You are on page 1of 12

14.11.

2000
Здравствуйте, дорогие мои Надя и Федя, и все Ваши родные.
Что-то нет от вас весточки, все ли у вас благополучно со здоровьем. Я что-то волнуюсь, мое
сердце. В первых письмах Федя писал, что Надя и сын ваш не так хорошо себя чувствуют,
голова болит, был в госпитале (Вася - редактор), а Надя не так хороша. Федя ей помогает во
всем, (пока она лежит - редактор) лежит в кровати. Но я думаю, что Господь помог и все
хорошо. Я хотела помочь во всех отношениях.
Но время так идет быстро, и олимпиада прошла. Русские уже стараются забирать лучшие места
в играх, как это приятно. Напишите хоть пару слов, все ли благополучно в вашей жизни. Вы
знаете, как вы дорогие мне, Надя и Федя, и вся Ваша семья.
У нас было бы все хорошо, если бы не такое горе в нашей семье. Такое горе, как случилось с
мужем и Надей (кто это? - редактор), я никак не могу смириться. Что они так скоро один за
другим ушли в лучший мир, они мне очень и очень дорогие. У меня теперь очень и очень
изменилась жизнь. Толя очень занят по работе. Но все-таки находит время во время работы
пару минут уделить для меня время. Вот вчера мы всей его семьей были в ресторане. Толин
старший сын Андрей уезжает в Нью-Йорк на три месяца на (голодай) (отпуск). Провожали. О,
как бы я хотела, чтобы кто-то от вас, кто-нибудь приехал бы ко мне хоть на пару недель. Я
пишу так, что думаю у вас все в порядке. Надя и Федя, я думаю, вы напишите. Только что мне
звонил Николай – Верочки муж. О Боже, как он плачет, что такая Верочка оставила его в
больничной обстановке, где крик и стоны вокруг. Он просит, чтобы я его забрали. Как надо
жить сегодня, сегодня пока все хорошо. Я вижу в ваших письмах, вы живете радостно и
дружно. Приятно читать, хочу видеть.
Всегда любящая ваша Шура, думаю о вас. Целую крепко всех.
Толик говорит по-русски хорошо, а писать не может. Жена у него австралийка, и дети не
говорят по-русски, а потому я кое-как говорю по английскому.
Ах, как радостно получать от вас по-русски и хорошо написанные письма. Здесь очень много
русских есть. Русская церковь, Русский дом, где мы встречаемся, не чувствуем разницы за
долгие годы, проработавши с ними.
Еще целуем крепко, вас всех обнимаю. Ваша Шура.
Дорогая Надя и Федя, как хорошая ваша семья (по фотографиям). Я любуюсь вами, хочу видать
всех.

Дорогие наши Надя, Федя и вся ваша семья.


Извините, что я задержалась с ответом, но ваше мне очень дорогое письмо, вы уже знаете, в чем
дело. Света мне очень дорогая дочь, она мне во всем помогала, когда я осталась без мужа. Он в
течение 7 лет каждый день в семь вечера звонила и этим мне много очень помогала советом и в
общем. Она мне говорила что-то она себе чувствует не хорошо в постеле, если не скажет мне
«спокойной ночи». Но это было так, потому что ее муж получил свою болезнь через год, как
умер мой Жорж. О, дорогая Надя, ты не представляешь, как я прожила с мужем 60 лет. Это был
особый человек, как ты его знала. Он мне встретился, когда была война и был голод. Я уже не
знала, что мне делать. У меня уже не было, что кушать. Это очень тяжело для матери. Он, как
только я с ним познакомилась, сразу подумал обо мне. Он сделал, если ты помнишь, телегу из
дерева и повез ее на базар. Привез мешок муки, и мы зажили радостно. Но так как мы
услышали, что кто был в плену, он должен отвечать перед правительством, т.е. быть отправлен
в лагерь (10 лет), а то и больше, он мне предложил уехать с ним куда-нибудь. Мы уезжали на
короткое время, пока война утихнет. Он у папы нашего достал 2 колеса, сделал коляску, и мы
взяли кое-что: ведро для воды, ложки на всякий случай, одеяло для Светочки, ну и еще кое-что.
Я думала, что вернусь скоро домой, уверена была, что это так будет, даже ключ от дома не дала
маме. Но ты думаешь так, а судьба ведет иначе. Когда мы приехали на вокзал, нас догнала Зина
и сказала мне, что она меня не пустит одну с маленькой. Жорж был очень рад, и Зина его
успокоила. Он предложил. Посмотрел на линию, стоял поезд товарный и там была Оля
Павлова. Он открыл лямку у второго вагона, и мы погрузили свои вещи. Поезд тронулся, и мы
поехали в Польшу. Когда мы приехали в Брест-Литовск, к нам постучался немец в вагон. Он
хотел меня забрать к себе домой в Германию, учить его детей русскому языку. Обещал нас всех
забрать позже, потом. А Зина сказала, что она поедет и потом заберет нас. Мы в горячке
согласились. Только вылезли с вагона на перрон, я побежала за ней, а поезд ушел. Я бегала-
бегала и ничего не нашла. Жорж меня ждал со Светой около калитки. Я прибежала в слезах. Ну
ничего уже сделать нельзя. Вышли с калитки и пошли в гору искать счастья. Где и как
устроиться? Вдруг нам навстречу идет ученик, с которым я училась в 10 классе. «А, Шурочка,
как я рад! Что вы здесь делаете?» Я и говорю, что приехали прятаться от бомбежки из России.
Ищем пристанища. Да вот беда потеряла сестру, немец увез, искала и не нашла. И рассказала,
как получилось. Он говорит, что имеет 2 комнаты, одну даст нам, а потом устроится как-то
жизнь, а Зина будет искать вас в Бресте. Мы с радостью согласились и Жорж стал искать
работу. Устроился в рабочем лагере сторожить на калитке. Рассказал эту историю с Зиной
начальнику лагеря. А Зина уехала в Германию. Но так как без комиссии и без дезинфекции в
Германию не пропускали, она должна была пройти всю процедуру. Немец приходил и
спрашивал, что он утерял свою дочь, так он называл Зину. На проверке ее отправили в лагерь в
Германию на завод, где она выдавала инструменты (молоток, лопаты, гвозди) пленным и т.д.
она писал письма в Брест-Литовск везде. И написала начальнику в лагерь, в котором работал
Жорж. А он, зная, где мы остановились, принес нам письмо. Я потеряла сознание от радости.
Он сказал, что обязательно даст нам Зину. Но война продолжалась и лагерь, в котором работал
Жорж, из Польши перевезли в Австрию – в Вену. Передали Болдареву и генералу Ермолову, и
мы должны были уехать из Польши. Но мы уже знали, где находится Зина, это было в
Германии, город Пейкранштам. Я все время плакала за Зиной. Но так как Жорж меня полюбил
и был очень хороший человек, он сказал, что бы для ни стоило, он достанет Зину для меня, что
он не может видеть моих слез. И однажды мы пошли к нашему начальнику, к Болдареву,
генералу Ермолову, рассказали всю эту историю. Что Зина кончила университет на золотую
медаль. Я просила и очень плакал, и Жорж плакал. Они сжалились над нами и сказали, что если
Жорж поедет, то они будут хлопотать и заберут ее в наш лагерь. Дали Жоржу документ, что
такой человек нужен, как Зина, в нашем лагере. Я собрала немного на помощь, если нужно
будет поблагодарить. И Жорж сказал, что он все сделает, чтобы я была рада (даже жизнь свою
отдаст). Мне все сказали, что он делает? Ни имею сестры и не буду иметь мужа. Он сказал, что
на все согласен. И уехал. Но он как-то предавал мне записки с дороги. И написал, что в том
лагере, где работает Зина, есть доктор и он поможет освободить Зину, что он уже говорил с
начальником лагеря и доктором. Доктор напишет, что Зина имеет внутри уха воспаление и
поправки не может быть, так что можно забрать. И вдруг рано утром, в 4 часа они вдвоем с
Зиной стучат в двери моего лагеря. И Жорж говорит - прими дорогого тебе гостя _Зину. Ой,
дорогая Надя, ты не поверишь, как мы плакали вдвоем с Зиной, целовались все втроем, я Зина и
Жорж. Он очень был доволен нашей встречей. Начальник лагеря поставил кровать ей, и она
была долгое время с нами, пока не встретила своего мужа. И друг друга не полюбили. И она
вышла замуж. Потом я все тебе, дорогие наши, в следующем письме напишу продолжение ее
жизни.
А теперь напишу пару слов о Светочке- Вере. Вера, когда было ей 10 лет, у меня нашелся
братик Верин. Мы хотели окрестить и мальчика, и Свету, так как она не была крещенная. Взяли
кума и куму, устроили крестины. Отправились в церковь, а когда пришли из церкви (ей тогда
был уже десятый год), она говорит, что она не Света, а Вера. Это значит, что она очень
верующая. А поэтому зовите меня, мама, Верой! Дорогая Надя, ты не знаешь, как мне было
трудно менять имя, которым я называла ее – Света. Но Надя, ты не представляешь, как мне
тяжело сейчас. Ей уже 63 года, она очень хорошая, очень большая умница. Но ее сейчас в
жизни встретило несчастье. 3 месяца тому назад Света почувствовала большую слабость,
пошла к доктору. Он осмотрел ее и говорит, что ничего плохого не нашел. Это просто и
нормально. Вы уделяете своему много внимания, как парализованному, 24 часа – и днем и
ночью. На всякий случай я пошлю вас на проверку. Вот она пошла с Толей на проверку к
профессору по раковым болезням. Профессор проверил и вдруг говорит Светочке (Толик все
слышит) - у вас рак печени и вам осталось 3 месяца жизни. Толя страшно возмутился и говорит
профессору – вы не умный человек, что вы говорите больному, вы убили мою сестру. Почему
ни мне это сказали, потихоньку? Ведь я здесь сижу. Вы просто дурак, а не профессор! Он,
конечно, очень извинялся. Но Толя остался им очень не доволен. И сразу направил Светочку в
санаторий раковый, где она пробыла 2 недели. Пришла домой – очень исхудала. Там лечили ее
внушением, диетой и травами. Она пришла домой, толя поместил ее в госпиталь, где она
пролежала 2 недели. Сейчас она дома, я хотела быть у нее и досматривать ее. Но Светочка
сказала, чтобы я приходила часто посидеть и поговорить, а к ней перейдет ее сын с семьей. Они
жили у нее 7 лет после свадьбы и было все хорошо. Сейчас они жили в своем доме и перешли к
ней. У них 2 детей, девочка 8 лет и мальчику 5 лет. Очень хорошие дети и очень любят бабушку
Веру. Света все сделала, что надо сделать тяжело больному. Перешла в 2 маленькие комнаты, а
мужа поместила пожизненно в Русский дом, где за ним будут ухаживать, пока он живой. Она с
сыном Сашей ходят навещать Николая. Он не верит, что она такая больная. И все время просит,
чтобы она забрала его домой. Но это, конечно, невозможно. Я думаю, на этом все кончится. Но
мне говорит – не теряй, мама, надежду! Ее возят в госпиталь на какую-то химио-терапию.
Доктор говорит, что кровь как будто стала чище. Вера надеется. Но я этого горя не переживу.
Вот, дорогая моя Надя и Федя и вся ваша семья мне очень дорогая, я плакала от радости, когда
Светочка нашла вас. Она все могла сделать и найти. Это особый человек. Я думаю, Господь нам
еще позволит встретиться и поговорить. Рассказать друг другу р нашем пережитом времени и у
тебя, и у нас. А пока пишите и задавай вопросы мне , я все тебе расскажу, дорогая сестричка и
твоя семья.
Мой Толя не пишет по-русски, но говорит хорошо. Я ему прочла твое письмо, Толя. Большое
спасибо. Мой Толя был очень рад и ждет вашей встречу.
Поздравляю всех с рождеством Христовым и Новым годом. Дай Бог, что Новый год был
радостным и горе не повторялось! Чтобы вы все были здоровы и счастливы!
Я думаю – до скорой встречи у меня!
Целую, ваша Шура, Света, Толя. Извините, что так много писала. Наверное, очень тяжело
читать.
Всех обнимаю. Целуем много, много раз всех вас.
13.11.2000
Дорогая Надя-Федя и вся ваша семья!
Пишу вам второе письмо и плачу, слез не могу удержать. У меня большое горе.
Я тебе опишу постепенно, как все произошло. Дорогая Надя, ты знаешь уже из писем, что у
Верочки был муж, парализованный уже 5 лет и она его не хотела отдавать в дом престарелых.
Там очень хорошо за стариками смотрят, она его держала дома. Я ей говорила: и ему там
хорошо было бы, и тебе легче, ведь ты могла бы поехать на машине каждый день. Она смотрела
за ним 24 часа. Он был требовательный, и она почувствовала себя очень слабой. Она говорит
своему мужу, Николаю, что она должна пойти к доктору, проверить, что такое что она такая
слабая. Вот она и пошла к доктору, которого Толик рекомендовал. Доктор смотрел Верочку
(Светочку) и говорит: «Все нормально, вы работаете 24 часа без отдыха. Я ничего не нахожу у
вас, но на всякий случай пошлю вас на проверку». Где у Верочки нашли рак, который уже
перешел на печень. Но ничего не болело. Толик сразу послал Верочку к раковому профессору, а
сам пошел с ней как переводчик. Профессор смотрел ее и говорит: «Вам жизни только 2
месяца». Толя встал и говорит: «Вы не профессор, а дурак. Разве можно сказать больному так,
вы убили мою сестру». Конечно, профессор извинился перед Толей, когда узнал, что Толя тоже
не меньше грамотный. Толя послал Верочку в госпиталь, где лечат травами и еще чем-то, а сам
связался с Америкой, где уже лечат рак. Ему прислали медицину и положили в госпиталь
раковый. Начали лечить рак печени и применять химию –терапию. Как будто было лучше. Но
Верочка, как умер мой Жорж, мне звонила все 7 лет в 8 час вечера.
В этот день 14 января вечером она мне позвонила и говорит, чтобы я не волновалась, что с ней
все хорошо, что анализы все хорошее показывают, что печень лучше, кровь чистая. Чтобы я не
волновалась и шла спать, и она хочет отдыхать, уже 10 час вечера. На этом мы и расстались.
Я спокойно уснула, но в 3 час ночи Толя постучал в двери и говорит: ему позвонили, что
Верочка умерла. Она шла в уборную и по дороге подошел сгусток крови к сердцу. Тут
сообщили докторам, забрали ее в операционную, возились час, но спасти не удалось. Когда мы
с толей приехали в госпиталь, она лежала в кровати холодная. Здесь была ее семья и батюшка,
сын с женой и детьми и Толина жена с детьми, и мы с толей и молились. Так вот и похоронили
мы мою дорогую доченьку Верочку.
Дорогая Надя, ты не знаешь, какая она мне была хорошая ко мне. Вес люди плакали в церкви,
когда хоронили мою Верочку(Светочку). Я писать не могу, глаза от слез днем и ночью ослепли.
Я такого горя в своей жизни не имела. Она такая была умная и хорошая ко мне. Каждый вечер в
8 час звонила, а теперь моя радость ушла. Николай звонит мне и плачет. Дорогая Надя, я писала
тебе письмо, но не получила ответа. Хочешь ли ты, чтобы я тебе прислала одежду Жоржа, они
мне нужны, костюмы. Дорогая Надя, как мне тяжело расставаться с Верочкой. Какая она была
для меня хорошая.
Целую вас крепко, дай вам всем здоровья. Приезжайте когда-нибудь погостить и посмотреть
Австралию я буду рада видеть вас. Целую крепко. Шура.

8 июня 2000 г.
Дорогие мои Надя, Федя и вся ваша семья. Извините что так долго я не писала, нет сил взяться
за перо, чтобы описать мою жизнь теперь. Ох, как быстро проходит жизнь! Теперь только
вспоминаешь, что прожил и как живешь сейчас. А ведь долгие годы прожиты в плохое время, а
теперь вспоминаешь жизнь и думаешь – какая я в жизни была счастливая! Была молодая, муж
был очень хороший, дети были очень и очень хорошие, работа в Австралии была хорошая – 15
лет на одном месте. Усталости не чувствовала, а теперь все сразу ушло, старость наступила в
слезах.
Вот уже 3 месяца, как ушла в лучший мир моя дорогая Верочка, мой друг и дочь, и теперь меня
встречают люди, которых я даже не знаю, и говорят мне о Верочке, какая она была хорошая
среди людей, не только со мной. Верочка ведь звонила мне каждый день, когда умер мой муж, в
8 час вечера и говорила, что она не может заснуть, пока я не в кровати и она не узнает, как
прошел мой день. В этот последний день она меня уверяла, что все с ней хорошо, что все
анализы хорошие, и чтобы я спала хорошо, и она пойдет отдыхать. И меня уверяла, что я
уснула первый раз после смерти моего дорогого мужа. Вдруг кто-то стучит в дверь. «Мама,
мама, одевайся, это я – Толя». Открываю дверь, Толя весь в слезах - мама, одевайся. Меня
вызывали к Вере в госпиталь, и она умерла, вот только что, сейчас 2 часа. Мы старались ее
спасти, но увы, нам не удалось». Обнял меня, слезы льются ручьем.
А я думала, что случился инцидент с машиной одного из внуков. Оказывается, что сгусток
крови у Верочки прямо в сердце попал и спасти было трудно. Уже приехали в госпиталь все
родные были, и батюшка был, а я подошла к кровати, Верочка была уже холодная. Я только
сказала Верочкину сыну Саше, что нужно помочь, а он сказал, что все сделает сам. А мы с
мужем купили 2 могилки, так и похоронили рядом, в могилу с Жоржем, в мою могилу Верочку.
После того, как вы пишите, что полюбили и оценили нашу Верочку – это так и должно быть. О
ней плачут много и много людей, которые ее знали многие годы. Совсем незнакомые мне люди
подходят ко мне в церкви со слезами и рассказывают о ее доброте и отзываются, это правда, я
это знала и раньше. Что мы полюбили друг друга крепкой любовью навсегда. Но теперь, когда
она ушла в лучший мир, я не нахожу места, у меня глаза не просыхают от слез. Когда умер мой
Жорж, это было 8 лет тому назад, Верочка мне звонила каждый день и последний раз, я также с
ней разговаривала. «Мамочка, не волнуйся, со мной все хорошо». Это такой был человек, она о
себе не заботилась. Дорогая Надя и Федя, как ты знаешь или помнишь все время – как говорят –
то вознесет тебя высоко, то бросит в бездну без следа. Вот так началась с ней эта беда.
Теперь о Верочке. У нее жизнь была не веселая. У них были гости, Николай подошел к кровати
спать и вдруг упал – паралич, госпиталь. Вся правая сторона, рука и нога отняты. Верочка тогда
еще работала и каждый день с работы заезжала к нему в госпиталь. Так началась ее молодая
жизнь. Потом госпиталь – 30 км. Она забрала его домой. За больным ухаживать день и ночь –
это, конечно, очень тяжело. Вот это-то осложнило ее физическое здоровье. Да в добавок и
забота о маме каждый вечер звонить.
Теперь очень жалко, что Василий Федорович не сможет ко мне приехать из-за головы. Но я
думаю, что это пройдет, и мы скоро встретимся. Я кажется в прошлом письме писала номер
нашего телефона, я повторяю еще № 03.9.484.24.15. Это мой телефон. В письме следующем я
напишу больше, о чем вы только хотите, о нашем переезде и вообще о жизни. Задавайте
вопросы.
Надя, как ты себя чувствуешь, напиши. Ты писала, что не очень. Как здоровье всех?
Целую крепко, обнимаю всех.
Ох, как я рада, Надя + Федя , что мы встретимся. Шура.
31.10.2000
Дорогие наши Надя, Федя и вся ваша семья. Как вы там, дорогие? Если бы вы знали, как бы
хотелось вас всех видеть и как можно скорее. И почему так бывает – вдруг заболела наша
дорогая и очень любимая Надя. Вы не представляете, как я была бы рада видеть вас всех и
вдруг такое письмо – больная лежу в кровати, увидимся позже, приедет наш сын. Но вдруг
второе письмо – болит ужасно голова, лежит в госпитале. Но даст Бог будет все хорошо, и мы
увидимся. Я оплачиваю половину дороги. Мне все равно, кого я увижу раньше, все вы мне
дорогие. Но только я хочу обнять и целовать от радости до слез. Я думаю, Надя, ты себя
чувствуешь лучше, и я только узнаю из Москвы номер вашего телефона, я буду звонить.
Дорогие наши Надя и Федя и вся ваша семья, как вы наши дорогие и такие длинные годы.
Верочка вас нашла. Я и теперь не верю, что моей Верочки уже нет и я уже больше ее не увижу.
Ведь я была такая счастливая! Жорж был особый человек в жизни. Мне все завидовали, что я
имею такого мужа и таких детей. И такую работу в Австралии, я работала в офисе (конторе) на
проверки работы. В нашей комнате было –работало 32 человека на компьютерах. Это Россия,
Австралия, Америка, Англия. Это которая машины предсказывают погоду. И эти как точки
(карточки?) сохраняются много лет, если надо знать какая погода была в каком году, когда был
сильный ветер или война. Все написано и хранится на всякое время. Меня очень уважали на
работе. В общем было приятно, а с языком не трудно, потому что девочка была хорошая и
очень уважала меня и была привязана ко мне. А время прошло хорошее быстро, а теперь годы
пришли такие больные и всякие недомогания пришли. Вот например, пройти по главной улице
города. Был небольшой дождик. Я споткнулась и упала, села прямо на цемент. Да так больно!
Две женщины помогли встать. Было как будто все хорошо, а теперь начало болеть внизу
живота, да так больно, и ноги не хотят идти. Была на проверке, доктор очень хороший, учился
вместе с Толей хорошо. Завтра иду на проверку.
Дорогая Надя и Федя, я только и думаю о вас, и думаю о Наде, как она себя чувствует? Прошло
ее какое-то недомогание? Она еще ведь молодая! И Толя, что с головой – напишите подробно, а
я поговорю с Толей, а может поможем общими силами. А если на дорогу нужны деньги – будем
помогать все, что скажете, а я очень хочу вас видеть. Ведь люди приезжают. У меня дом
большой, и я живу одна.
Дорогие мои Надя+Федя и вся дорогая моя семья. Я не помню имена ваши, напоминайте. Как
здоровье ваша всех? А если кто хочет приехать, рада вас видеть. Чем могу, тем помогу. Как
здоровье? Целую крепко-крепко и обнимаю всех. Вы не знаете, как вы мне дорогие. Ваша
Шура.
Очки тоже никак не соберусь поменять. Мое горе, что я потеряла Верочку, такую хорошенькую
доченьку, Верочку.
Целую крепко сто раз.
Ничего нет на свете секретного. Вообще я прожила жизнь интересно и радость, кончалось
очень печально. Вот например, мой дорогой муж и друг, с которым я прожила долгие годы,
умер.
BUREAU OF METEOROLOGY ( с октября 1974 г.)
5.12.2000
Здравствуйте, мои родные и дорогие и любимые Надя и /Федя и все ваши родные, а имя я как-
то всех не помню. Целую всех, крепко обнимаю и целую со слезами на глазах, что вы так
далеко от нас. Но я думаю, что мы когда-то встретимся у меня. У меня дом большой, и я могу
еще встретить вас. Я вас всех люблю и все вы мне дороги. Я читала ваше письмо, переживала.
Что такое у вас? Наденька и Федя, что-то не так. У тебя, Наденька, поджелудочная железа. Я
говорила с Толей, он сказал – надо обратить внимание. И у сына голова болит, тоже что-то не
так. Мой Толя говорит – каждое начало легче лечить. Пишите название лекарства, мы вышлем
сразу же. мы знаем, что у нас есть все. И мы вышлем. Надя, скажи Васе, если ему не лучше,
пусть позвонит нашему Толе, а может поможет. Мой телефон 9.484.24.15, ему звонить надо
вечером.
Моя жизнь – на похороны без конца. Наши годы подходят. Я еще ничего, в доме управляюсь с
делами. И в добавок хожу клубы – Английский, Русский, где встречаюсь с русскими, недавно
приезжали из России. Хожу раз в неделю, к нам приходят доктора, рассказывают, как в наши
годы себя держать и что кушать. Знаем, как вы живете, что жалованье не выплачивают
месяцами. Но наши русские привыкли к этому и как-то не переживают. Не горюют.
Сейчас у нас проходят праздники Рождества и температура доходит до 30 градусов. Но это
неплохо. У нас в доме есть, чтобы сделать в доме прохладно, и нам не страшна жара. В общем я
живу материально хорошо, только в одиночестве. Дети хорошие, зовут к себе жить, я не хочу. И
Вера звала, и Толя зовет, но мне дома лучше. Но только очень скучно в доме. Бывало, что
телефон без конца звонил и кто-то заходил. А теперь Верочки нет и Жоржа нет. А посторонние
это чужие. Поговорить есть с кем, а посоветоваться не с кем. То ли была молодость. Так рви
цветы, пока цветут, а не сорвешь, так сам поймешь – завянут все они. Это я говорю к тому, что
надо брать от жизни все, что можешь. Все равно ведь жизнь на жизнь ты не умножишь. Дважды
жить не суждено.
Мои глаза очень испорчены, буквы все двоятся. Собираюсь пойти в клинику поменять очки,
тогда буду писать чаще и лучше.
Мои дорогие, Надя и Федя, а пока до встречи все родные и дорогие наши все. Как я рада, что
Вера это для меня сделала.

Целую всех крепко, крепко, крепко и рада, когда имею от вас письмо. Шура, Толя и все. Целую
крепко.

03.07.2000 г.
Дорогие Надя и Федя и вся ваша семья, привет из далекой Австралии!
Целуем крепко-крепко вас всех и обливаем слезами радости, что я еще могу сделать это.
Извините, что давно не писала вам писем, мне очень трудно взять перу в руки. Хочется все
сразу описать – такие длинные годы. Начинаешь одно, а кончаешь другим. И получается
неразбериха. Я вам опишу, как получилось у нас с Зиной, а постепенно и о другом, чтобы было
вам понятно, ведь годя прошли очень и очень длинные, начиная с 1937 г, а сейчас 2000 год.
Пишешь о всем забытом, прошлом, а больше, а теперь надо подумать и вспомнить. С чего
начать? Итак, с чего начать? Итак, мой Жорж был очень хороший в жизни муж, друг, когда мне
предложил выехать из России в сторону более спокойную – в Польшу. Тут Зиночка предложила
свой взгляд. Ведь меня на работу ни брали ни куда, об этом узнала моя сестра Зина. Она
сказала, что одну меня не пустит никуда. Она поедет с нами, а ведь у меня маленькая Света, а
дорога неизвестная куда. Но мой Жорж был решительный. Он сказал, что пойдет поговорить с
моим папой. И разговаривая, пришли к заключению. Что папа даст Жоржу 2 колеса и гарно. А
Жорж сделает коляску, возьмем все необходимое, выедем в Польшу от бомбежек временно. А
тут Зина сказала, что она поедет с нами временно, а потом вернется домой, ведь город был
обставлен патрулями и афиши были развешены везде. Так или иначе вся молодежь будет
забрана в лагерь.
Зина поговорила с мамой и папой, и ночью все тронулись в путь. Я и мой муж Жорж закрыли
дом, попрощались с родными, и с Зиной выехали на станцию. На станции был поезд, который
шел в Брест-Литовск. Мы хотели выйти с поезда, к нашему вагону подошел немецкий офицер.
И стал нас уговаривать ехать в Германию к нему домой в его семью и жить на ферме, пока все
пройдет, война. Нам он показался серьезным человеком, а Зина говорит – где ваш дом? Он
написал ей адрес. Она прочла и говорит – я одна поеду. А они пусть останутся в Брест-
Литовске. А если мне не понравится, я приеду сюда, и мы решим, что делать. Но так как в
Германию ехать - надо было пройти карантин, дезинфекцию. Он сдал ее пройти дезинфекцию.
И что через 2 дня он получит от его семьи, что она у них в доме и все в порядке. Но было не
так. А мы со станции вышли в город и вдруг встречаем одного молодого человека, знакомого.
Он говорит, что у него 2-х этажный дом, на 2 этаже 2 комнаты пустые. Что мы можем временно
занять, пока получаем разрешение поехать к Зине и жить на ферме.
Но получилось иначе. К нам пришел весь нервный офицер, он утерял, как он говорил. Он
сказал (дочь) может она вернулась к нам. Вот здесь и началась наша тревога. Я стала очень
переживать. Но так как мой Жорж был очень серьезный человек, он сказал, что он не может
видеть мои слезы, он должен искать работу в лагере. Она будет искать нас в лагере, я буду
искать работу в лагере. И Жорж устроился в Бресте на воротах закрывать и открывать,
пропускать машины. Подружился с начальником лагеря, рассказал начальнику, что его жена
(это я) очень больна, потеряла свою сестру и они ищут ее всюду, кто знает, сообщить в лагерь
такой-то. И однажды пришел к нам начальник лагеря с письмом от Зины. Она работает в
немецком лагере Пейскратшам, выдает инструменты рабочим. Жорж сказал, что он поедет и
привезет к нам ее. Мне люди сказали, что не имеешь сестру, и мужа потеряешь. Но он сказал,
что он поедет, он не может видеть мои слезы. И взял фунт масла, 1 литр водки, это он выменял
на мое платье и поехал в лагерь с письмом от начальника своего лагеря, где работал. 4 дня я
получала известие, как дела идут. Он связался с доктором (русский был в лагере). Доктор
написал, что у нее воспаление среднего уха и очень серьезное. И ее отдали Жоржу, как
больную. Это стоило 1 фунт масла и он привез к нам Зину, а так как работал он в Бресте в
лагере, то нам дали комнату и кровати, обеды, хлеб, чай, кусочек масла. Честохов – очень
красивый город, на горе церковь, где икона – матерь Бога плачет, и утром стоят тысячи людей,
молятся и плачут, и мы пошли молиться. Молимся и разговорились. Нам говорят, что здесь есть
русский комитет, где русским помогают. Мы пошли в русский комитет, встретили из России
мужа с женой, которые пришли хлопотать о выезде в Варшаву. А я Риточке очень понравилась,
она давай просить, чтобы ее муж забрал нас к себе в квартиру. Дал матрац на пол, и мы ждали,
пока нам дали место в вагоне – билет на Варшаву. Риточка называла меня мамой, и так
привязалась ко мне. Они родились в России, они жили в Ленинграде, когда начался голод и ее
мама умерла с голода. Риточка пошла искать, чем покормить маму, идет по улице, смотрит на 2
этаж. Мужчина кушает хлеб. Она стояла на улице, показала ему, что хочет хлеба. Он вынес ей
хлеба. Она назавтра опять пришла и смотрела на окно, а мама умерла. Он вышел и вынес хлеб и
поговоря, предложил ей уехать за границу. Вот они пришли брать билет для себя и на
машину(?) платформу. И мы встретились с ними и уехали из Ченстахова в Варшаву. Вот так мы
продолжали с ними нашу дорогу дальше, пока мы их не бросили. А бросили мы их потому к их
машине …рашды…, спасая свою жизнь
Один раз наш инженер поехал на станцию, а настоящий был один мужчина и просился в дом
поспать, наш инженер сказал, что он его возьмет и привел в дом, а он оказался тайным агентом
и позвал немцев. Сказал, что мы неизвестные люди. Немцы стали нас допрашивать, нам это не
понравилось и мы решили от них уйти. Мы им отказали в дружбе и уехали в Марокко и Зина
познакомилась с мужем и осталась в Германии, а потом уехала в Австралию. А мы уехали в
Марокко. Мы жили 8 лет в Касабланке, пока французы не стали угнетать арабов. Например,
если вы араб, а я француз и работают одну и туже работу, вам платят полцены, а я француз –
мне -1 доллар. Арабы рассердились, одевались в халат, а в кармане бутылку с керосином. При
встрече на улице улыбались и обливали керосином, спичками зажигали и француз бежал и
горел. Мы видели, что хорошо с этого не будет и мы решили уехать к Зине в Австралию. Зина
имела свой домик и нас встретили радостно. И в первый день я хотела посмотреть Австралию,
пошла на улицы пройтись по городу, а впереди идет народ и сворачивает в дом большой. Я
думаю – зайду, посмотрю, что внутри. Открыла дверь – сцена. На сцене человек, держит стул
зеленый, бархатный и что-то говорит. Люди поднимают руки. Вдруг ко мне подходит
интересный мужчина и на русском языке говорит - на каком языке вы говорите? Я вам
покупаю этот стул в знак знакомства и как мужчина я вам занесу домой. Здесь женщины не
ходят по улице со стульями.
Приходим домой, муж сидит на стеле, а дети лежат на матрасе. Познакомила с Жоржем. А он
говорит, что так жить нельзя, в субботу пойдем покупать дом. А Жорж говорит – мы только
приехали и у нас нет денег, и я не говорю по английски. Работы нет и денег нет.
Он говорит: «А я вот одолжаю на депозит, в субботу пойдем купим дом. Меня зовут Юра».
………………….
07.09.2000
Дорогие мои Надя и Федя вся ваша семья. Так хочется знать, как ваша –Надя и Анатолий –
здоровье. Что-то нет писем от вас. Я послала вам письмо, Анатолия на Надин адрес. Я думаю.
Я ударила висок дверью маленького шкафчика, подвешенного в метр величиной. В весок очень
сильно, в течение ночи весь глаз стал черный и щека, ничего не видать. Пролежала в кровати 2
дня. Сейчас хожу в черных больших очках, как будто чернота постепенно проходит. В мои
годы надо быть аккуратно к себе. Всякое может случиться.
Была у доктора, он сказал, что глаз не плохо. Через 2 недели будет все хорошо. Мне кажется, в
жизни всякое случается, когда не ждешь. Слава Богу, что так получилось, не хуже. Сейчас вся
Австралия быстро готовится к олимпиаде, она будет проходить в городе Adalaida. Но и у нас,
Мельбурне, это чувствуется. Приезжайте, буду очень рада.
Как здоровье Нади и Толина? Дом большой, буду очень рада видеть вас всех. Чем могу, помогу
очень. У нас сейчас холодные дни, ветер, но в доме тепло. Жаль только, что Верочки нет. Это
все получилось так неожиданно, я и теперь не верю, что ее нет. Она ездила на машине очень
хорошо. Очень хорошо было бы посмотреть нашу Австралию. Мы живем очень близко около
транспорта. И машина есть у внуков. Я думаю, вы будете довольны посмотреть страну и нас,
конечно. Мы поможем во всех отношениях.
Так продолжаем. Из Польши мы едем в Германию в город Кассиль, в лагере неплохо.
Рождество, я устраиваю детский концерт. Ставлю «Ворона и лисица» живем в школе, тут же
строим сцену, помогают немцы. В зале нет стульев, люди и дети стоят я провожу деток, вдруг
набрасывается на меня женщина. Это была дама, мать девочки, у которой была одна нога
короткая. Здесь появилась… из русского комитета в мою защиту и после концерта забирают
нас из лагеря и дают нам комнату при русском комитете. А тут в Марокко можно ехать по
контракту. Садимся на маленький самолет и едим. Жорж как слесарь. Приезжаем в Касабланку.
Жорж не слесарь, а водопроводчик, и не хочет работать слесарем. Пошел искать по
специальности работу. Хозяину кто-то сказал. Хозяин вызвал Жоржа и сказал, чтобы мы
выбрались за 2 дня. А там была русская церковь, мы пошли просить у батюшки помощь.
Местечко называлось Вурназель, недалеко около церкви батюшка говорит – попробуйте
посмотреть что-нибудь там. Мы и пошли в лагерь. Там были бараки, жили хорошие люди –
старые эмигранты. Например: миллионер с семьей. Инженер с семьей, молодежь работающая.
И встретился молодой парень, который должен идти в госпиталь на 2 недели на операцию. Он о
говорит: «Займите мою квартиру, а за 2 недели что-нибудь найдете». Мы так и сделали. Жорж
пошел на станцию, нашел большой ящик, пристроил еще одну комнату и поселились. Начали
устаиваться, одолжили денег у батюшки. Жорж нашел работу, а я познакомилась с женой
инженера, и я стала около нее подрабатывать. Так начали жить во Франции –Марокко. Этот
молодой человек, который дал нам квартиру, во время операции умер. Мы устроились на
квартире в лагере было не плохо. Деньги, что одолжили в церкви, отдали. Верочка пошла в
школу. …починять. Я у жены подрабатывать, заводить знакомства с людьми и подрабатывать,
изучать язык понемногу.
Но французы с арабами делали плохо. Например, если 2 мужчины работали одну работу, то
если мой Жорж получал 1 …-, то араб получал бы 50 франков. Нам поэтому пришлось
подумать куда-то уехать из Марокко. Мы и вспомнили Австралию, где Зина вышла замуж и
осталась жить с мужем. А мы переписывались. Я написала письмо, а она говорит- приезжайте, я
очень хочу вас видеть. И мы решили переехать в Австралию к Зине временно. Конечно, дети
спали на полу. Нас Зина встретила очень радостно. Но я была что-то недовольна. На 3-й день
проснулась и хотела посмотреть, что из себя представляет из себя Австралия. (дальше повтор
описания, как ей мужчина принес домой к Зине стул)
09.08.1999
Здравствуйте, дорогие т. Надя и д. Федя!
Мама получила ваше письмо в тот день, когда она вернулась из госпиталя после операции глаза.
Это была операция второго глаза. Когда мама имела операцию первого глаза, надо было
закапывать капли в глаз 4 раза в день. Я маму просила пожить у меня 2 недели, пока все заживет,
но она не захотела. А уговорить ее иногда очень тяжело, даже невозможно. Получилось
осложнение, и Толя с сразу поместил ее в глазной госпиталь, где надо было лечить рекну, не знаю,
как это по - русски, это с задней стороны глаза. На это раз Толя устроил так, что она первые дни
после операции осталась в госпи-тале на 3 дня. Потом 2 раза она сама закапывала, а другие 2 раза
в день я.
Сегодня она опять с Линдой поехали к глазному на проверку глаза. Какой будет результат, не
знаю. Пока что было все хорошо и с предыдущего, когда я говорила с доктором, то через 6 недель
маме пропишут очки для чтения.
Мама думала, что глаза будут как у молодых, и очки не будут нужны. Сейчас она видит маленькие
трещинки на стенах и морщины на лице, это уже очень хорошо.
Т. Надя, спасибо за фотокарточки, мне кажется, что Вася и мой брат Толя очень похожи. Толя
тоже давно тому назад имел усы, и кажется тоже такие же. Дорогие т. Надя и д. Федя, не
подумайте, что я вас приглашала приехать в Австралию необдуманно. Это не так. Очень хотелось
бы встретиться с вами, пока мы все живы.
Мама сама поехать к вам не сможет, она уже очень старенькая, а мне поехать с ней невозможно. У
меня муж имел паралич левой стороны тела, когда ему сделали (кет-скен), то показало, что ¾
мозга повреждено. Через 3 дня после первого удара он имел второй удар. Толя все время был
связан с докторами, которые следили за прогрессом Николая болезни. После 2 удара было сказано,
что он может умереть, стать слепым и глухим и ходить он никогда не сможет. После 3 недель мне
было сказано, что он будет отослан в больницу хроников. Мне дали список больниц для хроников,
чтобы я могла выбрать 3 и где освободится первое место, туда его и поместят.
Как это не удивительно, при таком сильном ударе он не забыл ни один язык (английский, русский,
иранский и др.), на которых он только говорит.
Я добилась к профессору, который делает … в отрасли ударов глаза в надежде, что я найду
причину и может быть какое-нибудь улучшение для Николая. Когда профессор посмотрел, он мне
сказал, что нет ничего, что могло бы помочь вашему мужу. Устраивайте вашу жизни и берите все
в свои руки. После 10 месяцев в больнице хроников, куда я ездила почти каждый день, я заметила,
что левая нога, которая не двигалась, вдруг приподнялась на 1 или 2 см. Но это недостаточно, т.к.
это могло быть от рефлекса, а не по команде мозга. Сейчас он немного ходит и уже 4 года, как
живет дома. Дом имеет все приспособления…..
26.10.1999
Здравствуйте, дорогие наши и родные Надя и Федя, и вся ваша семья. Как радостно и случайно мы
получили от вас весточку! Это благодаря Светочки. Она очень умная женщина, я думаю, что если
она поправится, то мы, конечно, встретимся в скором будущем.
У меня большое горе, одно за другим вяжется. Дорогая Надя, ты, наверное, знаешь из Вериного
письма, что мой дорогой муж Жорж, который был особенный человек, большая умница и на все
руки мастер, я прожила с ним почти 60 лет, не зная горя. Когда он взял у нашего папы гарно и
сделал коляску и продал на базаре за мешок муки, я здесь почувствовала, что он будет хороший в
жизни тоже. Но я не думала, что мы так уедем далеко, когда мы погрузили коляску и приехали на
станцию, стоял товарный поезд, и мы вошли в вагон. Он тронулся, а куда мы не знали и приехали
в Польшу. Вдруг кто-то постучал в двери, это был немец (офицер) и говорит, что он хочет
русскую девушку, которую он хочет послать к себе домой, чтобы она учила языку его детей…
(дальше идет текст, который 1 к 1 написан в другом письме, все повторяется)
…Сын Светочки переходит в ее дом, чтобы смотреть, когда она прийдет из госпиталя. Они жили с
ней 7 лет после свадьбы, все было хорошо, пока купили свой дом. Свой дом будут арендовать
(сдавать в аренду?).
Целую крепко всех. В следующем письме напишу, как мы попали в Австралию. Еще раз очень
рада, что получила от вас письмо.
Целую крепко-крепко, все будьте здоровы. Пишите и я буду писать.
Целую много-много раз. Шура.
07.09.1989
Добрый день, дорогая наша Надя!
Прошло много лет, как я имела пару слов от тебя. Я не знаю, почему ты мне не ответила на мое
письмо. Я не знаю, чем я тебя обидела. Мне так хочется знать о вас, как вы живете и ваше всех
здоровье?
Мы, слава Богу, живем хорошо. Имеем внуков, сами стали старенькие, но чувствуем себя не
плохо. Нашей Светочке уже 54 года, если ты помнишь ее маленькой. Ее сын 27 лет женился на
русской девочке. Я думаю, что скоро буду прабабушкой.
А нашему сыну Толе вчера исполнилось 44 года (7 сентября). Мы были вчера у него на именинах.
У него 2 сына, очень хорошие дети.
В общем мы очень скучаем, хочется знать обо всех вас. Как вы? А также видеть вас. Многие
приезжают погостить, встретиться со своими родственниками или просто знакомыми.
Дорогая Надя, напиши хоть пару слов. И если я получу, я тогда напишу тебе больше.
Целую крепко всех вас.
Никогда не забывающая вас Шура и Жорж.
26.10.1999 (письмо в Кропоткин)
Дорогой Анатолий! Вам пишет тетя Шура, потому что Толя сейчас уехал на конференцию в
другой город с женой. Я не знаю, как долго он там будет. Как только он приедет, я передам ему
ваше письмо. Он по - русски не читает, а говорит хорошо. Он родился в Германии, а вырос в
Австралии. Поэтому хорошо знает английский язык. Он работает доктором, женат. Имеет хорошее
образование, он окончил университет как доктор. Работал 4 года, ему не понравилось. Он окончил
еще раз на гинеколога, был в операционной 3 года, ему не понравилось. Он окончил на психолога,
женился и уехал в Лондон и пишет мне письмо – Мама, я опять учусь. Линда работает. Курс 4
года, очень трудный. Не все доктора проходят, а я постараюсь. Это работать при операциях как
анастезиолог и вдруг через 4 года я прошел хорошо на гонар? И мы приезжаем домой. А теперь
они живут в Мельбурне и я его спрашиваю – как тебе нравится, когда тебя будят ночью? От
говорит – о мама! Ты не понимаешь, когда человек после операции полумертвый,и я его приведу в
состояние, и он открывает глаза и улыбнется мне. Это моя жизнь. Он работает очень много и
живет хорошо. Жена его автралийка, имеет 2 сыновей, Андрея 24 года. Он окончил музыкальную
консерваторию, играет на саксофоне, кларнете, пианино. Пишет музыку, преподает и управляет
оркестром. А второй – Степан 20 лет, начал учиться тоже. В университете тоже музыки и общее
образование, на 2 курсе. Очень хорошие молодые парни. Часто бывают у меня. По - русски они не
говорят, поэтому мне пришлось учить английский язык, чтобы держать семью вместе.
У меня сейчас большая неприятность, моя дочь Светочка очень больная, лежит в госпитале. Она
имеет одного сына, он микробиолог, окончил университет и работает. Ему 37 лет, изготавливает
медицину на лекарство на всю Викторию (район Мельбурна). У Светочки мужа парализовало 6
лет тому назад. Она его поместила в дом для хроников. Сейчас сын ее перейдет жить к Светочке с
женой, двое детей, жена. Будут досматривать Светочку. Вот так бывает, когда не ждешь. А жили
они очень хорошо. И вдруг все пошло. Стоит ли работать и богатеть? Не лучше ли жить и
наслаждаться, беречь здоровье. А так, как Светочка смотрела за больным мужем, смотрела 24 часа
днем и ночью 6 лет, а теперь сама попала в госпиталь и наверное очень больна. Все делают
анализы, узнают почему она чувствует так слабо.
Анатолий, извините, может это вас не интересует, что я написала. Но у меня такое понятие, что
это вам все будет интересно, как мы живем в Австралии. Я думаю, мы когда-нибудь встретимся.
Приедет Толя с конференции, я ему расскажу, что есть у него брат, и он напишет вам сам с моей
помощью.
Целую вас и всю вашу семью.
До скорой встречи. Зависит от состояния здоровья Светочки.
Вам большое спасибо за письмо. Радость до слез. Ваша тетя Шура. Целую всю вашу семью.
27.03.2000
Здравствуйте, мои дорогие Надя, Федя и вся ваша семья.
Мои дорогие, далекие, нот очень близкие моему сердцу и очень родные. О! как бы я была бы рада
всех вас обнять и прижать к своему сердцу и сказать громко, мои родные, как я вас всех люблю.
После того, как вы пишите Повтор…. (в других письмах это уже есть!)
05.10.2000
Здравствуйте, мои родные Надя, Федя и вся ваша семья. Что-то от вас нет весточки давно, как
ваше здоровье? Надя, как твое здоровье? Федя писал…
Верочка устроила Николая в Нярмнгхом (Нярсингхом)….
Теперь я, как только 8 час, так я сажусь на стул около телефона и плачу. Жду от нее звонка по
привычке. И вся ночь проходит не спокойно, на утро встаю совершенно больная. В очках ничего
не вижу.
Я жду племянника, твоего сына. Надя и Федя, напиши, чем я могу помочь. Я на все согласна.
Повтор….(в других письмах это уже есть!)
22.04.2000 (открытка)
Дорогие мои родные Надя-Федя и все ваши дети. Христос воскрес! Поздравляю вас, детей и
внуков с наступающим праздником Святой Пасхи и желаю вам как можно лучше встретить этот
праздник. Да хранит вас Господь! Целую троекратно, Воистину воскрес!
Искренне поздравляю вас с торжественным праздником святой Христовой Пасхой. От души
желаю вам всем доброго здоровья, радости, счастья и благополучия. Да благословит и сохранит
вас Иисус Христос.
С Пасхальным приветом и глубоким уважением, Христос Воскрес. Целую крепко.
Какой одинокой тяжело быть одной. Особенно мне тяжело быть без Верочки потому что она была
моя дочь и друг. Она мне звонила каждый вечер в 8 час 8 лет, как умер мой Жорж. Она последний
раз позвонила и уговаривала, что хорошо себя чувствует, и я заснула спокойно, первый раз……
Повтор…(в других письмах это уже есть!)
Похоронили Верочку 17 января 2000 г. С тех пор я не живу спокойно. Я все плачу по ночам. Но
живу в своем доме. Хоть очень хотел, чтобы я жила около Толи.
Вы писали, что хотел приехать в Австралию ваш сын. Надя, я жду, когда он приедет. Посмотрит,
как я живу. Мы все хотим. Мы будем очень рады. Пишите, будем встречать и все хотим видеть.
Ваша Шура.
17.12.2000 (открытка)
Дорогую Надю, Федю и всех наших поздравляем с наступающим Новым (2001) годом!....
По желанию Толи я была направлена у доктора специалиста. У меня болят ноги. Взяли кровь на
проверку, хорошая. Рентген проверили – все хорошо. Значит, я здоровая, но только старая. Значит
еще поживем.
Меня мучает только – почему Жорж и Вера ушли раньше, чем я? Это меня мучает, я все думаю о
них. Ночами не сплю, слышу голос их. Разговариваю с ними.
Как хорошо Вера сделала, что нашла вас! Я думаю, что скоро увижу кого-нибудь. Я часто хожу в
клубы и уезжаю на прогулки. Вижу всю Австралию. Она красивая, зеленая страна, с большими
высокими домами. И народу очень много, разного – особенно с других стран. Китайцы, японцы.
Жизнь хорошая. Лето теплое. Зима холодная, а снегу нет.
Целую. Шура. Целую крепко-крепко. Обнимаю и хочу видеть!
Надя, как себя чувствуете? Федя и ты, и сын ваш, не помню, кажется Толя?
Наш Толя сейчас очень занят, пред праздниками работает поздно и очень усталый. Но он это
любит, говорит, что это его жизнь. Живут хорошо. Его сын Андрей уехал вокруг посмотреть.
Сейчас в Нью-Йорке, и поехала его Марита?, только встретились. Я получила от Андрея письмо.
Очень довольные.
Целую крепко. Извините, что плохо написано без очков. Скоро будут очки, буду писать. Будьте
здоровы.
30.?1999 (открытка)
Дорогая наша Надя –Федя и вся ваша семья. Поздравляем вас с Рождеством Христовым! и Новым
(1999) годом.
Искренне желаю вам мира – душевного, здоровья телесного, счастья небесного и всех земных благ
на многие годы! Да благословит и во всем поможет вам и вашему семейству Рожденный Сын
Божий, Иисус Христос!
Дорогая Надя и Федя, вы не можете себе представить, с каким удовольствием мы все вспоминаем
и радуемся, вспоминая о вас в эти дни.
Верочка, больная, говорит, чтобы вы не думали, что это невнимание. Нет, она серьезно больна, но
Толя старается ей помочь. Он связан с Америкой и как будто что-то она чувствует сильнее. Но это
еще неизвестно.
Дорогая Надя, я имею костюмы, оставшиеся от мужа. Если хочешь – я пришлю тебе. Вера сказала,
что раньше, чем сделать, чтобы я спросила у тебя. Они мне теперь не нужны, а тебе может
пригодятся. Ведь у тебя есть мужчины, да и женщины тоже есть. Вера тогда мне поможет все
организовать, и Толя. Ведь я уже не та, которая была. Годы, и переживание одно и другое, сбило
меня с пути.
С пожелание радости и благополучия к вам, с большой любовью к вам всем.
Как мне хотелось еще встретиться с вами. Да хранит вас Бог.
Целую много-много раз. С любовью целую Шура

Дата написания письма Примечание


1 07.09.1989
2 09.08.1999
3 26.10.1999 2 шт?
4 30.12?1999 Открытка
5 27.03.2000 Повтор текста
6 22.04.2000 Открытка
7 10.05.2000 Повтор текста
8 08.06.2000
9 03.07.2000

1 07.09.2000
0
1 05.10.2000 Повтор текста
1

1 31.10.2000
2

1 13.11.2000
3

1 14.11.2000
4
1 05.12.2000
5
1 17.12.2000 Открытка
6