего в топочную камеру. В плане печь подквадратной формы размерами
120×100 см, она отстояла от стен котлована на
10-15 см. Наибольшая высота развала над полом достигала 70 см. Он постепенно понижался с запада на восток. Устьем печь обращена к
востоку. Сложена печь, в основном, из средних
и мелких по величине песчаниковых и известняковых камней без раствора. Небольшое количество более крупных рваных камней было
уложено в заднюю, наиболее толстую стену
печи. Они были своеобразными связующими
узлами среди мелких камней. Крупные песчаниковые плиты, поставленные на ребро, фор323

II. Materiale şi cercetări

мировали топочную камеру, которая имела
неправильно-прямоугольную форму (внутренние размеры: ширина устья 40 см, максимальная ширина 70 см, ширина у задней стенки 60
см, длина 70 см, высота до 32 см). Её задняя
стенка состояла из двух плит: песчаниковая,
толщиной 10 см, была обращена к огню, к ней
сзади вплотную прилегала известняковая, толщиной 20 см. Подом служил меловый материковый пол жилища, на котором залегал слой
золы толщиной 5 см. Задняя часть печи, расположенная за подом, устроена на небольшом
останце, возвышавшемся над полом на 10 см.
В развале печи было найдено 11 астрагалов
(1 от лошади и 10 от мелкого рогатого скота).
Все они залощены, кроме того 3 астрагала от
мелкого рогатого скота покрыты насечками:
на плоской стороне одного из них изображён
крестик (рис. 4/14), на втором сетка из пересекающихся по диагонали линий (рис. 4/15),
на третьем – схематическое изображение
«рыбы» (ромб с крестом в середине и двумя
отростками сзади в виде «хвоста» – рис. 4/13).
Один астрагал в центре имеет отверстие диаметром 0,5 см (рис. 4/16).
В заполнении жилища было собрано 232 фр.
древнерусской керамики, из них: 2 лепных,
3 слегка подправленных на круге, остальные
– гончарные. Кроме того найдено 2 фр. ошлакованной обмазки и 1 фр. железного шлака.
Заслуживает внимания гончарная керамика,
реставрированная полностью или частично из
фрагментов, найденных в заполнении печи,
ям или при зачистке дна жилища. Это 3 горшка, 1 кувшин, 2 верхние и 1 нижняя части горшков, 2 днища горшков с клеймами:
а) горшок из печи (рис. 5/2) – средних размеров, стройных пропорций. Наибольшее
расширение приходится на верхнюю треть
сосуда. Плечики покатые. Венчик фигурный, отогнут наружу, край его косо срезан.
С внутренней стороны имеется небольшой
паз под крышку, снаружи – валик. Горло
широкое, шейка короткая. Под шейкой нанесён поясок косых насечек. Тесто плотное
с мелким песком. Обжиг полный. Цвет желтовато-коричневый. Размеры: высота 26,5
см, диаметр венчика 16,5 см, диаметр шейки 14 см, диаметр тулова 20 см, диаметр дна
9 см, толщина стенок и дна 0,6 см;
324

б) второй горшок из печи тоже широкоустый,
но приземистый (рис. 5/10). Наибольший
диаметр приходится на покатые плечики.
Шейка выделена, короткая. Венчик отогнут наружу. Край его косо срезан. Верхняя
часть горшка украшена углублённым орнаментом: под шейкой нанесена одиночная
волна, по плечикам – небрежный линейный орнамент. В тесте мелкий песок. Обжиг
полный, цвет серый. Поверхность закопчена. Размеры: высота 13,5 см, диаметр венчика 14 см, диаметр плечиков 16 см, диаметр
дна 8,5 см, толщина стенок и дна 0,5 см;
в) третий горшок больших размеров, широкоустый с относительно узким дном. Тулово в
виде усечённого перевёрнутого конуса. Плечики очень покатые. Шейка короткая, выделена. Фигурный венчик отогнут наружу,
край его срезан почти горизонтально. Верхняя часть горшка украшена углублённым
орнаментом: под шейкой – поясок месяцевидных насечек, по плечикам и чуть ниже
– линейный орнамент. В тесте мелкий песок. Обжиг полный. Цвет серый. Размеры:
высота 29 см, диаметр венчика 29 см, диаметр плечиков 30 см, диаметр дна 13 см;
г) кувшин без ручки был реставрирован из
фрагментов, найденных в печи (рис. 5/4).
Он округлобокий, с узким и высоким горлом. Максимальный диаметр приходится
на середину сосуда. Венчик слегка отогнут
наружу, край его срезан почти горизонтально. Углублённым линейным орнаментом
покрыта большая часть тулова (в верхней
части линии гуще). Тесто плотное, мягкое
на ощупь, с небольшой добавкой мелкого
песка. Обжиг полный. Цвет красный. Размеры: высота 24 см, высота горла 5 см, диаметр венчика 11,5 см, диаметр шейки 9,5 см,
диаметр тулова 19,5 см, диаметр дна 9 см;
д) из печи был реставрирован горшок средних
размеров, без дна, в форме усечённого перевёрнутого конуса. Плечики покатые. Шейка
короткая, выделена. Фигурный венчик отклонён наружу, край его срезан почти горизонтально. С внутренней стороны имеется
небольшой паз под крышку. Под шейкой
расположен поясок косых насечек, ниже по
плечикам – углублённый линейный орнамент. В тесте мелкий песок. Обжиг полный,
цвет светло-коричневый. Поверхность в серых пятнах (вторичный обжиг). Размеры:

И. Г. Власенко, Поздние жилые комплексы раннесредневекового поселения Рудь

2
1

3

6

5

7

4

10

8

9

11

12

14

13

15

16

Рис. 5. Рудь-Фарфурия Турчяскэ. Керамика из печи жилища 10.

325

II. Materiale şi cercetări

сохранившаяся высота 17 см, диаметр венчика 13 см, диаметр тулова 15 см;
е) из печи, дна и корытовидной ямы была
собрана верхняя часть горшка средних размеров (рис. 5/1). Тулово в форме перевёрнутого усечённого конуса. Плечики очень
покатые. Шейка короткая. Венчик фигурный, отклонён наружу. Край его косо срезан. Тулово почти до середины украшено
углублённым орнаментом (под шейкой поясок месяцевидных вдавлений, ниже – линейный орнамент типа каннелюр). В тесте
мелкий песок. Обжиг полный. Цвет светлокоричневый. Поверхность пятнистая (вторичный обжиг). Размеры: сохранившаяся
высота 18 см, диаметр венчика 19,5 см, диаметр тулова 21,5 см;
ж) большая половина горшка (без шейки и венчика) была реставрирована из фрагментов,
найденных в печи (рис. 5/5). Сосуд небольшой, имеет тулово в виде усечённого перевёрнутого конуса. Верхняя часть украшена
углублённым линейным орнаментом. Тесто
плотное с мелким песком. Сосуд вторично
обожжён. Цвет серый. Размеры: сохранившаяся высота 12,5 см, наибольший диаметр
14 см, диаметр дна 7,5 см.
Жилище 12 (рис. 2) – выявлено в северной
части раскопа, в 6 м к востоку от жилища 10,
на глубине 40 см. Оно имело два строительных горизонта: один датируется X-XI вв., второй – концом XI в. Нас интересует последний,
верхний горизонт, когда жилище было расширено во все стороны и разобрана прежняя
печь-каменка.
Жилище второго горизонта представляло собой полуземлянку столбовой конструкции
подквадратной формы, ориентированную
стенами по странам света, с закруглëнными
углами. Оно имело вход, нишу, печь-каменку,
подбойную купольную печь и две ямы. Размеры котлована по дну около 440×405 см. Восточная и, особенно, южная стены покатые, за
счёт этого размеры котлована в верхней части
несколько увеличены. Глубина в южной части
140-145 см, в северной до 75 см.
Пол жилища горизонтальный, в выбоинах,
приподнят на 8 см от уровня мелового материкового пола более раннего горизонта (6 см
чернозёма и 2 см мела). Котлован заполнен
326

коричневым суглинком с меловыми вкраплениями, незначительным количеством мелких
древесных углей, обломками керамики и костями животных.
Вход в жилище был устроен с северо-западного угла в виде пологого пандуса в плане подтреугольной формы, шириной у котлована
100 см и длиной 85 см. Вход возвышался над
уровнем пола на 30 см.
По углам котлована и по серединам стен располагались столбовые ямы, причём иногда их
было несколько. Большинство ям округлой
или овальной формы, и лишь отдельные были
полукруглыми или прямоугольными. Две
ямы были вырыты поблизости от устья печи,
ближе к центру жилища, а вдоль южной стены
расположено наибольшее их сосредоточение.
Размеры ям от 45×35 см до 10×7 см, глубина от
4 см до 50 см (преобладает глубина от 20 см до
35 см). Наличие большого количества ям говорит о неоднократном ремонте и, в частности, об укреплении столбами южной, наиболее
высокой стены котлована.
В северной части жилища в полу, напротив
входа, была расчищена округлая яма, размерами 110×100 см и глубиной от 7 см до 25 см.
Вторая яма подкорытовидной формы располагалась почти напротив первой, но ближе к
восточной стенке жилища. Она ориентирована по линии север-юг, её размеры 100×40 см
и глубина 10 см.
По середине западной стены, за пределами
котлована, на высоте 50 см над полом была устроена ниша с горизонтальным дном. В плане
она имела подовальную форму и ориентирована вдоль стены (длина 150 см, ширина 90
см, длина у соединения с котлованом 100 см).
Печь-каменка располагалась в юго-западном
углу и устьем была обращена на север. Развал
её имел подпрямоугольную форму, вытянут с
юга на север и постепенно понижался в этом
же направлении. Длина развала 140 см, наибольшая высота около 60 см. Печь отстояла
от стены котлована на расстояние около 30
см. Развал состоял из средних по величине
известняковых и песчаниковых камней. Округлой формы под печи (диаметр пода 75 см
и ширина устья 47 см) располагался почти по
середине жилища, но ближе к северо-западному углу, на расстоянии 80 см от западной

И. Г. Власенко, Поздние жилые комплексы раннесредневекового поселения Рудь

2
1
3

5

4

6

7
8

10

11

9

12
13

14

15

Рис. 6. Рудь-Фарфурия Турчяскэ. Керамика: 1-5- жилище 9; 6-8- жилищие 15;
9-15- жилище 10, печь.

327

II. Materiale şi cercetări

стены. Он представлял собой линзовидное углубление в полу, глубиной в центре до 7 см, заполненное золой и углями. Толщина прожога
достигала 2 см. Сохранился свод топочной камеры, выполненный из камней на глиняном
растворе: его высота 35 см и толщина до 25
см. Сверху развала печи по середине, а также
в западной его части, были найдены обломки
глиняной жаровни с растительными примесями в тесте. Жаровня имела округлый утончённый край бортика толщиной до 3 см. Форму
и размеры жаровни восстановить не удалось.
По углам печь-каменку оконтуривали столбовые ямы довольно приличных размеров, что,
видимо свидетельствует о наличии обшивки,
а вероятней всего, о существовании настила
над печью.
Подбойная печь была вырезана в восточной
стене жилища, ближе к юго-восточному углу.
Горизонтальный под печи возвышался над
уровнем пола на 23 см. В плане печь имела округлую форму, диаметром 165 см, и выходила
в жилище узким устьем длиной 25 см. В нижней части ширина устья 45 см, высота 60 см,
высота от пола 80 см. Устье, видимо, имело
арочную форму, но свод его, как и свод всей
топочной камеры печи, был обрушен. Свод
топочной камеры на высоте 80 см от уровня
пода достигал ширины в 65 см. Обломки купола толщиной 8-10 см представляли собой
обожжённую глину.
О ремонте подбойной печи свидетельствуют
два слоя пода и два слоя выброса. Первый,
нижний под печи был в виде плоских камней
толщиной 1,5 см, уложенных на материк и обмазанных сверху глиной толщиной 2 см. Верхний слой пода уложен на вычищенную от золы
поверхность первого пода и тоже состоял из
плитчатых камней, обмазанных глиной (толщина камней 3 см, толщина обмазки 2 см). На
поде залегал слой угля и золы толщиной 3 см.
Выброс из печи овальной формы (длина 140
см, ширина 120 см, толщина у устья около 20
см) был направлен к центру жилища. Он был
составлен из двух слоёв золы и обмазки примерно одинаковой толщины. Рядом с устьем
были найдены камни, которые, видимо, тоже
использовались при ремонте.
В заполнении жилища был выявлен следующий вещевой материал: часть астрагала мел328

кого рогатого скота со следами насечек (рис.
4/7), мелкий фрагмент костяного гребня с остатками нескольких зубьев, заготовка рукояти
из рога, нож (фрагмент черенка со следами
древесного тлена), глиняный тигель подцилиндрической формы без венчика и с округлым дном.
На полу и в ямах найдены: проколка из трубчатой кости животного, оселок из песчаника,
плоское пряслице из мелкозернистого песчаника (диаметр отверстия 0,8 см) (рис. 4/12),
пряслице из розового шифера уплощённой
биконической формы (диаметр отверстия 0,9
см) (рис. 4/8), три фрагмента железной ромбовидной бронебойной стрелы.
В нише были обнаружены: железные скоба
(рис. 4/10), стержень-пробойник и стержень
(черенок инструмента с обрубленным концом); расколотая вдоль рукоять из рога (в торец вбивался черенок какого-то инструмента)
(рис. 4/11), половинка пряслица из стенки сосуда (диаметр отверстия 0,4 см) (рис. 4/9). У
западной стены ниши стоял небольшой горшок.
В заполнении, на дне, в развале печи-каменки и в ямах было найдено 469 фр. керамики
(наиболее выразительная – см. рис. 7; 8), из
них: 466 фр. древнерусской (3 лепных, остальные гончарных) и 3 фр. керамики раннего железного века. Гончарная посуда представлена
фрагментами горшков средних размеров. Они
тонкостенные, почти сквозного и равномерного обжига. Основной примесью к тесту служил
песок, реже – песок со слюдой и совсем редко
– песок с известняком.
Наиболее архаичен целый горшок из ниши
(рис. 8/16). Он небольшой, стройных пропорций, сформирован на медленном круге. Максимальный диаметр приходится на 2/3 высоты. Венчик слабо отогнут наружу и слегка
утончён. Короткая шейка плавно переходит в
пологие плечики. Дно узкое со следами подставки пятигранной формы. Под шейкой нанесены две углублённые волны, а затем, почти
до дна – углублённый линейный орнамент. В
тесте примесь шамота, поверхность шероховатая. Обжиг вторичный. Цвет серовато-коричневый (пятнистый). Размеры: высота 14,5 см,
диаметр венчика 8,5 см, диаметр дна 4,7 см,
толщина стенок и дна около 0,5 см.

И. Г. Власенко, Поздние жилые комплексы раннесредневекового поселения Рудь

2

1

4

3
5

6

8
7

9

10
11

12

13

Рис. 7. Рудь-Фарфурия Турчяскэ. Керамика: 1- из печи жилища 15; 2-13- из печи жилища 12.

Жилище 9 (рис. 3/1) – обнаружено в южной
части раскопа, в 18 м к югу от жилища 10, на
глубине 35 см. Оно представлено полуземлянкой столбовой конструкции, подквадратной формы, со слегка закруглёнными углами,

печью-каменкой и корытовидной ямой. Заполнял котлован чернозём с примесью золы,
древесных угольков и незначительного количества мела. Жилище ориентировано углами
по странам света с небольшим отклонением
329

II. Materiale şi cercetări

к востоку. Размеры стен котлована по верху:
юго-восточная сторона – 395 см, юго-западная
и северо-восточная – 420 см, северо-западная
– 410 см. Стены слегка скошены ко дну (разница в размерах между верхом и дном около 8
см). Глубина жилища в южной части 90 см, в
северной – 45 см. Пол меловой, горизонтальный. В северной части он подмазан глиной
толщиной до 2 см.
По углам, по серединам стен и в центре котлована располагались столбовые ямы, из которых все угловые и одна промежуточная у
северо-западной стены были спарены. Они
округлой или овальной формы. Диаметр
круглых ям 28 см, глубина 20-40 см. Размеры
овальных ям от 25×15 см до 45×34 см, при глубине от 35 см до 45 см. В восточной и юго-восточной частях жилища выявлены небольшие
ямки, диаметром от 3 см до 8 см и глубиной
от 4 до 12 см, видимо, от вбитых в пол жердей.
Наличие спаренных столбовых ям и подмазки
пола свидетельствует о ремонте.
В северной части котлована, на расстоянии
50 см от угловой столбовой ямы, под глиняной обмазкой пола расчищена корытовидная
яма подовальной формы, размерами 80×37
см, ориентированная вдоль северо-восточной
стены. Её глубина 25-28 см.
Отапливалось жилище печью-каменкой, расположенной в южном углу и разрушенной
ещё в древности. Развал камней был в форме неправильного овала, размерами 200×160
см, высотой от 7 см до 20 см. На полу, в югозападной части развала расчищен под печи
овальной формы, размерами 67×53 см. Судя
по поду, печь устьем была обращена на север.
Толщина золы на поде составляла 2 см.
В заполнении жилища найден фр. мелового пряслица биконической формы (диаметр
канала 0,9 см). В развале печи обнаружены:
астрагал мелкого рогатого скота с отверстием в центре и сланцевой оселок, плоскости и
грани которого сильно сточены. Было таже
найдено 9 фр. глиняной обмазки и фрагмент
красной охры. Кроме того в заполнении было
обнаружено 64 фр. древнерусской керамики:
3 лепных, а остальные гончарных, в преобладающем большинстве – с примесью мелкого
песка в тесте (наиболее выразительные венчики – см. рис. 6/1-5). Керамика серого, красного
или желтоватого цветов.
330

Жилище 15 (рис. 3/2) – выявлено в 4-4,5 к
востоку от жилища 9, на глубине 30-35 см.
Оно частично перекрывалось мелкой канавой
XVII-XVIII вв. Жилище имело вид полуземлянки столбовой конструкции, квадратной
формы, со слегка закруглёнными углами, входом, печью-каменкой и корытовидной ямой.
Размеры стен котлована: южной и западной по
400 см, северной – 390 см, восточной – 370 см.
Ориентирован котлован по странам света с незначительным отклонением к востоку. Он был
заполнен чернозёмом с примесью мела. Стены котлована, за исключением вертикальной
северной, слегка покатые, разница в размерах
между верхом и дном от 3 см до 20 см. Глубина у южной стены 120 см и 35 см – у северной.
Пол жилища меловой, горизонтальный.
Столбовые ямы располагались по углам котлована и по серединам стен. Угловые были
вырыты вплотную к стенам, а промежуточные
отстояли от них на 4-20 см. В плане ямы круглые или овальные. Диаметр круглых ям от 20
см до 37 см, глубина 35-45 см. Овальные ямы
размерами от 30×20 см до 37×30 см при глубине от 25 см до 50 см.
В юго-восточном углу, на расстоянии 60 см от
восточной стены, обнаружена корытовидная
яма подпрямоугольной формы, со слегка закруглёнными углами, ориентированная вдоль
южной стены. Размеры ямы 100×70 см и глубина 30-35 см.
Вход в жилище был устроен напротив печи в
восточной стене. Здесь была расчищена ступенька длиной 60 см и шириной 25-32 см, возвышавшаяся над полом на 40 см.
Печь-каменка, сложенная насухо из средних и мелких по величине известняковых и
песчаниковых камней, располагалась в северо-западном углу котлована (разрушена в
древности). Развал прямоугольной в плане
формы, размерами 180×140 см, постепенно
повышался к углу, где его высота достигала 38
см. Топочная камера, судя по сохранившемуся
поду, была квадратной, размерами 60×60 см,
устьем обращена к юго-востоку. Под располагался непосредственно на меловом полу полуземлянки, на нём лежал слой золы толщиной
7 см. Задняя стена печи несколько толще остальных. Она устроена на останце высотой до
10 см. С южной стороны печи сохранились две

И. Г. Власенко, Поздние жилые комплексы раннесредневекового поселения Рудь

2
1

4

3

5

7

6

8

9

10

11

13
12

14

15

16

17

18

19

Рис. 8. Рудь-Фарфурия Турчяскэ. Керамика из жилища 12: 1-11- дно, 12-19- заполнение.

331

II. Materiale şi cercetări

столбовые ямы неправильной формы, расположенные параллельно топочной камере (расстояние между ними составляло 85 см). Диаметры ям 24×16 см и 24×20 см, глубина 25 см
и 60 см. Над печью, видимо, устанавливалась
жаровня, обломки которой найдены в развале и вокруг него. Судя по округлым бортикам,
жаровня была овальной формы. Изготовлена
жаровня на каркасе из прутьев диаметром 3
см или небольших реек шириной до 5 см. В
тесте примесь соломы и половы. Размеры её
восстановить не удалось (высота бортиков 10,
толщина у округлого края 2-3 см, толщина у
основания 4-5 см и толщина дна 3-5 см).
В заполнении жилища найдены: пряслице
из мела колёсиковидной формы с вогнутыми основаниями и поверхностью, покрытой
концентрическими углублёнными линиями
(диаметр канала 1 см) (рис. 4/6); пряслице из
тёмно-вишнёвого шифера усечённо-биконической формы, на одном основании 2 риски
– знак собственности (диаметр отверстия 1,1
см) (рис. 4/2); проколка из трубчатой кости
животного.
В корытовидной яме было найдено тёмновишнёвое биконическое шиферное пряслице
(диаметр отверстия 0,9 см) (рис. 4/4).
В развале печи обнаружены: пряслице из стенки трипольского сосуда (диаметр отверстия 0,7
см) (рис. 4/1); пряслице усечённо-биконической из розового шифера (диаметр отверстия 1
см) (рис. 4/3); пряслице из розового шифера,
колёсиковидное со скруглёнными гранями
(диаметр отверстия 0,9 см) (рис. 4/5).
Всего в заполнении котлована жилища собрано 169 фр. керамики, из которых 13 лепных,
а остальные гончарные. Кроме того, из фрагментов, найденных в печи, полностью восстановлен один горшок и две верхние части
горшков, а перед юго-восточным углом печи в
полу жилища был расчищен горшок без шейки и венчика, заполненный золой:
а) горшок из печи (рис. 7/1) небольших размеров, широкоустый, приземистый. Тулово
в форме усечённого перевёрнутого конуса.
Наибольшее расширение приходится на высокие плечики. Шейка выделена, короткая.
Венчик фигурный, отклонён наружу, край
его срезан горизонтально. Снаружи имеется небольшой валик. Верхняя часть горшка
332

покрыта частым углублённым линейным
орнаментом. Тесто плотное с мелким песком и какими-то, видимо, органическими
примесями. Обжиг полный. Цвет красноватый. Поверхность пятнистая (закопчена).
Размеры: высота 12 см, диаметр венчика 13
см, диаметр тулова 14 см, диаметр дна 7,5
см;
б) одна из верхних частей горшка из печи
принадлежала сосуду средних размеров,
изготовленному на быстром гончарном
круге. Наибольший диаметр приходится
чуть ниже плечиков. Шейка короткая, выделена. Венчик слегка отогнут наружу, край
его срезан горизонтально. С внутренней
стороны имеется слабо выраженный паз
под крышку, с наружной стороны – валик.
Плечики покрыты углублённым линейным
орнаментом. Тесто плотное, с мелким песком. Обжиг полный, цвет красный. Размеры: высота сосуда 12 см, диаметр венчика
20 см, диаметр шейки 16 см, максимальный
диаметр тулова 22 см;
в) горшок, вкопанный в пол перед печью, был
изготовлен на быстром круге, он – широкоустый. Тулово в форме перевёрнутого
усечённого конуса. Венчик и шейка не сохранились. В месте максимального расширения проделано отверстие диаметром 0,2
см, очевидно, для ремонта. Верхняя треть
тулова покрыта углублённым линейным
орнаментом в виде густо расположенных
каннелюр. Тесто плотное, жёсткое, с большой примесью песка. Горшок вторично
обожжён до светло-серого цвета. Размеры:
сохранившаяся высота 17 см, диаметр дна
10 см, наибольший диаметр 21,5 см, толщина стенок и дна 0,5 см.
II
О развитии домашнего животноводства, охоты и рыбной ловли свидетельствует остеологический материал из заполнения котлованов
жилищ2. Среди домашних животных на первом месте стоят крс – 623 к./44 ос. и свинья
домашняя – 228 к./37 ос., далее мрс – 111 к./29
ос. и лошадь – 32 к./1о ос. Довольно значительную роль играла охота, особенно на благородного оленя – 357 к./27 ос. Охотились
2
Остеологические определения были сделаны докт. хаб.
А.И. Давидом.

И. Г. Власенко, Поздние жилые комплексы раннесредневекового поселения Рудь

также на зайца – 9 к./3 ос., кабана – 7 к./1 ос.,
тура или зубра – 1 к., косулю –1 к. Кроме того,
найдено 65 к./3 ос. птицы и 5 к. рыбы.
Поздние жилые комплексы поселения дали
сравнительно богатый керамический материал. Как отмечают специалисты, керамика является основным хронологическим индикатором культурного слоя, но вместе с тем она сама
по себе не имеет чёткой датировки (Толочко
1981, 298). Детальная разработка её типологии и хронологии не входит в задачу данной
публикации и может быть темой отдельного
исследования. Однако, на основании целых
форм и наиболее выразительных фрагментов
из заполнения жилищ здесь даëтся лишь общая характеристика керамики.
Превалирует раннесредневековая гончарная
керамика. Она делится на кухонную и столовую. Среди кухонной доминируют горшки
средних размеров, высотой менее 25 см. Они
округлобокие или имеют форму тулова в виде
усечённого перевёрнутого конуса. Были изготовлены на быстром ручном гончарном круге
и относительно тонкостенные. Толщина стенок и дна почти одинакова (около 5-7 см), но
часто дно бывает тоньше прилегающей стенки. Обжиг не всегда сквозной и равномерный
(черепок часто двух- или трëхцветный в изломе). Цвет горшков варьируют от беловато-серого или желтоватого до коричневато-красного (иногда наблюдается вторичный обжиг).
Керамика изготавливалась на месте и обжигалась в двухъярусных гончарных печах. Такой
горн выявлен на этом поселении Р.А. Рабиновичем (Рабинович 1991, 103).
Горшки имеют сложную конфигурацию венчика. Он отогнут наружу, чётко профилирован, часто манжетовидный. Край венчика
горизонтальный или косо срезан наружу, а
иногда и во внутрь; он округлый утончённый, реже – утолщённый. На внутренней
стороне только начинает намечаться слабо
выраженный паз под крышку. Снаружи часто
присутствует небольшой валик в виде натёка,
полученный при формировании венчика, возможно, шаблоном. Шейка короткая, выражена. Плечики в большинстве случаев покатые,
тулово плавно сужается к плоскому, обычно
узкому дну. Наибольшее расширение приходится на верхнюю треть сосудов, на плечики

или чуть ниже. Фрагменты некоторых днищ
имеют выпуклые клейма. Горшки украшены
углублённым орнаментом. На поздних сосудах орнамент более разнообразный. Здесь
украшалась обычно верхняя половина сосудов, тогда как более ранняя керамика была
орнаментирована почти до дна. По шейке или
под ней наносилась одиночная или двойная
волна, а иногда поясок косых или месяцевидных насечек, ниже располагался линейный
орнамент, напоминавший рифление. Черепок
плотный. В тесте преобладает примесь мелко
просеянного песка, реже отмечается наличие
дроблёного известняка, а в более ранней посуде – сочетание примеси песка со слюдой, либо
песка с дресвой.
Редко попадалась лепная или слегка подправленная на круге керамика с примесью шамота.
Она обычно находилась в верхней части заполнения сооружений, как и фрагменты позднесредневековой посуды молдавского периода (оказались в западинах котлованов вместе
с материалом из культурного слоя).
Малочисленны фрагменты кувшинов (целый
найден в жилище 10), конических мисок, гончарных сковород, а также переносных глиняных жаровен. Ещё реже встречены обломки
гончарных крышек (несколько небольших
фрагментов найдено в культурном слое).
Г.Б. Фёдоров, исходя из отсутствия монет и
других точно датируемых находок, основываясь на аналогиях из Алчедара и Екимэуць
и на анализе керамики (в частности, анализе
одного из технологических признаков производства керамики –примесей к тесту), в
основном верно определил время бытования
памятника. Он полагал, что поселение Рудь
было основано в VIII-IX вв. (наличие лепной керамики с шамотом в тесте типа ЛукаРайковецкая) и укрепления городища были
возведены в конце IX – начале X вв. По его
мнению, поселение достигло наивысшего
расцвета в X-XI вв. (примесь к тесту керамики мелкого шамота, слюды и песка), а к концу XI – началу XII вв. жизнь на поселении
становится менее интенсивной и прекращается совсем (в примесях к тесту преобладает
мелко просеянный песок, а также имеется
небольшой процент добавки толчённого известняка) (Фёдоров 1972, 154, 158).
333

II. Materiale şi cercetări

Керамика с поселения Рудь находит широкие
аналогии на многих синхронных памятниках
Древней Руси , особенно её юго-западных регионов (Кучера 1986, 446-452). Горшки с манжетовидными венчиками из наиболее поздних
жилых комплексов Руди относятся к третьей
хронологической группе керамики поселения
Лесковое (Черниговщина), что датируется X
– серединой XI вв. (Шекун, Веремейчик 1999,
55). На поселениях у с. Григоровки (Черкащина) они соответствуют второму хронологическому периоду – рубеж X-XI вв. – 30-е гг.
XI в. (керамика второй половины XI в. здесь
отсутствует) (Петрашенко 2005, 58, рис. 32/18). В Северной Буковине, по классификации
Б.А. Тимощука, подобная керамика относится
к первому хронологическому периоду (ко второму виду Б) – это X-XI вв.. Здесь она обнаружена в слоях XI в. на поселениях Горишние
Шеровцы II, Ломачинцы (жилище 1), Перебыковцы (жилища 1 и 2), Цецино (жилища 1 и 2)
(Тимощук 1982, 19, рис. 4/4-7).
Представляется, что для нашей посуды наиболее применимаой является классификация,
разработанная Б.А. Прищепой и Ю.М. Никольченко для керамики летописного Дорогобужа из Западной Волыни. В основу типологии была положена форма венчиков горшков
X-XIII вв., согласно которым исследователи
делят посуду на восемь типов (Прищепа, Нiкольченко 1996, 51, 52, 213, рис. 79/17-26).
На поселении Рудь встречены кухонные горшки первых трёх типов. У 1-го типа, который
датируется первой половиной X в., венчики
отклонены наружу, край их округлый или косо
срезан наружу (к этому типу можно отнести
также и лепную или подправленную на круге
керамику VIII-IX вв.). Ко 2-ому типу относятся горшки так называемого «курганного типа»
– с отогнутыми утолщёнными манжетовидными венчиками, относящимися к второй половине X – первой половине XI вв. В комплексах
вышеописанных жилищ доминируют горшки
3-его типа, имеющие почти такие же манжетовидные, но более короткие отогнутые венчики, края которых либо срезаны горизонтально,
либо скошены наружу или вовнутрь. Датируется такая керамика в основном XI в. (Прищепа,
Нiкольченко 1996, 51-52, 213, рис. 79/17-26).
Таким образом, на поселении Рудь наблюдается непрерывный процесс развития гончар334

ного производства, начиная от ранней лепной
керамики типа Лука-Райковецкая до поздней,
более совершенной, изготовленной на быстром ручном гончарном круге, датированной
XI в. Эта же керамика присуща и раннесредневековой керамике с городища Речула (Власенко 1990, 212-229), Глинжень II-Ла Шанц
(Гольцева, Кашуба 1995, 47-50) и некоторым
другим восточнославянским памятникам.
III
Вышеприведённое описание жилищ позволяет сделать некоторые выводы относительно
их планировки, конструктивным данным и
устройстве интерьера.
Как полагают исследователи, для южнорусских
земель X-XI вв. характерны полуземляночные
жилища с каркасно-столбовой, реже срубной,
конструкцией стен и печами-каменками (Раппопорт 1975, 124; Толочко 1983, 101). Наиболее
поздние жилища поселения Рудь из раскопок
1983 г. представлены четырьмя квадратными
полуземлянками каркасно-столбовой конструкции, площадью 16-20 кв.м. К этому же периоду, видимо, необходимо отнести и срубную
полуземлянку 3 из раскопок 1970 г. (Рошаль,
Фёдоров 1973, 170-174). Жилища X в. и вышеописанные почти идентичны по устройству и
размерам, но несколько больше более ранних
жилищ VIII-IX вв., содержащих в заполнении
лепную керамику типа Лука-Райковецкая.
Котлованы жилищ ориентированы стенами
или углами по странам света с незначительными отклонениями. В связи с тем, что постройки возведены на склоне, глубина котлованов разная: в южной части от 90 см до 145
см, в северной – от 35 см до 75 см. Заполнены
котлованы коричневатым суглинком с меловыми вкраплениями или чернозёмом с примесью мела и мелких древесных углей. Опорные столбы устанавливались по периметру
котлованов в углах и по серединам стен. Форма столбовых ям округлая или овальная, дно
горизонтальное (размеры ям от 30×20 см до
40×20 см, глубина 20-40 см). Некоторые жилища часто ремонтировались или перестраивались, расширялась их площадь, менялось
расположение столбов. Между столбами и
котлованами имелось определённое расстояние, предназначенное для обшивки стен
горизонтально уложенными брёвнами или
плахами, прижимавшимися столбами к сте-

И. Г. Власенко, Поздние жилые комплексы раннесредневекового поселения Рудь

нам котлованов или к забутовке, а также, возможно, крепившимися в пазах столбов. Стены
возвышались над уровнем земли и снаружи
либо были присыпаны грунтом, либо обмазывались глиной. Крыши, по всей видимости,
были двухскатными на деревянном каркасе,
сверху присыпанные землёй.
Мощные печи-каменки прямоугольной формы, в преобладающем большинстве сложенные без скрепляющего раствора, располагались в северо-западном или юго-западном
углу напротив входа и были обращены к нему
устьем. Характерно правостороннее расположение печи по отношению к входу, устроенному в виде материковой ступеньки или пологого пандуса в наиболее низкой северной или
восточной стене котлована. В жилище 9 входа
не прослежено, им могла служить приставная
деревянная лестница в северо-западном углу.
Квадратный или овальный в плане под печи
располагался непосредственно на материковом
горизонтальном полу жилища, иногда подмазанном глиной. В большинстве случаев печь устьем ориентирована вдоль одной из стен и лишь
в полуземлянке 9 – почти по диагонали котлована. Задняя стена печи-каменки достигала большой толщины. Она часто состояла из довольно
больших плит, поставленных на ребро. В некоторых случаях такие плиты формировали всю
топочную камеру. По углам печи почти всегда
вкапывались столбы, которые могли служить
для обшивки их основания, но судя по большим
размерам ям, могли также использоваться и для
поддержки настилов типа полатей.
В жилище 15 перед юго-восточным углом устья
печи в пол был вкопан гончарный горшок без
шейки и венчика, заполненный золой и, видимо, служивший для каких-то культовых целей.
Сверху на печи иногда устанавливались глиняные жаровни (как переносные, так и стационарные). Топились печи-каменки по-чёрному.
В полуземлянке 12 кроме каменки в материковой стене котлована была вырезана подбойная купольная печь. Подобная печь выявлена
и в более раннем жилище 3 этого памятника
(Бейлекчи 1986, 107-108). Жилища с подбойными печами в углах котлованов известны на
поселениях культуры Рэдукэнень в центральных районах Днестро-Прутского междуречья
– Дурлешть-Валя Бабей, Ханска и Молешть.

В двух случаях они вырыты в останцах, а на
поселении Валя Бабей печь выходила за пределы котлована. Здесь в двух жилищах кроме
подбойной печи ещё имелись открытые очаги, расположенные у одной из стен (Тентюк
1990, 70-71). Такие печи могли служить либо
для выпечки хлеба, либо для каких-то других
хозяйственных или производственных целей.
В интерьере жилищ присутствуют неглубокие
корытовидные ямы, расположенные в стороне от печи и от входа, на определённом расстоянии от стен и ориентированные вдоль одной из них. Подобные ямы обнаружены в полу
полуземлянок 4Б (Бейлекчи 1986, 101) и 1 (Рабинович 1991, 103) этого памятника, а также
в жилищах синхронных поселений культуры
Рэдукэнень (Тентюк 1990, 69-70).
В некоторых жилищах кроме таких ям были
выявлены припасы хорошо выделанной гончарной глины. В таких ямах либо месили и
хранили глину для производства керамики
(Тентюк 1990, 69-70; Рабинович 1991, 103),
либо использовали их в процессе прядения
и ткачества. Одно из жилищ имело в стене
нишу, выходящую за его пределы и служившую своеобразной кладовой.
На поселениях Алчедар и Екимэуць жилища
располагались гнёздами, что говорит о существовании соседской общины (Фёдоров, Салманович 1964, 6). Поздние жилища поселения
Рудь выстроены вдоль склона рядами. Расстояние между полуземлянками в рядах от 4 м
до 6 м, а между рядами до 16 м. Какие-либо
выводы по этому поводу, исходя из малочисленности имеющегося материала, делать ещё
рано. Видимо, такая планировка жилищ обусловлена вынужденным их расположением на
довольно крутом склоне.
IV
Керамика из заполнения поздних жилых комплексов поселения Рудь позволяет их датировать XI в., что прямо или косвенно подтверждается целым рядом факторов:
1) в первой половине XII в. на смену полуземлянкам приходят наземные деревянные
постройки с глинобитными каркасными
печами (Раппопорт 1975 , 129, 152; Тимощук
1982, 36);
2) Среднее Поднестровье XII-XIII вв. характеризуются преобладанием керамики га335

II. Materiale şi cercetări

лицкого типа, широко распространённой
на памятниках Северной Буковины. Между
самой поздней керамикой из Руди и галицкой керамикой существует определённый
хронологический разрыв, между ними нет
генетической связи;
3) посуда и сооружения XII-XIII вв. на поселении Рудь, хотя и было исследовано в общей
сложности около 2 тыс. кв.м, не обнаружены. Несколько фрагментов керамики, датированной Г.Б. Фёдоровым этим периодом
(Фёдоров 1972, 158), видимо, попали на поселение случайно;
4) по мнению исследователей, массовое появление гончарных крышек и горшков, имеющих на внутренней стороне венчиков желобки для крышек, является хронологическим показателем в производстве керамики
для XII-XIII вв. (Тимощук 1982, 25), тогда
как на поселении Рудь гончарные крышки
лишь только начинают появляться, что характерно для конца XI в.;
5) на поселении полностью отсутствуют амфоры, в том числе и красноглиняные северопричёрноморские XII-XIII вв., имеющие приподнятые над горловиной ручки, удлинённое
грушевидное рифлёное тулово и округлое
дно (Якобсон 1979, 110). На городище Галицкой Руси Мерешеука, расположенном в 15
км выше по течению р. Днестр, фрагменты
таких амфор найдены в довольно большом
количестве (Власенко 1983 , 77-78);
6) время производства большинства овручских шиферных пряслиц из заполнения
жилищ в основном совпадает с датировкой
керамики. Диаметр отверстий у пряслиц
составляет около 0,9-1 см, что позволяет отнести их к XI в. (Розенфельдт 1964, 223);

7) дополнительным показателем времени
функционирования как жилищ, так и поселения в целом служит полное отсутствие
стеклянных браслетов, имевших широкое
распространение на многих памятниках
Руси XII-XIII вв., в том числе и в Северной
Буковине (Тимощук 1982, 28).
Исходя из всего вышеизложенного, устанавливается верхняя хронологическая граница
бытования поселения Рудь, которая ни коем
образом не может выходить далеко за пределы XI в., тем более относиться к XII-XIII вв.
V
Более южные древнерусские городища на
территории Днестро-Прутского междуречья
прекращают своё существование несколько
раньше. Так, на городище Речула жизнь прерывается где-то в середине X в. (Власенко
1990, 212-229), на городище Глинжень II-Ла
Шанц – на рубеже X-XI вв. (Гольцева, Кашуба
1995, 64). Верхнюю дату бытования городища
Екимэуць Г.Б. Фёдоров ограничивал концом X
– первой половиной XI вв., а городища Алчедар – концом XI – началом XII вв. (Фёдоров,
Чеботаренко 1974, 91-94, 78-85). Хотя Т.В.
Равдина по керамике, монетам и другим находкам датирует городище Алчедар, а вместе с
ним и городище Екимэуць, второй половиной
X в. (Равдина 1988, 54-71). В последнее время
список раннесредневековых городищ Молдовы несколько пополнился. Так, было открыто
и частично исследовано синхронное городищу Рудь кольцевое древнерусское городище
с посадом, расположенное всего в нескольких
километрах ниже по течению р. Днестр у с. Тэтэрэука Ноуэ в урочище Германарие (Рабинович 1993).

Библиография
Бейлекчи 1982: В.С. Бейлекчи, Отчёт о раскопках восточного посада городища Рудь в 1981 г. Архив
НМАИМ, инв. № 163 (Кишинёв 1982).
Бейлекчи, Власенко 1983: В.С. Бейлекчи, И.Г. Власенко, Отчёт о раскопках посада городища Рудь в
1982 г. Архив НМАИМ, инв. № 177 (Кишинёв 1983).
Бейлекчи, Власенко 1984: В.С. Бейлекчи, И.Г. Власенко, Отчёт о раскопках поселения у славянского
городища Рудь в 1983 г. Архив НМАИМ, инв. № 204 (Кишинёв 1984).
Бейлекчи 1986: В.С. Бейлекчи, Раскопки славянского поселения Рудь в 1981-1982 гг. В сб.: АИМ 1982 г.
(Кишинёв 1986), 96-115.
Власенко 1983: И.Г. Власенко, Древнерусский слой городища Мерешовка. В сб.: АИМ 1979-1980 гг.
(Кишинёв 1983), 77-88.
Власенко 1985: И.Г. Власенко, Новые археологические памятники в Молдавии. В сб.: АИМ 1981 (Кишинёв
1985), 198-205.

336

И. Г. Власенко, Поздние жилые комплексы раннесредневекового поселения Рудь

Власенко 1990: И.Г. Власенко, Исследования городища Речула. В сб.: АИМ в 1985 г. (Кишинёв 1990),
212-229.
Гольцева, Кашуба 1995: Н.В. Гольцева, М.Т. Кашуба, Глинжень II. Многослойный памятник Среднего
Поднестровья (Тирасполь 1995).
Кучера 1986: М.П. Кучера, Керамика. В сб.: Археология Украинской ССР, т. 3 (Киев 1986), 446-452.
Петрашенко 2005: В.А. Петрашенко, Древнерусское село по материалам поселений у с. Григоровка
(Киев 2005).
Прищепа, Нiкольченко 1996: Б.А. Прищепа, Ю.М. Нiкольченко, Лiтописний Дорогобуж в перiод
Киïвськоï Русi. До iсторiï населення Захiдноï Волинi в X-XIII столiттях (Рiвне 1996).
Рабинович 1990: Р.А. Рабинович, Отчёт об исследованиях Древнерусской археологической экспедиции в
1989 г. Архив НМАИМ, инв. № 292 (Кишинёв 1990).
Рабинович 1991: Р.А. Рабинович, Гончарный горн на поселении X-XII вв. у с. Рудь. В сб.: Хозяйственные
комплексы древних обществ Молдовы (Кишинёв 1991), 99-109.
Рабинович 1993: Р.А. Рабинович, Отчёт о раскопках Дондюшанской археологической экспедиции
городища Германарие (Тэтэрэука-Ноуа IV) в 1990 г. Архив НМАИМ, инв. № 324«а» (Кишинёв 1993).
Равдина 1988: Т.В. Равдина, О датировке городища Алчедар. В сб.: Средневековые памятники
Днестровского-Прутского междуречья (Кишинёв 1988), 54-71.
Раппопорт 1975: П.А. Раппопорт, Древнерусское жилище VI-XIII вв. В сб.: Древние жилища народов
Восточной Европы (Москва 1975), 104-155.
Розенфельдт 1964: Р.А. Розенфельдт, О производстве и датировке овручских пряслиц. СА 4, 1964, 220224.
Рошаль, Фёдоров 1973: М.Г. Рошаль, Г.Б. Фёдоров, Жилые и производственные сооружения
древнерусского поселения Рудь. В сб.: АИМ 1970-1971 гг. (Кишинёв 1973), 155-176.
Тельнов 2003: Н.П. Тельнов, Восточнославянские древности Днестровко-Прутского междуречья VIII-X
вв. Stratum plus 5, 2003, 142-263.
Тентюк 1990: И.С. Тентюк, Некоторые аспекты исследования культуры Рэдукэнень на территории ССР
Молдова. В сб.: Археология, этнография и искусствоведение Молдовы: итоги и перспективы. Материалы
республиканской конференции 8-9 августа 1989 г. (Кишинёв 1990), 66-78.
Тимощук 1982: Б.О.Тимощук, Давньоруська Буковина (X – перша половина XIV ст.) (Киïв 1982).
Толочко 1981: П.П. Толочко, Гончарное дело. В сб.: Новое в археологии Киева (Киев 1981), 281-301.
Толочко 1983: П.П. Толочко, Древний Киев (Киев 1983).
Фёдоров 1972: Г.Б. Фёдоров, Древнерусское поселение на Севере Молдавии. В сб.: АИМ 1968-1969 гг.
(Кишинёв 1972), 143-159.
Фёдоров, Чеботаренко 1974: Г.Б. Фёдоров, Г.Ф. Чеботаренко, Памятники древних славян (VI-XIII вв.).
АКМ, вып. 6 (Кишинёв 1974).
Фёдоров, Салманович 1964: Г.Б. Фёдоров, М.Я. Салманович, Этническая и культурная история
населения Юго-Запада СССР от начала железного века до XIX столетия (Москва 1964).
Шекун, Веремейчик 1995: О.В. Шекун, О.М. Веремейчик, Давньоруське поселення Лiскове (Чернiгiв
1999).
Якобсон 1979: А.Л. Якобсон, Керамика и керамическое производство Средневековой Таврики (Ленинград
1979).

Complexe locative tardive din aşezarea medievală de la Rudi
Rezumat
În articol sunt analizate patru locuinţe cercetate, în anul 1983, la periferia aşezării medievale fortificate „Farfuria
Turcească”. Acestea s-au dovedit a fi cele mai târzii din toate complexele studiate în situl menţionat.
În publicaţiile anterioare majoritatea complexelor din această aşezare au fost greşit atribuite unei perioade mai
târzii, fiind întinerite cu 100, sau chiar cu 150 de ani. Ca urmare a analizei detaliate a materialului ceramic, precum
şi a altor piese, descoperite în complexele închise, s-a stabilit că atât locuinţele, cât şi întreaga aşezare, nu depăşesc
limita secolului XI. Astfel, nici materialele arheologice şi nici contextul istoric nu permit încadrarea aşezării fortificate de la Rudi-Farfuria Turcească în secolele XII-XIII.
Lista ilustraţiilor:
Fig. 1. Rudi-Farfuria Turcească. Planul şi profilul locuinţei nr. 10.
Fig. 2. Rudi-Farfuria Turcească. Planul şi profilul locuinţei nr. 12.

337

II. Materiale şi cercetări

Fig. 3. Rudi-Farfuria Turcească. Planul şi profilul locuinţelor nr. 9 şi nr. 15.
Fig. 4. Rudi-Farfuria Turcească. Descoperiri din locuinţe: 1-6 - locuinţa nr. 9; 7-12 - locuinţa nr. 12; 13-16 - locuinţa
nr. 10.
Fig. 5. Rudi-Farfuria Turcească. Ceramică din cuptorul locuinţei nr. 10.
Fig. 6. Rudi-Farfuria Turcească. Ceramică: 1-5 - locuinţa nr. 9; 6-8 - locuinţa nr. 15; 9-15 - cuptorul locuinţei nr. 10.
Fig. 7. Rudi-Farfuria Turcească. Ceramică: 1 - cuptorul locuinţei nr. 15; 2-13 - cuptorul locuinţei nr. 12.
Fig. 8. Rudi-Farfuria Turcească. Ceramică din locuinţa nr. 12: 1-11 - de pe podea; 12-19 - din emplecton.

Late residential compounds of the early medieval settlement Rudi
Abstract
The present article describes four most late dwellings unearthed in 1983 at the trading quarter of the Old Russian
site Rudi-Farfuria Turcească. Major part of the monument was revived in the previous publications. Analysis of the
ceramic material and some other finds from the filling of the late residential compounds enable to establish the upper chronological limits of being for the whole settlement. It can’t be later the 11th c. and dates back to the 12th-13th
centuries which has been expressly or by implication confirmed by a variety of facts.
List of illustrations:
Fig. 1. Rudi-Farfuria Turcească. Plan and sectional views 10.
Fig. 2. Rudi-Farfuria Turcească. Plan and sectional views 12.
Fig. 3. Rudi-Farfuria Turcească. Plan and sectional views 9 and 15.
Fig. 4. Rudi-Farfuria Turcească. Finds from the dwellings: 1-6 - dwelling 15; 7-12 - dwelling 12; 13 - dwelling 10.
Fig. 5. Rudi-Farfuria Turcească. Ceramics from the stove of the dwelling 10.
Fig. 6. Rudi-Farfuria Turcească. Ceramics: 1-5 dwelling 9; 6-8 - dwelling 15; 9-15 - dwelling 10, stove.
Fig. 7. Rudi-Farfuria Turcească. Ceramics: 1 - from the stove of the dwelling 15; 2-13 - from the stove of the dwelling
12.
Fig. 8. Rudi-Farfuria Turcească. Ceramics from the dwelling 12: 1-11 - bottom, 12-19 - filling.
28.03.2008
Иван Власенко, Национальный музей археологии и истории Молдовы, ул. 31 Aвгуста 1989, 121А, МД-2012,
Кишинэу, Республика Молдова

338

Related Interests